Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 2.4. каменный мешок


квест 2.4. каменный мешок

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Перцовые горы, заброшенный рудник, час дня.
Подозреваемые: Орсон Мейнард, Теофания Гамильтон, Эванеска Грей, Альберт Бреннан.
В редакцию "Висперширского шёпота" пришло письмо за подписью анонимного доброжелателя, который сообщил о похищении. Орсон Мейнард в восторге - можно взять интервью у жертвы ещё до того, как её освободят! Это ведь эксклюзивнейший репортаж! Раздав пару воодушевляющих пинков, он вместе с Теофанией Гамильтон и воображаемыми (НПСными) сотрудниками поспешил в указанное место.
Во время исповеди Альберту извне кто-то неизвестный подсунул карту, на которой нарисован многозначительный крест. Он не мог не проверить, что за сокровища ждут храбреца, и направился к руднику.
Там обе группы встречаются, а ждут их пробитые штольни, неверное освещение, угрожающие сталагмиты, угрожающие сталагмитам сталактиты и скованная Эванеска Грей, которая не может ничего сообщить, кроме того, что она ничего не помнит, сидит тут меньше часа и была бы не против немного освободиться.
Бравой компании предстоит немного пофотографировать жертву, наручники и собственные ботинки, поискать закопанный ключ (способность Теофании весьма пригодится), а потом и выбираться на поверхность, следуя издевательским подсказкам неведомого трикстера.

Очерёдность написания: Мейнард, Грей, Гамильтон, Бреннан.

Примечание1: как и всегда, в первых постах предыстория + выдвижение на место, а дальше можете спасать Эванеску, пить боржоми и искать клады.
Примечание2: ожидаются мастер-посты с подсказками и загадками от добро-недоброжелателя.

0

2

Сегодня Орсон был полон сил, энтузиазма и даже на работу пришел раньше обычного, правда, с легким похмельем , но это не важно. Идеальное  настроение для работы . Так было сначала, а сейчас он от скуки курил трубку у себя в кабинете.
Расчленённая муха в консервах, разве это сенсация? Не крыса же с комками меха или человеческая рука. Муха. Это не то, совершенно не то. День Города. Хорошо, но обычно. Где сенсации, интриги, скандалы, расследования? Вселенная просто обязана исполнить мое желание. Мне нужны события достойные первой полосы газет.
Еще вчера Орсон посмотрел фильм начала пятидесятых годов «Гражданин Пейн» и ему хотелось заняться действительно интересным делом, масштабным, увлекательным...захватывающим. Энергия кипела в нем и требовала выхода. Мэйнард тратил ее на создание тумана с запахом табака в пределах одной комнаты.
Все изменилось, когда ему пришло письмо. Простой бежевый конверт и  на нем его имя черными чернилами.
Сердце забилось в предвкушении, ведь все может быть.
Надеюсь, это не новый способ общения налоговой службы с честными гражданами.
Быстро прочитав письмо Орсон в который раз убедился, что Вселенная любит его.
“Перцовые горы, заброшенный рудник.
Некто в темноте, лежит на холодной земле.
Пока еще дышит. И больше никого. 
Что же это? Как же это? Похищение  случилось!”
Анонимный доброжелатель.

- Похищение. – Орсон сложил листок, положил обратно в конверт и нетерпеливо потер руки.- Похищение!
Он оставил трубку на столе, взял свое легкое пальто и выскочил из кабинета.
- Гамильтон! У нас похищение!
Он сказал это таким жизнерадостным тоном, как будто у него вдруг обнаружилась дальняя родственница, которая завещала ему корабль , успешную винодельню и дополнительный счет в банке.
- Отправляемся к заброшенному руднику. Мы должны успеть  взять интервью и сделать снимки, пока жертва еще жива и не приехала полиция. Собирайся, Тиффани! Квентин, Лиса, это вас тоже касается. У нас будет эксклюзивный репортаж и превосходные снимки. Между делом мы возможно даже спаем этого человека.  Живее. Сенсация не ждет!
Конечно, это мог быть розыгрыш , неудачная шутка, какого-нибудь умирающего от скуки подростка или ловушка, ведь все обычно начинается с таких от писем анонимных доброжелателей, но Орсон об этом не думал. Сейчас лишь действие, а мысли потом, на месте. Как только все были готовы, они отправились на место преступления. Приключение начинается.

0

3

Между пальцами все еще было липко и прохладно – кажется, она пролила молоко. А, может, это был сок. Хотя, сок у них был теплый, да – а между пальцев ведь прохладно… с третей стороны, всего через несколько минут после того, как она пришла себя, философские размышления о том, какой из привычек – добавлять молоко в чай или выпивать стакан апельсиновой выжимки, которую она только сегодня успела сделать, ну или уже вчера, - придется отказаться ее маме, когда та проснется перестали иметь значения: пальцы ног затекли и предаваться эмпирическим опытам для нахождения ответа на вопрос было совершенно невозможно. А холодильник закрыт? Он был старенький, тарахтящий, и мыть его от наледи внутри было очень сложно, и они старались максимально быстро закрывать дверцу, что бы там ничего не намерзло, и если он не закрылся, то может накрыться вообще.
События в голове – тяжелые, мягкие, и какие-то совершенно недоступные. Она помнила, что они с мамой разошлись по своим комнатам, перед этим немного послушав музыку и почитав в гостиной, а потом… она еще долго лежала в своей спальне, читала, задремала прямо с книгой на груди, затем почувствовала, что замерзает… да, точно, ее это удивило тогда. Всегда тепло – а тут холодно! Спустилась в них,… туман… кажется да, они в гостиной окно не закрыли. Закрыла, пошла на кухню попить…
Что именно она пила, уже не вспоминалось. Или сок, или молоко – что пила, то опрокинула, и ноги себе промочила, вот. Наверное, так. Только вот где она сейчас… что происходит…
Здесь гораздо холоднее, чем дома – а еще она не может даже пальцем пошевелить. Нет, пальцами может. А вот руки-ноги…
Она ничего не понимает, совсем ничего. До такой степени, что даже испугаться не может.

+1

4

Утро, день или вечер, собственно суть не важна, но факт всегда остается фактом- Висперширский шепот в движении, это словно разбушевавшийся улей в разгар сбора пыльцы. В случае же газеты, это был очередной выпуск и как не странно сегодня не было времени даже на утренний чай и разговоры о жизни и на сколько она тяжела. Как бы не печально звучало, но стоящего ничего не было: никого не убили, и не зарезали, а про клумбы, открытия новой выставки в музее, было хоть и приятно писать, но увы и ах, весьма скучно. Но видимо не судьба мисс Гамильтон прожить хоть один день спокойно, не побегав по всему городу за маньяком или убийцей, не снимая с деревьев котов и не сломав каблуки.
-Гамильтон! У нас похищение!
Тиффани только на секунду вскинула бровь, поднимаясь из-за стола и с неким сожалением рассматривая собственные туфли. Можно было напугаться, судорожно попросить о благоразумии и вместо того, чтобы бежать туда самим позвонить в полицию и ехать уже с ними, но Орсона не остановит даже ядерный взрыв, эпидемия чумы и орава зомби, если уж на горизонте приветственно мелькает сенсация. А вот что же напугало больше всего в этом?!Скорее уж слишком жизнерадостный тон начальства и быстрая дислокация в нужную точку,
Жизнь прекрасна и удивительна, если выпить предварительно...
С неким сожалением подумала барышня в лакированных туфлях, о своем табу- не пить на работе, выходя из своего кабинета с пальто в руках и небольшим клатчем с перчатками.
-Лиселотта, прошу Вас, захватите всю нужную аппаратуру и давайте поторопимся, иначе подобный оптимизм от произошедшего может обратиться как минимум в нездоровые наклонности.
Гамильтон, постаралась сохранять привычное спокойствие, но и радость от того, что хоть что-то интересное всплывала и моментально исчезала, как только она вспоминала про туфли, малоприятные метания по руднику и все сводилось к одному-лучше бы она заболела сегодня. Или хотя бы прикинулась таковой. Но нет же, излишняя любовь к работе, бывает пагубной и наказуемой, теперь Теофания была в этом уверена на все сто процентов или даже больше.

0

5

Бреннан вяло раздумывал над тем, является ли присутствие в исповедальной кабинке  потенциально исповедуемого, не желающего исповедоваться злоупотреблением рабочим временем исповедующего. Выходило, что вполне. Вместо того, чтобы размеренно и монотонно исповедоваться, не забывая изредка заглядывать в блокнот с аккуратно записанными грехами, грешищами и грешочками, как делают все добропорядочные висперширцы, мистер Артур Хадсон заглядывал в свой ежедневник, откуда голосом чревовещателя извлекал идеи о банковских вкладах, происходящих из церковных пожертвований. Мысль о том, что это кощунство и святотатство наивный банкир категорически не мог принять, хотя все именно так и обстояло. Дискуссия уже порядком поднадоела священнику, но банкир, очевидно, считал, что его дар красноречия способен сломить и не такое сопротивление. За время разговора Бреннан успел съесть десять шоколадных конфет и дважды сосчитать облупившиеся мозаичные плитки на потолке, ибо если Хадсон начинал предложение, остановить его уже не могло ничто. Разве что очередной финансовый кризис и обвал цен на фондовых биржах. В отсутствие малодушно желаемого настоятелем кризиса, приходилось терпеть. Доводы, приводимые Артуром в пользу своего предложения были весьма вариативны и разнообразны, в то время как у Рамиила было одно, но веское "не было такого никогда, и не будет!" Нет, ну где это видано, чтобы деньги, пожертвованные в почти добровольном порядке гражданами шли в оборот? Может, ему еще объявлять: спонсор сегодняшней проповеди, Первый Висперширский банк желает вам приятного прослушивания??! Срам-то какой, прости Господи...Деньги должны храниться в церкви, чтобы все горожане видели куда они идут, и что на них покупается. А когда они где-то там, а церковь где-то тут...какой-то диссонанс выходит. Нет уж.
Надо чем-нибудь отвлечь этого финансового оратора...но чем? Альберт растерянно и машинально запустил руки в карманы сутаны (да в них есть карманы, пусть и потайные, священники тоже люди, в конце концов. Надо же им где-то хранить ключи, гвозди и прочие предметы обихода) но ничего особого там не нашарил. Кроме смятой бумаги. Бреннан вытащил ее на свет божий, не особо надеясь на известие о наступлении финансового кризиса. На листе была нарисована карта окрестностей Виспершира, в частности Перцовые горы, а еще конкретнее - заброшенные рудники. Чтобы сие не оставляло сомнений, названия были выцарапаны на карте чем-то острым, предположительно осколком стекла. Впрочем, подобное обстоятельство и без надписей было непреложным - карту Виспершира настоятель видал много раз. Под словом "рудники" многозначительно чернел жирный и важный крест. Альберт нахмурился. Больше никаких указаний и подсказок на карте не было.
Хадсон в это момент открыл рот, готовясь разразиться следующей партией доводов и убедительных мнений финансистов всех времен и народов, когда его метко и вовремя остановили. Бреннан сунул ему скрученный трубкой листок сквозь прутья деревянной решетки исповедальни.
- Мистер Хадсон, скажите мне лучше, что это? Уже не помню кто мне его дал, и даже не понимаю что это значит. Не хотите ли пролить свет предположений на сию карту? Сдается мне, что там что-то есть. К сожалению, кроме банального "клад" мне ничего не приходит в голову...но если там обнаружится что-то ценное, оно вполне способно превратиться во вклад, верно?

+1

6

Давным - давно, когда Орсона даже еще не было в проекте, Перцовые горы, а точнее рудники по добыче железа, представляли собой лакомый кусок. Виспершир считался важным промышленным городом, и многие хотели осесть здесь. Ведь кажется, что природные ресурсы никогда не иссякнут и доход будет всегда.
В то время было о чем написать, даже несмотря на низкий уровень преступности. Людям нравилось читать о выступлениях в цирке, выставках сюррмодернистов и небольшие рассказы в стиле паропанк, например, Харледи Ричердсона. А также мечтали о том дне, когда у каждого из них будет свой дирижабль.
Сейчас Перцовые горы больше не были интересны, а рудники оказались забыты, как, в принципе, и сам Виспершир. Он потерял былую привлекательность и экономическое значение.
И потомки тех, кто когда-то рвался сюда, собрали свои пожитки и отправились искать место потеплее. Таких оказалось больше половины всего населения города.
Пробираясь к рудникам Орсон вспоминал как в детстве читал эти самые рассказы, как застал отголоски железной лихорадки и как однажды пришел  искать клад. История умалчивает о том, что карту сокровищ он нашел у себя дома, в библиотеке, среди забытых бумаг и газет, но выглядела она при этом недостаточно старой. А перед этим Мэйнард - младший пару дней говорил о том, что хочет найти клад. Именно где-то на Перцовых горах.
А раз он этого хочет, клад обязан там быть. Все просто.
Взял с собой друга, должен же был кто-то нести рюкзак со всем необходимым и лопату, пообещал ему приключение и десять процентов от клада.
Клад они нашли: небольшой сундук, полный монет, чаш, ваз и самых разных безделушек. Орсон смутно припоминал тогда, что кое-что из этого видел в лавке старьевщика, но все же был весьма доволен собой.
С другом, кстати, он поступил честно, дал парочку монет и заколку, и отпустил с миром.
Сейчас, много лет спустя, Мэйнард подумал о том, что возможно именно эта заколка и стала отправной точкой преображения Тедеуса в Тильду.
- Быстрее, иначе пропустим самое интересное. Гамильтон, ты где там? - вид у девушки был такой, как будто она его сейчас проклянет. Восхитительный вид. - Лиса, сфотографируй потом Гамильтон. Да и сейчас тоже пара фотографий не помешает. - девушка с фотоаппаратом кивнула и продолжила делать снимки всего, чего только можно.
В заброшенных рудниках был неяркий свет, мигающих азбукой колси лампочек, а также сталактиты и сталагмиты, давно желающие проткнуть чье-нибудь привлекательное тельце.
Сначала Орсон не хотел создавать шум, но очень быстро (минут через пять) его терпение кончилось.
- Жертва! Подайте знак! Любой! Можете промычать что-нибудь в ответ, если у вас во рту кляп!
Да, здесь мог быть и похититель, но это же еще лучше, если они вдруг столкнутся с ним.

+2

7

Здесь было в добавок ко всему и очень, очень, очень холодно. Так холодно, что ей приходилось быстро шевелить пальчиками на руках и ногах, что бы те не замерзли окончательно. И шерстяные носочки ей помогали не слишком хорошо, чесслово, они ведь промокли, я ведь вам уже жаловалась. Эва уже не узнала, что лучше для нее: холод или ощущение, когда вроде как ни пальцев, ни ног нет, и тебя тоже нет – не чувствуешь ничего, хоть убей.
Когда холод пробрался от пальцев к коленкам и ногтям и начал тихонько ползти выше (знаете этот мультфильм, ну, считающийся первым, Улиточка Вилли? Вот точь-в-точь ползет, ощущения ровно такие, и все холодно, и липнет, и ползет, как Вилли полз по чьему-то телу в мульфильме, танцуя под рокабилли), она определенно решила, что лучше ничего не чувствовать. Вдруг, она сейчас на смерть замерзнет? Вдруг, она просто так возьмет – и умрет?
Внутри впервые поселилось понимание того, что же произошло. Ее похитили, это совершенно определенно. Притом – девушка совершеннейшим образом никому не нужна. Ее родители небогаты (не считая маминых акций Газпорно, на которые она намеревалась обеспечить себе более-менее обеспеченную старость), с нее тоже взять нечего… какова вероятность, что маньяк похитил ее, купившись на неземную красоту (ниже одного процента) или желая бесплатно пройти курс обучения языкознанию (ниже пяти процентов)? А может, этот тот убийца? Но он ведь ее не убил, а похитил. Тех, кого он убивал раньше, он тоже похищал, а потом подбрасывал тела, или ей только такая преференция?
Страшно, да. Хочется всхлипнуть, и погромче, но когда она начинает – все разноситься вокруг, отдаваясь множественным эхо, и пришлось замолчать. Слушать свои собственные всхлипы, раз за разом возвращающиеся к ней из темноты, было еще более жутко, чем просто лежать и мерзнуть.
Жержержержержержержер…мымымымымымымымы…
Если он маньяк, то как он может ее потерять, а? Что за маньяк такой? Не продумал, что ли всего?
Что это маньяк, она подумала по одной простой причине: а кто еще может знать, что она здесь и пытаться найти ее?  По хорошему ей бы помолчать, но давайте признаем: смерть от холода и голода будет медленной и мучительной лучше уж…
-Я здесь
– пискнула, осторожно, тихонечко, но звук, повинуясь каким-то своим законом, понесся дальше, сильнее. Ну вот. Теперь не получиться передумать и не звать. – Я здесь!

0

8

Туфли, слякоть, грязь, камни- очень нехороший словарный ряд. А вот если учесть, что именно сегодня Форас решила таки одеть высокие каблуки, то в кубе это все- грусть-печаль и никак иначе. Она конечно еще тот любитель приключений и расхититель гробниц с сокровищами, но только тогда, когда полностью подготовлена с лопатой в руках, но никак не в узкой юбке и новых туфлях. Не для того она выбивала себе скидку на лаковое чудо света, что бы отправить их в небытие, не для того. Кроме того, совсем её ничего не радовало- мундштук забыла, сигареты кончались, а ноги упорно кричали «сматываемся». Но работа есть работа и теперь мисс Гамильтон спокойно позировала на фоне рудника и даже местами выдавала обворожительную улыбку. Орсону же она в спину посылала проклятья и негласные вскрики,о том, что на следующее деловое свидание она не явиться и вообще не будет разговаривать с ним, как минимум сутки, а если удастся то и больше.
-Можете погреметь цепями, если таковые на Вас имеются,- сухо отпустив комментарий к призывам о подаче знака. Девушка повернулась к фотографу,- Включи вспышку и сделай несколько кадров.
Она успела только кивнуть в сторону темноты и безнадеги, так где и таились признаки жертвы вместе с мольбами о помощи. Вспышка озарила рудник, так же быстро и нашлась связанная девушка, на её душевное, так же как и на физическое состояние оставалось только уповать. Хотя если руководствоваться несколько иным выражением, а именно «Хорошо, что жива, а остальное мелочи», все было не так уж и плохо. Бежать в гущу событий, женщина категорически не спешила, оставив бурные восклицания и вопросы начальству, она только закурила и пожалела о неимении фонарика.
Надо было взять хоть что-то, но как всегда Я же в последний момент узнаю, что мы отправились на рудник....как неосмотрительно, предупредили бы за неделю, можно было бы целый крестовый поход собрать, службу спасения подключить....так нет же...

0

9

К сожалению, банкира интересовали отнюдь не возможные сокровища в глубинах рудников, а реальные, самые настоящие висперширские деньги, из чего Бреннан заключил, что лучший способ сейчас распрощаться с лекциями по финансам и кредиту - удрать именно туда и поскорее. Несколько вежливых просьб отложить столь важный разговор на потом наконец-то возымели требуемое действие. Выйдя на улицу вместе с разглагольствующим Артуром Хадсоном, Альберт сочувственно покивал головой еще пару минут, изобразил состояние спешки, а затем ненавязчиво повернул банкира налево.  Сам он, довольный, пошел направо, а Хадсон удалялся в не менее довольном расположении духа, продолжая свою обличительную речь о вреде церковных копилок и ящиков для пожертвований, хранящихся в подвале.
По дороге он еще раз развернул карту, сверился со своим местонахождением, подумал о том, а что там он, собственно, потерял...и все равно направился к рудникам. Почему бы и не пройтись из любопытства. Слякотно, конечно, но ведь у природы нет плохой погоды. Медитативные свойства этой фразы не оказали ожидаемого действия на отношение к радостно чавкающей под ногами грязи, но решимость и упрямство Рамиила от этого только возросли.
По дороге к рудникам от настоятеля не потребовалось никаких навыков работы консультирующим детективом и никотинового пластыря, чтобы понять, что подобную прогулку решил предпринять не он один. Следы явно были свежими. Решительные отпечатки мужских ботинок тащили за собой цепочку женских и глубокие ямки от каблучков, явно не предназначенных для пешей прогулки по горам. Это уже было интересным.
Когда он наконец взобрался по тропинке, удачно маскирующейся под грязевое болото, на каменистом пятачке перед входом в шахту никого не было. Впрочем, отголоски каких-то звуков явно присутствовали. Не успел он стряхнуть с сутаны пыль и отдышаться, как разглядел внутри несколько силуэтов. Вернее, не разглядел бы, если бы в руднике ежесекундно не вспыхивал резкий яркий свет, наводящий на мысль о молниях. Внутреннее рамииловское "я" скептически наклонило голову, подумало и решило никуда не ввязываться на всякий случай. Вполне возможно, что он бы предоставил дальнейшее развитие событий воле случая, если бы в очередной ослепляющей вспышке не узрел фигуру, которую он опознал как стройную девушку в юбке и на шпильках. Хм. Действительно. Если там нечего бояться девушке на каблуках, чего тогда мне опасаться?
Вспышки прекратились. Осторожно продвинувшись внутрь, в свете мигающих лампочек Бреннан обнаружил, к своему несказанному удивлению, весь цвет редакции газеты "Висперширский шепот". Редакция была занята делом, причем довольно пылко. Собственник сего прелюбопытнейшего печатного издания шумел, главред изящно-скептически курила, задумчиво уставившись в одну точку, фотограф ковырялась в аппарате, в котором время от времени что-то жалобно попискивало. Альберт решил, что удобнее всего ему будет дрейфовать на волнах спокойствия мисс Гамильтон. Он с интересом некоторое время понаблюдал за Орсоном, вежливо кивнул ему, не решившись отвлекать от насущных дел, потом придвинулся к Теофании и попытался проследить за ее взглядом. В очередной вспышке явно обозначилась фигурка девушки, сидящей на полу. В некотором недоумении Рамиил минуту созерцал явившееся на секунду чудо, а затем задушевным тоном, предназначавшимся для послеобеденных пасторальных бесед на лужайке, поинтересовался у девушки:
- Простите, не могли бы вы посвятить меня в тайну происходящего? По-моему, я упустил из виду сюжетную линию.

0

10

Орсону нравились два вида жертв: послушные и мертвые. Первые пытаются всячески помочь в своем спасении и выполняют даже самые бредовые поручения, а вторые, с тех пор как люди получили способность становиться призраками после смерти, при желании могут рассказать очень много интересного о своей кончине. Избавление от человека теперь не означало в полной мере избавление и от проблемы.            
Сегодняшняя жертва относилась к первой категории: сказали подать знак, она это сделала. А потом вспышка фотоаппарата, печальный взгляд Гамильтон и тело. Женское, вроде невысокое и рыжеволосое и в наручниках, которые Мэйнарду тут же захотелось забрать себе, а через пару секунд появился человек, которого никто не ждал. Нет, не маньяк – убийца, его-то Орсон как раз таки ждал, а Альберт Бреннан.
Ему тоже отправили записку о похищении? Что - то сомневаюсь.
Мэйнард одновременно знал и не знал этого человека. С одной стороны он никогда не посещал исповедальню и не каялся в своих гипотетически возможных грехах, а с другой как-то так получилось, что все знают настоятеля местного прихода. Он кивнул ему в ответ и впервые отвлекся от этого похищения. Вроде бы самое время бежать к девушке, брать интервью, делать  еще больше фотографий и между делом освобождать, но кое – что мешало.
Где же все-таки похититель? Кто-то собрал нас всех здесь, но вряд ли, чтобы спасти девушку от долгой и мучительной гибели. Это был не простой очевидец, которому вдруг стало настолько жаль жертву, что он проследил за ними до Перцовых гор, а потом вместо того, чтобы спасти ее самостоятельно решил написать пару записок и уйти со спокойной душой.
- Простите, не могли бы вы посвятить меня в тайну происходящего? По-моему, я упустил из виду сюжетную линию.
Значит, все же его привело сюда не преступление.
-  Квентин, запиши ее показания. Девушка, посвятите нас всех в тайну происходящего как можно подробнее и не забудьте представиться.
Хотя она казалась ему смутно знакомой, словно не в первый раз она попадает в подобные передряги.
Между тем, как – то так получилось, что фонарик взяла Лиселотта, но не горела желанием его особо использовать, а Орсон и Теофания решили не обременять себя подобным. В самом деле, себя же они взяли и остальным распоряжения дали.
- Кстати, а вы здесь какими судьбами? – обратился к Бреннану, забирая при этом фонарик у Лисы.
- Теофания, нам нужно найти ключ от этих прекрасных наручников. Я знаю, ты можешь найти практически все, если не вообще все.
И узнать есть ли здесь кто-нибудь еще. Ощущение, что либо нас собрали для какой-то игры, возможно преступнику стало настолько скучно, что похищение девушки вызвало лишь еще большее уныние, либо нас отвлекают от чего – то более масштабного. И кто этот анонимный доброжелатель? Самый очевидный вариант – похититель, а если их несколько? Мы здесь вшестером, а шахты, любят внезапно обваливаться.

Отредактировано Orson Maynard (24.05.12 00:52:24)

+1

11

Вы уже знаете, что на какое-то время, чувства ее покинули – ну, эта мелкая дрожь в пальцах, которая так мешает, так мешает… ну, вы понимаете, ощущать мешает. Они вернулись обратно опять через какое-то время, и теперь уже атаковали ее вовсе с неприятной стороны – мало того, что действительно холодно здесь, так еще и мокро и наверняка грязно. Наверное, нонче не слишком удачное время для беспокойства о столь низменных материях в то время как угрозе подвергается ее бессмертная душа, ну так разве у нее есть выбор? Будет она волноваться о душе, ничего не изменится, ну так и если она о пижаме (фланелевой, между прочим, очень теплой, в тонкую бело-розовую полоску и с нашивкой в виде цыпленка на кармашке, из которой она уже выросла, так что и щиколотки, и запястья торчали непозволительно сильно, а в груди ткань и вовсе натянулась, грозя пуговицам) будет думать - тоже. Наверное, не переживет пижама этой ночи, и если ей очень-очень-очень повезет, то Эванеске придется озаботиться приобретением новой, с коим она и так тянула неприлично долго.
-Я на все отвечу... - не смотря на малый опыт в просмотре разнообразных фильмов со злобными балеринами (балерина с красным носом, разве это не символ всех ужасов, Р. Л. Стивена Стайла, короля подобных историй), со злобными убийцами и всем таким прочим, что были так популярны в велокинотеатре, который посещали ее одноклассники, дабы пообжиматься, она все-таки твердо знала: маньяки редко работают группой, в которой есть столь известные личности (да-да, газетчиков и Эва знала), редко работают без масок и редко похищают молоденьких преподавателей местного университета без средств и связей. И уж тем более, они не станут интересоваться произошедшим.
Ей немного неловко, люди ведь работают, и мешать им с ее стороны было бы верхом неприличия, но прокашлявшись, что бы голос звучал уверенней, она все-таки решается сказать это:
-Не могли бы вы мне помочь? Я отвечу на все вопросы, но я хотела бы попросить, что бы меня сначала освободили. -
хотелось быть уверенной, что получив ответы, ее не оставят здесь опять, в темноте и одиночестве. И в холоде.

0

12

В тёмном углу пещеры скрипнул и ожил запрятанный радиоприёмник. Это был старый, почтенный прибор с богатым прошлым и военным синдромом. Он пережил войну и пару-тройку оккупаций, а теперь был сослан на рудники, где и отбывал свой срок в сырости и холоде.
- Добрый вечер, уважаемые висперширцы независимо от сущности, - дребезжащий прокуренный голос особо выделил слово "сущность". Орден трубки и табака слишком долго копил свои знания в тайне, чтоб у его членов не возникло желания хоть намёком обрисовать объём этих знаний. - Благодарю вас за то, что вы все здесь собрались. Впрочем, вы оказались бы тут так или иначе. Давайте же сыграем в игру. Есть мисс Грей и её маленькая металлическая проблема. Есть сундук с золотом, спрятанный неподалёку. Закопанный здесь же ключ может открыть либо наручники, либо сундук. Что-то одно. Провернувшись в замке, ключ сломается. А открыть замок нельзя никаким иным способом. Что вы выберете? И сможете ли доказать другим, что они должны прислушаться к вашему выбору? Ах, эти моральные проблемы. Впрочем, кое для кого из вас всё давно определено, не так ли? Есть всё-такие в нашем мире этакие ангелы во плоти, хе-хе-хе. Мы знаем, мы зна-а-аем, - последние слова звучали так, будто пепельница попыталась запеть. Не верх оперного мастерства, далеко не верх.
- Кардиолог тоже не простой человек, - доверительно сообщил голос. - И мы выследим его, не сомневайтесь. Мы не ищем лёгких... - он надолго закашлялся.
Судя по звукам, говорящий побил себя по груди, отпил водички и затянулся трубкой.
Задумчивая тишина струилась из приёмника.
- А! - добавил голос. - И с днём города вас!

+4

13

Ответить святому отцу и по совместительству ангелу, она может и хотела бы, но не успела, хотя пояснить все же надо было бы, да заодно донести ту суть, что к жертве они таки не имеют никакого отношения,но это же ангелы, напридумывают себе всякую чушь в голову о справедливости и на тебе, во всем все виноваты. Вот так всегда и получается, кто-то творит, а остальные страдают, но в отличии от своих «соотечественников» Теофания, была крайне материальна и поэтому даже в стародавние времена, не видела смысла в погублении души человеческой. Но собственно, сейчас не суть. Гамильтон только спокойно посмотрела на вестника добра и света, многозначно кивнула, яро намекая что рассказ будет, но только после внушений начальству, что она не песик-поисковик, которому только дай команду и он всю морду в непонятно чем сможет извозить.
-Есть мы, есть жертва....рудник и куча неприятностей, как бонус,- так же изящно указывая то на собрание шепота, но на девушку в глубине рудника, Гамильтон так же равнодушно посмотрела на Рамила,- И мы пришли спасать жертву, только кого потом надо будет спасать...
Женщина так и не успела договорить о насущном и их цели, так же она и не успела сказать Орсону, что никакого ключа ему, пока не пообещает прибавку к зарплате. Все оборвалось только при одной фразе неизвестного «доброжелателя»- сундук с золотом. Если бы она не была бы сдержанным и на вид, спокойным человеком, то у ней разом бы расширился зрачок, вспотели ли бы руки и начался бы чуть не приступ истерического хохота вместе с эпилепсией. В очередной раз она убеждалась, что нельзя так открыто, говорить, что здесь есть то, на что подточен и нюх, и дар, и множество других приятных ощущений.
Золото....Спасение неизвестной барышни или золото, или спасение?! Зачем ставить такой сложный выбор?! Естественно золото. Никак иначе, а девушку можно забрать, наручники как нибудь открыть, без этого несчастного ключа...Да, именно золото, все точно, дружно выбираем золото, никак иначе....
Пока мисс Гамильтон судорожно сопоставляла цену жизни барышни и важность сокровищ, она вновь убедилась в том, что оказалась таки вовремя, среди этой грязи, пыли и излишней влажности. При этом докуривала очередную сигарету из оставшихся, судорожно представляя дальнейшие мучения, но так как мыслительный процесс сложнее и важнее никотиновой зависимости, женщина не сильно беспокоилась о последствиях.
Вместо того, что бы вступать в перепалку или доказывать, что материальные ценности, для неё важнее, Форас, прошла вглубь, при этом словно сканируя сталактиты и шахту в целом.
Если найдется сундук и ключ, проблема разом решиться....а они найдутся....это уж даже сомневаться не стоит. Тоже мне доброжелатель, да он зложелатель.... 

+1

14

Проницательный взгляд кипящего энергией Орсона священника насторожил. У него у самого был такой же взгляд, когда он оглядывал своих прихожан, молча выстроившихся в заветную кабинку духовного очищения, вот только зеркало ему обычно под нос не совали. Поэтому на вопрос о том, каким образом он тут оказался, настоятель ответил обстоятельным и крайне конкретизированным "Да так..." При этом чисто внешне Рамиил автоматически являл собой олицетворение чистоты духовных помыслов и ярого поборника ежедневных прогулок. Профессиональная привычка, что поделать. У Теофании вид был напротив, скептически хладнокровный, абсолютно ничему не удивляющийся.Впрочем,демоны вообще редко чему удивляются,а в случае Форас- практически не удивляются, поэтому беседу с "коллегой" Альберт предусмотрительно занес в мысленный список "на потом".
Собственно, пора было уже явить свое мнение по поводу приятного, но неожиданного собрания, а заодно выяснить что-нибудь о том как сюда попала мисс Грей в наручниках, но инициатива в этот момент перешла к еще одному непрошеному участнику их маленькой шахтерской вечеринки. Скрипучий голос из радиоприемника заставил Бреннана подскочить на месте. Под гулкими сырыми сводами звучало это крайне неприятно, но зато очень "в тему". Долгий кашель и последовавшее вслед за ним поздравление прозвучали совсем уж по-издевательски, но Рамиил уже не обратил на это особого внимания.
Дилемму, которую перед ними сейчас поставил неизвестный, он прекрасно знал. Она была стара как мир, эта загадка, но вместе с тем абсолютно беспроигрышна. Всех ангелов учат как поступать в таких ситуациях,и как сделать так, чтобы так же поступили и другие. Но это же люди! Человечество всегда находит тысячу сто пять причин поступить не так, как следует, а "ну а чо,давайте попробуем". И пробуют. Что уж говорить о демонах...В данном  случае численный перевес был не на его стороне, и Альберт это отлично чувствовал. Его терзали смутные сомнения, что мистер Мэйнард будет более благосклонен к сундуку с золотом, нежели к созданию в нежной пижамке. Впрочем, пессимизм всегда был единственной, но довольно значительной брешью в психологической подготовке ангела. Кто знает, может Орсон на самом деле добряк каких поискать. Пока что,правда, владелец висперширской газеты своих альтруистических наклонностей ничем не выдавал.
Спасение или золото? к чему такой сложный выбор? и вообще, никакой он не сложный. Естественно, спасение девушки. Сундук потом можно найти, а Висперширский приход по спасении заблудшей в руднике души вежливо предложит в качестве ключа бензопилу там...или полкило нитроглицерина. В общем, что-нибудь да найдется. Тоже мне...загадка.
С этими мыслями Рамиил направился вглубь вслед за Форас. Каждый занимается, чем может. Пока мисс Гамильтон ищет ключ, пора оказать психологическую поддержку пострадавшей в ожидании освобождения, а заодно выяснить поподробнее все, что известно мисс Грей.

+1

15

-Не могли бы вы мне помочь? Я отвечу на все вопросы, но я хотела бы попросить, что бы меня сначала освободили.
Вот так всегда, все хотят, чтобы их сначала освободили, а уже потом задавали важные вопросы, а ведь после освобождения они могут сказать, что у них шок и нужно оставить их в покое. От необходимости отвечать Орсона избавил прокуренный голос из темноты, которому он обрадовался как матери родной. Нет, его мать не смолила каждый день как локомотив и не обладала чарующей хрипотцой, для этой роли у них была бабушка.  К сожалению, радость длилась недолго, это оказался радиоприемник. Разочарование, к слову, тоже оказалось быстротечным. Орсон почувствовал небывалый прилив сил и радости, как сердце забилось быстрее, как нервно дернулся кадык, как мир стал в десять тысяч раз прекраснее. Что это, влюбленность? Нет, это сундук с золотом! 
Золото! Золото! Золото! Сундук с золотом! Где-то здесь, где-то рядом!.. А сундук, интересно большой?
Эмоции переполняли его, но та, маленькая часть сознания, которая осталась холодна к тому, что здесь где-то сокровища, обратила внимание и на другую часть информации, но она не смогла заставить Мэйнарда переживать все молча и выбор делать про себя.
- Девушка или сундук с золотом? Естественно сундук! Его просто необходимо найти и открыть! Пленницу мы можем забрать с собой и попытаться открыть наручники другим способом. Все же в полицейском участке есть множество подобных ключей, если ни один не подойдет, заставим вскрыть их.  В тюрьме сидят и любители поиграть с замками, мастера лома и отмычек! Также у нас есть множество других вариантов. Например, дрель, пила, горелка, в конце концов! Не волнуйтесь, ваши милые руки, - он посветил фонариком и посмотрел на руки девушки, - ваши милые руки останутся при вас. Просто, вы же понимаете, что этот сундук нужно найти. Золоту одиноко, оно устало от одиночества и темноты. Оно хочет быть использованным или осесть на счетах, хочет принадлежать кому-нибудь…достойному. Тому, кто сможет его спасти и удержать. – Орсон проникновенно посмотрел девушке в глаза, - вы ведь понимаете?
И в момент Квентин Мертон вдруг, совершенно неожиданно сказал, что, наверно, неплохо было бы все же первым делом спасти девушку.
- Квентин, мы не собираемся бросать ее здесь умирать. Естественно мы ее спасем! Только откроем наручники с помощью альтернативных методов.
Думаю, все же до отрубания рук не дойдет.
-  И кстати, сомнения в решениях начальства лишают права на премию. Она отойдет в качестве пожертвования местному приходу, поверх причитающейся ему суммы, если, конечно, святой отец не найдет ключ и не решит открыть им наручники.
Что-то мне говорит, что вы так и поступите, правда, ведь?

Вот Тиффани полностью разделяла его мнение и уже занялась поисками, а Лотти…ей было все равно. К чему делать выбор, девушка, золото, все тлено. Запечатлеть момент, вот что действительно необходимо, поэтому если найдут сундук, она сфотографирует и его. Открытым или нет – не имеет значения.
Сам Орсон не пошел вслед за Гамильтон ибо отлично понимал, что будет только мешать, поэтому начал с другого угла, того самого из которого исходил голос.
- Давайте скрасим наши поиски беседой. Вот вы, например, жертва, видели похитителя?
А еще, у кого какие варианты почему нас назвали сущностями? Ладно, ангел во плоти еще можно понять,ведь среди нас настоятель и это именно по отношению к нему могли использовать подобный...фразеологизм, но все же, сущности?
И,опять же, это возвращает нас к вопросу какими вы здесь судьбами, мистер Бреннан.
Наш доброжелатель,а он скорее и есть похититель, позвонил вам,отправил записку, пришел исповедаться и рассказал о брошенной на рудниках девушке?
Вы можете вспомнить какие-нибудь детали?
И Кардеолог, естественно он не простой человек или он имел ввиду, что убийца занимает высокое положение в обществе?
У кого какие идеи?

Отредактировано Orson Maynard (27.04.12 14:01:39)

+3

16

Она решительно не понимала, не смотря на этот проникновенный взгляд крайне взволнованного новостью о ценностях дядьки. Она решительно отказывалась понимать какие-то там желания золота, ведь сейчас у нее были свои собственные, весьма конкретные (выбраться из темноты, из холода, из одиночества, из печали, из мокрой, противной, липнущей к телу пижамки) пожелания, но с другой стороны… золото, оно ведь нужно этим людям, а она, Эванеска, нет. Золото может выполнить любое – или почти любое – их пожелание, а она, Эванеска – нет… о, маменьки, да что тут говорить! Эве подобное осознавать не только неприятно, но и крайне невыгодно в силу личных причин, однако, факт есть факт: предпочтет спасение Эванески Золоту лишь круглый идиот. Таковых идиотов, судя по тому, что их всех присутствующих к ней направился лишь один, в этой пещере было все-таки в меньшинстве.
-Вы ведь заберете золото, да? Вы бы не могли попросить полицию приехать за мной? Я понимаю, что он сказал, что можно только что-то одно -
первые несколько мгновений Эва тоже думала, что можно, наверное, сундук забрать или ее забрать, только вот потом до нее дошло, что этот дядька, он если не дурак, то он тоже бы подумал, что ее можно унести и связанной, ну так он же умнее, и наверняка что-то предусмотрел, ну, ее там приковал к чему-то твердому, и сундук тоже, или если они постараются и то, и другое унести, то обвал случится, али еще чего такого плохого. – но, может, он пошутил? И полиция за мной придет? Или мама? Или еще кто? – нездоровый энтузиазм газетчика ее пугал; вдруг он в самом деле ей руки отпилит? Что она тогда будет делать?
-Не видела. Я вообще никого не видела. – остальные вопросы были направлены не к ней, так что Эва, уныло уткнувшись взглядом куда-то в темноту, промолчала. Потом, покосилась на этого золотоискателя и таки озвучила мысль свою: - только фонарик мне оставьте. Мне страшно в темноте.

+1

17

Как же надоедает это нытье, тем более беспочвенное. Ведь все в голос, хором и можно сказать, даже в рупор орут, что несчастная барышня будет спасена, только немного иным способом. И ведь все в курсе, как обмануть систему спасения и выбора,  и даже способов найдется море, если же все разом постараются напрячь мозг или кто чем думает, да и не важно- результат в этом деле главнее способов его изобретения и каким местом это будет придумано. А тут получается, что девушка в шоке и в панике, неразумно отказывается от любых телодвижений в её сторону и ладно бы так, так все это теперь сочетается с мнительностью и лишь бы фонарик оставили. Женщина только умудрилась протяжно вздохнуть, и вот какая концентрация с медитацией, после этого? Да от таких слов и негласной мольбы и из оперы «Убейте меня, но не оставляйте одну», не то что золото искать- напиться хочется, да забыться, а после еще и совесть обнаружить очень резко и совершенно задуматься не в ангелы ли податься, для большего душевного спокойствия.
-Барышня...,- Теофания резко развернулась к источнику депрессии,- Никто и не говорит, что мы Вас здесь бросим, как бы и пришли сюда в целью освободить ваше бренное тело от подобных мучений. А Вы тут истерики закатываете...
Может и звучало все довольно резко и слишком уж ледяным тоном, но для Гамильтон это считалось высшим проявлением сочувствия и как минимум девушка должна была уже понять, что слишком отчаянные люди и нелюди сюда пришли. И без золота и жертвы, они от сюда не уйдут, ни за какие коврижки их от сюда не выгнать. Тем же временем она вздыхая и пытаясь разглядеть во что же её каблук вляпался, подошла к Бренанну и даже выдала улыбку.
- Святой отец, окажите любезность, подержите пожалуйста,- вручая мужчине пальто и клатч, а после еще и перчатки, женщина решительно приблизилась к Орсону, протягивая руку,- Фонарик.
О, да, сегодня мисс Ледяная Свежесть была в ударе, такого равнодушия у неё давно не было и самое что удивительное, говорилось все тошнотворно вежливым тоном без какого либо эмоционально диапазона. Да и надо же было привести начальство в чувство, а то подобная ситуация сказалась катализатором для особой болтливости и активности для задавая довольно глупых вопросов на которые ответ сложно дать, да и не хочется.
-Ангел...пффф....а вот ты- демон во плоти, бесспорно,- едкий комментарий в сторону Мейнарда и женщина снова отправилась на поиски, в этот раз явно намереваясь найти и сундук и ключ.
И тем более подобное поведение, как раз избавляет её от разговора по душам, тем более, что ничего умного, великого и вдохновляющего она сказать сейчас все равно не могла, ибо мысли все были далеко не здесь, а уже в том месте, где она чуть ли не обнимается с открытым сундуком с золотом при этом нервно хихикая. Поэтому смотаться в глубь рудника и чуть не налетев на сталактит и чуть не сломав каблук Тиффани окунулась в поиски, правда сундук она уже чуяла и был он довольно близко, а вот ключ, был видимо засунут глубоко, но не надолго.

Отредактировано Theophania Hamilton (14.05.12 12:06:18)

+2

18

Удручающе констатировав жуткую радость Мэйнарда по поводу скорого приобретения сундука с золотом, Бреннан скептически наблюдал за происходящим. Вдохновенная речь Орсона для Эванески Грэй натолкнула его на мысль о том, что будь Всевышний золотом, мистер Мэйнард заткнул бы за пояс Папу Климского, и всю армию архиепископов, кардиналов и прочих длинносутанных важных господ, не говоря уже о простых священниках. Могут же люди, когда хотят. Только хотят они всегда не того, что полезно для ментальной сущности, зубов и профилактики сердечных заболеваний, а обязательно чтобы было вредно, богопротивно и разрушало центральную нервную систему, причем последний пункт,как правило, относится ко всем людям, находящимся в радиусе десяти миль вокруг.
Слово "пожертвование" соблазнительно закачалось перед мысленным взором священнослужителя, но слабый писк Эванески все-таки сделал свое дело. В конце концов, золото никуда не убежит. Тем более - от Альберта. Тот, кто виртуозно владеет искусством честного отъема чужих денег (на благие цели, разумеется, и в  исключительно принудительном добровольном порядке), вполне справится с золотом, которое еще даже пока ничьим не является.
- Мистер Мэйнард, - ласково пропел Альберт, являя собой воплощение благодати, - я вам удивляюсь, честное слово. Давайте поскорее освободим несчастное милое создание в столь трогательном одеянии, и мирно отправим ее досматривать двести двадцать пятую серию снов. В отношении сундука вполне можно воспользоваться альтернативным методом, который вы столь щедро нам предложили.
На предложение скрасить поиски беседой Рамиил только закатил глаза. К чему, ну к чему разводить снова это болото демагогии и сажать в нем росянки философских размышлений? Во всех фильмах такие беседы нужны для того чтобы ГлавЗлодей как следует навел прицел какой-нибудь пушки разрушительно-карающего действия класса "шахта-висперширцы".
От выражения "ангел во плоти" его передернуло, едва заметно, правда. Это выражение ангел не любил. Ангельская интуиция подсказывала ему, что есть в этих словах нечто ироничное и издевающееся.
- К сожалению, исповедоваться никто не пришел, - ответил он, попутно констатируя отсутствие у Эванески повышенной температуры и явный озноб. - ...руки у вас как лед, мисс Грей... Просто кто-то дал мне карту рудников, на которой обозначено это место. Я уже не помню, от кого именно она мне досталась. Так что я просто решил прогуляться, а заодно узнать, что же такое скрывается под таинственным крестиком, обозначенным на карте. Если же говорить о Кардиологе, то вполне вероятно, что оба ваши предположения верны. Хотя я больше склоняюсь к первому, нежели второму. Мисс Грей, потерпите еще немного, никто не собирается посылать за полицией, если тут есть мы. - При этих словах Рамиил скрипнул зубами в сторону Орсона. Скрип сопровождался самым укоризненным из всех имеющихся в арсенале ангела взглядов. - Ну какой фонарик, дорогое мое дитя! - Альберт смахнул несуществующую слезу. - Как только мисс Гамильтон найдет ключ, мы вас освободим.
Слова Теофании его обнадежили. Нет, бывает все-таки и в демонах нечто человеческое. Ангельскими называть подобные комментарии было еще рановато, ибо никогда не знаешь, какой подтекст может выдать обычное демоническое "оно-то конечно так...".
Форас очень элегантно впихнула ему свое пальто, сумочку и перчатки. Настоятель кивнул с вежливой улыбкой, стараясь не чихнуть от запаха парфюма. Наличие аллергических заболеваний было еще одним недостатком этого бренного тела второй свежести. Сама Гамильтон вообще внушала ему уважение, как представительница эмансипированных женщин. Нет, такие не входят в горящие особняки и не отрывают слонам хобот, но зато быстро и умело организуют имеющихся в наличии мужчин на спасение зданий и снятие шкуры со слонов. В общем, молча наблюдать и комкать заплаканный платочек в дрожащих пальцах - это не по ним.
- Не бойтесь, дочь моя, -проворковал он, склоняясь над Эванеской, насколько позволяли сданные ему на хранение предметы гардероба. - Мы ни в коем случае не оставим вас здесь на произвол судьбы.

+3

19

-Вы ведь заберете золото, да? Вы бы не могли попросить полицию приехать за мной? Я понимаю, что он сказал, что можно только что-то одно.
Видимо Орсон как-то неправильно выражал свои мысли, ибо он ведь только что сказал, они могут забрать девушку с собой и бросать ее здесь никто не собирается. По мере того, как жертва говорила, ему все больше становилось интересно, где  именно, в какой части своей пламенной речи, высказался недостаточно ясно.
-Барышня... Никто и не говорит, что мы Вас здесь бросим, как бы и пришли сюда в целью освободить ваше бренное тело от подобных мучений. А Вы тут истерики закатываете...
В такие моменты он любовался Теофанией, когда говорила холодно и резко, а тяжелый взгляд обещал мучительную расправу, она была так прекрасна. А этот вздох, полный раздражения, вместе с ним в воздухе повисло невысказанное: «Ты меня бесишь». В каждом ее движении, в цокоте каблуков, в том, как она отдавала Бреннану пальто и клатч,  Орсон чувствовал эмоции.
-Фонарик.
Сколько вежливости и равнодушия. Отменное умение держать себя в руках. Я влюблен.
-Почку, кольцо, дирижабль, круиз. Выходи за меня прямо сейчас. У нас и священник есть. – он знал, что она скорее всего откажет, но не мог не попытаться, а фонарик все же отдал.
-Ангел...пффф....а вот ты- демон во плоти, бесспорно.
- Я буду считать это комплиментом. – Вся едкость, которая была в этой фразе, скончалась, не добравшись до Мэйнарда.
Возможно, Гамильтон всем своим видом и поведением хотела образумить свое начальство, привести в чувство. Что же, она повлияла на него, спору нет, но не совсем так, как задумывала, а точнее совсем не так. Но не надо печалиться, с этой задачей отлично справился святой отец.     
- Мистер Мэйнард, я вам удивляюсь, честное слово. Давайте поскорее освободим несчастное милое создание в столь трогательном одеянии, и мирно отправим ее досматривать двести двадцать пятую серию снов. В отношении сундука вполне можно воспользоваться альтернативным методом, который вы столь щедро нам предложили.
Какой поистине музыкальный зубной скрип, а укоризненный взгляд! Боже, если бы ему было в чем раскаяться, Орсон бы сделал это прямо сейчас.
- Если же говорить о Кардиологе, то вполне вероятно, что оба ваши предположения верны. Хотя я больше склоняюсь к первому, нежели второму. Мисс Грей, потерпите еще немного, никто не собирается посылать за полицией, если тут есть мы.
Мэйнард который раз убедился, что лучше действовать, чем пытаться воздействовать словом. Он подошел к Бреннану и остановился совсем рядом с ним и девушкой.
- Квентин, иди-ка сюда, -  он подождал своего сотрудника,- Артур, давайте вещи мне, - Орсон забрал пальто и все остальное, и отдал своему журналисту. - Кстати, если по поводу Кардиолога вы склоняетесь больше к первому варианту, то так думаете, кто он?
Кроме того, что является серийным убийцей.

Можно было предположить, что он просто решил помочь, ну, это с какой стороны посмотреть. Спустя секунду Орсон поднял их многострадальную жертву на руки и передал служителю церкви.
- Как видите, она не была прикована к чему-либо, и ничего не случилось оттого, что мы сдвинули ее с места. Теперь, думаю, всем понятно, я не собирался бросать девушку здесь на произвол судьбы, полиции и фонарика. Я говорил, что мы отнесем ее в полицию и там вскроем наручники…ну, еще веревку на ногах перережем.
Он взял пальто Гамильтон и укрыл им мисс Грей.
- Вы ведь только что сказали, что у нее руки как лет, да? Так должно быть теплее. Позаботьтесь о ней, святой отец. – Орсон улыбнулся и отошел, - Лиса, сфотографируй их двоих.
И в скором времени вспышка осветила шахту.

Отредактировано Orson Maynard (24.05.12 03:26:20)

+1

20

Если этот человек – ну, тот человек, который ее вроде как похитил, а не тот, что сейчас подле нее и вроде как успокаивает – был так умен, что сумел устроить все это (а преступления, по ее мнению, устраивают сугубо гении, вроде того профессора Монреальти из Шерлока Уотсона и доктора Холмса), то он совершенно определенно мог подумать и о том, что бы не дать, как выражалась мама, «положить яйца в разные корзины». Да даже дурак поймет, что можно освободить или ее, или золото где-то в другом месте, неужели преступник не продумал ловушки какой на этот случай? И почему они сами этого не понимают, они ведь все вроде как взрослые, должны быть умнее, чем она, и понимать такие мелочи. А они не понимают. Особенно эта до ужаса красивая женщина – не смотря на несуразность ситуации и едва различимый в лихорадочной пляску силуэт, Эва даже живот втянула от старательности. Красавица какая! Жаль, кажется, недобрая, и тоже – до ужаса недобрая, вон грубая какая! Или, не злая? Говорит спокойно и вежливо, фонарик, опять же… это она, Эванеска – злая и грубая девчонка. И от пальто ее хорошо пахнет.
-П… п… простите. Простите, пожалуйста.

Незнание городских персоналий позволило ей какое-то время жаться – вернее, держаться – к священнику (священник явно не женщина, и явно не тот, который замуж прямо тут хочет) ближе, но вот беда, вот беда – нечего тут! Грех это, да – правда, священник едва ли соблазниться, но все равно, и провоцировать грех, она точно знает. Вздохнув и отодвинувшись, ровно насколько позволяли узы свободы, она пытается превратиться в гусеницу, в черную. Ровно под цвет пальто.
-А нельзя потом вернуться за золотом? Или чтобы я ушла, а вы сами нашли золото? Мама, наверное, волнуется. И здесь холодно.

0

21

Орсон Мейнард - истинный джентльмен, который всегда предложит даме пальто другой дамы.
При моральной поддержке журналистов Бреннан вынес закутанную в ультрамодное пальто Эванеску из пещеры. Про сундук с золотом тоже не забыли, хоть и оказался он скорее шкатулкой. Решив не нагружать большой тяжестью настоятеля, Орсон вынес золото самолично.
Журналистам ещё предстояло решить, как делить клад. С одной стороны, ключ и сундук нашла Теофания, а Орсон - только окаменевшую ящерицу. Но с другой стороны, Орсон инициировал всё предприятие, был шефом и умел спорить, как никто.
Проще всего было бы пожениться...

Спустя пять часов работы пилами, свёрлами и щипчиками для ногтей наручники с Эванески были сняты. Дома её ждал стакан молока с записочкой: "Теперь без снотворного!".

Из приключения каждый вынес что-то для себя. Бреннан - Эванеску и ощущение "я герой, слава мне, господи", Орсон - золото, Теофания - опыт хождения в шпильках по рудникам, Эванеска - памятные наручники, Квентин и Лиселотта - материал о спасении. А члены Ордена поставили две жирных галочки напротив имён Бреннана и Мертона, после чего многозначительно прокашлялись.

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 2.4. каменный мешок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC