Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Танго втроем, или танцуют все!


Танго втроем, или танцуют все!

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Место группового словоблудия: бар "Кошечка Своровски", где-то за углом.

Участники оргии: Кеннет Росситер, Иветт Тьерри, Лекстон Корх

Что деется:
Бравый патрульный, находясь при исполнении, приходит в бар, чтобы снять регулярную пробу с контрабандных напитков и кого-нибудь на вечерок, а вместо этого видит занятую оживленным разговором пару: хорошо ему знакомого правонарушителя и юную подозрительную особу, возможно, сообщницу старого афериста.
И молодой демон вступает в неравную борьбу со старым за пинту горького и обладание невинной душой и грешным телом актрисы.

А музыкальный автомат тем временем играет танго.
Кто в этом трио кого перетанцует, господа присяжные?

0

2

Назвался груздем - полезай в кузов. Хотя время было уже не детское, и юной леди давно пора было в постельку, старому демону пришлось-таки вести ее в "Кошечку"
Он рассудил, что стакан молока на ночь лишним не бывает, от козьего молока детям так сладко спится!

Спутница опиралась на его ветхую руку со всей страстью и напором молодости. Идти на высоченных шпильках ей явно было непросто, так же как и Шаху, припадающему на левую подагрическую ногу. Пару раз Иветта споткнулась о длинный подол своего вечернего платья, запуталась шпилькой в ткани, и в результате демон чуть не получил проникающее ранение большой мозоли на пальце правой ноги.

"За что мне все это?" - в тоске размышлял он, волоча на себе юную звезду. - "Сидел бы сейчас в библиотеке, беседовал с бюстом Убильяма, слушал бы расслабляющее сфинктер журчание биде"
Но было поздно. Действительно поздно: кукушечка в его часах только что накуковала 23 часа с четвертью. "Снова не удастся выспаться, - продолжал жаловаться Шах сам себе, - а ведь в моем возрасте крепкий сон - залог здоровья и хорошего настроения"

Настроение было так себе, а если быть честным - совсем никак. На лице демона выступили явные признаки приближающейся депрессии, с которой мог не справиться только демон психиатрии Андрас.

"Интересно, сколько с меня сдерут за молочный коктейль? - обсессивно-компульсивно тревожился Шах, трепетно относившийся к своему потрепанному кошельку, - Молоко -то нынче недешево, да и козы наперечет. Хотя вряд ли она много выпьет - ну пинту-другую, делов-то! Вон худая какая, в чем душа держится, не ест-не пьет, форму блюдет для сцены."
Демон вообще-то любил женщин фигуристых, с обтекаемыми  объемами, со всякими округлыми выступами, за которые можно было в случае чего ухватиться.
И чтобы рыжая, да-а...
А тут...

"Что если она сейчас упадет? - думал он, в очередной раз удержав свою визави от встречи с бордюрным камнем, - ведь и я упаду прямо на нее и разобьюсь об эти выступающие ключицы! Что за молодежь пошла, совершенно не ценят вкус сытной и здоровой пищи"

Но тут впереди тускло засветились полуподвальные окна бара. Ночных бабочек вокруг не наблюдалось, зато комаров было много, и кусались они нещадно. Под фонарным столбом что-то искал подвыпивший житель Виспершира.
Демон заторопился, мечтая поскорее занять сидячее положение и отведать пинту горького.
-Раньше сядем - раньше выйдем", - авторитетно сообщил он даме и повлек Иветту в чрево "Своровски"

Отредактировано Kenneth Rossiter (03.06.13 18:41:18)

+4

3

Когда впереди призывно замелькали яркие огни "Кошечки Своровски", Иветт облегченно вздохнула. Наконец-то закончатся эти мучения. Она уже порядком устала уворачиваться при ходьбе от заныканной в кармане престарелого поклонника пустой, но вполне весомой бутылки из-под бордо. Та, видимо, стараясь отомстить за нанесенное еще в гримерке оскорбление, развязно болталась в широком кармане спутника Иветт, заодно ощутимо хлопая по бедру девушки и сбивая ее с умеренного такта плавной поступи. Один раз,  когда гадкая тара особенно нагло приложила актрису по бедру так, что каблук зацепился за кружевной подол, Иветт даже чуть не выругалась, как главный осветитель их театра  Нахмуд, которому  светильник упал на ногу.
   
Но она только мило улыбнулась спутнику, стараясь покрепче вцепиться в руку, а потом еще и чуть повисеть на ней. Ничего, пускай терпит, мой старенький козлик, -  радуя саму себя, приговорила его к прозвищу Иветт. - Мой - потому что мой поклонник и именно в мою гримерку принесла его нелегкая. Старенький, ну ...кто скажет, что он молоденький, пусть первый  вытащит меня из сценического гроба! А уж при его любви к молоку, ну не козочкой же его называть. И пришедшая в благодушное настроение, прима замурлыкала себе под нос на известный детский мотивчик "Жил-был у девушки старенький козлик ...".
 
Впрочем, вскоре Иветт озадачилась - а не вздумает ли и правда старенький козлик поить ее молоком? Ну не козел же он в самом деле? Она что, сейчас идет, спотыкаясь об украденную у нее же стеклотару, чтобы попить диетический напиток в баре? После удачной премьеры и неудавшегося покушения? Ну уж нет, это пусть он натягивает на свою старую печень   молочные памперсы. Она, Иветт намерена вволю повеселиться. Она это заслужила! И когда они зашли в радующийся каждому платежеспособному гостю бар "Кошечка Своровски", Иветт сразу глазами отыскала бармена, а потом уже царственно окинула глазами помещение, оставляя право выбора столика за спутником. А за собой - право выбора напитков. Иветт желала веселиться и радоваться жизни, пусть даже пока со стареньким козликом.

А дальше, попьем - увидим.

Отредактировано Yvette Thierry (03.06.13 22:56:22)

+4

4

Смена недавно закончилась и патрульный Корх, с видимым наслаждением сменил полицейскую форму на более удобные и приятные как для тела, так и для души, а в донном случае для очень «скромной» демонической сущности, черные брюки и рубашку позитивного, с точки зрения Лекса, красного цвета. Для полного душевного спокойствия не хватало только самой малости, и малость эту Лекс намеривался восполнить в так, кстати, попавшемся на пути баре. Это злачное заведение вызывала у него особенно теплые чувства, благодаря своему названию и весьма неплохому пиву. Так что демон рассчитывал насладиться приятной атмосферой, хмельным напитком и заодно проблюсти моральный облик горожан. Конечно в отсутствии формы эффект бот его появлению будет не тот, но те кому доводилось встречать на своем пути рыжего демона едва ли скоро забудут его наглую рожу, и еще долго будут шарахаться от всех рыжих особей, особенно мужского пола.
И каково же было его удивление, когда войдя в бар, Лекс едва не налетел на весьма колоритную парочку. Мужчину он опознал по затылку и уже не первый день виданному пиджаку. Демон едва не взвыл, испытав недостойный позыв вцепиться руками в шею данного индивида и изгнать в гиену огненную путем уничтожения телесной оболочки. Но столь примитивный путь недостоин демона и Лекс самоотверженно сдержался, но руки на всякий случай спрятал в карманы. А то еще задумается и не заметит, как тело само воплотит порыв перетруженого мозга. Не то чтобы данный гражданин чем-то сильно насолил Лексу, не считая милиада убиенных нервных клеток. Но вот сейчас видеть старого демона совеем, не хотелось. Ведь опять придется его штрафовать, нельзя же нарушать заведенную традицию. А Лекс как назло забыл бланки в отделении. Но и не оштрафовать нельзя, иначе Кеннет, а это, несомненно, был он, окончательно распоясаться и начнет грабить и убивать прямо под окнами полицейского участка! Ну, или чем там занимаются эти «божий одуванчики» содержащие заведения, содержанию которого позавидую не разграбленные гробницы фараонов?
Лекс так отвлекся, прикидывая, за что Кеннету светит штраф на этот раз, что не сразу обратил внимание на его спутницу. Взгляд демона внимательно скользнул по фигурке девушки, и сразу стало понятно, куда девается вся выручка с обеих лавок. Очевидно, что молодая и весьма привлекательная спутница демона не могла быть никем иным как его содержанкой. Странно только, что Лекс об этом не знал. Слухи и новости в Виспершире распространяются опережая события, а тут такой пикантный факт и упустили. Наверно эта новость просто померкла на фоне очередного убийства.
Очень и очень жаль, надо будет потрясти Кеннет по поводу левых доходов со всем пристрастием. В этот раз простой сдачей заезжего «челнока» с нелегальной партией виски он не отделается.
- Добрый вечер Кеннет. – Пропел Лекстон, останавливаясь прямо за спиной демона. Лицо Корха сияла улыбкой увлеченного патологоанатома обнаружившего под своим скальпелем весьма занимательный случай. – Решили принять рюмочку снотворного на сон грядущий?

+2

5

Шах, занятый изучением карты напитков, которую он так долго ждал от сонного бармена, чуть не подпрыгнул, услышав за спиной знакомый голос закона.

«Да чтоб тебя и все полицейское управление в целом, Лекстон! – мысленно выругался он. – Опять зашел с тыла!»
Наученный горьким младенческим опытом, приобретенным во время пребывания в яслях ордена Втулки, демон привык отбиваться руками и ногами от каждого, кто неожиданно подкрадывался сзади. Воспоминания о многочисленных клистирах до сих пор жгли огнем его собственный.
Однако в появлении патрульного были и свои приятные стороны, этого Шах отрицать не мог.
Молодой констебль Виспершира был:
А) молод
Б) достаточно привлекателен, чтобы обратить на себя внимание юной дивы подмостков
В) рыжий!
«Эх, и почему  такие роскошные рыжие волосы достались этому  наглецу? – досадовал Шах. -  вот если бы Иветт была рыжей, все могло бы сложиться совсем по-другому.»

Он уповал на то, что звезда тоже питала слабость к рыжеволосым, и поэтому не стал делать вид, что не узнал патрульного.

- Да вас и не узнать без формы, офицер Корх! – приветливо пропел он.  – Какой вы, однако, сегодня… полный контрастов, - намекнул он на противоречие между черными брюками и красной рубашкой Корха. - Разрешите представить: мисс Иветт Тьерри, примадонна нашего областного театра. И тоже любит черное – гробы, например. Мисс Тьерри , - перед вами храбрый защитник покоя висперширцев, офицер полиции Лекстон Корх. Прошу любить – демон специально поднажал на последнее слово, - и жаловать. Что будете пить, мистер Корх? – заключил он свою приветственную речь.

Вечер складывался на редкость неудачно: кроме Иветт ему теперь придется платить и за выпивку Корха. Это уже было за гранью добра и зла, а демон любил умеренность. Во всем.
И поэтому всеми фибрами души надеялся, что эти двое понравятся друг другу и избавят его от необходимости платить за всех, решив провести остаток вечера вдвоем.

Отредактировано Kenneth Rossiter (05.06.13 10:58:44)

+4

6

Она давно поняла, что уповать в этом мире на справедливость - невыгодная трата времени и эмоций. А то бы, конечно, она расстроилась и попыталась  возопить к судьбе с гневной тирадой - ну зачем полицейскому такая ослепительная, просто невероятная рыжина? Кого  вдохновлять - убийц и насильников? Может быть она ему даже мешает, например, сидеть в засаде. Иветт не была уверена, но, кажется, где-то слышала, что полицейские в них сидят или лежат, да кто их знает, как они там устраиваются. А его оранжевая макушка, наверняка, призывно семафорит в радиусе километра - внимание, господа насильники и убийцы, здесь полицейское лежбище!

  Иветт незаметно вздохнула - а вот на сцене, распустив длинный огненный шлейф волос, можно выразительно пометаться в каких-нибудь страданиях, чтобы потом красиво умереть и прочувственно лечь в гроб. Только вовсе не  черный, старенький козлик в молоке может и сведущ, а вот в сценических гробах ничего не смыслит! Только зеленый! Изумрудный, травяной, салатовый.

  Размечтавшаяся Иветт вдруг опомнилась, сообразив, что непозволительно долго разглядывает  роскошный цвет волос и улыбнулась так, чтобы сразу было ясно - рыжих она одобряет! А уж тем более офицеров полиции, защитников покоя, сидящих в засаде, или лежащих, кто их там знает ... 

   Иветт, которая до сих пор держалась за руку своего спутника, вдруг резко ее отпустила, как если бы внезапно обнаружила вместо нее гремучую змею, ну или крысу на худой конец.  Глаза талантливой актрисы из светло-карих  вдруг стали медово-золотистыми, а голос наполнился легким придыханием, обретя мягкий глубокий тембр.

- Очень приятно, офицер Корх, - чуть протянула Иветт, - Сегодня в честь удачной премьеры горячий поклонник театрального искусства мистер Росситер пригласил меня выпить бокал... козьего молока, - Прима повела плечом и так взглянула на огненноволосого мужчину, что тот, если не страдал сильной близорукостью, должен был прекрасно понять, что думает Иветт о коровьих, верблюжьих, ослиных и прочих надоях. Особенно в день своей премьеры.
- Не отказывайтесь, офицер. При вашей работе вам необходима двойная, нет, тройная порция любимого напитка нашего общего друга. Мы отдадим должное козьему молоку, а главное  - бесконечной щедрости мистера Кеннета,  - мстительно припомнила Иветт припрятанную пустую бутыль из-под вина.
 
   И, не удержавшись, снова подняла золотистый взгляд на рыжую шевелюру.

+4

7

В целом реакция Кеннета на его появление Лексу понравилась, это удивление, это внутреннее возмущения и практически бегущей строкой вспыхнувшая в глаза фраза: чтоб тебя ангелы любили. Но как истинный демон Кеннет просто не мог не обломать ему кайф и если оценивающий взгляд Лекса нисколько не насторожил, то вот полыхнувший во взгляде интересе, или, не дай тьма и бездна, надежда. Все это требовало глубоко анализа и осмысления, и желательно где-нибудь подальше. Жаль, очень жаль, что вымотанный за день общением с гражданами патрульный Корх слишком расслабился, скинув привычную форму. Так расслабился, что чуть не вышел на улицу в жемчужине своей гардеробной коллекции – красных трусах - семейниках с черными «следами» кошачьих лап. Одуматься его заставил неприятный сквознячок, намекнувший о возможности застудить оба тех места, которыми Лекс предпочитал думать. Зато в итоге Кеннет оценил его старания по достоинству. Оставалось только догадываться, как бы он оценил ту самую «жемчужину» коллекции.
- Разрешите представить: мисс Иветт Тьерри, примадонна нашего областного театра.
Кеннет разразился целой речью, явно хвастаясь своей спутницей. А ведь Лекс никогда не замечал за ним теги к театру, или к актрисам.
«Должно быть, первое проистекает из второго.» - решил Лекс, окидывая девушку внимательным взглядом, но делая не слишком откровенно, так чтобы никто не заподозрил его в подозрениях. Именно так. Поэтому Лекс ненавязчиво так скользнул взглядом по стройной фигуре снизу вверх и лишь истинно демоническая невозмутимость и философское отношение к жизни позволили ему остаться на месте. Хищный взгляд, брошенный примадонной в сторону лексового «гнезда», в смысле лексовой прически, прибывающей в «легком» художественном беспорядке, вызвал желание надеть каску. На мгновение Лексу показалось, что с него сейчас будут снимать скальп. Он на всякий случай окинул девушки еще более внимательным взглядом, практически ощупав визуально. На первый взгляд, как и на три последующих, прятать оружие под платьем было негде. И может быть демон даже купился бы на это, но у Лекса был огромный жизненный опыт по части женского коварства. У него была сестра! С которой он даже умудрялся жить. Да и иной опыт времяпрепровождения в обществе демонесс давал возможность уяснить, что в хорошей резинке трусов можно спрятать пропитанное ядом лезвие и даже суметь не порезаться им. А эта демонстративная «безоружность» ясно давала понять, что перед ним очень опасная и коварная особа. Сообщница?
Лекс бросил внимательный взгляд на старшего демона. Кеннет как обычно старательно изучал в пространство наивность трехгодовалого человеческого детеныша, чем вызывал желание провести лоботомию и изучить все его скрытые помыслы под микроскопом.  Но как истинный демон Лекстон принял правила игры, изобразив максимально адекватную улыбку, на которую был способен. Лишь капля безумия отражалась в глазах, хотя это конечно всего лишь игра причудливого освещения бара. И демон приветственно склонил голову.
- Рад нашему знакомству мисс Тьерри. Вижу, вы разделяете оригинальные вкусы вашего э… спутника. – Лекс старательно прикинулся слепым, глухим и тупым не замечая мимических посланий девы. Но все же он не был совсем уж законченным эгоистом, тут ему явно было куда расти, по этому, вздохнув Лекс продолжил: – Жаль только что молоко тут не подают. Я узнавал.
Правда узнавал. На той неделе Лекстон нашел на улице котенка, когда шел со смены. Продуктовый уже не работал и Лекс пошел искать пропитание животному по тем заведениям, которые работали. Поискать молоко дома он, конечно, догадался в последнюю очередь. Ну что ж, с каждым бывает. Ведь так?
Фразу про щедрость Кеннета демон предпочел не заметить, списав на слуховые галлюцинации. Что поделать, тяжелый день и такой неожиданный вечер. И не такое начнет мерещаться. Хотя прикорнувшая буквально на секунду паранойя тут же встрепенулась, хватаясь за новые факты.
- Здесь подают недурственный коньяк. И даже пиво не разбавляют. – Последний факт, Лекс высказал, чуть ли не с гордостью, будто это была его личная заслуга. Хотя отчасти так и было. О том, каким занудным и придирчивым, а главное мстительным, может быть рыжий полицейский, знали, пожалуй, все торговцы спиртного в городе. Выполнив свой долг по рекламе «Кошечек» Лекс отдал свой голос в счет первого из названных им напитков, о чем и известил бармена.
После принятия ста грамм волшебного напитка ситуация обязательно прояснится. В этом Корх не сомневался, хотя увещевания его неожиданных собутыльников и повальные предложения выпить настораживали и демон на всякий случай решил держать свой бокал в поле зрения. Во избежание так сказать.

+2

8

«Хорошо пошла!» - со смесью  зависти и раздражения подумал Шах, наблюдая, как констебль опрокинул первую стограммовку для храбрости. По своему опыту он знал, что расхрабрившись,  за первой последует вторая, за ней – третья, и так далее и все так же бесподобно.

Замечание патрульного об отсутствии в баре молока  выбило Шаха из привычной колеи уверенности в себе. Вот это был сюрприз так сюрприз! Просто картина маслом «Не ждали!» Как это не было, когда Шах точно знал, что было. А какого, спрашивается, дьявола, бар носил название «Кошечка»? Кошки пьют не коньяк, а молоко, из чего демон и сделал вывод о наличии оного в заведении. Сам-то он его никогда не заказывал, но пребывал в твердой уверенности, что оно существует.
«И почему я не повел даму в кондитерскую «Как творить историю» или в ресторан «Безумная пчелка» - раскаивался в своей непредусмотрительности Шах. – «Тогда бы и встречи с Корхом удалось избежать…»
Но что пользы было плакать по скисшему молоку. Надо было как-то остановить этот праздник благотворительности и как можно скорее утолить жажду патрульного. Но как? Этого демон пока не мог придумать, ошеломленный быстротой и натиском своего юного антагониста.  К тому же терзался скорбью по поводу своих финансов, которые, как показывало начало встречи, к концу ее хором исполнят реквием.

Отложив месть на потом, Шах вспомнил об Иветт, втихаря от него строившую глазки представителю закона. Не успел отвернуться – и на тебе! Вот буквально на секунду отвлекся на дизайнерскую рубашку Лекстона, а она тут же воспользовалась шансом! И Лекстон вроде бы ничего не имел против, только как-то слишком крепко держался за свой бокал, видимо, опасался, что Иветт посягнет на его содержимое.
«Да, стар ты стал, Кенни, - вздохнул Шах, - не угнаться тебе за этими молодыми прожигателями своих жизней и твоего кошелька»
-Офицер, - громко обратился он к Корху, - Я пойду вымою руки перед едой. Прошу вас, следите за мисс Тьерри в мое отсутствие, она еще несовершеннолетняя и пить алкоголь ей категорически нельзя. К тому же у нее аллергия на спиртное – я проверял.

Потом склонился к  ушку Иветт, украшенному жемчужной сережкой, и интимно прошептал, так чтобы не расслышал патрульный:
-А вы, мисс,  следите за офицером Корхом. То, что он без формы, это все маскировка; на самом деле он при исполнении, круглосуточно работает под прикрытием в отделе нравов, изображая сутенера. Вот пристанет к вам, а потом сам же и обвинит в непристойном поведении – и исполнять вам тюремный шансон, а не лежать в театральном гробу с обивкой из зеленого шелка.

У него было в запасе как минимум четверть часа для того, чтобы сбегать в магазин уцененных товаров неподалеку от бара, и вернуться с бутылкой обезжиренного молока для Иветт.

Отредактировано Kenneth Rossiter (06.06.13 01:32:48)

+4

9

Иветт Тьерри не просто являлась примой "Зеркальной маски". Она  не только любила овации и признание, она обожала свою работу, она была Актрисой. И сейчас ее актерское чутье легко распознало фальш. Так опытный дирижер прекрасно слышит даже одну, неправильно взятую ноту в шумном музыкальном узоре, или знающий механик на слух различит выбивающуюся из общего слаженного шума мотора одну, не успевающую  за ритмом деталь.
   
Этим мужчинам не хватало актерского мастерства. Они разыгрывали свой, только им обоим понятный этюд, в котором Иветт отводилась роль то ли безмолвного статиста, то ли приятной глазу декорации. Быстро все сообразив, молодая женщина рассердилась.
     
Вечером, после успешной премьеры,   она легко могла бы найти себе компанию для спокойного, безоблачного отдыха, но ей понравился старичок, хотя и откровенный жмот, конечно. Он сумел быть оригинальным там, в гримерке да к тому же сильно напугать ее, целых два раза. Первый, когда она подумала, что он ее сейчас убьет, а второй, когда совсем наоборот. И бесконечное облегчение от мысли, что ни того, ни другого не случилось. Столь необычного знакомства у нее еще не случалось, поэтому она и рассчитывала на нестандартный милый вечер, пусть даже с козьим молоком.
 
Но все оказалось не так. Очередное разочарование. Иветт достаточно пожила для того, чтобы перестать этому удивляться, а тем паче огорчаться. В таких случаях одна немолодая актриса их театра, басовито говорила, попыхивая сигаретой и пожимая плечами: "Ну что же ты хочешь, дорогуша, от хомо козлинус вульгарис, мужчины обыкновенного?"
 
Иветт хотела одного - отдохнуть. Премьера - нелегкое испытание, полное искренних переживаний и волнений. Бесконечные репетиции, споры с режиссером, ах, да разве это объяснишь вот, например, этому полицейскому а-ля сутенеру. Иветт подняла на него взгляд, ставший насмешливым, затем посмотрела в спину неудавшегося пожилого маньяка, одержимого поисками козьего молока. Шансон, значит ... А еще рыжий. Повернулась к бармену и, подав ему знак, громко заказала.

- Один коктейль "Пошлю его на ... !" И не зубудьте вишенку! - Иветт теперь твердо знала одно - за свои напитки сегодняшним вечером она намеревается платить сама!

Отредактировано Yvette Thierry (06.06.13 12:51:04)

+3

10

Лекстон с интересом наблюдал за сменой эмоций на лице Кеннета. Завистливый взгляд язвенника на бокал коньяка особого интереса не вызывал, а вот шок от новости об отсутствии молока показался демону куда интереснее. Еще интереснее было взглянуть, как вечная жертва полицейского произвола и вольнотрактуемого законодательства Виспершира будет выходить из ситуации. В талантах Кеннета по выпутыванию из ситуаций Лекс не сомневался. Сколько раз он волок старшего демона в участок и столько же потом выставлял оттуда, спасая остатки сознания. Лекс все больше подозревал, что по профилю Росситер никто иной как демон - мозгоклюй. Во всяком случае, прочие представители закона старались избегать по возможности его общества, иначе начинали жаловаться на мигрень уже через пять минут общения, а потом и вовсе бежали записываться на прием психологов. Корх психологов не признавал, всячески избегал и во многом подозревал. Больше чем психологов он подозревал только Кеннета, а это говорило о многом.
Однако пока Лекс предавался воспоминаниям и философствованию, на которое особо располагал коньяк, его извечный оппонент видимо составил-таки некий план действий. Наверно это должно быть страшно. Еще страшнее, чем его обычная импровизация, разрушительная для рассудка окружающих. В общем Лекс был заинтригован и полон ожидания. И Кеннет поспешил его оправдать.
Лекс чуть не подавившись, невольно метнул в сторону девушки ошалелый взгляд, пытаясь разглядеть, где там признаки несовершеннолетия. Где-то на задворках сознания, по  въевшейся за время службы привычке, мелькнула мысль, что спаивать несовершеннолетних противозаконно. Следовательно, посадить можно всех! Бармена за то, что продал, Кеннета за то, что приобрел, а всех остальных за бездействие. Кажется, что-то такое в уголовном кодексе тоже было. Себя Лекс сажать не собирался. Он же не ради нарушения закона, а выявления преступных элементов для.
Потом старый демон с видом законченного пройдохи пошептал что-то еще мисс Тьерри и поспешил слиться в вечернюю даль.
Корх задумчиво проводил демона глазами, гадая вернется тот или нет. Поймав насмешливый взгляд, Лекс не стал изображать непонимание или делать вид, что ничего не замел. Наоборот, демон очень понимающе оскалился в ответ, становясь чем-то похожим на лисицу с восточных миниатюр. Видимо наглостью и повышенной хитрожопостью, крупными рунами начертанную на довольной морде лица. О да, Кеннет явно умел находить себе компанию. Похоже, для молоденькой актрисы роль «куклы с розовыми волосами и фарфоровой головой», оказалась именно ролью, а не жизненным кредо и главным постулатом. В этом было что-то завораживающее, что-то родное самой сути демона лжи.
И разумеется, стоило старому демону отлучится как девушка тут же пустилась во все тяжкие. Ну пусть не вовсе (тут демон живо представил канкан на барной стойке в ее исполнении), но начало было положено.
- Текила, темный ром и какой-то там сок? – оценил Лекс извлекаемые барменом с полок компоненты. – Да, вы сегодня явно настроены на эм… фееричное продолжение вечера.
Мать Белиала была мудрой демонессой, занимавшейся воспитанием отпрыска по всем правилам, то есть тщательно вдолбившей в его голову все самые важные и нужные истины и правила. Например, не понижать и не смешивать. А потому коктейлям Лекс предпочитал ни чем не разбавленный алкоголь, а еще лучше спирт, но последний человеческое тело все же воспринимало лишь в строго ограниченных количествах, несмотря на свое демоническое наполнение.

+2

11

Вернувшись с заветной бутылкой кефира (сегодня молоко скисло не только в баре, но и во всем Виспершире), демон застал удручающую картину.
Иветт безуспешно вылавливала зубочисткой вишенку в своем химическом коктейле (демон задумался, не Филипп ли Аддамс подрабатывал на стороне), а его рыжеволосый пасынок Корх угрюмо рассматривал девственно чистое дно своего опустевшего бокала и явно ждал продолжения за казенный счет.
«Дети, дети!» - сокрушенно вздохнул уставший от пробежки за кефиром демон, - «На пять минут невозможно вас оставить одних, чтобы вы не заскучали без папочки!»
Он уже чувствовал легкое раздражение от того, что Иветт явно собралась пренебречь скисшим в ожидании покупателя молочным напитком – целых два эре были выброшены на ветер.
«Придется пить самому, - решил рачительный Шах,  - в конце концов что может быть в моем возрасте здоровее  сочетания кефира, клистира и теплого сортира» Поскольку в баре  из требуемого был только сортир, да и то холодный, Шах решил выпить кефир дома. А сейчас для согрева заказал порцию бурбона.

Однако благородное желание актрисы заплатить за свою заспиртованную вишенку заставило Шаха посмотреть на нее другими глазами: теперь его взгляд, скользивший по всем изгибам ее незрелого тела, выражал преданность спаниеля.
«Но где же она держит свой кошелек? – недоумевал ушлый знаток чужих финансов Шах.  Платье облегало подростковые формы актрисы как вторая кожа, и демон, как ни старался, не мог узреть ни одной выпуклости, формой и размером сравнимой с кошельком или портмоне. Но если женщина захочет припрятать заначку – она это сделает, будьте спокойны. – и демон немного успокоился. Но тут же снова испугался.  «Деньги украли! – осенило его. – Украли, когда мы шли из театра в бар! Какое счастье, что нам встретился констебль Корх! Сейчас он в два счета вычислит вора и вернет моей ласточке все, что нажито лежанием в театральном гробу.»

Демон помнил все заслуги и подвиги Корха на жниве полицейского промысла, у него все было записано.
Сегодня был знаменательный вечер: его записная книжка пополнится новым подтверждением профессиональной пригодности патрульного. Шах начал сочинять запись:
«Отважный констебль Л.Корх ловит карманника с поличным.»
Такая запись тянула на название цельной передовицы в «Висперширском шепоте», и демон задумался на тему, а не написать ли ему заметку о подвигах Корха  и попросить Мейнарда разместить ее в подвале криминальной хроники. Естественно,  сам он потребовал бы у Орсона гонорар как внештатный репортер-шепотун.

Он понимал, что все это как-то не к месту, но ничего не мог с собой поделать: слова лезли из него как тараканы и складывались в строки статьи. Демон не успевал записывать за собой.

«Наш внештатный корреспондент К. Росситер передает из самой горячей точки Виспершира : бара «Кошечка Своровски».  Эксклюзивное интервью с подающим напрасные надежды молодым копом Лекстоном Корхом.
Констебль Корх явился на встречу, облаченный в свой лучший маскировочный прикид : красный верх и черный низ. Рыжие волосы патрульного сделали его самым известным копом среди правонарушителей Виспершира. Его боятся. Ему завидуют. Он –  опора полицейского участка города. Если он сдаст экзамен – он станет первым и последним демоном- шефом полиции. Голосуем за Лекстона Корха! С ним, и только с ним вы сможете спать спокойно!
«Вор должен сидеть в тюрьме! – заявил констебль Корх нашему репортеру.  – Я сказал! Никакой пощады нарушителям закона! Они не пройдут мимо недреманного ока полиции Виспершира.»

Эти слова прозвучали грозным набатом и страстным призывом к борьбе против тех, кто кое-где порой нарушает законы Его Мэрейшества.»

После этого поток вдохновения Кеннета иссяк. И он заказал еще один бурбон, чтобы взбодриться.
И закурил сигару, случайно выпустив облако дыма прямо в лицо надежде и опоре Висперширской полиции.

-Офицер, - обратился он к Корху, - у мисс Тьерри вор украл кошелек.  Прошу: найдите мерзавца, и мисс Тьерри вас не забудет. Никогда!

Отредактировано Kenneth Rossiter (08.06.13 19:34:12)

+4

12

Иветт теперь понимала почему этот безобидный, в общем, коктейль назывался "Пошлю его на ...!" Очаровательная вишенка плавала в бокале, дразнилась и кривлялась, а против нее была только зубочистка, которая  подавалась в комплекте к напитку. Война шла не на жизнь, а насмерть. Прима, на какое-то время даже позабыв, где она собственно находится, пыталась честно нанизать гадко ухмыляющуюся ягоду на острие зубочитстки. Но та успевала нырнуть в самый последний момент. Впрочем, приме терпения и выдержки было не занимать, если это касалось ее личного интереса. А сейчас она была кровно заинтересована поймать круглую ягодную гадюку и торжествующее съесть ее, можно даже с косточкой.
  И вот он, сладкий миг победы! Иветт подцепив беглянку, торжествующе вытягивала ее из бокала.

- ... у мисс Тьерри вор украл кошелек.  Прошу: найдите мерзавца, и мисс Тьерри вас не забудет. Никогда!
  Словно поставив восклицательный знак, вишенка сорвалась с зубочистки и нырнула обратно. Иветт подняла потемневшие глаза на  охотника за молоком. Она вспомнила все разнообразнейшие места, не отказывая ни в чем своей выдумке, куда можно его послать, к сожалению, мысленно, потому что рыжий, так бездарно прикидывавшийся сутенером, по совместительству был еще и полицейским. Этих мест ей показалось до обидного мало и кое-что она придумала сама, испытав чувство гордости за свою сообразительность. И только потом до нее, наконец, дошел смысл сказанного. Иветт на всякий случай даже повертела головой, проверяя, нет ли тут рядом самозванки-тезки. Не было! Тогда кто и что у нее украл и почему об этом знает ее спутник и не знает она, Иветт?
 
Как-то раз, работая над одной постановкой, действие которого происходило в стародавние времена, Иветт заинтересовалась милой деталью женского платья. Миниатюрный тканевый кошелек, носимый в те времена дамами на поясе. Причем, туда специально клали монетки, чтобы те легко позвякивали при ходьбе. Иветт идея понравилась, потому что не всегда было удобно держать в руках сумочку, например, направляясь в бар. И она стала носить оригинальные украшения на шее - тонкий шнурок в цвет платья, заканчивающийся изящным мешочком из тонкой ткани, теряющимся в глубинах декольте. Много денег, конечно, не унесешь, но на пару коктейлей хватит. И вот хотелось бы ей знать, каким образом этот вор залез ей в вырез платья, чтобы отыскать в укромном местечке ее маленький монетный дворик?
   
Иветт потянула за шнурок и из выреза охотно выглянул пригретый на груди тайничок. Она слегка тряхнула им и в ответ раздалось приятное позвякивание, впрочем у денег все звуки приятные - и звон, и шуршание, и шелест.
   
Теперь пристальное внимание примы переключилось на безудержного ревнителя закона и порядка. А старичок-то с фантазией. Иветт таких, конечно, любила. С ними не скучно. Но тут она озадачилась - а вдруг он просто молока перепил? И это следствие болезненной зависимости? А что если не только у излишне любвеобильных к спиртному случается эта, как ее ... а, черная апатия? И вдруг он, выражаясь их же жаргоном,  "метнул черепаху?" Похоже, вечер удался. Но нужно же то-то предпринять. Она  решительно повернулась к рыжему полицейскому.

- Роль сутенера у вас не задалась.  Предлагаю попробовать роль  врача. - И тут она многозначительно понизив голос и кивнув в сторону старенького козлика, к которому как-то  незаметно успела привыкнуть, отчетливо проговорила, - У вас новый пациент. Кажется, он метнул черепаху. Только прошу Вас, обращайтесь с ним бережно, а то из него иногда песок сыплется, если неаккуратно. И вот тогда я вас не забуду, никогда!

Отредактировано Yvette Thierry (08.06.13 22:12:21)

+3

13

Вернулся Кеннет, как и обещал с бутылкой молока подверженного кисломолочному и спиртовому брожению с применением кефирных грибков. О этом напитке, именуемым кефиром, Лекс знал не много, потому как тот хоть и содержал градус, но уж больно ничтожный.
Демон, было, оживился, с интересом ожидая, как демон примется исполнять свои угрозы по спаиванию «молока» своей протеже. Но к его великому разочарованию, демон лишь бросил на них укоризненный взгляд и заказал себе вино. Белиал расстроено икнул и решил все же напиться с горя. Тем более скоро зарплата, самое время пропить то, что не успел за минувший месяц.
Вновь вернувший свое внимание бармену и коньяку, Лекс не заметил взгляды кидаемые Кеннетом на девушку, а зря. Возможно, тогда бы он что-то заподозрил много раньше, а так дальнейшие события стали для полицейского полной неожиданностью, хотя и подобно любому уважающему себя кирпичу, просто не смогли пролететь мимо его рыжей головы. Мда… все же это мать у демона была огненной, а он именно рыжий. А рыжий это как известно не цвет, это карма и образ жизни.
Облако табачного дыма Лекс перенес со стойкостью обреченного вынужденного капризами судьбы и собственных тараканов жить в одном доме с истребителем табачной продукции Виспершира путем их регулярного потребления. Так что полицейский ограничился печальным и укоризненным взглядом в сторону разгулявшегося демона. Но тот видимо принял это как команду к действию и Корх невольно припомнил их неоднократные посиделки в участке. Нет, право, что-то такое уже явно было.
- А вы были свидетелем? Наблюдали за процессом? Видели вора в лицо и держали за руку? – «Сев на любимую зебру»  демон охотно поехал по накатанной колее и пришел как всегда к весьма неожиданному для любого свидетеля выводу. Он прищурился, подозрительно глядя на Кеннета. - Или может вы были соучастником? Отвлекали мисс Тьерри пока он…
Договорить Лекс не успел. Бросив взгляд в сторону упомянутой им мисс, демон благополучно завил завороженный процессом.
Действие продолжалось, Лекс с нескрываемым интересом проследил за манипуляциями девушки извлекший свой «кошелек». Демон невольно окинул ее «тайники» еще более заинтересованным взглядом, прикидывая, а что еще она могла там спрятать. Ампулу с ядом, например. Женщины они такие, никогда не знаешь, что и откуда они достанут и куда запрячут твои вещи при очередном апокалипсе локального масштаба, кем-то по ошибке называемым генеральной уборкой. В общем, жуть.
Убедившись, что все самое ценно осталось нетронутым грязными воровскими руками выдающаяся, хотя на взгляд Лекса не везде в должной степени, актриса пришла к своим выводам касательно происходящего.
Для начала Лекс обвинили в том, что из него плохой сутенер. Видимо причина была в том, что за время отсутствия Кеннета, к мисс Тьерри так больше и не подошел ни один мужчина. Лекс себя мысленно похвалил. Все же уберег даму Кеннета и без всякого напряга. Конечно, никто не пожелал связываться с представителем закона (а в особенности со слегка еб… неординарным его представителем). А вот дальнейшая речь вызвала у демона искреннее недоумение. Какой врач? Ему что предлагают ролевые игры на троих. А мисс Тьерри будет за медсестру. Нет, ей, конечно, очень пойдет, но вот Кеннет в эти эротические игры, не смогла вписать даже буйная фантазия Лекстона. Так что придется парочке развлекаться без него. А он пойдет домой, к сестре и мини-бару. Оставалось только как-то покультурнее отказать, и еще намекнуть, что лично против нее он вот совсем ничего не имеет.
- Боюсь, что вынужден вам отказать дорогая… Я так и не узнал вашего имени. – Демон огорченно вздохнул. –  Но некоторые мои личные предпочтения не позволят мне принять участие в вашем э… мероприятии. Но уверен, что вы с мистером Росситером и сами неплохо развлечетесь.
Лекс пробежался взглядом по «тайникам» мисс Тьерри и еще раз печально вздохнул.

Отредактировано Leckston Korh (13.06.13 22:22:01)

+2

14

-Но некоторые мои личные предпочтения не позволят мне принять участие в вашем э… мероприятии. – ни с того ни с сего засобирался домой Корх.
-Что это вы так рано уходите, констебль, даже виски не допьете? – искренне удивился Шах.
На его взыскательный взгляд роль врача патрульному Корху совершенно не подходила: он не смог бы вылечить даже игуану мистера Тодда, не его это было амплуа. Вот поставлять пациентов настоящим парамедикам – это да, это сколько хотите. Поэтому все фельдшеры скорой помощи Виспершира буквально дрались за возможность отхватить лишнее дежурство в полицейском участке: каждый потерпевший из рук патрульного оплачивался сверхурочно и  в двойном размере.

«Вооружен и очень опасен» - мелькнула мысль у старого знакомого Корха. И он ее записал. Ух ты! Если так пойдет и дальше, скоро в его записной книжечке закончатся чистые страницы.
Но делать было все равно нечего, и Шах послюнявил кончик своего пера из нержавеющей стали, и добавил примечание:
"NB! Имеет предпочтения. Выяснить, какие."

Зато актриса, сидевшая напротив него в своем белом платье, напоминавшем медицинский халат, годилась на роль медсестры. А утонувший в ее декольте миниатюрный кошелечек на шнурке очень напоминал стетоскоп, отнятый у дежурного ординатора. Спасать утопающих – благородное дело, и демон уже было потянулся к терпящему бедствие кошельку, как вспомнил , что рядом – слуга закона, который как пить дать не оценит его спасательских усилий. Снова медаль за храбрость уплывала от Шаха. Но Иветт в образе заботливой и умелой медсестры приятно будоражила воображение.

-Любезная мисс Тьерри! – демон вдруг вспомнил о том, зачем, собственно, они сюда явились. – Совсем из головы вылетело: недавно мне прислал свою новую пьесу «Над пропастью в биде»  автор и режиссер-постановщик мистер Клисс Тирр. Вот смотрю на вас и представляю в главной роли… - и глаза демона затуманились от увиденного. – Мне уже звонили Сисси Грей и Лиза Минетти – умоляли придержать эту роль для них. Сосо Павлини-Свини тоже хотел пройти кастинг, но его не допустили: кросспол запрещен. Короче, если вы заинтересованы – роль ваша. Правда, есть одно условие, - демон замялся, - я с детства практиковался в роли мнимого   больного, поэтому автор по моей просьбе написал ее  лично для меня. Вы готовы убедительно сыграть медсестру в этой драме на троих? Там есть такие проникновенные сцены – это что-то! Очень, очень глубокие.

-А вы, молодой человек, - снова обратил свое внимание на рыжего беса Шах, - зря отказываетесь принять участие в постановке мистера Клисс Тирра. Сейчас о ваших талантах никто, кроме напарницы, не знает,  а скоро возбужденные премьерой зрители будут просить у вас автограф!
Вообще пьеса, скажу я вам, в высшей степени трогательная! Мы  затронем самые чувствительные струны и стороны, буквально все, что можно и нельзя! Мы совершим могучий прорыв в области прикладного искусства!
– вещал демон, призывно помахивая перед лицами слушателей зажженной сигарой. – Сам Стеби Пол Бург придет нас поздравить с Серебряным Ойстрахом в одной руке и пачкой купюр – в другой!

«Хотя, что это я…, - мелькнула и пропала непрошеная мысль, -  уже и так то, что мы здесь дружно сотворили, тянет на Золотую Пику в области парнописания.»

+2

15

- Боюсь, что вынужден вам отказать дорогая… Я так и не узнал вашего имени.- Ну конечно, зачем теперь имя, раз сваливает. Понятно, кому охота связываться с психом, пусть даже временно спятившим на почве молокозависимости. Еще и глумится, он видите ли уверен, что она со старичком неплохо развлечется. Ну да, по дороге в психушку они  славно похохочут. Иветт хмуро разглядывала полицейского, как оказалось, по выходным  подрабатывающим сутенером. И не такая уж у него яркая рыжина, подумаешь, цвет недоношенного апельсина.

- Иветт Тьерри меня зовут. Прима театра "Зеркальная маска". Запомните, кого вы бросили в нелегкую минуту. А ведь мистер Росситер уже не так молод и силы у него уже не те, мы бы вдвоем быстро управились. Он бы нам сам потом спасибо сказал, когда пришел  в себя.

И вдруг без пяти минут пациент психлечебницы заговорил. И как! Размеренный яркий речитатив. Про якобы новую пьесу Клисс Тира, про несчастных звезд кинематографа, сгрызших от досады свой маникюр по самые фаланги. Да он прекрасный артист, вон как импровизирует. Ей, приме, есть чему поучиться. А уж как проникновенные сцены расписывает, того и гляди от воодушевления порндратий хватит. В молодости, поди, известным щалуном был. О как разобрало, медсеструтку подавай.
 
Но вдруг Иветт уже совсем испугалась за психическое и физическое состояние больного. Он еще и рыжего сутенера звал! Голос-то вон даже петуха дал, когда про возбужденных зрителей начал говорить. Надежды на застывшего рыжего полицей.., тьфу, сутенера нет. Нужно самой спасать пожилого любителя молока и сладких слабостей, Жельпомена его побери. Что делают с психами? Кажется, им не перечат, соглашаются. Иветт приторно улыбнулась и чуть придвинулась к опасно разволновавшемуся Кеннету. И засюсюкала, как это делала ее соседка со своей любимицей - кошкой Шалавой.

- Ах, мистер Росситер,  всегда, всегда мечтала сыграть всех медсестер во всех проникновенных сценах! И молодой человек присоединится, не волнуйтесь, это он от волнения замер. Счастье ему просто в губы врезало, вот их и скрючило. Сейчас разлепит и все скажет. Как он будет вам прямой массаж мозгов делать и чувствительные струны искать по всему телу. И что-то мне подсказывает - он их отыщет и натянет! Смотрите, он просто пожирает вас глазами, сколько искренней страсти. - Вдруг Иветт испугалась - а ну как старичка от предвкушения паралич раскорячит. Нет, нужно подручными средствами приводить его в чувство. А поскольку кроме коктейля у нее ничего под руками не имелось, она опрокинула его в рот , а потом, повернувшись к Кеннету, резко, с шумом и брызгами, опрыскала его как старательный садовник из пульверизатора вконец обнаглевшую тлю.

- Душ Жопко! - торжественно объявила Ивет, когда, замыкая капельную процессию, вишенка метко плюнулась в глаз Кеннету. Правый.

Отредактировано Yvette Thierry (11.06.13 12:24:23)

+2

16

Лекс недоуменно переводил взгляд с одной э… сильно неординарной личности, на другого, еще более талантом ужаленного. С чего эти двое решили, что он куда-то собрался Лекс не понял. Вроде бы он еще ни с кем не прощался и не довел бармена до икания, а без последнего уходить никак нельзя. Традиции надо чтить, а это традиция! Но тот на полицейского Корха вновь снизошло озарение. Но было оно столь неожиданно, что пришлось срочно запить. Правда «маленький» глоток коньяка, увы, не возымел своего волшебного действия, способный разъяснить и распутать, казалось бы любую ситуацию, его верный метод, его личный рецепт в этот раз не помог. Это было сродни предательству, подобно трещине на его личной картине мироздания. Все равно как Николь бросающая пить и курить одновременно, и все это в своего любимого писателя, творца нетленного труда «Священный папирус ликантропа» Викторио Милевина. И было это столь горько, что пришлось снова запить. И вот теперь уже можно было попытаться осознать. Ему сделали некое предложение, от которого демон отказался, и теперь его выпроваживают из бара. Значит, Росситер со своей компаньонкой решили устраивать свои игры в медосмотр прямо здесь!
Однако это вызывало новые вопросы. Намериваются ли они таким образом прославить приму театра «Зеркальная маска» на весь Виспершир, так эпатировав публику? Или же на самом деле этот бар ни что иное как тайный закрытый бордель. А Лекс и не в курсе, обидно.
Но главное со всем этим надо было что-то решать. И когда Кеннет вновь заговорил, Лекс даже понял - что. Отвезти их обоих к лучшему психологу Виспершира! Автору таких популярных в определенных кругах, статей как «психологический травматизм от фруктов. Или как съесть банан и косточкой не подавиться», или «Кошмары, как методы борьбы с суровой реальностью и начальством». В общем, это был еще относительно молодой и подающий надежды специалист, бумагомарательное творчество которого ни раз скрашивало Лексу часы проведенные, за или под диваном в холе, а иногда и на шкафах с документами, где он с хитростью и мастерством, которым позавидовал бы любой «таящийся в тени», скрывался от любимого начальства или сестры. Николь почему-то совершенно не ценила, когда он шутки ради, на опросных, премиальных и прочих бланках, менял ей пол и/или возраст.
Пока рыжий демон краем уха внимал ответной пылкой речи актрисы Иветт и пытался вспомнить куда же он дел визитку того самого специалиста, события, а с ними и сама актриса не стояли на месте. Рывок притаившегося в тени дикого кипариса мангуста в предсумеречный час на горе Шань-Тянь, и вот уже в глаз старшему демону летит коктейльная вишенка.
Лекс в очередной раз испытал желание забраться за барную стойку. В прочем он его испытывал и раньше, и без помощи мисс Тьерри. Ровные ряды зазывно поблескивающих бутылок были весьма привлекательны. Сейчас же Лекс мечтал, чтобы там еще оказался фотоаппарат. Если заснять заигрывания Иветт с несчастным Кеннетом, то можно было бы продать это в прессу, или при случае шантажировать саму Иветт угрожая ей разоблачением. Да, да. Он наконец-то все понял. Сначала Лекс конечно полагал, что парочка использует неизвестные ему жаргонизмы, про все эти театры и врачей, а на самом деле заманивает в свою тайную секту, но теперь он вспомнил. Мисс Иветт Тьерри, молодая талантливая актриса, не раз блиставшая на сцене. Особенно часто она блистала в гробах, к коим, если верить «Висперширскому шепоту», питала страстную любовь. Кажется, местное бюро ритуальных услуг «В добрый путь» даже предлагало ей контракт на рекламу. А ведь в лавке Кеннета уже не первый год пылился этрусский саркофаг, на который имелась официальная бумага, что сие есть подделка, но именно наличие этой бумаги настоятельно говорило об обратном. И это не говоря о прочем незначительно древнем барахле, общая стоимость которого вылилась бы в кругленькую сумму. И вот, все это сбило подающую надежды актрису с пути, и она решилась встать на ухабистую дорожку авантюризма. В конце концов, что стоит молодой привлекательной мисс очаровать уже не молодого и одинокого, за исключением многочисленных собутыльников, владельца лавки древностей, окольцевать его, а дальше несчастный случай. Например, сердечный приступ. При этих показательных намеках на игры в медосмотр, что они страивают в общественных местах, такому никто не удивится. Ну, кроме тех, кому известно о нечеловеческой природе Кеннета. Но, так или иначе, как служитель закона Лекс был обязан это предотвратить. Хотя оставалась еще версия про секту, она демону тоже нравилась, было, где развернуться.
- Наверно вишенка все же была лишней. – Поделился Лекс своими сомнениями с Иветт. – Кеннет, как вы себя чувствуете? Возможно, вам стоит принять успокоительное? Или просто принять, тоже неплохо расслабляет. А потом вы подробно расскажите и о вашей пьесе. Особенно мне бы хотелось услышать историю вашего знакомства с вашей уби… э… удивительной спутницей.

Отредактировано Leckston Korh (14.06.13 00:42:52)

+2

17

-Это что, допрос, комиссар? – высокомерно поинтересовался демон.  – Мы живем в свободной стране, нет? Я в вашем возрасте, молодой человек, относился к старейшинам с уважением и слушал их, от удивления широко раскрыв рот.

Старый демон так разнервничался, что перепутал бокалы  и по ошибке хряпнул коньяку из посудины Лекса. Вот прям раз – и до дна! С громким стуком поставив опустевшую тару на стол, он уже  собирался продолжить свое наставление юности, но в этот момент в глаз ему прилетела заспиртованная вишня, пущенная меткой рукой Иветт.
Такой экшн  автором пьесы не предусматривался – это демон помнил наверняка. И золотой душ из текилы также не был прописан отдельной строкой бюджета: слишком накладно.
 
«О я-я! Дас ист фантастиш! Вот она – сила Искусства!» – с уважением подумал Шах, не успевший увернуться от вишенки раздушевавшейся актрисы. Подобные сильные выражения он видел в титрах черно-белых немых фильмов на смежную тему. С перепугу он заговорил на смеси иностранных языков, которыми не владел с детства: открылись скрытые доселе способности.

-Пьяно-пьяно, минхерц , не надо  аллегро! Я уже давно могу только модерато, ферштейн? – напрасно взывал он к благоразумию актрисы, выковыривая вишневую косточку из своего правого  глаза. С трудом избавившись от вишни, он в отместку сунул потухшую сигару в пустой стакан Иветт и, обежав стол, спрятался между стеной и широкой спиной патрульного Корха.

-Офицер! Ваших бьют!! Спасите меня от этой вишнеманки!!! Но пасаран!!!!!– закричал он таким крещендо, что бокалы на столе зазвенели и чокнулись друг с другом. Шах решил не вылезать из-за спины патрульного, покуда тот не наденет звезде на шаловливые руки розовые меховые наручники  или не привяжет ее своим широким кожаным ремнем к столу.

-Обратите внимание, констебль, мисс использует биологическое оружие! К тому же химически модифицированное! Нарушает международную конвенцию! Я буду жаловаться мэру и вашему шефу! – надрывался демон, одновременно вытаскивая из кармана брюк Корха пару монет. Он даже умудрился между криками попробовать их на зуб: не фальшивые ли. От патрульного всего можно было ожидать!

-Так вы арестуете ее или нет, в конце-то концов? – устав орать, подсказал Шах спине Корха.

+2

18

На Иветт снизошло вдохновение. Вот просто рухнуло с заоблачных высот, брошенное меткой рукой Жельпомены. И встало рядом с примой, чувствительно ткнув ее острым локотком в бок: "И чего стоим, кого ждем?"
   Не сказать, что Иветт любила скандалы, вовсе даже наоборот - она предпочитала выплескивать свои чувства в спектаклях, заламывая на сцене руки, там же страстно обнимаясь со смертельно надоевшим Декланом Кантигерном или, что куда приятнее, самозабвенно укладываясь в сценический гроб. Но сейчас оказался именно тот самый исключительный случай, когда женский каприз, иногда именуемый вожжей под хвостом, правил свой сатанинский бал в артистической душе актрисы.
   Иветт царственно плднялась из-за столика, при этом ее шаль волочилась за ней подобно королевскому шлейфу и подошла к рослому полицейскому. Правда, сейчас ее больше волновал полувлажный пожилой мерзавец, который заполошно выглядывал из-за молодого мужского плеча. Кеннет сейчас походил на только что вылупившегося престарелого птенца, явно пересидевшего свой  срок в яйце почти на целую жизнь. И сейчас потрясенно и возмущенно  осматриваюещгося из-за спины рыжепёрого отца поневоле. При этом его правый, подбитый вишенкой глаз, часто и игриво подергивался.
- Эх, цыпа, цыпа, - укоризненно покачала головой Иветт, - Это меня-то арестовывать? - Затем подняла безмятежный взгляд на примолкнувшего рыжего. - Мистер сутенер, замрите! - и быстро выбросила руку, стараясь ухватить спрятавшегося беглеца за что попало. Не удалось, к тому же под ногами непрестанно что-то мешалось. У молодого мужчины, как показалось Иветт, были очень длинные ботинки и совершенно неприспособленные для топтания  женскими каблучками! Девушка несколько раз пыталась ухватить неожиданно юркого противника через плечи стоявшего молодого мужчины. Со стороны это выглядело так, будто Иветт кидается обниматься, но никак не может половчее пристроиться.
- Модерато только? - хорошо поставленным голосом разочарованно протянула Иветт, - Кам цу мир минхерц! Мы из твоего модерато прэстииссимо делать будем! Будет тебе и биологическое, и физиологическое оружие! - И очень неплохим даже голосом томно запела, подражая известной группе "Подагра" - Хууу, биология, хууу, анатомия, изучи ее до конца!
    А затем, повернувшись к столику,  вальяжно подхватила свой бокал с грустно плавающим там окурком.
- За твое модерато, минхерц! - и резко швырнула бокал в стену аккурат над головой таращившегося на нее стареющего неблагодарного сластолюбца. Это стало яркой точкой, потому что тонкое стекло разлетелось на мелкие стеклянные брызги, осыпав мужчин, а мокрый окурок, кувырнувшись в воздухе, точнехонько упал за отворот рубашки Кеннета.
- Биология! - радостно выкрикнула Иветт и подняла торжествующий взгляд на рыжего.

+2

19

Демон выдохнул и расслабился. И чего он волновался и параноил? Да все в полном порядке, просто не надо было пить абсент на кухне, где Николь успела надымить высушенными дарами природы. Однако какие у него в этот раз интересные и качественные глюки. Помнится, в прошлый раз это был владелец местного зоомагазина «кавабунга», который восседая на розовом пони, зачитывал им с Никки свою оду во имя установки уличного фонаря в форме пьющей лошади. Из кого именно места должно было светить, Лекс не совсем понял, но в общих чертах догадывался.
Единственное что несколько настораживало это руки Кеннета ползающие в опасной близости от самого ценного. Демоны, конечно, лишены такого ненужного знания как мораль, и бессмысленные человеческие запреты, но мистер Росситер был как-то не в его вкусе и Лекс поспешил отстраниться от столь озабоченного глюка. Пусть лучше вон, актрису ощупывает. Интересно, а есть ли у нее в платье тайные карманы, для коротких лезвий? А если поискать?
И тут мисс Тьерри встала. Демон едва не шарахнулся назад, мозжечком ощутив надвигающееся нечто. Отступить ему помешало наличие за спиной озабоченного клюка Кеннета. В идеале, вообще не стоило оставлять тылы неприкрытыми каменной стеной клуба, но и выпускать из поля зрения непредсказуемую актрису было опасно. Вон, какой платок длинный, таким и придушить наверно можно, синтетика вообще неплохо скользит, хотя шел в таком случае был бы лучше.
- Мистер сутенер, замрите!
«А вот это уже статья» - отстраненно отметил Лекс. – «Как-никак оскорбление при исполнении. Может и впрямь задержать, пусть мужики в участке порадуются. Не каждый день им достаются такие привлекательные и еще не в стельку пьяные задержанные».
Правда замирать Лекс не стал и поспешил убраться с линии атаки, но пронырливый Кеннет, снова двинулся за ним. Корх мысленно пообещал себе, натравить на него налоговую. Даже если это просто глюки, все равно виноват в них явно Росситер оставивший такой кошмарный след в расшатанной психике демона.
Лекс мысленно поблагодарил извращенца, изготовителя, которому пришло в голову скрыть под классическими, на вид, носами ботинок, металлические вкладки. И ведь не первый раз. Почему-то при попытке растащить, поднять, задержать или еще как-то успокоить и вразумить подозреваемых женского пола, те непременно пытаются засадить полицейскому своим острым каблуком в какое-нибудь плохозащищенное место. Приходилось все время быть настороже.
Бармен кстати тоже с интересом наблюдал за развернувшейся сценой, не забывая принимать ставки у прочих посетителей бара. На что именно они спорили Лекс так и не понял, чему даже немного огорчился. Любопытно же.
Впрочем, не стоило отвлекаться. Пообещав Кеннету, что-то отдаленно напоминающее проклятье вечного запора, Иветт, подобно любой уважающей себя женщине, а тем более актрисе, что и вовсе жуткая смесь, решила поставить последний аккорд, такой чтобы стекла полопались, ну или хотя бы бокал. Он и лопнул, запущенный меткой рукой в стену. Лекс флегматично проследил полет осколков и даже похлопал, сначала в ладоши, потом Кеннета по плечу. Разлучать эту парочку, а тем более спасать старшего демона от происков авантюристки он уже передумал. В чем-то Иветт была даже страшнее налоговой.
Лекс решительно повернулся к бармену пытаясь взглядом просканировать того до трусов и камней в почках.
- И ты снова будешь меня убеждать что не доливаешь в початые бутылки бормотуху?

+2

20

Слова патрульного заставили бармена, до того меланхолично перетиравшего стаканы за стойкой,  встрепенуться.
Ни к кому конкретно не обращаясь, он внушительно произнес :
-Заведение закрывается! – и, плюнув в очередной грязный стакан, досуха вытер его краем своего замызганного фартука.
В баре уже действительно не осталось никого, кроме окосевшей троицы: все остальные завсегдатаи разбежались, испугавшись разборки.
Шах чувствовал себя странно помолодевшим и бодрым : такого адреналина он не испытывал уже давно.
"Какая фурия! – думал он, во второй раз за вечер вытаскивая из волос осколки, - с такой и по темному переулку не страшно пройтись!"
-Дорогая! – обратился он к разгоряченной выпивкой и схваткой Иветт, - умоляю, проводите меня до дома, с вами мне ничего не грозит! По дороге мы обсудим то, что не успели обсудить здесь. - И снова галантно подставил актрисе свою руку: без посторонней помощи она вряд ли покинула бы "Кошечку".

-Я заплачУ, - добавил он, повернувшись к патрульному, и положил на край стола монеты, которые позаимствовал из кармана Корха минутой назад. – Надеюсь, мы с вами еще встретимся, офицер Корх? – многозначительно произнес он на прощание и подергал правым веком, слегка припухшим от вишневой пули.

Отредактировано Kenneth Rossiter (17.06.13 19:01:22)

+2


Вы здесь » Задверье » чердак; » Танго втроем, или танцуют все!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC