Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » южный рукав; » редакция газеты "висперширский шёпот"


редакция газеты "висперширский шёпот"

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

*****

0

2

Октябрём у деревьев обнажился синдром Марфана. Заострённые ветви процарапывали небо над собой. В целом, довольно красивое зрелище.
Надо будет уговорить Ломмана сыграть в бадминтон, подумал Блейк, сколько раз я успею пробить его воланчиком насквозь, прежде чем он опомнится?
Строго говоря, Блейк сейчас прибывал на задание. На самом деле, он просто перешёл точку кипения, после которой обычно выпадал осадком на раздражитель. И теперь направлялся в редакцию «Висперширского шёпота», что бы сконденсироваться.
В отделе давно заметили особую эффективность работы Блейка во взведенном состояние, чем негуманно пользовались, в случае надобности примерно такого характера: нужен кто-нибудь, кто даже не подумает уладить дело словами. С миссией мира посылали Ломмана. Но после того как последний стал чересчур органически-прозрачным… Вобщем, редакции «Шёпота» просто не повезло: Блейк проявил инициативу.
Бертрам прогулочным шагом подходил к зданию газеты. Примерно так выглядят девяносто процентов серийных маньяков и террористов за четверть часа до свершения.
В этом мире полно классных вещей: тот же бадминтон. Или пистолеты, например. И кошки. Блейку нравились кошки, хотя он им нет. Точно так же было с людьми. Иногда Блейк задумывался почему.
Дверь он открыл пинком, так как обе руки были заняты: в одной держит раскуренную трубку, другая в кармане – кончиками пальцев касается пистолета. Просто так, для самоуверенности.
- Дамы и господа, - зычно провозгласил Блейк в темноту открывшегося перед ним прохода, - Это никакое не ограбление. Руки прошу держать у меня на виду. А если вы попробуете позвонить в полицию, то я, пожалуй, буду долго смеяться. Кто тут у вас главный?
Блейк шагнул внутрь и обнаружил, что попал в совершенно пустое на первый взгляд помещение. Немного расстроившись, что его чудное представление пропало даром, он задумчиво затянулся. Он курил какой-то новый табак, называемый двойным женским именем, который нещадно дымился: испускал примерно столько же дыма, сколько требуется для постановки среднего абстрактного спектакля с элементами мистики. В комнате мгновенно образовалась таинственная туманная завеса, обладающая причудливым терпким запахом.
Чудесно. Можно осмотреться. Впрочем, в этом нет необходимости: канцелярия она и в Виспершире канцелярия. Действительно мно-ого бумаги и пишущих принадлежностей, папки, мелочь, вроде скрепок, ножи…
Блейк поднял со стола и покрутил в пальцах большой чёрный нож для резки бумаги, выдвинул наружу тонкое лезвие с косой разметкой. Гадость. Им так легко убить, неприятно иметь такую штуку постоянно рядом.
- Меня кто-нибудь почтит своим присутствие или мне разнести тут всё в гордом одиночестве? - крутанувшись на каблуках и глядя куда-то под потолок, вопросил Блейк.

+2

3

Утро, начало дня, все это проваливалось в бесконечность дел и рутинной работы – скоро выпускать очередной номер «Висперширского шёпота», а информации меньше, чем ожидалось. Сигаретный дым, море листов бумаги и очередной мозговой штурм полностью поглотил редакцию, но никто и не говорил, что будет легко. Скорее всего, было всегда тяжело - идеальность, которую преследовали все сотрудники «шёпота», была исключительным кредом и гордостью, особенно главный редактор стремилась к этому даже больше, чем её непосредственное начальство. При этом даже не скрывала этого, когда в очередной раз, перечитав статью об очередной, якобы, сенсации, вычеркивала размытые фразы, тезисы и полностью забраковала снимок.
Возможно, даже у такой с виду «идеальной» женщины бывают дни, когда все становиться ужасно с самого утра. Именно тогда, в этот самый день, кофе теряет свой привычный горький вкус, а табак напоминает дешевое подобие кубинской бурной деятельности и не предает никакой уверенности, а по совместительству в голову не приходят никакие мысли. Тогда же остается все бросить, наконец-то растянуться на своей любимом диване или же гулять часами с собакой, поражаясь пустоте в голове и надеяться, что сегодняшний день все же закончиться. Вот тогда то, наблюдая за людьми на улице, сквозь большое окно в своем кабинете и допивая остывший кофе, она то и услышала весь тот шум, что резко оборвал обеденную тишину в редакции.
Погода была прекрасная, а атмосфера в редакции была ужасная, днем во втором часу, заявился, злодей в редакцию мою… Гамильтон смотрела, сквозь стекло второго этажа, на мужчину средних лет, который активно изображал из себя гангстера и изрядно накурил все помещение. Единственный демон, который курил в помещении- это была она сама и позволить продолжаться этому безобразию было бы вверх собственной гордости. Не торопясь, спускаясь по металлической лестнице, она еще раз смерила непрошеного гостя холодным взглядом и уже была готова сказать нечто оскорбительное в его адрес, но все же умолчала и только когда спустилась, медленно приближаясь, она начала диалог.
- Добрый день, могу Я узнать с какой целью Вы нас посетили?,- сохраняя дистанцию и стараясь никак не выдавать враждебность, которой по сути то и не было, скорее уж только ущемленная гордость, она даже умудрилась растянуть губы в подобие улыбки.
Максимум, что Вы можете здесь устроить, так это «бурю в стакане»…хотелось бы посмотреть на это…забавное зрелище, было бы…

0

4

В мариве опаловой дымки по лестнице спускалось невероятное видение. После того, как женщина настолько плавно спускается с лестницы, её обычно приглашают на танец – или она убивает кого-то из присутствующих. Кстати красотка как раз была похожа на особу, которая разобьёт тебе об голову бутылку и ей за это ничего не будет.
- Здрассе, - расплываясь в улыбке поздоровался Блейк. Для виду поправил очки и оценивающе прищурился в направлении собеседницы. Она выглядела необычно. Если бедный Ломман, после приобщения к потустороннему, стал ощутимо незаметнее, то женщина перед глазами Блейка напротив, была как будто немного… реальнее всего окружающего.
- Я не мог вас нигде раньше видеть? Например, на эротических календарях. Мисс апрель за позапрошлый год, нет? Ну ладно.
Блейк отвёл глаза и, что бы занять себя чем-нибудь, стал рассматривать нож у себя в руках. Женщины не любят, когда на них не смотрят, особенно когда есть на что посмотреть. Это было одно из немногих знаний о женщинах, которыми располагал Блейк.
- Что мне нужно? Это хороший вопрос, - заявил Бертрам, развлекаясь с ножичком: он как раз подвесил его над столешницей и отпустил. Лезвие воткнулось в древесину, заставив тяжёлую ручку раскачиваться маятником. Не глубоко входит. Что интересно, рядом на столешнице обнаружилось несколько идентичных отметин.
- Знаете, я большой фанат вашей газеты. Столько волнующих фактов узнаю, особенно с этим последним делом о серийном убийце. А ведь я это дело веду. Вам не кажется странным? Но, по сути, важно не это: да выдумывайте вы сколько хотите! И последняя жертва была лично с преступником знакома, и преступник это библиотекарь… тьфу ты, дворецкий. Проблема в другом, - Блейк снова испытующе и свысока посмотрел на женщину. Для этого ему пришлось задрать голову, - Весь наш отдел очень напрягается, когда видит между повествованием о пятнадцати часах жизни маньяка перед убийством и интервью с последней жертвой факты из наших отчётов. Я просто хочу вам намекнуть, что в городе читать не умеют только питомцы Кейнса и, надеюсь, он тоже, а вы ненавязчиво предупреждаете всех желающих и – более того! – заинтересованных о делах полиции…
Блейк выдернул из стола давно замерший на месте нож.
- Мне очень интересно, кто ваш осведомитель и тому подобные вопросы, - закончил он.

+1

5

- Я не мог вас нигде раньше видеть? Например, на эротических календарях. Мисс апрель за позапрошлый год, нет? Ну ладно.
Что же на это можно было сказать, оскорбление оно всегда будет оскорблением, и суть не меняется, даже из-за незнания того, к кому ты обращаешься. А мужчина, стоящий напротив неё, нарушил уже множество правил приличия, не говоря уже о тех правилах, что были созданы не только для сотрудников газеты, но и для посетителей.
Оскорбить женщину, может только униженный судьбой мужчина…
Только и подумалось Гамильтон в тот момент, но реакции не было, да и зачем ей провоцировать собственные нервные клетки на борьбу за правое дело, а после как бы не довести себя до алкоголя, чего бы в ближайшие несколько дней не желательно. И такой не маловажный факт, как имидж, тоже сыграл особую роль, да и сдержал порыв. 
Все повествование о работе полиции, скажем так, не сильно её впечатлило, скорее наоборот, получился обратный эффект, и вместо, скорее всего, ожидаемого «мы больше так не будем», она снова растянула губы в улыбке, а после еще и театрально хмыкнула. Оправдывать не было никакого смысла, да и кто докажет, что все байки из склепа, была полностью идея Мэйнарда, да и зачем, от этого газета только выиграла, как по уровню продаж, так и в материальном плане. Поэтому конструктивная критика со стороны полиции её мало волновала, а прохладные взгляды, так совсем не имели никакого значение, даже если это была попытка ущемить её самолюбие в очередной раз. 
- Для начала, господин полицейский, Я бы попросила Вас, затушить трубку, поскольку если Вы не хотите устроить здесь пожар, то лучше Вам все же последовать моему совету,- совершенно равнодушно реагируя на нож в руках, да и собственно на ситуацию в целом, она скрестила руки на груди и слегка наклонила голову к плечу.
- Что же касается Вашего недовольства, так можете подать на нас в суд… за клевету,- выдерживая паузу, женщина опять же ухмыльнулась,- будем с радостью ждать иска, а если в Вашем отделе, такая существенная утечка информации, что ж…единственное, что могу Вам посоветовать, так это то, что лучше бы Вы разбирались для начала, с Вашими же людьми, а не с нами…
Тиффани продолжала испытывать судьбу, да и терпение собеседника, на прочность, при этом она не забывала сменять хладнокровное выражение лица, с которым прибывала обычно на работе, на душевное спокойствие и милейшую улыбку, чем опять же могла довести, мистера полицейского, до белого колена.
- На поставленный Вами вопрос, об информаторе, Я могу не отвечать…не вижу смысла…

+1

6

Блейк повертел в руках трубку с точно таким же непониманием, как если бы сейчас в его руках оказался сложный механизм, скажем, вечный двигатель. Ему внезапно пришло в голову, что за всё то время, пока он курит трубку (за всё то время пока он - это именно он), ему ни разу не пришлось её тушить. Её можно докурить, это нормально, это естественно. Но он понятия не имел, как заставить её перестать дымиться до того, как весь табак превратится в пепел. Можно, конечно, вытряхнуть всё содержимое из чашечки на пол, но это было как-то некрасиво даже для Блейка. В первую очередь по отношению к табаку.
Бертрам спрятал руку с предметом своего внутреннего конфликта за спину. Очень удобный трюк для сохранения душевного равновесия.
Стоит заметить тот факт, что своим неприличным поведением он всё-таки слегка задел если не нордическое спокойствие (заслуживающее немалого уважения), то хотя бы самолюбие леди напротив. Она попросила его прекратить курить, несмотря на то, что сама частенько этим занимается. Это было видно. Блейк редко объяснял себе и никогда - другим как определяет такие мелкие детальки. Ну, например, когда он зашёл, ещё не успев провонять тут всё самостоятельно, он почувствовал запах чужого очень качественного табака с какими-то сладковатыми фруктовыми нотками в аромате. А вышедшая навстречу детективу женщина походила на материализовавшуюся оболочку подобного запаха. Вобщем, это была она.
- Не хотите говорить кто осведомитель - не надо, - пожал плечами Блейк. Со своими людьми можно разбираться своими методами. В конце концов он и не ожидал, что разговор выйдет лёгким. Правда Блейк наивно рассчитывал, что его оппонентам окажется мужчин; реальность же, как обычно, ставила несколько более жёсткие рамки.
- Не глупите, дамочка, какой суд? Это даже не смешно. Я не хочу лишних неприятностей ни для себя, ни для вас. И мы сможем их избежать, если просто мило и дружелюбно поболтаем.
Полиция в Виспершире занимала стандартное для полиций сего мира место падальщика в биоценозе города. Падальщиков презирают, но без них вся система загниёт и развалится, корчась от настигнувших её болезней в страшных муках. Полиция была видимой частью всех преступлений. Редко кто бывает настолько туп, чтобы всерьёз даже косвенно винить в преступности полицию (когда на это место есть правительство) - согласно философии о непротивлению насилию насилием; или убери следствие - уйдёт причина. Но неприятный осадок остаётся: они копаются в грязи, они сами ни чуть не лучше этой грязи.
Чего греха таить, доля правды есть даже в доле заблуждений. Лучшие следователи получаются из тех, кто способен мыслить как преступник, но не позволять себе встать на его место. Блейк, например, лично познакомился со внутреннем убранством камер временного задержания ещё до поступления на работу. Несколько раз. По самым разным случаям. Ломман, впрочем, тоже.
- Послушайте, я действительно могу действовать иными способами и, поверьте, они вам не понравятся, - Блейк искренне прилагал все усилия, чтобы со стороны не показалось будто он угрожает, а не излагает факты. На допросах он привык вести себя иначе, так что ему было сложно.
- Вы в некотором роде мешаете следствию, а это уже серьёзно, как ни глянь, - мягко добавил он, - Что скажете? Мы можем поговорить?

Отредактировано Bertram Blake (03.12.11 15:54:08)

+2

7

- Мило поговорить?!- она даже удивилась, слегка вздернув бровь и растянув губы в наглую и самодовольную улыбку, что обычно не делала.
Ей хотелось так же задать вопрос: А как господин полицейский себе это представляет, если такую простую просьбу, как устранить источник дымовой завесы, он не смог, то о чем можно еще говорить?! Но, все, же своё любопытство она сдержала и даже вместе с этим возобновила контроль над своими собственными эмоциями, потянув шею и приняв невозмутимый вид.
Про милые беседы с полицией она прекрасно знала, это словно засунуть голову ко льву в пасть с надеждой, что лев будет милостив и не закроет пасть раньше, чем закончиться выступление. Точнее такова была и инквизиция, они говорили о раскаяние и настаивали на том, чтобы признаться во всех своих злодеяниях, обещая царствие небесное в обмен на слова и слезы, но что потом?! Все отправлялись либо к создателю, либо к Люциферу, в общем, словам и беседам она не верила, да и что толку.
«Шепот» всегда был на хорошем счету и отличался именно тем, что это первое издание, что добилось такой широкой публикации и достойной критики, со стороны правительства. И не суть, что большинство старались обходить это здание и по минимуму общаться с теми, кто здесь работает, но от этого редакция только выиграла: никаких посетителей, лишней информации, а, главное никто и никого не отвлекал от рабочего процесса. Но в одном её собеседник был абсолютно прав, он может действовать иначе, но насколько иначе, в этом весь вопрос. И даже можно не доказывать, что ей в этот момент не стало хоть немного, но страшно, скорее уж любопытно, до чего может докатиться отчаявшийся полицейский, неужели он начнет доказывать наглядно, рушить здание, а может, устроит пожар и вздохнет с облегчением?!
- Мы уже говорим, мистер полицейский, если Вы не заметили, но все же Я пойду Вам на уступки и выслушаю, Ваши условия,- она разжала руки и повернулась спиной, направляясь к лестнице, что вела к её кабинету,-... ведь они у Вас есть?!
Добавив через плечо, она даже не сомневалась, что мужчина пойдет за ней, тем более он сам хотел поговорить, а она готова послушать.
- Надеюсь, Вы не против черного чая?!

0

8

Голос женщины аж зазвенел, когда она уточнила его вопрос. Ну что я всё время делаю не так? Что им не нравится? - думал Блейк, одновременно придумывая достойный ответ на недвусмысленную просьбу покинуть помещение и никогда не возвращаться, которая - он был уверен - последует незамедлительно. Тишина заполнила собой брешь, образовавшуюся в середине их напряженного разговора.
А что он мог? Что, если рассуждать логически, давало ему возможность рассыпать угрозы, пусть даже сегодня он старательно низвергал их до уровня предупреждений? Да, у него под пиджаком пистолет. И при том в нём нет пуль. Так что пушку можно отнести разве что к списку талисманов. Конечно, у него за спиной почти настоящий "праведный гнев" и "определённые причины" - ими Блейк очень гордился, не так часто они попадали к нему в руки - но этим добром необходимо уметь правильно пользоваться, так что их тоже придётся отметить как бесполезные, но приятные дополнения. Они же никак не оправдали бы попытку привести здание редакции в негодность с использованием силовых методов.
Тут вставала необходимость действовать тоньше... Может быть, подкинуть утку о смерти мера. Репутация газеты мигом падает, особенно, если мер заинтересуется. Хотя на это и рассчитывать не стоит: скорее он будет дольше всех смеяться.
Тишина сдалась, разрезанная лезвием улыбки. И разговор неожиданно приобрёл продолжение. Блейк очень удивился, обнаружив себя всё ещё не выставленным за дверь. Воистину, леди напротив по самообладанию могла поспорить с надгробной плитой. А значит лучше не доводить её до гнева, иначе, возможно что и самому придётся всё следующее время спорить с разве что надгробной плитой. Инстинкта самосохранения на такие выводы хватало даже у Блейка. Но большинство выводов для него существовали там же, где все причины и пистолет без патронов.
- Условия? Я думаю, мы ограничимся просьбами и рекомендациями, - Блейк стал подниматься вверх по лестнице и в нём внезапно проснулся дипломат. Трубка в его руке тем временем тихонько тлела, но дым испускать перестала. От канцелярского ножа он успел избавиться максимально незаметно, поборов желание проверить его в качестве метательного оружия - мишенью, естественно, стала бы стена, а не спина впереди идущей женщины.
- Кроме того, мы вполне можем оказать друг другу взаимовыгодную поддержку, - окончательно расщедрился он, уже закрывая за собой дверь кабинета. Где-то в задней части черепа он догадывался, что перебарщивает, - Спасибо, от чая не откажусь. И зовите меня детектив Блейк. Бертрам Блейк, если угодно.
Входя, он почувствовал тот же запах - дорогой табака, который мысленно сопоставил со своей собеседницей - и немного расслабился, как бывало всегда, когда он получал подтверждения своим догадкам.
- Расскажите немного о работе редакции? Мне было бы легче предложить вам альтернативы, если бы я лучше представлял сам процесс, - улыбнулся Блейк.

Отредактировано Bertram Blake (06.12.11 15:19:29)

0

9

Обстановка кабинета, была столь же холодна и сдержана, как и сама Тиффани: серые стены, картины в синих тонах и массивная мебель из темной породы дерева с кованной отделкой. На столе идеальный порядок и, не считая не потушенной сигариллы, что тлела  оставляя в комнате фруктовый запах и разбросанной кипы бумаг. Легкими движениями, она взяла мундштук с сигариллой и слегка затянулась, выпуская сигаретный дым.
- Бертрам Блейк,- тихо проговорив, себе под нос, больше для себя, констатируя факт, правильно ли все она услышала. При этом рука на автомате взяла ручку и изящным подчерком вывела в блокноте имя и фамилию полицейского, для собственного душевного спокойствия и повторения информации, а то будет жаловаться, кому - либо вышестоящему, а инициалы обидчика забыты. И даже, не важно, что память её еще не разу не подводила, тем более в голове у Фораса сложился прекрасный план, чтобы и полиции и редакции было хорошо и уютно.
- Мистер Блейк, Я, конечно, понимаю, что Вы пытаетесь быть учтивым и заинтересованным в том, чтобы всем нам было, как минимум удобно существовать в одном городе, но поверьте, процесс создания газеты – утомителен и не стоит заострять на нем внимание,- она указала на кресло что стояло в аккурат напротив её стола, при этом продолжая стоять и нахально дымить,- поэтому Я бы хотела услышать Ваши рекомендации, точнее даже не так…
Она определенно задумалась, как бы выразиться, так чтобы и не нахамить ненароком, и все это казалось бы из её уст совершенно неприемлемым. Учитывая, что мисс Гамильтон полностью устраивало все, а тут заявляется полиция и устраивает допрос с пристрастием.
- Что Вы хотите, что бы мы не печатали?! Или может Вы предложите альтернативу… «Кардиологу»?! В любом случае, Ваше предложение должно быть намного эффектнее того, что сейчас происходит…
Она умела говорить подобное с каменным лицом, ей действительно было интересно, что же предложит ей мистер полицейский взамен кровавого маньяка, обеспечив удачный тираж и не менее удачную прибыль. И в любом случае, он заинтересован в этом, поэтому как бы сейчас он не пытался отвертеться, подумать все равно придется, а если все что Блейк рискнет предложить, будет, по крайней мере, занятно, то все равно редакция будет в плюсе. Подняв телефонную трубку, женщина набрала односложную комбинацию цифр, на другом проводе взволнованно уточнили «Чего желаем?!» или что на подобии, не суть важна:
- Мелисса, две чашки черного чая, пожалуйста,- командным тоном проскандировав секретарю о задаче и немедленном реагировании, Тиффани слегка улыбнулась, возвращая, трубку куда следует.

Отредактировано Theophania Hamilton (24.12.11 01:01:47)

+1

10

Многие люди делают это не осознано, но Блейк привык замечать подобные мелочи. Очень интересно. Дама, не пожелав ответно представится, пригласила его занять кресло напротив. Если бы он сел, то оказался на уровне нижних пуговиц её блузки; старый проверенный трюк для подавления чужой воли – расположиться выше, иметь больше свободы движения и так далее, и тому подобное.
Не ускользнул от внимания детектива и тот факт, что его имя было аккуратно внесено в записную книжку. Он не любил такой точности – точных людей всегда намного сложнее убедить в чём-либо или просто заговорить им зубы. А ещё он терпеть не мог значится в списках, но до представления фальшивыми именем никогда бы не снизошёл.
Впрочем, вряд ли дама всерьёз осознавала, как профессионально действует. Было заметно, что она настроена всецело завладеть инициативой разговора, на что Блейк в свою очередь пойти никак не мог. Но вот подыграть и усыпить бдительность – это пожалуйста.
Блейк с удовольствием уселся в кресло, по-хозяйски закинув ногу на ногу и отведя в сторону руку с трубкой. Вся его последующая жестикуляция заключалась в описывание мундштуком в воздухе плавных полукругов и восьмёрок.
- Мисс Гамильтон,  - скосив глаза на латунную табличку на столе (атрибут любого мало-мальски значимого управленца), имя на которой было выгравировано необычным изощрённо-изящным шрифтом, - Я правильно понял? Я считаю (надеюсь, вы согласитесь со мной), что держать город в информационной блокаде неприемлемо, хуже только пичкать его дезинформацией. Люди должны знать об опасности. Поэтому у меня и в мыслях не было пытаться запретить газете писать об убийствах.
Предложение об альтернативе прозвучало как-то странно. Будто она хочет, - подумал Блейк, - чтобы я сам пошёл убивать людей, а потом приносил ей фотографии с мест событий и подробные комментарии.
- Всё, что я могу вам предложить – это факты, - Блейк слегка пожал плечами, столь подчёркнуто не акцентируясь на этой фразе, что менее заметно было бы даже обвести её в рамочку, - Материалы, которыми располагает следствие, будут в полном вашем распоряжение. Если хотите, я лично буду посылать их вам по почте каждое утро или приносить вместе с кофе в постель. Есть лишь одно условие: вы будете получать их с задержкой в несколько дней, может, неделю или около того, но не больше. Так сказать фора для следствия, - последние слова он произносил на одном дыхание, с широкой улыбкой поперёк трёхдневной щетины, как бы размазывая их смысл по общей соблазнительности предложения. И фора на то, что бы эти факты отсортировать: скучные организационные моменты, следственные неудачи, информацию о подозреваемых…
- Всё официально, удобно и к обоюдному удовольствию. Ну же, леди Гамильтон, соглашайтесь, - проговорил Блейк, слегка контуженный собственной неизвестно откуда взявшейся дипломатичностью. Могу, когда хочу, - резюмировал он, в ожидание ответа.

Отредактировано Bertram Blake (11.12.11 21:14:14)

0

11

Работники, точнее трудящиеся пони, что находились в подчинении мисс Гамильтон, обычно превосходили все её ожидания и стремления. Естественно, желания захватить мир, обычно не возникало, но добиваться каждодневной элегантности в действиях и идеальности в общем, приходилось, увы каждому. Мелисса- секретарь главного редактора, была именно рабом своего начальства, поскольку девушка являлась связующим звеном, между двумя огнями- вечно требующим справедливости подчиненными и непреклонной в этом отношении Теофании, и как истинная леди закаленная в боях стойко держала оборону. В этот же раз, девушка переплюнула сама себя, видимо чувствовала, что у начальства серьезный разговор, и раз такое дело, к весьма весомому чайничку с Эрл Греем принесла подставку в три этажа с различными сладостями. Но, что самое забавное поставила она все это именно рядом с мистером полицейским и Гамильтон могла только догадываться с какой же целью её секретарь стала так стараться, а по правде говоря, это весьма настораживало.
- Мистер Блейк, Вы ставите меня в тупик,- слегка на распев проговорив, женщина опустила мундштук на пепельницу и жестом отправила секретаря вон из кабинета,- С одной стороны, такое приятное предложение – сам детектив Блейк, будет приносить вместе с кофе в постель, еще и сводки об очередном убийстве, совсем неплохо…А с другой, меня это немного не устраивает…
Пока женщина говорила, слегка растягивая гласные, понижая тембр голоса, она плавно покачивая бедрами обогнула собственный стол и так же спокойно и размеренно, разлила чай и, подхватив одну чайную пару себе, вернулась туда от куда начала свой путь. И только, когда Тиффани села за свой стол и лишь слегка сцепив пальцы, она продолжила свою проповедь о насущном, не забыв улыбнуться, уже более чарующее, нежели обычно. Сейчас все будет зависеть только от того, что она сможет сделать с этим и в этой войне она практически победила, даже, только потому, что она женщина. А женщинам с рук сходит все, даже мелкое хулиганство и постоянные покупки ненужного.
- Видите ли, как Вы знаете, сплетни достигают редакции намного быстрее, чем Вам кажется, тем более Я уверена, Вы уже догадались, что в отделении полиции, у нас тоже есть связи. Позвольте, Я Вам предложу, нечто отличное от Вашего предложения, но так же схожее с ним. Так вот, об убийстве, мы будем выпускать именно в тот день, когда это все произошло, но только некрологом- кто, как и насколько сильно был разделан труп, подробности, по мере поступления информации уже не посредственно от Вас, но говорю сразу, тот кто сидит выше меня, не любит долго ждать и тогда на тропу убийств снова выйдут дворецкий, садовник и даже, библиотекарь…поэтому прошу Вас с этим не затягивать. А теперь, что скажите об этом Вы, мистер Блейк?!

0

12

Розовая воздушная мечта на серебряной подставке, казалось, всецело захватила внимание Блейка. Подобную роскошь если и поднимется рука отравить, то это будет рука истинного маньяка – больного на всю голову. Иначе, какое-то несоответствие: нечто вроде резиновой уточки-каннибала. А в кабинете мисс Гамильтон более органично смотрелись бы  некие кондитерские изыски тёмно-зелёного и серого цветов. Хотя вряд ли хоть один кондитер способен изготовить нечто аппетитное такой специфической расцветки.
Хозяйка тем временем очень изящно обошла предложение о кофе в постель (надо сказать, что подобными предложения Блейк сыпал направо и налево - даже Ломман их не избежал) и оказалась прямо напротив детектива.
Чёрт, - подумал Блейк, - Я вроде бы не собирался перед ней стелиться. Хороший игрок выкладывает карты на стол постепенно. Что-что, а хорошим картёжником Блейк не был; оставалось надеяться лишь на ту часть натуры, которая была хорошим полицейским.
Вполне возможно, что в участке прослушивают телефоны… Что за чушь?! Мы полицейский участок – это мы всех прослушиваем! Соберись.
Блейку казалось, что его пытаются надуть, но он никак не мог понять где именно. Складывалось впечатление, что он сам себя подставляет.
- Мэм, - он постучал трубкой о край стола, - Мне нравится ваша решительная позиция. Что ж, некрологи – чудная идея! Отличная! Вы не зря занимаете свой пост, - голос его приобрёл неприятные жизнерадостные нотки, намекающие на последующее «но», - Держать город в неведение никак нельзя, это же не в ваших интересах. (едва заметная колкость рассыпалась в воздухе с лёгкостью хлопьев пепла) Но сеять панику – пардон, это уже идёт в разрез с моими интересами. Вы думаете людям не достаточно знать то, что кто-то умер, и что тоже самое может случится в любой момент с каждым из них? Вовсе не обязательно баловать их подробностями этой перспективы, - довольно резко заметил Блейк, вставая со своего места и начиная расхаживать вдоль стола. К чаю он не притронулся, зато снова закурил.
Он имел привычку, когда прибывал в задумчивости, хватать в руки всё что ни попадя и вертеть, разглядывая. Так было поднято пресс-папье, а потом телефонная трубка. Где может находится приёмная часть жучка? Блейк поскрёб ногтем слуховые отверстия и позолоту – и естественно ничего не обнаружил.
- Мисс Гамельтон, вы азартный человек? – вдруг, словно что-то сам с собою решив, спросил Бертрам и опёрся руками на край стола, в упор уставившись на госпожу журналистку. Блейк почему-то не сомневался в утвердительном ответе, как и в другом: леди играет по-крупному. И только с тем, кто её заинтересовал.
- Если у нас не получается договориться об условиях, может разыграем их? По-честному? Дуэль. Всё или ничего. А проигравший сдаёт позиции.
Подсознание беспомощно взвыло.

0

13

Мисс Гамильтон, всегда казалось, что вести переговоры без чашки хорошего чая, да еще и если все это мероприятие происходит в обеденный ланч, то это просто преступление и неуважение к традициям. И поэтому женщина больше наслаждалась чаепитием, чем болтовней мистера полицейского. Расхаживал он, естественно эффектно, еще добавить взмахи руками и возгласы из оперы «Что ты несешь, женщина- молчать и бояться...» и была бы полная картина. Так же мимо неё прошли и все уколы по самолюбию, тем более, Орсон тоже не промах, захочет и заставит убивать старушек, хоть и только на словах и только один раз в очередном выпуске. Но Теофания была уверена, выход найдется в любом случае.
-Мистер Блейк, а тогда скажите мне, зачем вообще телевидение, пресса?! Зачем каждодневные эфиры по радио, что пугают нас созданием очередного оружия массового разрушения? Может Вы желаете вернуться в те времена, когда за открытия сжигали на кострах, а войны и убийства были нормой? Думаю, что нет, все же Вы представитель закона и справедливости, ведь так, поэтому остановимся на том, что большинству населения нашего прекрасного города интереснее читать про подробности убиства, а не про новый цветочный магазин миссис Грей.
Женщина слегка улыбнулась, и поставила чайную пару с чаем почти беззвучно на стол и откинувшись на спинку кресла, она во всю разглядывала полицейского, что чуть ли не в плотную рассматривал её и был настроен явно решительно. Как она знала, мужчины не любят проигрывать и вообще не рассматривают мысль о поражения, как такового. Тиффани пусть и была выше того, чтобы спорить и гнуть свое, но позиция уже была обозначена. И кроме, как нокаутировать Бертрама Блейка, она не видела, да и дополнительные очки к самолюбию, и кто же откажется от такого удовольствия, как увидеть непреклонного мужчину в слезах и бьющего в истерике?!
-Хм, азарт? Вы мне льстите, мистер Блейк, здесь это совершенно не при чем, Я больше даже склоняюсь к тому, что другого выхода, как предложить мне дуэль, Вы не видите. И еще Вы мало общаетесь с женщинами и видимо не сталкивались с их коварством, тогда, позвольте сказать сразу- Вы проиграете в любом случае...
Чувство, что она давит на одну из больных мест, от чего-то все не покидала её, даже если она угадала и эта дуэль не будет на мечах или чего хуже пистолетах, то выиграть она сможет, точнее она обязана выиграть. Можно было еще и победно улыбнуться, но Тиффани была не из тех, кто бьет сразу по почкам и добивает противника, скорее наоборот- пространство и тонкая стратегия по ведению словесного боя, ей нравилась намного больше.

+1

14

Леди Гамельтон безапелляционно считала себя самой роскошной женщиной от Виспершира и до следующего Пришествия. Вполне возможно, что таковой она и являлась, но это уже дело десятое. На своём веку Блейк повидал достаточно подобных примеров, разнящихся только местом действия и временными рамками (к примеру, мисс всея Академия и до выпускного бала).
- Ваше дело, - резко возразил комиссар, - Преподнести всё в красивой обёртке – хоть убийство, хоть кражу велосипеда. Сделать новость интересной как раз ваша забота. Мне же приходится работать со случившимися новостями и предотвращать попытки некоторых личностей такими новостями стать. Вы понимаете, о чём я?
А Блейк действительно начал чувствовать себя неуютно. Если бы всё шло по стандартному сценарию, то он четверть часа назад был бы уже вышвырнут взашей и проклят. Всё потому, что уходить самостоятельно ему как-то не довелось научиться, хотя причинно-следственная связь тут могла быть и обратная. Однако теперь Блейк с любознательностью юного учёного и таким же уровнем инстинкта самосохранения готовился проверить максимальное натяжение стальных нервов леди Гамельтон.
- Выход я вижу, мне просто чертовски лень оформлять на него ордер. Похоже, вы не понимаете, мэм, что я предлагаю решить всё полюбовно. Но я не настаиваю, нет.
Блейк старательно перегибал палки, вставляемые ему в колёса.
- Мэм, вы, видимо, надеетесь, что я такой идиот, что предложу вам соревнование на меткость или покерный турнир. Но какое отношение к нашему спору они имеют? Думаю, что нам стоит потягаться... в проницательности.
Он замолчал и довольно долго стоял погружённый в свои мысли, пуская дым под потолок, а взглядом блуждая где-то между своим ботинком и затылочной долей головного мозга. Метод Шаломса для Блейка был не в новинку, но вынимал он его не чаще браунинга, что обеспечивало детективу практически полное отсутствие головной боли на тему как устранить свидетелей.
Говорят, рыцари нынче поизмельчали. Ерунда, никто из ныне живущих не был свидетелем галантного обращения с дамами во времена короля Эрлина и рыцарей Равносторонне-Треугольного стола. Вполне возможно, что этикет не шёл дальше запрета подставлять подножки и красить чужую лошадь.
- Вы можете отказаться, - повторил Блейк, поднимая голову, и неприятно улыбнулся, - Ну а я пока начну. Ваш начальник - мужчина, это видно по полному отсутствию украшений в приёмной и цветов в кадках у входа. (Ладно, тут я сблефовал, я просто видел подпись «владелец газеты мр. Орсон» на последней странице рядом с контактным телефоном. Но дальше будет сложнее) Высокий, об этом говорят размеры следов, идущих вверх по лестнице – судя по планировке, там всего один кабинет, предположительно – начальства. По всей видимости, у вас с ним роман: об этом говорит – а, ваша должность, бэ, вот эти подарки, (Он кивнул на бархатную коробочку с серебряным узором) тщательно спрятанные от посторонних глаз за вазочкой – с чего бы вам приносить их на работу, а не надеть на себя (предположу, что сейчас они не подходят к вашему платью)? Скорее всего, вы получили их на рабочем месте. Они слишком дорогие для простого журналиста, значит это некто вышестоящий, и вы не спрятали их в ящик, значит, отвечаете ему взаимностью.
Блейк, которого не особо интересовали перипетии любовных отношений, пока дело не доходило до шантажа или вымогательства, удовлетворённо кивнул.
- Могу предложить вам явиться на мою территорию и попробовать повторить фокус, если пожелаете. Но я не настаиваю. Мэм.

Отредактировано Bertram Blake (27.01.12 20:35:08)

+1

15

Оскара, ему, Оскара!!! Остатки души явно кричали о благоразумии, особенно о том, что лучше дебаты на тему личной жизни не разводить в редакции. Внутренний инстинкт требовал пнуть детектива, но видимо холодный расчет и корысть привила к более логическому заключению- атаковать, безапелляционно и грозно, нависнуть тучей сомнений и вздернуть за самое больное место, все же война она и есть война, тут не до сантиментов.
Женщина сначала молча и равнодушно следила за Блейком и только в окончании трогательной речи, мягко улыбнулась и как истинный благодарный слушатель поаплодировала, хоть и недолго.
-Мистер Блейк, играть в войну- опасно,- потянувшись к той самой коробочке и извлекая из неё новую, весьма дорогую сигариллу и вставляя в мундштук, Тиффани снова улыбнулась,- Особенно, если так мало знаешь о противнике. Мне нравится Ваше условие и поэтому Я с радостью принимаю вызов.
Изящно подкуривать, даже это надо уметь и делать с особой элегантностью, а еще лучше и вовсе сопровождая все холодным взглядом и победной улыбкой, как говорится- эффекта больше.
- Раз, Вы приглашаете меня в свою обитель, не откажитесь от интервью?!,- она вопросительно вскинула бровь и не снимая с лица отвратительно приветливой улыбки женщина продолжила.- Все же всё отделение полиции снимало кота в дерева, такое событие обязательно должно появится в шепоте, как минимум на развороте, а еще лучше в сопровождении критики и саркастических лозунгах. Уверяю Вас, получится замечательная статья.
Тиффани могла добавить еще масла в огонь, обмакнуть спички в бензине и получить довольно эпичное фаер шоу, тем более у мистера полицейского, видимо, была изначально такая идея, сжечь все и даже не оставить и следа от редакции. Но опять же хладнокровно рассудив, что достаточно довела Бертрама до нужной кондиции, когда бьют по почкам, не задумываясь о последствиях, женщина поднялась с кресла и встала напротив мужчины.
- И долго Вы не бреетесь?! Нет нужды или лень, знаете все указывает только на одно...,- приняв серьезное выражение лица и вдыхая сигаретный дым, она еще раз внимательно рассмотрела лицо полицейского,- Вы одиноки, много работаете и нервничаете...скорее всего выпиваете, хоть и до алкоголизма далеко, и Вам явно не приятно здесь находиться или же на данный момент Вы очень хотите прострелить мне голову.
Слегка ухмыльнувшись, Тиффани отступила на шаг, отводя бедро в сторону и упираясь, свободной от мундштука, рукой в талию, затягиваясь и выпуская новые клубы сигаретного дыма.

+1

16

Оптимизм – и этим всё сказано. Чёрный оптимизм, если немного уточнять. Блейк всегда придерживался правила, что ничего не получится, если не попробовать, так что из-за своей неудачи он не расстроился. Наоборот, что-то подсказывало, что не так уж он не прав, и это раззадоривало. Впрочем, на осмысления происходящего времени не оставалось, потому что очаровательная акула пера молниеносно перехватывала инициативу.
- Это был кот Аристотеля Кейнса, - не моргнув глазом парировал Блейк, - Вы, должно быть, знаете его. Приятный человек, но… - окончание фразы, понятное без слов, повисло в воздухе. Драматический эффект Блейк счёл нужным подкрепить театрализованным жестом.
Аплодисменты мне. Я молодец. За двадцать лет службы он научился подтасовывать и видоизменять факты на ходу так, что даже миссис Кентон не бралась их поправлять. И семнадцать последних лет под ногами мешался Кейнс. Поддеть прямого конкурента – что может быть приятнее?
Тем временем, мисс Гамильтон предприняла чисто женскую попытку заставить детектива обратить свой придирчивый взгляд внутрь себя.
- Пфф, мадам! – презрительно сощурившись, фыркнул Блейк, - Зрите в корень.
Он улыбнулся – очень мягко – в ответ на её едкую ухмылку и слегка протёр отполированные ногти чистым манжетом рубашки, из-под которого выглядывали сияющие часы.
- Невнимание к деталям, мисс Гамильтон, это ошибка дилетанта.
Да, не быть мне прощённым за такое ни-ког-да.
- Быть может, это вы не прочь вставить меня за дверь, осыпая проклятьями? – поинтересовался Бертрам, поддерживая заданный тон уничтожающий вежливости, - Или нет? В любом случае, у нас ничья, мисс Гамильтон, что же нам делать?
Подари врагу инициативу, пускай подавится.
Пока светлые глаза журналистки пристально изучали небритость детектива, ему в свою очередь удалось рассмотреть её лицо. К сожалению, к старательно поддерживаемому образу в стиле Адель Иран (той, что обвела вокруг пальца самого Мерлока Шаломса) нельзя было придраться. Значит, пришло время менять тактику. К сожалению, Блейк пока не сообразил как это сделать.
В задымлённом помещении две мрачные фигуры, только что осознавшие, что силы равны, продолжали курить и усиленно разрабатывать планы дальнейших действий…

Отредактировано Bertram Blake (28.02.12 01:48:09)

0

17

О, этот полет ума и расточительного сарказма, сколько всего интересного можно узнать о ком то, просто наблюдая за реакцией. Это было даже забавно, явно препираться с очевидным. По ней многое нельзя сказать, а уж тем более догадаться, например, что сея барышня, почти состояла в обществе анонимных алкоголиков и была не раз обвинена в колдовстве и сговоре, пусть и было это давно и явно не правда. Но и тогда она сталкивалась с не менее интересными людьми.
Снова улыбнуться, как и сказал мистер полицейский, она и сама бы его выставила за дверь, но как то хотелось узнать, чем же кончиться битва титанов. И надежда была на то, что либо уступит, либо эта незримая война с полицией перерос тет в нечто больше, а у редакции и так проблем море, собственно столько же и недоброжелателей.
-Мистер Блейк, мы так и не пришли к соглашению, что право меня печалит. Тем более Вы же понимаете, написать мы можем что угодно, суть от этого не поменяется, а недовольство со стороны полиции продолжат расти в геометрической прогрессии. А последствий нам бы тоже не хотелось, сами понимаете....Налоги платим- спим спокойно, жизнь прекрасна и удивительна....если выпить предварительно,- добавив про себя Гамильтон лишь слегка улыбнулась и то как то уж слишком серьезно.
Она медленно, но верно приближалась к катастрофической паникующей черте, умело все скрывая и не выдавая того, что она бы и хотела загробастать все материалы по делу «Кардиолога» и то, что её спокойствие граничелось с нервным тиком. Но...Черт возьми, такие прохвосты, как Блейк трупом лягут, но не отдадут, а еще и сами же её арестуют и обвинят во лжи и провокации. И какой тут спор? Трата времени с очевидным итогом и еще не факт, что все закончиться хорошо именно для неё.
-У нас ничья....тогда могу Вам предложить только такой вариант,- женщина слегка замялась и затянулась поглубже, снова и снова просчитывая выгодные позиции, выпуская клубы дыма. Она все продолжила,- Вместо отсебятины, паники и прочего, Вы сами будете рассказывать про то, как ведется дело, кого убили-зарезали в итоговых выпусках шепота. Мы специально будет оправлять в отделение полиции корреспондента, который будет брать у Вас интервью...а там уж сами решите, что говорить стоит, а что нет....предупреждаю сразу, если не захотите сотрудничать или уклоняться....страшные сплетни о бабушках-убийцах под маской «Кардиолога» продолжаться. А пока. Мы будем выпускать только некрологи в память о тех кому не повезло...
Благородство врожденное, куда же без него то...женщина упорно чувствовала себя и победителем и проигравшим, никакого удовольствия от пари. В конечном итоге она даже подумала вызвать мистера полицейского на алкогольную дуэль, но как то во время эта мысль исчерпала себя негативными доводами. Не дело это, барышням алкоголь распивать. Как сапожникам, ох не дело.

0


Вы здесь » Задверье » южный рукав; » редакция газеты "висперширский шёпот"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC