Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Кто бы мог подумать, что в мальчишке окажется столько крови


Кто бы мог подумать, что в мальчишке окажется столько крови

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Кто: Арчибальд Дрейк, Артур Хадсон и Деловая Хватка;
Где и когда: Май 1976 года, Виспершир во всём его ландшафтно-архитектурном многообразии;
Собственно, зачем: Это история о целеустремлённости и амбициозности, о принципиальности и хитрости, о дверях и велосипедах, о грядках и общественных водоёмах. На что способны маленькие мальчики, вооружённые бизнес-планом и ядерным реактором?
Ладно, только бизнес-планом.

Варнинг: данным отыгрышем мы ни в коем случае не хотели оскорбить людей, имеющих высшее медицинское образование и обладающих здравым смыслом.

+1

2

Двенадцать лет – уже не тот возраст, когда можно позволить себе беспечную жизнь, игры с друзьями и тайное раскуривание сигарет в подворотнях. Впрочем, беспечной жизни у Дрейка никогда не было, как и друзей. Здоровье же Арчи берёг с младенчества, в конце концов, у него с самого начала были на себя грандиозные планы. Время мчалось вперёд неумолимо, а юному Дрейку предстояло познать ещё столько премудростей и таинств великого искусства обмана. Как следует отточив своё искусство по обезоруживанию мирных граждан простой улыбкой, Арчи решил, что пора переходить на новый уровень. Он решил, что отныне будет не только импровизировать и полагаться на своё природное обаяние, но займётся разработкой стратегий, тактических приёмов. Потом обобщит всю обретенную информацию, систематизирует полученные эмпирическим путём знания и выпустит бестселлер «Тысяча способов получить миллион за неделю».
Но всё это в будущем, сейчас же Дрейк стоял на пороге открытий. И на пороге дома самого известного в Виспершире банкира. Среда на карманном календаре тактично намекала на то, что это было уже третье явление Арчибальда. Кто-то с понедельника начинает жить по-новому, а кто-то приступает к воплощению в жизнь гениального бизнес-плана.
Изучив множество медицинской литературы, проверив на практике воздействие замаскированной под дерево металлической двери на человеческий организм, Арчи анатомически верно перемазался донорской кровью, встал напротив входной двери в особняк Хадсона, хлебнул из припасённого пузырька и поглядел на циферблат наручных часов. К слову, часы были довольно убоги, а содержимое пузырька Дрейк выкрал из химической лаборатории Аддамсов. Как выяснилось, волшебный состав замедлял ток крови и сердцебиение, что как нельзя кстати подходило для любого, кто считал свой пульс слишком интимным явлением, чтобы позволять абы кому его прощупывать.
Окажись на месте Арчи менее амбициозный преступный элемент, он бы сдался ещё в понедельник. Конечно, мальчишку тоже слегка удивило то, с какой невозмутимой концентрацией мистер Хадсон поволок закапывать случайный труп на ближайший пустырь. В тот раз Дрейку большого труда стоило «воскрешение», однако он вынес ценный урок и с тех пор носил с собой много полезных вещиц. Таких, как складная лопата, например. Во вторник Хадсон уже не смог застать надежду криминального мира Виспершира врасплох.
За дверью послышались чёткие шаги, Арчи продолжал стоять вне зоны видимости, дыхание потихоньку начало замедляться, появился лёгкий гул в ушах – приближалась смерть.
Из-под гостеприимно расстеленного на веранде коврика выглядывал угол конверта. В конверте лежало письмо.

«Добрый день, мистер Хадсон!
Как Вы уже, должно быть знаете, пару минут назад я пал жертвой Вашей преступной небрежности. Свидетели всё зафиксировали и уже вызвали полицию. Однако они снимут обвинения, как только Вы выпишете чек на миллион крон с открытой датой, без указания имени и отправите его по указанному на конверте адресу.
С пожеланиями здоровья и финансового благополучия.
А. Дрейк»

Отредактировано Archibald Drake (04.08.13 02:09:11)

+3

3

У Артура Хадсона наступил чрезвычайно сложный период жизни. Период застоя, переосмысления основных ценностей, бесполезных раздумий и безрадостных осознаний. Другие люди называли этот период отпуском.
Избежать его не удалось. В банке уже начали подозрительно поглядывать на шефа, пошли слухи о киборгах, вампирах и людях со сверхспособностями. И Артуру пришлось взять первый свой отпуск за пять лет.
Для первого раза он решил никуда не уезжать, потрясение и так вышло очень сильным. Ему физически сложно было свыкнуться с мыслью, что с восьми утра до глубокой ночи можно заниматься чем угодно. Чем угодно, только не думать о развитии банка, кредитах, вложениях, госзаказах и о том, почему мэр во время последней встречи дёрнул два раза правой бровью и только один раз левой. С этим необходимо было как-то справиться.
Ситуацию отягощал тот факт, что собрание анонимных трудоголиков в очередной раз не состоялось. Его председатель, зам председателя и заместитель заместителя председателя вынуждены были остаться на работе сверхурочно. Счастливые люди.
В сороковой раз перебрав все бумаги в доме, приготовив обед на двенадцать персон, убравшись так, что пришедшая горничная расплакалась и сбежала играть в пейнтбол, Артур понял, что больше не может. Он всего лишь заглянет в Первый висперширский банк. Ненадолго. Просто проверит, как там всё.
В честь отпуска он решил не надевать галстука и обошёлся без запонок. Серый саквояж, пришедший на смену чёрному, также придавал толику неформальности. Да, ничего криминального, просто начальник решил навестить своих служащих и напомнить им о необходимости неукоснительно соблюдать трудовую дисциплину.
Артур распахнул дверь - и похолодел от раздавшегося стука.
Это произошло снова. Не требовалось даже выглядывать наружу.
Но он всё-таки выглянул. И без удивления, даже с какой-то обречённостью увидел распростёршегося на пороге мальчишку. Окровавленные волосы слиплись, вздыбились, милосердно скрадывая рану на голове - с усилием Артур не стал отмечать, сохранил ли череп естественную форму.
Всё один к одному. У него отпуск, он, кажется, влюблён, он уже третий день подряд становится виновником чьей-то смерти.
В понедельник Артур никак не мог успокоиться и отвлечься от своей праздности. Поэтому он принял посоветованные психоаналитиком таблетки и, в воцарившейся душевной неподвижности, решил постричь траву. Как он умудрился не заметить мальчика, осталось тайной. Душераздирающе взвыла газонокосилка, взметнулись алые брызги, запах свежесрезанной травы смешался с тяжёлым, медным и тошнотворным. Но таблетки ещё действовали, поэтому Артур, ни секунды не медля, принялся действовать. Он ощупал пострадавшего, установил факт смерти и понял, что должен вызвать полицию. Правильная, успокаивающе правильная мысль. Она крутилась в голове у Артура в течение всего времени, что он закапывал мальчишку на ближайшем пустыре. Нужно вызвать полицию и во всём признаться. Да, нужно, решил Хадсон и, заровняв аккуратный холмик, ушёл домой.
Нужно вызвать полицию и заказать новую газонокосилку.
Бледное лицо мальчишки то и дело всплывало перед глазами. Судя по потрёпанной одежде, он был бродяжкой. И совсем юным.
Перед сном Артур зачитал статистику смертности среди подростков-беспризорников, затем - короткое исследование о средней продолжительности жизни бездомных, принял двойную дозу таблеток и напомнил себе, что впереди тринадцать дней отпуска. Ночью он спал спокойно, внутренняя дисциплина не допускала бессонницы и бессмысленно потраченного времени.
А во вторник он снова убил того же мальчишку.
Либо другого. Размышлять об этом не хотелось.
Да, Артур в последнее время замечал за собой странности, но после тщательного анализа пришёл к выводу, что это всё последствия той самой немотивированной склонности к мисс Тёрнер. Эту склонность психоаналитик, посмеиваясь в усы, называл самой рациональной, самой продуманной и самой трогательной любовью, что он видел в своей жизни.
Но к числу полагающихся симптомов вряд ли относилось регулярное убийство несовершеннолетних.

- Я очень, очень сожалею, - сказал Артур единственное, что пришло ему в голову. Мальчишка не подавал признаков жизни. Всё такой же беззащитный и сломанный.
"Дежа-вю не самого приятного толка", - Артур привык к своей холодности, но в этот раз она его поразила.
Вокруг никого не было. Надёжный забор и тихий район гарантировали отсутствие последствий содеянного. И успокоительного оставался почти полный пузырёк.
Как всегда безуспешно попытавшись найти пульс на хрупкой шее, Хадсон опустился на крыльцо.
Лопата была недалеко, вчера он решил не запирать кладовку с хозяйственным инвентарём. Собственная предусмотрительность совсем не радовала. Но один раз совершив некое деяние, нужно придерживаться избранного курса. И не думать.
Застывший взгляд несколько минут буравил белый треугольничек, ярко выделяющийся на фоне тёмной древесины крыльца. Артур потянулся к нему и извлёк записку. Пробежался по ней глазами, то и дело переводя взгляд на бездыханное тело.
Шантаж, вот оно что. Рациональное объяснение сняло часть груза с плеч.
- Прошу прощения за доставленные неудобства, но не заинтересован, - сказал Артур то ли письму, то ли мальчику, то ли неведомым свидетелям.
После чего спрятал конверт в карман и потащил остывающий труп в сторону уже подтвердившего своё удобство пустыря.
В мыслях роились варианты выигрышных стратегий в условиях творящейся аферы, смысл которой пока ускользал, но финансовый мотив всегда отрезвлял мистера Хадсона лучше чашки самого крепкого кофе.

+3

4

Будучи троекратно зарытым на многострадальном пустыре, Арчи всё же поддался подтачивающему его сомнению и усомнился во вменяемости Артура Хадсона. С учётом несоответствия личностных характеристик банкира психологическому портрету, составленному лично Дрейком на основе наблюдений, сплетен и газетных вырезок, гениальный план трещал по швам, а достижение цели начинало казаться невозможным. Впрочем, во-первых, Арчибальд никогда не отступал с намеченного пути и, во-вторых, у него было ещё четыре дня на то, чтобы победить внезапное психическое расстройство, так не вовремя посетившее Хадсона.

Луна с отрешённой холодностью отражала солнечный свет и, повинуясь законам физики, заливала серебристым сиянием ночной Виспершир. Длинные тени когтистыми узорами стелились по траве, тянулись к одинокой фигурке, восседающей на куче свежевырытой земли. Для полноты картины не хватало волчьего воя вдалеке, но и без него пейзаж выдался на редкость антуражным. Дрейк сидел, перемазанный грязью, и вдумчиво строчил письма, тут же раскладывая их по конвертам. Да, на этот раз мальчишка прихватил с собой много полезного инвентаря. В одних письмах он вёл речь о деньгах, которые был бы рад получить к исходу недели, в других просил банкира в следующий раз проявить чуть больше внимания к жертве убийства и засунуть тело хотя бы в пластиковый мешок.
— Не заинтересован он, видите ли, — мальчик спрыгнул с насыпи, отряхнулся, насколько это было возможно, и направился к дому своего почти-убийцы. Но поскольку месть – это блюдо, которое подаётся холодным, Арчибальд решил убрать его в метафорическую морозилку до утра, пока же просто навестить, всего лишь натоптать грязные следы на дорогих коврах.
Дерево неопределённой породы, но нужной степени ветвистости росло аккурат под спальней владельца особняка, ветки тянулись узловатыми изгибами к занавешенному окну. Арчи ловко забрался по дереву и проскользнул в комнату, мягко спрыгнув с подоконника. Банкир безмятежно спал в своей кровати, будто это не он уже три дня убивал детей вместо завтрака. Дрейк укоризненно навис над мужчиной, источая аромат сырой земли, насильственной смерти и недовольства. Хадсон, лежавший на спине чётко посередине кровати, вытянувшийся по струнке, укрытый одеялом ровно до подмышек, не выказал абсолютно никакой интуитивной озабоченности нашествием зомби. Арчи разочарованно вздохнул и побрёл раскидывать послания по всему дому. Закончив с почтовыми делами, Дрейк вернулся в спальню банкира, запихнул последнее письмо под подушку самого успешного бизнесмена Виспершира и вышел в окно.

Оживлённое утро четверга пестрило спешащими по своим неотложным делам горожанами. Шум голосов, короткие беседы о всякой ерунде за стаканчиком бодрящего кофе, шедевральные клумбы под струями холодной воды, шелест метлы по мощённому камнем тротуару.  Велосипед вынырнул из-за угла пекарни, радующей округу запахом свежего хлеба. Длинная стрелка на часах сдвинулась на отметку сорок пять. Три. Два… Мальчик шагнул на велосипедную дорожку.
Удар, испуганные крики окружающих, суета вокруг. Кто-то склонился над лежащим в изломанной позе ребёнком. Не открывая глаза, на последнем дыхании Арчи прохрипел:
— Артур Хадсон… Один миллион крон.
И умер. Четвёртый раз за эту неделю.

+3

5

В четверг Артур, как советовал психоаналитик, сел напротив зеркала и пристально вгляделся в себя - во всех смыслах. Помимо ощущения, что в сутках по сорок часов - и все бессмысленны, он обнаружил в своей душе напряжение из-за оставленного без присмотра банка, сожаление о новых костюмах мисс Тёрнер, что пропустит во время отпуска, и пустоту на месте угрызений совести. Вооружившись ментальным микроскопом, он изучил эту пустоту.
Оказалось, она состояла из прозрачного алмаза рассудочности: так как мальчик умирает уже не в первый раз, значит, все его смерти не окончательны. Следовательно, нет смысла переживать о его убийствах. Согласно закону, заключение о смерти можно было составить на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Хадсон не был коронером и не имел права устанавливать факт смерти. Но её обратимость уже в третий раз вынуждала его сдавать вещи в химчистку, что доставляло неудобства. Краем уха Артур уловил, как прачка шептала гладильщице: "Мистер Хадсон снова помидоры топтал, совсем в отпуске зачах бедняга. Смотри-ка, в земле как перемазано всё, точно по огородам бегал".
Дрейк умирал не окончательно, следовательно, не умирал вовсе. И явно подстраивал несчастные случаи, о чём свидетельствовали также письма, нарушившие идеальный внутренний распорядок дома. Будь Артур страховой компанией, он бы засудил мошенника. Но он всё-таки был причастен ко всем этим столкновениям, которые влекли за собой несомненный урон мальчику. Представителю самой социально незащищённой группы. Ребёнку.
И если угрызения совести Артур счёл необязательными в данной ситуации, то некую компенсацию он всё-таки обязан был выплатить. Пусть это и значило бы, что он пошёл на поводу у шантажиста.
Тут Артур услышал подозрительный шорох у входной двери и направился к его источнику. Дверь он открывал аккуратно, мягко и медленно. Чтоб увидеть только очень взъерошенного котёнка. Тихий облегчённый выдох вплёлся в интеллигентное "мяу?"
Обратно к зеркалу Артур вернулся через пятнадцать минут, дождавшись машины из "Кошаче-собаче-черепаший приют миссис Эбенейзер-Дуфф" и сдав им нового обитателя. Добрый усатый работник приюта поблагодарил Артура за звонок, "приданое для этой хвостатой девчушки" и пообещал назвать её в честь благодетеля. "Не самое нелепое имя для кошки", - подумал Артур, но для верности решил ознакомиться со статистическими сводками.
Так или иначе, кошка обрела новый дом, а Артур вернулся к зеркалу. И обнаружил, что краткая прогулка освежила в памяти вмятину на дверном полотне, оставленные головой беспризорника.
Нет, компенсацию платить было не за что. Оставалось только самое быстрое и эффективное с точки зрения логики решение.
Но для его претворения в жизнь нужно было ещё раз пройти через Это.
Внимательный осмотр дома и его окрестностей ничего не дал. Вздохнув, Артур оседлал велосипед. В невозможно удачном случае - если Дрейк действительно угомонился - можно будет заскочить в банк. Если же нет...
Собственно, очень убедительное "нет" само прыгнуло под колёса. Артур был внутренне готов к этому, но всё равно как с обрыва рухнул.
"Я... я убил его?.." - шелохнулось в душе невытравленное, иррациональное.
"Нет, - ответил здравый смысл. - Закономерность очевидна, в этот раз он снова симулирует".
Последние слова мальчика, его предсмертная воля - очень хороший ход. Хадсон оценил.
И, отогнав фоновый ужас от мысли "вдруг это окажется настоящей смертью?", приступил к действиям. Он схватился за голову. Забормотал что-то бессмысленное (на случай, если встреча состоится в присутствии свидетелей, Артур специально подготовил набор невнятностей, идеально подходящий для раскаивающегося виновника происшествия). Склонился над мальчиком.
В этот раз крови было намного меньше, она текла только изо рта, пятная впалые щёки неправдоподобно алым.
- Господи, господи! Он жив! - возвестил Артур, старательно нащупывая отсутствующий пульс. - Я... я должен оказать ему помощь! Я немедленно отвезу его... отвезу... да, я немедленно! Мне нужно такси!
Поймав первый же попавшийся автомобиль, Артур с мальчиком на руках метнулся в салон под взволнованные выкрики из толпы. Люди, конечно, не одобряли его, сбившего ребёнка. Но в меньшей степени, чем могли бы при выборе иной модели поведения. И намного меньше, чем если бы он попытался объяснить: да, мальчик умер, но он сам виноват. И вчера был сам виноват. И завтра будет.
Так и до обвинения в серийных убийствах братьев-близнецов недалеко.
В течение всей поездки Артур держал тело Дрейка на руках. Указания таксисту давал взволнованным голосом. Совершал много мелких нервных движений: приглаживал волосы, поправлял воротник, пытался вытереть кровь со рта мальчика. Велосипед остался на месте происшествия – значительная жертва во имя убедительности.
Едва машина остановилась, Артур сунул водителю намного больше, чем причиталось за дорогу, и с обвисшим телом на руках побежал к дому. Вбежал внутрь, захлопнул дверь ногой, чего себе обычно не позволял. Прошёл в гостиную, сгрузил тело в кресло для умеренно неприятных, но нужных собеседников. Сам устроился напротив.
- Итак, мистер Дрейк. Я не знаю, как вы осуществляете своё оживление, но уверен, вы слышите меня. Я хотел бы озвучить вам своё предложение. Миллион крон - необычайно завышенная цена даже для человека, который ценит спокойствие. К тому же это будет разовой акцией, которая не принесёт пользы обществу. Я предлагаю вам иное. Постоянный источник дохода - в разумных пределах, конечно же. Крыша над головой. Обучение - это очень важно, оно раскроет перед вами все двери, - Артур не стал уточнять "кроме бронированной двери моего личного сейфа", но эта мысль отпечаталась бегущей строкой на его холодном лице. - Я могу устроить вас в приют, поверьте, на очень хороших условиях. И в случае примерного поведения и прилежания в учёбе вы будете получать определённую стипендию. Не с шестью нулями, само собой, но достаточно высокую. В ответ я хочу от вас интервью для заметки "Висперширского шёпота", совсем короткое. Что-нибудь о том, как вы себя чувствуете после столкновения, о том, как о вас заботятся. И о том, что вы сейчас абсолютно здоровы..
Чуть нахмурившись, Артур поправил безвольно свисающую руку мальчика. И снова вытер кровь, капли которой набрякли на по-детски мягком подбородке и грозили обивке кресла.
В глазах его мелькнула тревога.
- Я сейчас выйду из комнаты и вернусь через полчаса. Надеюсь, вы найдёте возможность снова организовать письмо с того света. Надеюсь, вы примете моё предложение.
"И обойдётесь без нелепой попытки ограбить меня", - не сказал Артур, но это также нашло отражение в бегущей строке.
- Спасибо за внимание, мистер Дрейк. Время пошло.

Отредактировано Arthur Hudson (09.08.13 23:07:22)

+3

6

Сказать по правде, умирать Арчибальду совсем не понравилось. Во-первых, чувство беспомощности шло вразрез с его понятиями о внутреннем комфорте, во-вторых, настоящая смерть не входила в планы мальчика, хоть и при определённом стечении обстоятельств не мешала посмертному обогащению.
По ту сторону жизни было довольно зябко и сумеречно, все краски поблекли и выцвели, запахи исчезли, букет ощущений сменился разными оттенками холода. Запоздалая здравая мысль бумажным корабликом кружила по серому зеркальному морю бессознательного. «Надо осторожнее сдабривать организм несертифицированными ядами. И написать Аддамсам укоризненное письмо. И взыскать с них капустную плантацию за причинение физического ущерба».
Из своей волшебной склянки Дрейк отпил ровно столько же, сколько и в прошлые разы, но что-то пошло не так. Впрочем, что-то пошло не так ещё в понедельник, когда мистер Хадсон вместо того, чтобы предсказуемо поддаться панике и угрызениям совести, хладнокровно избавился от трупа. Арчи мог бы авторитетно заявить, что подобное поведение выдало в банкире социопата. К сожалению, мнениями маленьких мёртвых мальчиков в этом суровом мире мало кто интересовался.
«Должно быть, яд накапливался, и мне следовало каждый раз уменьшать дозу» — то, что обыватели именуют душой, сделало пометку в воображаемом блокноте. Сознание, а если точнее то Осознание Себя Дрейком, не торопилось сливаться с ноосферой и растворяться в информационном потоке Вселенной, оно неотступно следовало за своим органическим вместилищем, анализировало, наблюдало. Фоном, очень приглушённо, сквозь гул спешащего автомобиля до Арчибальда доносились голоса из параллельных слоёв Бытия.
— Добро пожаловать в Чистилище! Ваш номер в очереди 698 245 123 666. Выход «А» - Райские Врата, Выход «Б» - Страшный Суд. Как только оператор назовёт ваш номер в сочетании с буквой, вы должны будете проследовать к указанному выходу. Спасибо, что умерли, ваша душа очень важна для нас! — интуиция подсказывала Арчи, что всё сказанное было обращено именно к нему. Следовательно, на разных слоях Бытия он одновременно сидел в очереди в Чистилище и парил вблизи от своего тела.
«В крайнем случае, я всегда могу стать призраком, незавершённых дел у меня предостаточно», — придя к выводу, что паниковать сейчас было бы последней глупостью, Дрейк взял себя в руки (насколько это возможно, не имея ни тела, ни сколь-нибудь внятного образа) и завис Разумным Облачком Мельчайших Частиц над собой, погрузившимся в кому.
Тем временем Артур Хадсон был корректен, сдержан и настроен на конструктивный диалог. Арчибальда всегда восхищали люди, способные не поддаваться эмоциям, что бы ни случилось, а уж этот тонкий деловой подход и вовсе восхитил малолетнего афериста. Ведь по сути своей и Хадсон, и Дрейк были коллегами, вот только финансово защищённый банкир, облечённый властью, играл на куда более высоком уровне. Арчи собирался его обойти. Возможно, не через год и не через пять лет, но непременно это произошло бы. Если бы Дрейк так глупо и нелепо не расстался с жизнью.
«Всё в вашем предложении хорошо, мистер Хадсон, кроме приюта» — Разумное Облачко Мельчайших Частиц вздохнуло. Арчибальд всегда мечтал о надёжном трамплине, который ему могла бы дать респектабельная семья. Такой семьёй для мальчика шикарнейшим образом мог бы стать Хадсон, но почему-то эта светлая мысль не пришла в разумную голову банкира. Который, к слову, как раз покинул комнату.
«Полчаса? Вы серьёзно? Мне же помощь нужна. Реанимация. Массаж сердца. Что-нибудь! Я же так совсем умру. На самом деле» —но дверь, за которой скрылся хозяин дома, оставалась безучастна к проблемам юного коматозника.
—Слышь, пацан, — в очереди, на соседнем слое Бытия к Арчибальду подсел подозрительный тип в подозрительной чёрной панаме и меховых тапочках. — Говорят, если учудить что-нибудь эдакое, можно влёт пройти очередь, за особые заслуги миновать Котлы и стать младшим демоном.
— Демоном? Я не верю во всю эту религиозную ерунду, лучше бы вы продавали пылесосы, — смерив собеседника мрачным взглядом, Арчи оглядел бескрайнюю очередь. Застрять здесь на вечность совсем не хотелось, и сам собой в голове мальчика стал созревать план. Чем занимаются демоны во всех этих сказочках? Собирают души. Следовательно, если заключить несколько контрактов с умеренно хорошими людьми, то с таким приданым можно было бы гораздо быстрее добраться до экскурсии по Кругам Ада, если бы они существовали, конечно.
Скептические настроения вернули сознание Дрейка к его телу, к которому он порядком успел привыкнуть за двенадцать лет.
«Через полчаса Хадсон вернётся, увидит, что я не очнулся, и снова меня закопает. Только на этот раз уже насовсем. Но если он всё же одумается и решит оказать мне помощь, то я, так и быть, оставлю свою затею с шантажом и вымогательством», — это своё решение Арчи поспешил донести до Артура, рванув за ним сквозь дверь Разумным Облачком Мельчайших Частиц. Найдя банкира, он врезался в идеально подстриженный затылок, пошурудил по паутинкам нервов, втирая в сам мозг мысль о благих и благородных намерениях.

+3

7

Выйдя из комнаты, Артур думал нанести визит зеркалу, но быстро опомнился.
Он не был достаточно близко знаком с Дрейком, но десяти секунд контакта, в течение которых тот был живым, хватило, чтоб составить о нём определённое мнение. За такими нужен глаз да глаз. И то, что пока мальчик не совершал ничего предосудительнее безвременной кончины, не развеивало опасений. Нет, Артур не собирался оставлять его без присмотра в милой своему сердцу гостиной и со свободными путями отхода.
К тому же было банально любопытно: как именно жизнь возвращается в тело. Заядлый материалист и реалист, Артур не допускал возможности существования действенных ритуалов для воскрешения мёртвых, но как-то же мальчишка каждый раз оживал! Этот вопрос не давал покоя, хотя существовали и более насущные. Например, как избавиться от шантажиста, не повредив своей репутации и не спровоцировав повторных случаев вымогательства. Или как в очередной раз свести кровь с одежды, не отвечая на расспросы о помидорах. Или почему прачка с многолетним опытом путает кровь с помидорными потёками... Впрочем, нет, последний вопрос не был насущным, совсем не был.
Решив посвятить оговоренные им же полчаса полезному делу, Артур взял со столика для почты присланные из банка сводки. До конца отпуска оставалось всего десять дней, а значит, следовало подготовиться, чтобы к его окончанию быть в курсе всех дел.
Устроившись прямо в прихожей, Артур погрузился в работу. Минут десять спустя он вынырнул из бумаг - из-за того, что локоть пишущей руки был на весу, закололо в запястье. Соблазн уйти в свой кабинет и посвятить остаток дня успокаивающей, занимающей весь рассудок работе, был велик. Целую секунду Хадсон даже думал, что подобное времяпрепровождение стоит возможности быть ограбленным, но быстро себя одёрнул. На собраниях анонимных трудоголиков собратья по проблеме рассказывали о таких побуждениях и говорили, что ни в коем случае нельзя им поддаваться. Волевым решением отложив документы, Артур даже встал с дивана, чтоб быть от них подальше.
Он прислушался. В гостиной стояла тишина, будто там никого и не было.
"Может, он уже написал ответ?" - подумалось Артуру. Соблазн заглянуть был так же велик, как и желание проработать до глубокой ночи.
Обычно Артур не оказывался в сложном положении между двумя одинаково неправильными желаниями, но вся неделя у него выходила абсолютно нетипичной. Он уже пять лет как не выходил в отпуск. И, что важно, он тридцать шесть лет кряду не убивал маленьких мальчиков. Как-то не приходилось.
Конечно, нарушать собой же установленное время на раздумья не следовало. Но альтернатива – блаженная, бесконечная работа – могла затянуть очень надолго, в таком случае нельзя было бы даже говорить о каких-либо сроках, не то что половине часа. К тому же в мыслях возникло непонятное ощущение - прохладное, искристое. Оно призывало к тому, что непременно нужно зайти и помочь мальчику. Как именно помочь - не уточнялось. Собственно, это было нечто, наиболее близкое к пробуждению внутреннего голоса из всего, что случалось с Хадсоном ранее.
Решив, что в случае чего можно будет извиниться, Артур постучал в дверь и вошёл.
Он был готов ко многому. К тому, что живой и здоровый Дрейк рисует на стене кровью прачки. К тому, что живой и здоровый Дрейк как раз заканчивает обчищать тайник номер семь, размещённый в гостиной. К тому, что живой и здоровый Дрейк снова подстережёт движение раскрывающейся двери и моментально перестанет быть живым.
Но не к увиденному.
Казалось, мальчишка стал выглядеть ещё хуже. Мертвенная бледность заливала его лицо, глаза запали, а поза была всё той же, в которой Артур его оставил.
"Неужели он всё-таки?.. Нет, я не мог нанести ему несовместимые с жизнью повреждения. Я ведь ехал на велосипеде, не на машине. И не с такой уж высокой скоростью; он не ударился головой при падении, ему не от чего было умереть".
- Мистер Дрейк, я прошу прощения за свою вольность, - сказал Артур, снова пытаясь нащупать пульс. И вздрогнул от того, какой холодной была кожа под его пальцами. - Мистер Дрейк?
Желание закрыться в своём кабинете вновь овладело им.
Но поддаваться ему было нельзя.
Артур принялся расстёгивать потрёпанную, потёртую рубашку. "Если он действительно намерен шантажировать меня, то подобная ситуация - просто идеальный компромат". Но другого выхода не находилось - нужно было прослушать сердце. Прижавшись ухом к щуплой груди, Артур замер в небывалом напряжении. От тревоги покалывало кончики пальцев. В абсолютной тишине слышно было тиканье часов на другом конце комнаты, птичий пересвист на улице. И вот - тихий, сомнительный звук - биение сердца.
"Неужели я каждый раз закапывал живого?" - озарило Артура. Это многое объяснило бы. Возможно, Дрейк более обычных людей склонен к летаргическому сну или способен вызывать его произвольно. Отсюда и таинственные воскрешения, и письма с требованием денег, и, что важно, просьбы уделять больше внимания жертве и заворачивать её в пластиковый мешок.
Всё одно к одному - но Хадсону не удавалось избавиться от мысли, что он на самом деле мог стать причиной такого состояния Дрейка. И в этот раз он не сумел бы снова взяться за лопату, хотя это было бы решением всех проблем.
Стащив мальчика с кресла на пол, Артур встряхнул руками, оживляя в памяти руководство по первой помощи. "А ведь если я сломаю ему несколько рёбер, откачивая, то подтвержу свой статус маньяка, - подумалось ему, когда он начал ритмично вдавливать ладони в грудную клетку Дрейка. - И педофила, - уточнил он, набирая полные лёгкие воздуха и выдувая его в рот мальчика. - Это всё из-за того, что я вышел в отпуск".
Внутренний голос провернулся в непривыкшем к нему сознании и пробормотал: "Так держать, парень, так держать".
Если бы Артур не был так занят, он непременно бы спросил, что, по мнению внутреннего голоса, следует продолжать: катиться по наклонной или делать массаж сердца.

Отредактировано Arthur Hudson (10.08.13 23:30:10)

+3

8

— По вашему костюму, мистер, вижу, что вы знаете цену времени и не любите прозябать в неизведанности. У меня для вас есть потрясающее предложение: вы ставите свою подпись под этим контрактом – и ваша душа уже к ланчу будет находиться в финальной точке путешествия, а не в этой бесконечной очереди, — получив подпись, Арчи добавил очередное соглашение в общую папку. Скука и предпринимательская жилка сподвигли его на спешную организацию бизнеса. Никакой заметной прибыли Дрейк пока не получил (хотя в его волшебной папке было уже более тридцати контрактов), но интуитивно догадывался, что двигается в верном направлении.
Вдруг ощущение резкого удара в область грудной клетки вернуло интерес к безвременно покинутому душой телу. Разумное Облачко Мельчайших Частиц зависло над банкиром, производящим некие манипуляции с Дрейком. Одобрительно повибрировав в окружающую среду, Облачко безмолвно прокомментировало, что именно так мистеру Хадсону надлежало поступить в самый первый день его летального знакомства с мальчиком.
Говорят, за мгновение до смерти вся жизнь проносится перед глазами. В случае с Арчи – в момент экстренного оживания он стал счастливым обладателем сакрального знания о расположении нескольких тайников в доме банкира.
Приступом страшнейшего кашля Арчибальд известил своего спасителя о том, что его навыки оказания первой помощи не устарели, а сам Хадсон может не только отлично копать, но и качественно спасать жизни. Открыв глаза, мальчик жадно глотал ртом воздух и смотрел на Артура со смесью укоризны, лёгкого чувства вины и вызова, мол «ничего, этот план провалился, придумаем новый». Но как только мозг в нужной степени насытился кислородом, Дрейк «вспомнил» новое знание о тайниках и своё обещание оставить самый большой денежный мешок Виспершира в покое.
— Чтобы не было никаких недоразумений, я официально признаю, что ваша взяла, — сев на полу, Дрейк облокотился на вытянутые руки и снова прокашлялся. — Не подумайте, что я навязываюсь, но вы, случаем, не хотите предложить мне чая с чем-нибудь сладким? Всё же я только что был в некоторой степени мёртв.
Невозмутимо застёгивая рубашку, мальчик сосредоточенно глядел на собственные пальцы. Те предательски дрожали и, казалось, стоит отвести взгляд – и всё, они полностью выйдут из-под контроля и вместо того, чтобы расправиться с пуговицами, захватят если не мир, то пару заложников.
— Насчёт вашего предложения, — тут Арчи впервые с момента воскрешения посмотрел Хадсону прямо в глаза своим чистым, невинным, лазурным взором. — Вы бы не хотели меня усыновить?
По затянувшейся паузе Дрейк понял, что с единоличным владельцем первого и единственного Висперширского банка договориться не так уж просто даже в тех вопросах, которые касаются денежных только косвенно.
— К слову, не могу не отметить вашу задумку с тайниками. Вы весьма хороши.

+3

9

Нарушение личного пространства вышло по меньшей мере вопиющим. Стоило мальчику подать признаки жизни, как Артур незаметно, но экстренно отодвинулся на расстояние в две пристойности и ещё одну допустимость. Как он ни старался, во время искусственного дыхания не удалось избежать контакта с кровью, и сейчас можно было только вытереть губы и пообещать себе прополоскать рот обеззараживающим средством при первой возможности. А Артур Хадсон как никто умел создавать и реализовывать возможности.
Он пронаблюдал за приходящим в себя Дрейком и оценил выдержку: даже критическое состояние не выбило того из роли. Мало кто из маститых адвокатов мог так держать лицо, что уж говорить о бездомном подростке.
- Я безмерно рад, что мы разрешили все наши недоразумения, какая бы первопричина ни лежала в их основе, - полный умеренного сожаления взгляд скользнул по безнадёжно испорченной обивке кресла. - Вы правы, чай с чем-нибудь сладким стал бы уместным завершением реанимирующего процесса.
Артур чувствовал, что говорит слишком официально, но это было естественной реакцией на вынужденный слишком близкий контакт с человеком, которому он даже не был представлен.
Он направился на кухню, где включил чайник. Пока грелась вода, зашёл в ванную и с наслаждением почистил зубы и освежился. Несколько минут спустя он вернулся с подносом и принялся расставлять приборы. Не то чтобы ему часто приходилось накрывать стол для бездомных, но в данной ситуации требовалось проявить сочувствие к едва живому мальчику, и Артур не видел причин для отказа. К тому же ему действительно хотелось поговорить со столь хитроумным вымогателем. Он думал, что защищён от большинства попыток шантажа, - и знание новой методики могло пригодиться для дальнейшего совершенствования защиты.
- О, спасибо за комплимент тайникам, - Артур не мог не отметить множественное число - при том, что в гостиной скрытый сейф был всего один. Впрочем, Дрейк уже как-то проник в дом однажды, чтобы оставить в укромных уголках послания. Артур уже принял меры против возможного повторения такого визита, но всё равно отметил для себя оговорку насчёт тайников. - Не подумайте, что я не доверяю своему банку, я просто диверсифицирую риски.
Он отпил чая, отломил кусочек печенья. Задумчиво раскрошил его на салфетку, выдерживая паузу. Усыновлять Дрейка он не собирался и был рад, что тот это понимает. Оставалось надеяться, что в процессе уговоров больше не будет использоваться имитация летального исхода.
- Я правильно понимаю, что все эти инсценировки преследовали одну простую цель: вывести меня из равновесия и заполучить некий объём денежных средств? Должен сказать, что задумка была действительно нетривиальной. Но, как мы оба заметили, эффекта она не возымела. Мне кажется, успеха можно было достичь привлечением ещё одного фальсификатора, который выдавал бы себя за родственника жертвы и требовал бы крови убийцы. И лишь ценой долгих уговоров он соглашался бы на достойную компенсацию. Да, такой метод в значительной степени повысил бы вероятность прибыли.
"Чрезвычайно умный ребёнок. Надеюсь, достаточно умный, чтоб больше не избирать меня своей целью".

Так, под хрустящее печенье с имбирём, шёл разговор о бизнес-планах, смертях и рассчитанном коварстве. Висперширцы с достатком выше среднего испытывали необъяснимую тревогу.

Отредактировано Arthur Hudson (18.08.13 17:02:01)

+3

10

Арчибальду определённо нравилось быть живым, и аромат чая с бергамотом служил лишним доводом в пользу жизни. Любой висперширец, окажись он сейчас в гостиной мистера Хадсона, непременно бы принялся озираться по сторонам и тихонько ахать на каждую деталь интерьера, будто в музее. В отличие от рядового висперширца, Дрейк был прекрасно знаком с внутренним обустройством жилища банкира, и потому ничто не отвлекало мальчика от дегустации вкуснейшего чая.
— На вашем месте я бы всё-таки не доверял банку, даже собственному, — тёмный, с насыщенно-красным оттенком напиток согревающе коснулся всё ещё слегка синих губ Арчи. — Не знаю, почему это до сих пор никому не пришло в голову, особенно учитывая, что большая часть ваших работников уже оказалась по ту сторону жизни. Призраку ведь ограбить банк гораздо проще. Возможно, после смерти деньги уже не кажутся необходимым средством к благополучию – и всё дело в этом? В любом случае, если я когда-нибудь стану призраком (а, как мне кажется, это неизбежно), всенепременно попробую осуществить свой план.
Нынешнее гостеприимство Артура удивило бы Дрейка, но мальчишка уже на собственном опыте узнал, что от банкира можно ожидать чего угодно. Наверняка в шкафу этого уважаемого горожанина прячется парочка скелетов. И, в свете последних событий, скелеты могут оказаться не метафорическими.
Вопрос об усыновлении был деликатно замят, что вынудило Арчи дипломатично отступить назад в свободное, беспризорное настоящее.
— Вы всё верно поняли, — Дрейк загрёб сразу пригоршню печенья из хрустальной вазочки. — Согласен с вами, минусы моей затеи очевидны. К сожалению, я пока не обзавёлся достойным доверия помощником, но это ведь не повод стоять на месте, забросив планы и тягу к самосовершенствованию.
В маленькой чашке из тонкого фарфора умещалось до неприличия мало напитка, а серебряные щипцы для рафинированного сахара будто бы специально были созданы такими миниатюрными, дабы защитить всех толстосумов от диабета. Выуживая этим странным агрегатом из сахарницы восьмой кубик, Арчи понял, что стареет и, возможно, употреблять столько сахара действительно вредно. Разминая пальцы, пострадавшие от буржуйских наклонностей Хадсона, Дрейк задумчиво проговорил:
— Впрочем, уверен, моя схема и так бы сработала, ошибка была только одна – вы, — мальчик укоризненно посмотрел в глаза Артуру. — Согласитесь, далеко не каждый добропорядочный житель Виспершира примется с завидным постоянством закапывать чей-нибудь труп у себя на заднем дворе. С вами всё в порядке, мистер Хадсон? Вы хотите об этом поговорить? Не в обиду вам будет сказано, но в вашем психологическом портрете я совершенно неожиданно обнаружил черты, свойственные мне. Вы чувствуете эту общность? Мы связаны, — уверенно подытожил Дрейк и цапнул из вазочки последнюю печеньку.
Арчи не собирался расставаться со своими планами на миллион крон, благо в Виспершире хватало богатых и респектабельных горожан. К примеру – мэр. В свои преклонные годы он не только богат и наделён властью, но также не имеет законного наследника. Да, насчёт кандидатуры мистера Пайтона Дрейку предстояло как следует поразмыслить. Возможно, спустя пару заварников и одно ромовое пирожное он даже спросит мнение Хадсона на сей счёт, ну а пока…
— Мистер Хадсон, печенье закончилось, — тактично заметил Арчи, слизывая с пальцев крошки. — Но я точно знаю, что на кухне у вас припасены шоколадные кексы и пирожные из «Как творить историю».

+3


Вы здесь » Задверье » чердак; » Кто бы мог подумать, что в мальчишке окажется столько крови


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC