Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.9. горящие головы


квест 6.9. горящие головы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Квартира мисс Вудроу, затем городская больница, кабинет дежурного врача. Три часа пополудни, два часа до Апокалипсиса. 23 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Мисти Джевел, Триша Оз, Джоэл Готорн, Патти Вудроу

Господин Мор и его очаровательная сестра сделали всё, чтобы вирусам и неизведанным болезням в Виспершире некогда было скучать. Генерируемые инфекции распространялись по всему городу, оседали на животных, любимых шляпках и начищенных ботинках, просачивались сквозь приоткрытые форточки и заметали подоконники. Некоторые вирусы застревали в печных трубах.
У мисс Вудроу была шикарная просторная квартира с самым настоящим камином, уход за которым призраку осуществлять не с руки. Решив, что пора бы прочистить дымоход, Патти обратилась к профессионалу - вызвала великолепную Тришу Оз. Спасительница труб и любимица фонарных столбов явилась на вызов немедленно.
Живущая по соседству Мисти зашла, чтобы взять Малыша на прогулку, но задержалась поприветствовать напарницу по приключениям. Триша вынырнула из камина вместе с облачком сажи. Когда чёрная пыль осела на ковёр, собравшимся повезло увидеть уникальное явление - голова Триши горела. В самом прямом смысле. Языки пламени облизывали пряди, не обжигая, однако вызывали у сторонних наблюдателей непреодолимое желание окатить девушку водой, засыпать песком или познакомить с огнетушителем. Через несколько мгновений то же самое приключилось с причёской мисс Джевелл. Ещё через несколько минут обе девушки стали наперебой икать, крайне развеселив добрейшего сенбернара. Героически взяв себя в эктоплазменные руки, мисс Вудроу повела обеих помощниц в больницу.
Доктор Готорн, сменивший травматолога на посту дежурного врача, был рад таким необычным пациентам. Теперь ему предстояло отчаянно изображать лечебную активность, не помогая при этом девушкам в действительности. В конце концов, не каждый день представляется возможность понаблюдать за эволюцией собственных изобретений.

Очерёдность: Патти Вудроу, Триша Оз, Мисти Джевел, Джоэл Готорн.
Напоминаем, в течение первого круга написание раньше своей очереди только приветствуется.

P.S. большая просьба постараться заразиться за один круг отписи, чтоб быстренько перескочить на городскую больницу и вплотную заняться симптомами.

+1

2

Свежим морозным утром декабря двадцать четвертого числа симпатичная призрачная девочка Патти Вудроу никак не могла определиться, какую коллекцию ей стоит продолжать собирать: то ли фарфоровых бегемотиков, то ли вязанных солдатиков. Что, в общем, означало только то, что первые займут почетное место на каминной полке и будут увеличивать численность, а вторые отправятся в кладовочные закрома на ближайшие две недели. Вполне возможно, что по истечении данного срока мнение Патти поменяется, если конечно это не случится уже завтра.
Оба войска прибыли из тюрьмы стеклянных шкафов и выстроились в две шеренги на широком столе в гостиной. Патти придирчиво обозревала их и тихо бубнила: Амнистирован, подходит, этот вот красивенький, принят, а у тебя голова отвалилась!
  В конечном итоге победили солдатики, военная справедливость восторжествовала, и мисс Вудроу принялась тщательно выстраивать шерстяные ряды над камином по росту, и чтобы соответствовало скороговорке: Каждый садовник желает знать, где зарыт покойник.
  Кто-то спросит, какой же цвет должен быть на букву «П». А никакого! – ответит Патти, потому что на букву «П» солдатик должен быть Последний.
  Вдруг солдат на букву «П», не устоял на шерстяных ногах и, растолкав товарищей, полетел вниз, умудрившись приземлиться не рядом, а внутри камина. Привидение по фамилии Вудроу полетела за ним и, оказавшись головой в камине, вдруг решила полюбопытствовать, поднять голову и посмотреть, что же находится в дымовой трубе. Лучше бы она этого не делала, потому что труба, кажется, собрала в себя всю черноту, грязь и скорбь мира. Кажется, раньше она вообще не замечала, что в ее собственной гостиной находится камин, воспринимая его лишь как полочку под милые сердцу сувениры, а тут он вдруг разверзся черным провалом на самом видном месте, как целый вход в Нарнию. Похоже, его еще и чистить надо.
– Аууу! – как в темный лес отчаянно прокричала Патти. В ответ тонкой струйкой ссыпался мелкий пепел (пролетев прямо через нее, между прочим!) и девушка понеслась вызывать самого нужного в этот момент мастера, попутно радуясь, что с очаровательным мастером еще и поболтать можно будет. Надо бы слетать в магазин за печеньем, - размышляла радостная Патти, позабыв о жаждущих ее внимания солдатиках. Потом сразу же можно будет разжечь камин с прочищенной трубой, чего тянуть-то, ведь не просто так она его решила чистить. Эх, заживем с Малышом, будем каждый вечер камин топить.
  И в мыслях юного привидения уже закрутились ярким калейдоскопом картинки, изображающие толпы гостей, которые пожелают провести зимний вечер у жаркого камина за разговорами, печеньем… И глинтвейном! Надо будет варить глинтвейн. – решила Патти. Ведь подпитые гости намного разговорчивее и смогут поведать тучу разных сплетен.

Отредактировано Patty Woodrow (17.01.14 14:24:59)

+4

3

Нельзя было не заметить, что сегодня ничем не отличалось от вчера. Более того, сегодня ничем не отличалось от любого другого рабочего дня, и Тришу, избалованную всяческими приключениями, повестками в суд и поисками пропавших хомячков, сей факт настораживал неимоверно. То ли она ищет где посеять добро и причинить справедливость не в том месте, то ли добро и справедливость не в том месте ищут уже ее. Оба варианта означали катастрофу. Оз была близка к разрушению шаблонов, легитимному дисбалансу, коты уже начинали методично опадать с деревьев, стоило ей приблизиться и лишь любимая работа по-прежнему оставалась любимой, что, впрочем, не умаляло того ужаса, который испытала Зидекиэль, в разгаре рабочего дня вспомнив, что Дудвин остался дома в клетке. Она бы вернулась и покормила несчастного хомячка и, возможно, наскоро сшила бы ему миниатюрный цилиндр или подыскала хомячиху, но примерзший к фонарному столбу цилиндр в, казалось бы, неплохую и очень даже солнечную зимнюю погоду, был категорически против. Вредный головной убор не желал отдираться от столба весь обеденный перерыв.
Вселенная была против Триш, определенно. И все равно Оз ее любила.
Внезапно появившийся звоночек о помощи дал Патриции смутную надежду на то, что вместе с каминной сажей удастся вычистить и черную полосу, а Дудвина покормит соседка. Поправив покрывшийся изморозью цилиндр, Триша укоризненно посмотрела на ставшие матовыми от мороза пуговицы на ее любимом рабочем костюме и, целомудренно прикрыв их стремянкой, зашагала к мисс Вудроу, следуя голосу долга. Долг прямо-таки кричал о том, чтобы его выполнили и причин для отказа Триш не видела категорически.
Таблички с номерами на домах отсвечивали на солнце: неудивительно, что Оз сначала постучалась в соседний дом, попутно вычистила и без того приличного состояния камин и сняла с книжного шкафа любимого кролика хозяйки, и лишь потом вспомнила, что ошиблась домами. Не теряя времени, девушка перемахнула через изгородь между дворами и, в два счета взлетев на крыльцо, весело и бодро постучала в дверь малость окоченевшим кулаком.
Ожидая, пока ей откроют, мисс Оз вспомнила еще одно, немаловажное обстоятельство: из того, что она знала (а знала она достаточно), мисс Вудроу была никем иным, как призраком, следовательно, отличалась определенной степенью прозрачности и нематериальности. Стоя у двери и пританцовывая в такт новомодной "Макароне", Триша всерьез задумалась, а могут ли призраки открывать двери и стоило ли затруднять положение бедняжки, вынуждая ту принять более осязаемую форму. Оз была сердобольным ангелом.
Оз выломала дверь.
- Здрасьте! - радостно воскликнула она, для пущего эффекта помахала Патти Вудроу и двинулась вперед, с любопытством оглядываясь по сторонам и стараясь уберечь свою стремянку от контакта с неопознанными фарфоровыми объектами, - Показывайте ваш камин! О, а вот и он, - добавила она, увидев вожделенное рабочее место. Как и ожидалось, оно было черным, как жженый сахар, разве что по вкусу отличалось. Осмотрев фронт работ, Триш присвистнула, а потом процокала языком похоронный марш, но, тем не менее, лучезарно улыбнулась хозяйке строптивого камина, не забыв о рабочей престидижитации. Друзья друзьями, но сейчас она в первую очередь - трубочист, и только во вторую - хорошая знакомая.
- Вы, главное, не бойтесь, все будет хорошо, пациент скорее жив, чем мертв. Дело в том, что засорение труб приводит к тому, что продукты горения вместо того, чтобы подниматься вверх, ползут обратно и... - обведя рукой черноту камина, Оз подвела итог импровизированной лекции, - вот. Но вы не волнуйтесь, все будет в лучшем виде. Скорее всего, просто нужно достать что-то из трубы.
Радостно напевая и искренне веря в то, что неудачам придет конец, Патриция аккуратно протерла металлические пуговицы, достала набор ершиков и, напоследок подмигнув Вудроу, полезла в камин, всем своим видом (точнее, ногами), демонстрируя готовность обслужить клиента по высшему разряду.
- Ну-ка покажись, маленький зеленый Фринч, - пробормотала Триша, высматривая и нащупывая причину того безобразия, что она наблюдала полуметром ниже, - я тебе покажу, как портить людям будни.

Отредактировано Trisha Oz (23.01.14 13:01:02)

+5

4

Солнечный морозный день как никакое другое время хорошо подходит для очень многих вещей. Например, для того, чтобы поиграть с приятелями в снежки или слепить снеговика, чтобы отправиться на городской каток или просто прогуляться по городу, любуясь целым каскадом длинных сосулек, свисающих с крыш. Если же вы не любитель активных телодвижений, то ясный зимний день тоже прямо таки создано для вас, потому что ни в какую другу породу года домашний плед не бывает таким тёплым, кресло уютным, а чай вкусным. Это, конечно, всё правда, но бывают и исключения. И именно этим исключением на свою беду оказалась Мисти. Вышедшая из возраста ваяний снеговиков и боёв снежками, не любившая праздных прогулок и катков (любой каток – это очень и очень много ненавистной воды и плевать, что она заморожена, Мисти такими глупостями не проведешь!), на дух не переносившая такого популярного трио как "чай-кресло-плед", Джевел хмуро брела по очищенному от снега тротуару, глядя себе под ноги. Вид не радовал. Зимние ботинки мало походили на любимые кеды и даже их ярко-оранжевые, цвета разжиревшей на пестицидах морковки, шнурки не могли спасти ситуации.
И за что мне всё это? – горестно вздохнула девушка и, достав руки из карманов красного пуховика, свернула с дороги к знакомому дому. Она мельком глянула на садового гнома, стоявшего возле крыльца. Розовощёкий карлик, засыпанный снегом по самые свои уши, широко улыбался, но даром – Мисти и не подумала ответить  взаимностью.  – Всё не так. Всё совсем-совсем не так.
И Джевел знала, что была абсолютно права. Зима не задалась. А ведь как год начинался! Сколько много хорошего он сулил! Кардиолог, убийства, почти готовый план взрыва городской мэрии. И что?
- Да ничего! – обиженно пожаловалась Мисти гному. – Ничегошеньки!
Кардиолога поймали, план провалился, убийства закончились. А ведь она догадывалась! А ведь она подозревала! А ведь ей этот прощелыга, оказавшийся маньяком, давно не нравился. Да толку? Всё прошло мимо неё и даже последняя вечеринка, которую устраивали Аддамсы, ничего не принесла, кроме разочарований. Взбесившийся торт издох, пунш был пролит, а импозантно-смуглый незнакомец, так интригующе-жарко дышавший в её левое ухо, куда-то исчез без следа. Жить стало скучнее. В довершение всех бед ровно три дня назад Джевел была злодейски схвачена прямо посреди улицы своей соседкой, оттянута в закоулок и как-то совсем неожиданно для себя оказалась обязана выгуливать соседского Малыша каждый день в течении недели. Как у Патти выходили подобные манипуляции оставалось только удивляться. Удивляться и выгуливать мохнатую живность. Впрочем, у Малыша был один замечательный плюс, который признавала даже Мисти: Малыш был псом, даже не псом, а Псом со всеми вытекающими. И хотя девушка сильно сомневалась, что эта собака способна хоть кому-то навредить (ну, разве что, не заметив, сядет нечаянно сверху), всем городским кошкам это было совершенно невдомёк. К вещей радости студентки, с мстительной радостью наблюдавшей за тем, как наглые кошачьи морды исчезали со скоростью света, едва только примечали могучего сенбернара.
- Хоть какая-то от него польза. – доверительно сообщила девушка лыбящемуся гному и, шмыгнув раскрасневшимся от мороза носом, постучала в дверь. Никто не ответил. Мисти постучала ещё раз и, так и не дождавшись хоть какой-то реакции, толкнула дверь. Та гостеприимно открылась.
- Совсем бдительность потеряли. – проворчала студентка, скинула с головы капюшон и зашагала по ковровой дорожке, оставляя после себя тут же превращающиеся в лужицы следы. 
- А, вот ты где! – Джевел увидела хозяйку дома, едва ступила за порог гостиной.  – Я вот…
Из камина что-то чихнуло, грохнуло, шлепнулось и загорелось. Горящее что-то было очень знакомым.
- Триша?! – удивилась Мисти.  – Стоп, что это я? Нашла, чему удивляться. Ну, подумаешь, Триша, ну, подумаешь, чистит камин, ну, подумаешь, голова у неё горит. – что-то в это цепочке смутило девушку, она на мгновение задумалась и тут до неё дошло. - Горит!
Храбрая студентка кинулась к стоявшей рядом вазе, не задумываясь выбросила букет оранжерейный роз и, подскочив к трубочисту, перевернула спасительный сосуд. Комнату заволокло паром.
- Так-то!  - победно отметила Мисти, но тут же сникла: в клубах развеивающегося пара по-прежнему весело и задорно продолжала гореть тришина шевелюра. Джевел озадаченно почесала макушку. Руку согрело приятное тепло. Поражённая внезапной догадкой девушка глянула в зеркало и удивлённо икнула: её собственные волосы, с которыми ровно секунду назад было всё в полном порядке, теперь горели не сгорая, да ещё ярче, чем у Оз.
- Ик! - повторила Мисти. - Ик-ик!
Нет, ну мало того, что я тут горю, так ещё и икота напала! - возмутилась девушка. - Спокойно! Если нельзя легко справиться с одной проблемой, будем справляться с другими. Как избавиться от икоты? Надо, чтобы меня испугали!
Джевел, шмыгая красным от мороза, в тон своего пуховика, носом, пламенея неопалимой шевелюрой, с изрядно округлёнными от всего переживаемого глазами, кинулась к хозяйке дома, вцепись в её плечи и, встряхнув для убедительности пару раз, закричала ей в лицо:
- Патти! Сделай мне страшно!

+4

5

Сначала Патти даже подумала, что кто-то решил вломиться в ее чудесный дом, но это не помешало ей поразмышлять над тем, что взломщики ведь с мороза, с улицы, устали небось, надо поздороваться и предложить гостям горячий напиток. Мисс Вудроу приготовилась здороваться и даже посторонилась, чтобы пропустить внутрь целую толу грабителей(коих должно оказаться не меньше трех - судя по той легкости, с которой была выломана дверь), но на пороге появилась лишь вдохновленная Триша. В руках ее отлично сверкала в лучах восходящего солнца стремянка, в то время как в ее глазах сверкало желание приступить непосредственно к работе.
  - Доброе утро, - сказала Патти, и все же посторонилась, немного(и непонятно даже почему) опасаясь длинной стремянки. Еще симпатичное привидение хотело сказать что-то вроде "проходи, располагайся", но Триша уже зашла, и уже сама очень интересно расположилась, так что Патти теперь приходилось наблюдать только прекрасные ноги трубочиста.
   - Там, знаешь, я даже не знаю, что! Я стояла, никого не трогала, и камин тоже, а потом оказалось, что его уже кто-то трогал до меня. Точнее топил. Я-то сама не топила. Я, если честно, не умею. Поэтому я стояла, никого не трогала... Патти подлетала то с одной, то с другой стороны, пытаясь поучаствовать в самом интересном. Но ей все равно было ничего не видно, а оттого еще любопытней.
   А, вот ты где! - раздалось со стороны входной двери, Патти увидела разноцветную знакомую, которая очевидно собиралась погулять с ее дружелюбным Малышом О, Мисти! Как хорошо, что ты пришла. А у нас тут камин. - воскликнула девушка.
    Вдруг глаза гостьи округлились, а лицо приобрело совсем уж испуганно-удивленное выражение. Патти было решила, что у Мисти боязнь каминов, и значит их не следует упоминать лишний раз всуе, чтобы не пугать бедную девушку. Мисс Вудроу хотела было извиниться за свою опрометчивость и невоспитанность, но не смогла, потому что новоприбывшая повела себя совсем уж странно: с криком Горит! она бросилась к любимой вазе привидения и перевернула ее содержимое на голову Триши. Комната наполнилась дымом - становилось все интереснее и интереснее, вот уже и спецэффекты начались.
   Патти обернулась снова к камину, дабы узнать о теперешнем самочувствии Триши и обсудить с ней странный поступок знакомой, и тут поняла - действительно горит. Более того, горит не только тришина голова. Ярким факелом полыхала и голова Мисти Джевел.
   - Ой, девочки, вы такие красивые! - затаив дыхание, завороженно сказала Патти и даже руки к груди прижала от избытка чувств. Но вместо того, чтобы поблагодарить за щедрый комплимент, Мисти хватает ее и с паническими нотками в голосе заявляет, что ей, Патти Вудроу, необходимо "Сделать страшно". Как именно делать страшно, призрачня девица не в курсе. Она бы смогла сделать вкусно, или сделать красиво, или сделать стыдно еще, например, тоже наверное смогла бы. Но как же ей сделать страшно? Патти растерялась, резко взмыла под потолок со звучным завыванием. Голова подсказывала, что как-то так положено вести себя безумным привидениям.
   - Сработало? - обеспокоенно спросила девушка, вернувшись поближе к полу и обеспокоенно переводя взгляд с одной полыхающей головы на другу.
    -Может, вам нехорошо? Может, вам водички? Валерьянки? Закуски? Прохладительные напитки? - кажется, это все не то, следовало сказать что-то другое, но Патти забыла.
   - Давайте обратимся за помощью к специалистам. Давайте покажем вас врачам. Может быть это лечится. Триша, Мисти, Малыш, все за мной! - мисс Вудроу засуетилась. Честно говоря, она обожала всех организовывать, но ей редко выпадала такая возможность, так что тут, как говорится, надо хватать удачу за хвост, пока дают.
    И они пошли, все втроем: две девушки с горящими головами, девушка-призрак и огромный рыжий пес. Пошли они не в туман под эпичную музыку, а всего лишь в больницу и всего лишь под тарахтение Патти Вудроу. - Нет, девочки, ну какие же вы все-таки красивые!

Отредактировано Patty Woodrow (05.02.14 23:21:46)

+3

6

Последние несколько недель выдались напряженными. Как Мор, так и Джорджия, получили по рыбке-известию от Хаоса. Апокалипсис наступает, мол, действуем по плану. Вот и пришлось Готорнам вкалывать, как проклятым, дабы ни один уголок Веспершира и окрестностей не остался без их внимания. Законченных вариаций разных болезней было с десяток. Еще столько же остались на стадии прототипов, но Мор пустил в дело и их. Какой толк в умении лечить эти болячки, если все равно миру крышка?
Однако распространение заразы – дело нелегкое, их по почте не разошлешь. Мор, конечно, выдвигал и такую идею, но сестрица отмела её еще на стадии предположения. Не для того она, видите ли, приняла участие в жребии, чтобы марки облизывать. В итоге пришлось оббегать город, сливая заразу в воду или распыляя в воздухе.
В начале Джо заметил, что сбросил пару фунтов. В конце он уже напоминал издевательскую копию Иеронима – сунулся, побледнел и обзавелся кругами под глазами. Круглосуточная беготня по городу, с забегами домой, где созревали болезни, и на работу, превратили Готорна в затюканного невротика, готового сорваться на любого, кто косо взглянет. А косо смотрели практически все, что угнетало еще больше. «Срывалки» не хватало.
Сегодня был первый день, когда в расписании Готорна было только 2 пункта: «работа» и «дом». Правда, предстояло сменить дежурного врача, но, в сравнении с недавней беготней, это казалось едва ли не выходным. Да и первая волна заболевших, по прикидкам Мора, должна была нахлынуть завтра. Сегодня наверняка будут лишь «стандартные» случаи: отравления, бытовые ожоги, может быть пара переломов. С этим уж как-нибудь справится.
Зевая и беспрестанно почесываясь (неужели он пал жертвой своих же изобретений?) Готорн пришел на работу. Заполнил бланки и, захватив из кабинета кружку, пошлепал за кофе.

+3

7

Триша воевала с сажей. Противник подавлял количеством и приставучестью, но храбрый трубочист не сдавалась, тыча в особо воинственные участки щеткой и выскребая из солдат боевой дух - вместе с самими солдатами, естественно. Тем не менее, наглым разведчикам удалось-таки прорваться в бастионы Озовского организма и начать подрывную деятельность непосредственно в носу, вызывая огромное желание чихнуть и позорно упасть с места битвы. Зидекиэль сопротивлялась довольно долго, но сажа была настойчивей и в итоге девушка не просто чихнула, о нет. Этот чих можно было выставлять как произведение искусства в местном музее, идеал, который достичь смогут лишь немногие.
- АААААРРРРРРРРРРППППППППППП-ЧХХХХХХХХХХАААААААА!!!! - выдала Триш.
И рухнула на горку сгоревших поленьев, все еще возмущенно глядя наверх и мысленно потрясая кулаком в сторону обнаглевшего врага каминов. Возмутительно! Да она жалобу напишет на этот камин и его обитателей! Куда надо напишет причем! Да она подмогу вызовет! Да она... - на мгновение у Патриции закончились идеи, но она так легко не сдавалась, - да она его Пеномуксом обработает, чтоб неповадно было!
Вскочив на ноги, Оз возмущенно отряхнула манжеты и строго погрозила пальцем в сторону камина, но уже скорее для проформы, чем в порыве праведного гнева.
- Я тебе покажу...привет, Мисти! - заметив, что в женском коллективе прибыло, улыбнулась Триш, - привет, Малыш! Мисти, у тебя новая прическа? Тебе так идет огонь. Прямо как настоящий, - девушка протянула было руку, чтобы потрогать и оценить по достоинству реалистичное пламя, но Джевел была проворнее и, видимо, комплимент ангела ее разозлил, а почему еще она внезапно схватила вазу и опрокинула ее содержимое на Оз?
- Мифти, - прошепелявила Триша, вытаскивая изо рта увядший цветок, - вевжи шевя в вуках. Фто фву...тьфу, - наконец, выплюнула она почти засохший стебелек, - Что случилось?
Вопрос был адресован уже Патти, которая в жизни такими круглыми глазами на мир не смотрела. И уж тем более на Оз.
Стесняясь показаться невежливой, Патриция бочком двинулась к наказавшей ее за чрезмерное дружелюбие вазе и скосила глаза на стеклянную поверхность.
- Ой, Мисти, мы как близняшки! - радостно воскликнула Зидекиэль, с энтузиазмом тыча пальцем в Джевел, - Ты смотри, - схватив девушку за плечо, она подтащила ту к вазе, - какая прелесть! Может, нас при рождении разлучили, а? Как в Рите и Мите, да?
Дальнейшие догадки о возможной принадлежности Мисти к славной фамилии Оз Триш озвучивала уже на улице, покорно следуя за Патти по декабрьским улицам.
- Ой, это все зимний воздух, - засмущалась Триша, услышав комплимент из уст призрака, - Благотворно влияет на организм и котов. Больше на котов, правда, но на то они и коты.
Честно говоря, Патриция Оз ни разу еще не была в больнице, потому и на здание взирала со страхом и восторгом, как маленький хулиган, убегая от разбитого окна, слушает доносящиеся вслед вопли.
Внутри было еще страшнее и еще замечательнее. У Зидекиэль аж мурашки по спине забегали: эти очереди в коридорах, эти синие полиэтиленовые пакеты на ногах...
- Патти, а зачем нам в больницу? - жизнерадостно развернувшись на каблуках, вопросила Оз, - Ты заболела? Или, может, Мисти заболела? - она обеспокоенно перевела взгляд с одной подруги на другую, но обе прямо-таки пылали здоровьем, особенно Джевел. Помощи ждать было неоткуда. Патриция схватила за халат первого попавшегося врача и с улыбкой взглянула в бледное лицо.
- Извините, вы не знаете, зачем нам сюда нужно?

Отредактировано Trisha Oz (04.03.14 00:20:33)

+4

8

Сейчас Мисти отдала бы многое, даже, пожалуй, недавно приобретённую под большим секретом и любовно хранимую под подушкой тротиловую шашку, лишь бы только отделаться от компании, в которой она находилась и которая дружно тянула её в больницу. Причин для такой небывалой для Джевел жертвенности было несколько. Во-первых, Триша. Так уж повелось, что встречи Мисти с трубочистом в цилиндре никогда и ни к чему хорошему не приводили. Мисти знала, черные кошки, перебегающие дорогу - это ерунда, женщина с пустым ведром - глупости, залетевшая в окно птица - ничего серьёзного, но вот если к вам залетела с пустым цилиндром наперевес перебегавшая перед этим дорогу  Оз - всё, быть беде, сушите доски, пишите завещание.
Надо было сразу валить, - хмуро подумала студентка, пропуская мимо ушей радостное щебетание Триши и покосилась на причину номер два - Патти. - Тоже мне, помогла. Никакого толку.
В доказательство собственных мыслей Мисти очередной раз громко икнула. Нет, икота, конечно, не самое страшное в жизни, куда как хуже, к примеру, неконтролируемое чихание, но, всё-таки, девушка предпочла бы не ходить по улице в подобном состоянии. Над тем, почему икота волновала её куда как больше, чем пламенеющая шевелюра, Джевелл не задумывалась: мысли плавно перетекали к причине номер три - пункту их назначения.
Студентка тяжело вздохнула, икнула и посмотрела на светлое двухэтажное здание, к которому все они подошли. Городская больница - одно из тех мест, которые Мисти на дух не переносила. Прочная неприязнь зародилась давно и была тесно связана с исследовательской деятельностью Джевелл, которую она развернула, едва выбралась из пеленок. А что будет, если ткнуть шпилькой в розетку? А почему нельзя трогать разогретый утюг? А кто сказал, что нельзя бросать в ванну включенный тостер, когда купание в самом разгаре? Пытаясь найти ответы на все эти вопросы, Мисти, в конце концов, всегда попадала в больницу. Чаще всего просто так, профилактики ради, но сути это не меняло. Время шло, Джевелл росла, умнела, наконец поняла, что эксперименты с электричеством - это совсем не её, но неприязнь к людям в белых халатах так и осталась.
- А, может, не надо в больницу? - жалобно возразила девушка, глядя в спины уходящих вперёд подруг, но тут же устыдившись своего жалобного тона, снова нахмурилась и зашагала по хорошо знакомому больничному коридору.
Ладно, раньше зайдём, раньше выйдем.
- Дай я.
Мисти решительно оттеснила Тришу в сторону, вцепилась в другой рукав личности докторской наружности и выдала ёмкое и суровое в своей краткости:
- Горим! Спасайся кто может! -  затем задумалась на мгновение и раздосадованно поправила себя, - Ик! Спасай кто может!

+4

9

Вот так на полпути к ординаторской и заветному кофейнику Мор был пойман дамочками странноватой наружности. Приглядевшись, Готорн понял, что в их облике выбивалось из общепринятых законов физики.
― И ведь ничто не предвещало, ― со вздохом врач посмотрел в пустую кружку, явно раздумывая, как поступить. С одной стороны кофе в данной ситуации был бы не лишним, с другой – в кабинете имелся спирт, который по шкале уместности сейчас совершенно обоснованно обгонял кофе.
― Дамы, раздевайтесь, лучший эскулап всех времён и народов прямо сейчас и только в городской больнице Виспершира займётся вашим здоровьем!
Не выпутываясь из цепких лапок огненноволосых девушек, Мор повёл их в направлении кабинета дежурного врача.
Судя по яркости и негасимости пламени, потрескивающего на волосах пациенток, недуг сей был вызван явно одним из вирусов, запущенным Готорном в сердце городской инфраструктуры. Мор попросту не мог отказать себе в удовольствии понаблюдать за первыми жертвами его гениальности. Джорджия наверняка сейчас бы возгордилась младшим братом.
― Проходите, чувствуйте себя как дома. Можете свободно занимать кушетку, кресло, шкаф, да что угодно, лишь бы вам было удобно, ― сам доктор прошёл за стол, выудил из кипы папок пустые бланки и принялся описывать историю болезни.
― Как давно каждая из вас обзавелась такой живенькой причёской? Жара, насколько я успел заметить, вы не ощущаете? Пробовали пощупать пламя, измерить рукой температуру? Гасить тоже пробовали? Это единственный симптом или с вами ещё что-то происходит? ― в ожидании ответов Мор под благовидным предлогом нацепил на лицо марлевую повязку, чтобы его садистская улыбка не стала достоянием общественности.
―Как насчёт эксперимента с огнетушителем? ― не дожидаясь ответа, Готорн вытащил из-под стола означеное средство борьбы с пожарами, встряхнул и направил на девушек.
Со звонким свистом и шипением пена повалила из короткого шланга прямиком на головы пациенток.
― Ничего не изменилось? Под пеной всё ещё огонь? Что ж… ― тут-то девушкам следовало собрать вещи и убежать из богоугодного заведения подобру-поздорову, но отсутствие у них инстинкта самосохранения позволило Мору провести ещё один эксперимент.
― У меня как раз завалялась упаковка маршмеллоу, давайте-ка попробуем их приготовить на открытом огне. Мисс Вудроу, вы тоже можете поучаствовать,― Готорн зашуршал, открывая упаковку, протянул визитёршам набор мини-шампуров и блюдо дня.

+2

10

Триша лучезарно улыбалась направо и налево, строго придерживаясь того принципа, что любое место можно заполонить радостью и любовью, стоит лишь улыбнуться. Вкупе с обугленным цилиндром, останки которого Оз решила похоронить на заднем дворике вместе с нечаянно раздавленным комаром, огненной - в буквальном смысле - шевелюрой, она, вне всяких сомнений, производила немалый фурор среди страдальцев, болезных и прочих сирых и убогих пришедших в этот храм здоровья. По крайней мере, половина прекратила держаться за животы, стонать и охать по той простой причине, что нельзя одновременно изображать из себя смертельно больного и выпучивать глаза на необычную процессию, шествующую по больничным коридорам.
Надо сказать, в больницах Зидекиэль редко обреталась и была не совсем привычна к интерьеру и белым халатам.
- У вас ремонт, да? - все спрашивала девушка, оглядываясь по сторонам, - Вы, когда закончите, зовите меня: я вам стены бесплатно раскрашу, шарики нарисую! И котят, - подумав добавила Триш, - Безвозмездно! - добавила она еще одно слово, вспомнив, что люди особенно падки на загадочного зверя по имени Халява.
- Доктор, лечите нас! - оказавшись в интимной обстановке медицинского кабинета, заявила мисс Оз, - Мы го... - дальнейшую тираду прервало шипение огнетушителя, и пена, напрочь игнорируя пожар на голове, принялась сползать и набиваться в рот, - шошы. Тьфу. Это была профилактика? Вы так всех пациентов дезинформируете... - поняв, что что-то она сказала не так, Триша задумчиво забрала услужливо предложенный шампур и повертела им в ухе, - Дезинфицируете! Вот! Точно!
Тут до нее дошло, что в руках - опасное, довольно-таки острое металлическое приспособление для ковыряния в ушах. Правда, зачем добрый доктор (милейшая улыбка, только волосы надо бы помыть, решила Патриция), надел на ковырялку маршмеллоу, оставалось для нее загадкой. Равно как и причина, по которой он держал ковырялку над головой Зидекиэль, а потом - не поверите! - съел подгоревшее лакомство, как ни в чем не бывало. Триш с подозрением изучила собственную металлическую палку: так оказалась несколько более многофункциональной, чем ангел подозревала.
- Вкусно? - с надеждой спросила она у врача. Не получив ответа, решила, что да, вкусно, и, взяв пастилку, не без опаски нанизала на Устройство.
- Мисти, сядь и получай удовольствие! - посоветовала подруге Триш и принялась жарить маршмеллоу на волосах у Джевел, надеясь, что та не отберет эту вероятно вкусную штуку, а возьмет собственное Устройство и собственную зефирку, - здесь на всех хватит, правда, доктор?

+3

11

Бывают такие дни, когда всё идет наперекосяк и этот день определённо был одним из них. Встреча с Тришей, собственная пылающая шевелюра и посещение больницы служили неопровержимым доказательством. Так приходилось ли удивляться тому, что врач, которому положено было усадить её, Мисти, на стул, постучать молоточком по девичьим коленкам, предложить высунуть язык и, может быть, даже набраться наглости, чтобы попросить сказать "ааа", схватился за огнетушитель? Миг - и мир превратился во что-то белое, мелкопузырящееся, мокрое и совершенно неуютное. Мисти попробовала было возмутиться, да где там: едва ей стоило открыть рот, чтобы как следует выругаться, как пена, совершенно бесцеремонно заглушила все подходящие ситуации и совсем не подходящие лексикону приличной девушки слова.
Джевел взмахнула руками, разгоняя воздушные пенные сугробы, в очередной раз громко чихнула и злобного посмотрела на доктора. Старая детская неприязнь к людям в белых халатах снова расцвела пышным цветом. Не радовало даже появившееся маршмэллоу. Мисти, поверхностно знакомая с медициной и в совершенстве овладевшая только таким лечебным приёмом, как "подуй и всё пройдет" все же полагала себя достаточно сведущей для того, чтобы усомниться в предложенных врачом методах. Она хмуро посмотрела на довольную Тришу, перевела взгляд на шампур доктора с изрядно поджарившимся лакомством и, не выдержав искушения, взяла одну из длинных спиц, безжалостно насадив на неё сразу три богомерзгорозовых кусочка.
- Доктор, а вы уверены, что это поможет? - Мисти засунула всю свою конструкцию прямо в середину яркого пламени над головой Триши и недоверчиво глянула на стоящего рядом врача, все ещё прячущего под марлевой маской половину лица, отчего глаза его показались студентке какими-то особенно хитрыми. Вопросы посыпались один за одним. - Думаете, это верный способ лечения? Доктор, а вы вообще чего доктор? А вы знаете, что делаете? А вы Гиппопократу давали? А? Клятву, в смысле, давали ему?
Девушка обвела подозрительным взглядом комнату, пытаясь отыскать дипломы и прочие документы, которые часто украшают стены врачебных кабинетов, если, конечно, его хозяин того заслужил, но, увидев большой застекленный шкаф, тут же забыла и про маршмэллоу, и про странного доктора и про собственную пылающую шевелюру.
- Ооо, - восхищенно протянула Мисти и, всучив Трише свой шампур, кинулась к названному предмету мебели. Впрочем, просто мебелью он был только для рядовых людей, для Джевел же, проводившей в своей домашней лаборатории времени не меньше, чем иные барышни проводят в магазинах одежды, полки, уставленные всевозможными банками, склянками и прочей тарой, были настоящим сундуком сокровищ.
- Так, так, что тут у нас, - девушка, даже не подумав спросить, рванула стеклянную дверцу и запустила руки внутрь. Склянки протестующе звякнули. - Ой, а это что такое? - обернулась Мисти, выудив из недр шкафа увесистую бутыль с темно-зелёной жидкостью внутри и многообещающими скрещенными под черепом костями на этикетке. Студентка поднесла находку поближе к глазам, совершенно не подумав о том, что пламя, все ещё резвящееся у неё на голове, теперь почти вплотную подобралось к занимательной бутыли.

+3

12

И дезинформирую, и дезинфицирую, ― бодро подтвердил Мор, кружась вокруг ангела в резвом вальсе с фотоаппаратом. Такое зрелище стоило того, чтобы похвастаться им перед Инфекцией, а затем выменять у Праха на что-нибудь эдакое. Маршмеллоу тоже можно было бы продавать в качестве ограниченной партии угольков с Пожарища Ангельской Мысли.
Обе пациентки были веселы, коммуникабельны и слегка неадекватны. Впрочем, Готорн не смог бы с уверенностью сказать, было ли такое их поведение очередным симптомом стремительно развивающейся болезни или же являлось обычным.
Порывшись в ящиках своего стола, Джоэл обнаружил зарождающуюся цивилизацию говорящей плесени, давно потерянный дырявый носок и специальный жаростойкий градусник. Зачем врачу такой странный набор? Каждый имеет право на конфиденциальность и необычное хобби. В конце концов, коллекционером быть престижно.
Мисс Оз в отличие от своей юной спутницы сидела смирно, пылала ровным пламенем и была идеальным опытным образцом. Мор измерил температуру, пожарил на костре имени Триши сосиску, тут же её слопал и продолжил осмотр под обстрелом вопросов Мисти.
― А я первый спросил, ― Готорн всегда умел задавить оппонента железной аргументацией.
Звяканье в районе шкафа с различными медицинскими нужностями отвлекло Джоэла от жертвы его совершенного изобретения. Людское любопытство на протяжении всей вечности крайне импонировало Мору. Оно всю дорогу вело хрупкое человечество на верную гибель, но тем всё ни по чём, живучее тараканов.
― У вашей подруги отличный вкус, ― Готорн подмигнул Трише и на крыльях восторга от ненаучного открытия перепорхнул к огненноголовой студентке.
― Это явно нечто смертельно опасное, легко воспламеняющееся, а ещё оно делает волосы гладкими и шелковистыми. Позвольте-ка, помогу.
С этими словами Джоэл выдернул пробку из бутыли. В контакте с кислородом содержимое стало стремительно кристаллизоваться и испаряться, рассеиваясь по комнате мятным облаком.
― Про респираторы-то вы и забыли, ― замогильным голосом произнёс Готорн, удобно устроившийся  в кресле. ― Очень-очень жаль, но вам обеим осталась пара часов до мучительной, нелицеприятной смерти. Расскажите же мне о том, что хотели бы успеть совершить до того, как сделаете последний вдох! И, если уж вам терять уже всё равно нечего, можно ещё продегустировать моё новейшее изобретение – молоко со вкусом предсмертных криков.
Для довершения картины вселенского злодея-неудачника Готорну не хватало лишь толстокота, зрителей и коварного смеха на всю округу.

+1


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.9. горящие головы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC