Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Исповедь, чаепитие и еще 33 удовольствия


Исповедь, чаепитие и еще 33 удовольствия

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Действующие лица:Marjorie Turner и Albert Brennan
Время и место: приблизительно третий четверг прошлого месяца, самый раз для чашки чая. Висперширский приход.
Сюжет: садовые ножницы еще не подозревают о том, что им не суждено закончить свой шедевр. Бреннан еще не знает, что ему будет сделано заманчивое предложение. Мисс Тернер и понятия не имеет о том, что чаепитие и исповедь очень органично уживаются друг с другом. В общем, каждого из них ждет сюрприз.

Отредактировано Albert Brennan (05.02.12 14:20:09)

0

2

Настоятель прищурился, замер и даже высунул от усердия кончик языка. В руке блеснуло острое лезвие, раздался дьявольский хохот. Хруст, скрип,хохот. Хруст, скрип, хохот. Да что ж такое, матерь божья...Бреннан устало выпрямился, с гримасой разогнул спину и двинулся по направлению к раскрытому окну. На подоконнике надрывалась радиола, которую, очевидно, снова заело. Выслушав порядком надоевший хохот в четвертый раз, священник выключил злосчастный аппарат с мыслями о том, что прослушивание радиоспектакля по мотивам сказки "Три кабаненка", похоже, было не лучшей идеей. После этого он снова подобрал брошенные в траву садовые ножницы, и критическим взором оглядел подстригаемый куст. Куст выглядел печально и напоминал собой фигуру отставного безногого вояки, между тем как творческий замысел художника предполагал в данном случае святого Антония с посохом воздетым к небу в порыве особо вдохновенной молитвы. Посох пока напоминал лопату, а очертания Антония терялись в листве, однако, Бреннан не унывал. Снова защелкали ножницы, святой отец, вдохновленный небесами на сотворение чуда, благодушно замурлыкал себе под нос.
Вообще, садоводство Альберт Бреннан любил. Этим занятием он увлеченно занимался с тщанием слепого, рисующего картины. В частности, территория церкви и сад всегда были тщательно ухожены и выглядели бы весьма прилично, если бы не дикое стремление священника внести свой вклад в развитии прицерковной флоры. Фауна в данном случае отсутствовала, но не потому, что была вычеркнута, а потому, что боялась садовых ножниц священнослужителя. Самое интересное, что первоначальный замысел и результат флористики всегда кардинально отличались друг от друга, но настоятель и в этом видел благой знак, ибо как он частенько говаривал, "Господу виднее." О том, что Господь в это время пил чай с плюшками и совершенно не намеревался превратить первоначально задуманное облако в завод по производству ложек, Альберт как-то не задумывался. Не до того было.
В церковном приделе даже висела грамота, полученная им на прошлом конкурсе Великих и Ужасных Садоводов. В грамоте хвалилось виртуозное владение секатором и крайне творческое мышление, а также второе место за лучшую пейзажную композицию из туи и боярышника. Получая грамоту из рук мэра,Бреннан с сомнением пробормотал,что изначально вышеупомянутая пейзажная композиция являлась попыткой изобразить внутренний интерьер пыточной времен расцвета инквизиции,но его дельное замечание осталось без комментариев. Висперширцы все как один,дружно взирали на пейзажную композицию,и воздавали хвалу ножницам их удалого священнослужителя. К концу награждения Рамиил смирился,и с достоинством принимал поздравления.
Потенциальная фигура святого Антония кандидатом в победители не была, но старания прилагалось не меньше. Как всегда назидательно говаривал Бреннан сорванцам, промахнувшимся мимо окон муниципалитета камнем, все надо делать с душой. Личный пример при этом он застенчиво отказывался подавать,но за попытками следил с интересом,благо ни одна из них еще не увенчалась успехом.
Святой Антоний потихонечку выстригался,маргаритки,соседствующие с розами,недовольно,но молча благоухали,солнце пригревало. Благодать,в общем.
Едва Рамиил успел вкусить сполна от дарованной благодати,как идеальная симметрия спокойствия была слегка нарушена стуком женских каблучков по тротуарной плитке. Бреннан выпрямился, на всякий случай приготовив самую добродушную и благожелательную улыбку из своего арсенала. Увидев гостью, улыбка тут же была переквалифицирована в самую благожелательную из самых благожелательных. Побив все возможные рекорды благожелательности,улыбка засияла начищенным пятаком на лице священника,где и осталась - на всякий случай.
Марджери Тернер была не слишком частой гостьей по причине безумного графика работы,однако,исправно слушала все проповеди. Бреннану в такие моменты казалось,что у мисс  Тернер над головой вполне можно было бы повесить табличку "Идет запись.Не входить!" ну или на крайний случай,красную лампочку,ту,что вешают над дверью операционных. Подобное рвение не могло не умилять,впрочем как и все остальное в мисс Тернер, поэтому Альберт заранее приготовился долго и со вкусом умиляться.

+2

3

Марджери никогда не была особенно религиозна, однако, проанализировав все свои страхи, воззрения и суеверия, пришла к выводу, что является абсолютным агностиком, а, значит, может держаться ближе к людям верующим, чем неверующим. Принадлежность к пастве преподобного Бреннана только способствовала этому решению: отец Альберт не просто красноречиво проповедовал - он выстраивал настолько стройную идеологическую систему, что неумолимая логика мисс Тёрнер успокаивалась, переставала требовать кровавых жертв и позволяла своей обладательнице подчинить духовность такому же строгому и однозначному порядку, как и канцелярские принадлежности на столе. Таким образом Марджери с детства приучилась ценить настоятеля и со временем внесла посещение церкви в свой недельный распорядок.
Однако, как бы ни было приятно, наслаждаться великолепной логичностью проповедей отца Альберта, сейчас мисс Тёрнер направлялась к нему с полуофициальным визитом, и это несколько подрывало её уверенность в себе и собственных действиях. Ведь нечёткий статус мероприятия всегда осложняет его проведение. Мистер Пайтон задумал межконфессиональный симпозиум, чтобы продемонстрировать открытость Виспершира и терпимость висперширцев, а преподобный Бреннан был назначен принимающей стороной. Это, безусловно, официальная задача. Однако отец Альберт понятия не имеет о своей ответственной и почётной обязанности и запросто может отказаться, если идея его не вдохновит, а потому мисс Тёрнер должна мягко и неофициально убедить настоятеля. Это уже совершенно неофициальная проблема.
Марджери всегда видела себя скорее миссис Хэтчер, чем Хатой Мари, поэтому соблюсти баланс оказалось непросто. Было выбрано время вечернего чая и надето лёгкое сиреневое платье (неформальные элементы), однако пуговицы застёгнуты под самое горло, а на лице  сияла скорее "профессиональная", чем "вечериночная" улыбка.
Входя в церковный сад, мисс Тёрнер с любопытством завертела головой: Марджери всегда увлекали парковые причуды отца Альберта, и именно за него она болела на всех конкурсах садоводов, видя в загадочных сооружениях полёт творческой и независимой мысли. Втайне мисс Тёрнер была уверена, что она единственная, кто понимает искусство преподобного Бреннана, поскольку распознала в недавней композиции-победительнице воплощение шабаша ведьм.
Войдя в церковный сад, посланница мэрии устремилась навстречу настоятелю, твёрдо решив начать с ненавязчивой беседы о божественном и только потом перейти к основной теме.
- Добрый день, отец Альберт, спасибо, что нашли для меня время. Ваш сад каждый раз преображается так неожиданно и необычно, - мисс Тёрнер не надо было притворяться, чтобы продемонстрировать искреннее восхищение чужими садоводческими талантами. Её взгляд упал на явно незавершённую фигуру, воздевшую к небу не то руку, не то лопату: - О, а это пророк Иеремия, поднимающий мертвецов? - не совладав с любопытством, Марджери оставила чуть в стороне свою миссию и сделала несколько шагов к будущему шедевру.

+2

4

- Марджери, дочь моя, вы как всегда прелестно выглядите. Кроме того, для бесед с вами я всегда рад найти минуту-другую, - Бреннан попытался стянуть с лица профессиональную улыбку исповедника, и нацепить что-либо менее официозное, но вышло, кажется, не очень. Правда, помогла несколько ироничная мысль о том,что не найти время для мисс Тернер было чисто физически просто невозможно. Эта девушка находила для себя время буквально у всех и каждого и всегда столько, сколько ей было нужно. Если бы ей пришлось выбивать информацию из человека, сидящего на бомбе, которой осталось тикать всего полчаса, 25 минут этого драгоценного времени из 30, несомненно, принадлежали бы Марджери. 5 минут мисс Тернер подарила бы несчастному не из жалости. Просто их как раз хватило бы на то,чтобы сказать спасибо за добытые сведения и скрыться в неизвестном направлении. Максимум мисс Тернер переждала бы взрыв, отряхнула платье от налипшей сажи, и хладнокровно отправилась бы дальше с ангельской улыбкой на лице.
Альберт с сомнением еще раз прокрутил в голове только что представившуюся внутреннему взору картину. Смутные сомнения его еще не терзали, но уже начали пихаться в бок, и активно ворчать. Бреннан еще раз оценил строго взирающий на него наглухо застегнутый ворот платья и улыбку, с которой тоже не успели стереть помаду собственного профессионализма, и перестал сомневаться. Кроме того, начало беседы, воспевающее мадригалы садоводческим талантам преподобного, настораживало.
Похвалу Бреннан всегда воспринимал так же, как пирожные: с блеском в глазах и приятным предвкушением. В этот раз упоминание о неизвестно как затесавшемся в комплимент пророке, вызвало у него какое-то непонятное чувство. Мисс Тернер всегда занимала для настоятеля особое место в рядах ценителей искусства, проявляя живой интерес к его творениям. Конкретизировать творческую мысль священнослужителя не всегда было по ей силам (так же, как и самому священнослужителю), однако выбранное направление она угадывала безошибочно, чем всегда умиляла. Это примерно то же самое, что из трех цветов - красного, серого и оранжевого выбрать цвет идиотских мыслей.
Девушка оглядывала истерзанный секатором куст с интересом. Рамиил - теперь уже со скептицизмом. Вариант пророка Иеремии до сих пор как-то не приходил ему в голову, но лопата явно намекала. Что ж, по крайней мере теперь я знаю,что написать в табличке, указывающей название, если святого Антония не выйдет. Бреннан еще раз обошел свое творение кругом. Сзади фигура явно напоминала Антония с посохом. Спереди - вылитый Иеремия. Констатация печального факта, однако, не помешала Бреннану сделать любимый вид "я всегда знал,что из этой ерунды выйдет просто ого-го какой шедевр". Наличие публики обязывало.
- Мисс Тернер, только вы и можете оценить скромные старания вашего покорного слуги, - уклончиво ответил он, разводя руками, словно Альвадор Врали, у которого, глядя на холст, изображающий битву чайных сервизов, поинтересовались, почему он рисует мертвых девочек. - Однако, работа еще не окончена. А посему не отправиться ли нам на лицезрение более завершенной картины, нежели та, на которую вы так благосклонно изволили обратить внимание? Чайник уже вскипел. В присутствии Тернер Рамиила иногда заносило на поворотах внятной речемысли. Сказывалась былая рана, полученная полтора тысячелетия назад Штопором Галантности.
Настоятель поставил перед девушкой чашку чая, молочник и блюдечко с лимоном, вытащил жестяную коробку из-под кофе, на которой была приклеена этикетка со словом "мука". Печенье из жестянки перекочевало в стеклянную вазу, и было деликатно придвинуто к чашке Марджери. Сам Бреннан уселся напротив и, подперев щеку рукой, приготовился умильно следить за поеданием церковных запасов мучного и сладкого. Житейская хитрость и ангельская интуиция подсказывала ему, что только этим чаепитие не ограничится.

+3

5

Мисс Тёрнер всегда была падка на комплименты и, как бы ни боролась с этим свойством своей натуры, они оставались для неё не менее желанным удовольствием, чем пополнение гардероба и битвы на аукционах за старинные музыкальные записи. И, конечно, никто не был так непревзойдённо, велеречиво галантен, как преподобный Бреннан. Всякий раз, слушая, как настоятель выражает ей своё одобрение и добрые чувства, Марджери ощущала, что целиком и полностью обезоружена и способна на весьма неожиданные поступки вплоть до должностного нарушения.
Вот и сейчас всё получилось, как всегда: мисс Тёрнер не сдержала довольной улыбки, рефлекторно поправила выбившуюся из-за уха кудряшку и пару раз кашлянула, чтобы преодолеть смущение и вернуть себе подобающе сдержанный, корректный вид.
- Спасибо, отец Альберт, каждая встреча с вами - настоящее удовольствие, которое даже позволяет на время забыть о политической рутине, - упомянув о работе, мисс Тёрнер снова почувствовала почву под ногами и тот самый баланс между формальным неформальным оттенком беседы, который она так тщательно вымерила ещё перед визитом сюда. - Приятно думать, что вы считаете меня ценительницей паркового искусства, потому что я намерена походатайствовать, о том, чтобы ваши работы в этом году заняли достойное место среди городских украшений.
Марджери улыбнулась так загадочно, как только умела, посчитав, что, возможно, это несколько раздразнит интерес собеседника к разговору, не без труда отвела взгляд от пророка Иеремии и заторопилась следом за настоятелем в дом.
Никто во всём Виспершире не заваривал чай так искусно и изобретательно, как преподобный Бреннан, и, уж конечно, никто в целом свете не подбирал печенье для чаепития с таким изяществом и скрытым смыслом, как это делал отец Альберт. Если бы исповедь была единственным способом разделить трапезу с настоятелем, Марджери давно стала бы закоренелой грешницей. Однако отец Альберт не подвергал свою прихожанку таким испытаниям, и мисс Тёрнер не опасалась за свою праведность.
Плотоядно проследив за попаданием печенья из жестяной ёмкости в стеклянную, Марджери уделила некоторое время его молчаливому хищному поеданию и, справившись с собой по прошествии минуты, наконец, приступила к разговору, ради которого пришла.
- Отец Альберт, как ни совестно мне признаваться, но я опять пришла к вам не только ради исповеди и задушевной беседы, - мисс Тёрнер постаралась принять слегка покаянный вид. - Меня отчасти привели к вам рабочие вопросы, - она опустила глаза, чтобы скрыть явственно читавшееся в них: "И монастырское печенье".
Марджери взяла короткую паузу, чтобы решить, не следует ли ей начать издалека, но что-то в репутации и во всём облике преподобного Бреннана подсказывало, что прямоту он оценит больше.
- Скажите, святой отец, как вы относитесь к межконфессиональной розни? Не кажется ли вам, что Виспрширу и висперширцам следует принять более активное участие в распространении веротерпимости, чтобы не скатиться ко временам порицан? - Марджери воинственно сверкнула глазами, но тотчас сообразила, что не имеет представления о взглядах преподобного Бреннана на порицанство, и сменила тон на более мирный, добавив: - В последнее время эта тема муссируется в муниципалитете, знаете ли. И вызывает, как я слышала, немалую озабоченность.
Позвенев ложкой о край чашки, Марджери сгрызла её одно печенье и уставилась на настоятеля с нейтральным, как она надеялась, выражением лица.

+2

6

Фраза о ходатайстве в пользу шедевров паркового искусства настораживала и прельщала одновременно.
Альберт представил себе собственные композиции в двубережном парке. Или у Штопаного моста. Или на том прелестном перекрестке между кондитерской и "Кавабунгой". Перекресток особенно прельщал его. Туда великолепно подошла бы композиция "Святой Нафанаил, изгоняющий бесов из тортика". Мистер Берк, конечно,мог и не проникнуться духом, но Хаагенти бы оценил. Жаль только,что висперширцы не всегда способны понять суть. Придется сопровождать каждое искусство отдельной табличкой. Например: "сие произведение следует созерцать только будучи умиротворенным композицией "Епископы из Поддивана" (юго-восточный угол двубережного парка, композиция № 2654), ибо суть ее в том,что смерть святого Дехериуса, бывшего когда-то епископом в мирской жизни, изображенная здесь, приключилась с ним вследствие чаепития, которое и изображено на...
От дальнейшего сочинения,несомненно, блистательной таблички, объясняющей экзистенциальный и духовный смысл обеих композиций, а также полную летопись жития святого Дехериуса, его отвлекло сначала минутное молчание, прервавшее успокаивающий хищный хруст печеньем, а затем и голос Марджери.
- Отец Альберт, как ни совестно мне признаваться, но я опять пришла к вам не только ради исповеди и задушевной беседы. Меня отчасти привели к вам рабочие вопросы. - Бреннан постарался придать лицу вежливо-вопросительное выражение, которое должно было означать некоторое изумление по поводу наличия у него,преподобного отца и висперширского муниципалитета общих рабочих вопросов. Может, им еще младенцев при крещении во флаг Виспершира заворачивать? Не то,чтобы Альберт не любил местные власти. Скорее,нежно недолюбливал, не подавая при этом виду. Недолюбливать рьяно и открыто было еще рано. Власти все-таки. На самом деле в выражении лица был скрыт еще один подтекст, различить который,впрочем,мог далеко не всякий. В данном случае он означал крах надежд на великодушное, а главное,бескорыстное желание помочь Висперширу в озеленении плодами трудов не покладающего садовых ножниц священника. Нет, мисс Тернер,безусловно,была великодушна и бескорыстна - только взгляните в ее честные глаза личного помощника мэра! Но вот мэр и муниципалитет такими не были.
Тема межконфессиональной розни была вообще неожиданна. Ступив на скользкий путь еще более скользкой темы Бреннан подумал,что нестись галопом было бы крайне неосмотрительно. В таком вопросе как этот,лучше встать на карачки и аккуратно поползти. К тому же,что из этого вытекало и куда заливалось священник пока никак не мог взять в толк.
Вообще, веротерпимость, межконфессии и толерантность - палка о двух концах,и всегда была таковой, по мнению Рамиила. Сегодня все кричат о терпимости и дружбе религий, а завтра глядишь - и уже триста тысяч человек минус, триста тысяч могилок плюс. А за что?а за то,что они не ратовали за межконфессиональность. Печально, но факт. И уже всем хорошо,и все нормально. Только кладбище расширять придется, а так ничего,живем. За правое дело.
Мисс Тернер между тем была настроена довольно решительно, что впрочем, очень вежливо вуалировалось интересом к печенью.
Альберт на всякий случай поерзал на стуле, но надежной тропы разговора под ногами не нащупал. Пришлось ступить наугад в трясину.
- Марджери, видите ли, порицанство - это такая тонкая противоречивая материя... - Бреннан даже закатил глаза, желая показать насколько она тонка и противоречива. - Тут никогда ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, но по большей части,да, это явление, которое разлагает здоровую атмосферу в Виспершире, и пагубно влияет на наших ...мм...милых висперширцев. Сам Бреннан в перипетии подобных бесед вдавался нечасто, однако счел своим долгом проявить патриотизм и заботу о местных властях, которые, надо отдать им должное, бывали весьма набожны  в иные дни. Он состроил озабоченное всеми горестями мира лицо и постарался изобразить волнение.- Поведайте же мне,мисс Тернер, последние новости об этом весьма печальном явлении, ведь врага, как говорится, надо знать в лицо.

+2

7

Пока преподобный предавался размышлениям, мисс Тёрнер самозабвенно и бестрепетно расправлялась с его съестными припасами, уделяя особое внимание миндальному печенью и сахарным кренделькам с орехами. И те, и другие были настолько хороши, что Марджери невольно задавалась вопросом, родом ли они и кондитерской Бёрка или это отец Альберт такой кудесник. Она даже начала слегка улыбаться, что окончательно придало её лицу довольное и неформальное выражение, что, как показалось мисс Тёрнер неплохо сочеталось с настроением самого преподобного Бреннана
Нельзя сказать, что отец Альберт выглядел воодушевлённым темой разговора, однако пока он пребывал в задумчивости, его лицо приобрело умиротворённое и почти благостное выражение. Он не обрушил на неё громы небесные, не сбросил личину умеренного, благонадёжного священника и не предстал перед ней скрытым порицанином и даже не стал поглядывать на часы, намекая, что визит затянулся, едва начавшись - по мнению мисс Тёрнер, это можно было считать добрым знаком. И, если поторопиться развить успех, возможно, потом ей удастся заставить преподобного забыть, зачем она явилась сюда изначально, полностью сгладить формальное впечатление от их встречи и вернуться к теме паркового искусства. Втайне Марджери была всерьёз влюблена в работы отца Альберта и могла тратить часы на беседы об их темах. Помимо этого преподобный Бреннан входил в её личный список многообещающих людей искусства Виспершира, работа с которыми могла поспособствовать культурному расцвету города и весьма возвысить по карьерной лестница инициатора программы, то есть личного помощника мэра.
Эти мысли до того обрадовали и воодушевил Марджери, что она, вопреки всем правилам этикета, сгрызла три больших миндальных печенья подряд и едва не прослушала начало ответа отца Альберта.
- Видите ли, отец Альберт, в последнее время стало очевидно, что порицанство с новой силой поднимает голову. Оно столь же нетерпимо, скудоумно и старообразно, как было в семнадцатом веке. Это весьма и весьма беспокоит мистера Пайтона, - мисс Тёрнер несколько нервно сунула в рот орех, поймав себя на том, что едва не сказала "нашего дорогого мэра", тогда как ей было известно, что преподобному вряд ли понравятся столь приторные выражения.
Было необходимо взять короткий тайм-аут, чтобы выбрать наиболее пугающие новости о порицанстве и воспламенить ими сердце отца Альберта. Мисс Тёрнер наполовину опустошила чашку ароматного чая, выудила из вазы очередной сахарный кренделёк и только после этого заговорила:
- Новости достаточно впечатляющие, должна вам сказать, - Марджери даже доверительно наклонилось к собеседнику через стол, чтобы выглядеть убедительнее. - Как недавно стало известно, они протащили в правительстве закон о разрешении строительства по всей стране храмов Церкви Пугающей Правды и насильственно насаждают в своих приходах практику порицанских имён. В деревенском приходе близ Виспершира одну девочку уже назвали "Борись-За-Добрую-Веру", а мальчика - "Проклятье-Нераскаянным-Еретикам" и, вероятно, на этом они не остановятся.
Взглянув на явно озабоченное выражение лица преподобного Бреннана, мисс Тёрнер сочла нужным выдержать эффектную паузу, во время которого допила чай и с интересом покосилась на чайник. Затем она коротко вздохнула и продолжила:
- Скажите, отец Альберт, какие меры вы считаете действенными против проявлений такого ярого фанатизма? - Марджери очень надеялась, что преподобный уже осознал всю серьёзность положения, а, если так, то будет просто идеально, если он своими силами придёт к идее конгресса. Тогда работа мисс Тёрнер по просвещению и ненавязчивому убеждению сведётся к минимуму.

+2


Вы здесь » Задверье » чердак; » Исповедь, чаепитие и еще 33 удовольствия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC