Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » У тебя все руки в пальцах!


У тебя все руки в пальцах!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

В цирке "Mirror Mask" половина пятого наступает в то же время, что и во всем остальном Виспершире. Далекий семьдесят третий год пытается притвориться настоящим временем. Август. Варкается.
Комната Спинна и Верна еще не знает, что она комната Спинна и Верна. Геку Спинну тоже только предстоит об этом узнать и огрести много новых впечатлений.

0

2

- Нет, Синдерелла, ты не поняла. Не "Фью-йю-фью-фью", а "Фьюить-фью-фью-йю-фью", - мягко сказал Гекльберри Спинн сидящей на руке желтогрудой птичке неизвестной птичьей национальности. Та сверкнула умными черными глазками и повторила оба варианта посвиста. Гек вздохнул. - Нет, только вторую мелодию, без "фью-йю-фью-фью".
Птичка повторила за ним именно то, что не нужно. Гек вздохнул еще раз, не слишком огорченно. Ему нравился сам процесс, хоть результат всегда получался довольно зыбким.
Комнатка была размером с четырехместное купе и с большим трудом вмещала в себя две кровати, шкафчик, тумбочку, Гека и птичью клетку. В ней как раз хватало мебели, чтоб единственный жилец постоянно ходил побитый, будто ежедневно говорил гадости о бойцовском клубе, несмотря на первое и второе его правила. Гек жил тут уже три года, а до этого, с переменным успехом и перерывами на домашнюю опеку, еще пять. За это время он побратался с каждым острым углом на крови, преимущественно своей. Хотя один раз это был кетчуп. Тогда Гек как раз оттирал его с пола, когда мама решила его навестить. И чуть не умерла второй раз, увидев окровавленного, как ей показалось, сына на полу. С тех пор он не ел хот-доги.
Так он про себя и называл свою клетушку: "Комната, где нельзя есть хот-доги". И она ему нравилась несмотря на пауков по углам, которые мало того что не платили арендную плату, так еще и в меру своих загадочных паучьих надобностей воровали у Гека носки.
- Хорошо, ты умница. Умница.
Он мягко погладил птичку самыми кончиками пальцев и предложил ей горсть семечек. Та сегодня находилась в капризном настроении и от угощения отказалась.
- Не хочешь? Точно? Ну смотри.
Только он вознамерился расправиться с семечками сам, как птица передумала. "Как так? - возмутилась она. - Я тут пою до полной потери голоса, пашу, как дятел в сосновом бору, а мне даже положенную пайку не дают!" И гневно клюнула хозяина в руку. Недонесенная до рта ладонь дрогнула, Гек просыпал семечки себе на грудь и живот. Примерно половина горсти коварным образом скользнула за ворот футболки и добавила в этот мир еще немного дискомфорта.
Не успел Гек как-то среагировать на то, что буквально купается в еде, как Синдерелла издала решительный "цвирк!", юркнула к нему под футболку и принялась изничтожать семечки прямо на месте нахождения.
- Стой, Синдерелла, стой! - Гек хохотал, дрыгал ногами и не мог ничего поделать. - Стой, ты меня уморишь!
Футболка вспучивалась в самых неожиданных местах, под ней происходили настоящие геноцид, революция и филиал птичьей кормушки. Не заливаться от смеха было просто невозможно.
- Синди, прекрати, ыыы! - еле простонал Гек между двумя взрывами хохота и дерганий.

Отредактировано Huckleberry Spinn (26.12.11 11:40:23)

+3

3

- Питание, жильё, короткий поводок и капризное начальство? Я согласен!
- Своенравное.
- Без разницы! Что на ужин?

Харлан очень торопился трудоустроиться по нескольким причинам. Во-первых, последние деньги у него закончились два дня назад, однако же, мастер манипуляции ещё не дошёл до той степени оголодания, когда приличные юноши бросаются обчищать мирных и в меру рассеянных горожан. Во-вторых, Верн уже три месяца жил где придётся и спина уже просто умоляла о встрече с нормальной кроватью хотя бы на сорок восемь часов. В-третьих, было нечто извращённо-привлекательное в постоянном месте работы и ежемесячной зарплате.
Совершенно случайно наткнувшись на краткое объявление о кастинге иллюзионистов для городского цирка, напечатанное минус десятым шрифтом в самом низу афиши, Харли рванул на запах возможных еды и денег. Переговоры прошли быстро, закончились вкусно, а потом Верн ещё и обнаружил в кармане безрукавки ключи от комнаты (всей такой с потолком, полом, стенами, дверью и окном) и пояснительную записку о том, куда идти, чтобы найти жилище и не быть съеденным тикающим крокодилом. На самом мятом краю записки значилось таинственное: «Гекльберри может быть под кроватью». Верн был любопытен, любознателен и догадлив, но даже у него не хватило фантазии, чтобы разгадать заключённый в этой фразе скрытый смысл.
В случае Харлана переезд не был проблемой. Из вещей – всего-то один шкаф реквизита. Здоровый такой, деревянный, на колёсиках. Верн тащил его следом на тонком тросе, как нашкодившего пса, шкаф послушно катился, изо всех сил стараясь не создавать своему владельцу лишних проблем застреваниями в камнях и подпрыгиваниями на ухабах.
Обнаружение будущего жилища не заняло много времени. Отперев дверь ключом, и потянув её на себя, Верн уставился на содержимое помещения. Птицы, бесчисленное множество птиц, две кровати, хохочущий мальчишка и снова птицы. В первую очередь фокусник подумал о том, что здесь-то точно никто не будет против, если он решит завести хомячка.
- Хэй! – Харли попытался пробиться сквозь хохот и обратить на себя внимание странного парнишки, отплясывающего какие-то шаманские па. – Мне нужен Гекльберри.
Безрезультатно.
Повторять без необходимости Верн не любил, а потому просто прошёл в комнату к прыгающему, извивающемуся и не прекращающему смеяться субъекту с каким-то стихийным бедствием, обосновавшимся за воротом его растянутой футболки. Встряхнул за шиворот нового незнакомца, ловким движением просунул руки под ожившую ткань и резко выдернул из загадочного, но тёплого и нежного на ощупь подфутболочного пространства ярко-желтый комок чириканья. Осторожно сжимая птичку в одной руке, другую Харлан не торопился снимать с приятного маршрута поясница-лопатки-поясница.
- Пробуем ещё раз. Я – Харлан, на площадке – шкаф, а мне нужен некто Гекльберри, имеющий привычку скрываться под кроватью.

+2

4

Гекльберри заметил, что кто-то вошел, но полноценно осознать этого не смог - слишком был занят тем, что извивался, хохотал и почти падал с кровати комком из ног, рук и бунтующей футболки. Тут этот кто-то неосознаваемый приступил к весьма решительным действиям. Когда еще один повод для дичайшего приступа щекотки оказался под футболкой, Гек совсем взвился, явив собой яркий пример победы эмоции над земным притяжением. Но чужая рука схватила разыгравшуюся птицу и исчезла.
Гек попытался отдышаться. И только тут понял, что в комнате посторонний.
Следующие действия были пугающе стремительны и сменяли друг друга неуловимо быстро, как сшитые кадры в киноленте. Гек улыбнулся. Гек сделал огромные глаза. Гек скатился с кровати и юркнул под нее.
- Привет, я Гекльберри, - без особой уже в том нужды признался он из-под кровати. И высунул руку для пожатия. - А это мои птички: Синдерелла, Синдерелла, Синдерелла, Синдерелла и Синдерелла. Это те, что сидят в первой клетке. Во второй живут Синдерелла, Синдерелла, Синдерелла и Вупи, а в третьей...
Он честно перечислял всех птиц по именам, а сам тем временем думал. Харлан открыл дверь своим ключом. И пришел со шкафом.
- Ты будешь тут жить, да? Если тебе не важно, будешь спать на той кровати, хорошо? Эту я уже немного занял... Но если вдруг, я могу и переехать, мне не сложно.
Конечно, под второй кроватью было ощутимо больше пыли, ведь Гек туда редко прятался. Но всего пара часов - и пол под ней сверкал бы точно так же.
Спинн действительно обрадовался соседу. Ему было немного одиноко всего с тридцатью восемью птицами и двумя пауками. С ними, конечно, можно было разговаривать, но толку было мало: птицы чирикали, свистели и смотрели умными глазами, а пауки... да, пауки тоже смотрели умными глазами, только в четыре раза внимательней.
- Осторожнее с дальним углом. Там очень опасно, - Гек не преминул предупредить Харлана о потенциальных похитителях его носков и любителях в самый неожиданный момент спуститься на лицо с потолка. Людям стоит знать, из-за чего они могут получить сердечный приступ. Не все ведь умеют эвакуироваться в обмороки, как некоторые птичники.
Тут в комнате раздалось звонкое пение. То самое "Фьюить-фью-фью-йю-фью", которого так долго добивался Гек.
- Она пропела это! - Гекльберри подпрыгнул под кроватью, за что тут же поплатился шишкой, но не заметил этого. - Она пропела это!!! Срочно дай ей семечек! Они там, на тумбочке! - он потер лоб и добавил: - И сам угощайся, конечно.

Отредактировано Huckleberry Spinn (31.12.11 15:07:43)

+3

5

Увидев всю гамму эмоций, отразившихся на лице худощавого, взъерошенного парнишки, Верн подумал, что на таком вот будет здорово проверять новые фокусы – все реакции и впечатления на лицо, даже спрашивать не надо, что изменить, а где и без того всё идеально. Когда новый знакомец с профессиональной грацией зашуганного жизнью параноика грохнулся под кровать, Харлан понял, что с таким соседом полы в комнате всегда будут пребывать в сверкающей чистоте.
- Привет, Гекльберри, - широко улыбнувшись, Харли крепко пожал робко протянутую из надёжного подкроватного укрытия руку. Беседовать с людьми, прячущимися под бытовой мебельной утварью, а не в специализированном реквизите, для фокусника было в новинку. Обернувшись, Верн посмотрел на скучающий в коридоре шкаф, будто прося совета в щекотливейшем личном вопросе, тот был монолитно молчалив и беспристрастен к житейским проблемам своего владельца. Помявшись с секунду, Харлан уселся на пол. Поняв, что из такого положения собеседника всё так же невозможно углядеть, Харли откинулся на спину, перевернулся на бок и вполне комфортно улёгся, подперев голову рукой.
- Смотрю, с фантазией у тебя всё отлично, - количество Синдерелл на один квадратный фут комнатушки впечатлял. Настоящая армия клонов, сплошь состоящая из неоценённых публикой пернатых индивидуальностей. – Если хочешь, могу помочь придумать хотя бы ещё парочку вариантов.
Из тщательно очищенной от пыли темноты уютно и неуверенно сопели. Смутный очертания парнишки видны были, но на этом все визуальные прелести и заканчивались. Верн не мог не оценить то, с каким талантливым изяществом его новый сосед по комнате сумел с порога нагнать таинственности. Тут было чему поучиться амбициозному артисту.
- Я так понимаю, тебя больше не кровати интересуют, а то, что под ними. Так, может, и поделим? Тебе – всё, что ниже уровня матраса, я же предпочитаю быть сверху, - Верн не мог не поторговаться. Этому немаловажному для бродячего иллюзиониста качеству его научила лицом в реальность жизнь, и со временем оно переросло в неистребимую привычку, куда вреднее курения с алкоголизмом.
- Со всеми опасностями дальнего угла справится мой шкаф, который там будет отлично смотреться, - успокоил соседа Харлан, не оборачиваясь в сторону потенциального источника загадочной опасности. – Можем птиц твоих в шкаф убрать, им там понравится, - радушно предложил Верн, но услышав испуганный вдох, поспешил заверить, что не собирается насильно замуровывать Гека и его многоголосую дичь куда бы то ни было.
Мелодичная трель разрядила искрящую от испуга и напряжения обстановку. Удивлённый возгласом Гекльберри, Харли поспешил вскочить на ноги, отыскать семечки и победно прошествовать к клетке, чтобы в то же мгновение замереть в замешательстве.
- И которой из Синдерелл я должен вручить заслуженную награду?

+2

6

Услышав довольно-таки двусмысленную фразу, содержающую такие слова, как: "я", "предпочитаю", "быть" и даже "сверху", Гек в своем укромном уголке прямо-таки вспыхнул и поджег бы кровать, если бы та вовремя не напомнила ему о том, что люди на семьдесят процентов состоят все-таки из воды, а не из напалма. Секунду спустя он начал умирать от смущения: как он мог подумать такую пошлость, да еще и показать, что подумал! Дальняя подкроватная стенка испытала на себе настоящую атаку со стороны острых лопаток, пытающихся продавить ее и создать своему хозяину альтернативный путь отступления из ситуации.
Лишь пару минут, полных умирания от стыда, Гекльберри осознал, что новый сосед претендует на обе кровати.
- Эээ... ну, хорошо, раз тебе так хочется... - еле слышно сказал он и подавил всхлип.
Он ведь сам предложил выбрать, никто его за язык не тянул. Да и новый артист держался гораздо уверенней, чем Гек, проживший в цирке полжизни. Спорить, отстаивая свои права, Спинн умел в той же степени, что и передвигать горы, летать и останавливать взглядом пули.
Прячась в спасительной темноте подкроватья, Гек поэтапно смирялся с тем, что холод, жесткий пол и сквозняк будут его товарищами в этой жизни. И что матрас больше никогда-никогда его не увидит. И что подушка будет тихо плакать сама в себя одинокими ночами.
Тут он все-таки всхлипнул. И ужасно этого застеснялся.
Так застеснялся, что решил: да, такой нытик будет жить под кроватью, там ему самое место. Нельзя показывать свою крошечную неважную печаль из-за этого.
- А зачем тебе шкаф? Ты демонстрируешь со сцены искусство складывания вещей? Ух ты! А я птичник. Когда фокусник заканчивает представление, я выпускаю своих птиц, это очень эффектно смотрится. Директор говорит, что я большой маленький молодец.
К своему удивлению, Гек обнаружил, что с Харланом ему легко общаться, совсем как с леопардом или ученым пеликаном. Остальные артисты были либо значительно старше его, либо могли ухом согнуть монетку, чем слегка, совсем немножечко, совсем чуть-чуть, вводили его в состояние истерики.
- Ну Синдерелле же!
Из-под кровати показался бледный и пугливый нос, в любой момент готовый скрыться.
- Нет, не Синдерелле, а Синдерелле. Вон она на карнизе сидит. Ее очень легко подозвать: начни есть семечки, она на тебя сразу же нападет. Ой! - тут Гек понял, что неприлично оголил себя и начал торчать из-под кровати почти по плечи, испуганно пискнул и спрятался обратно.
- А откуда ты прибыл? Я из дома. И иногда из пансиона для нервных. И еще от бабушки. А вообще я тут давно живу. Но очень рад соседу, добро пожаловать!

+2

7

Верн прекрасно знал, что обладает невероятнейшим по своей силе даром убеждения, но даже его мученическая сговорчивость Спинна слегка напугала и на мгновение выбила из колеи потоково-бредового монолога. В конце концов, Харлан Верн был иллюзионистом-мистификатором, а не домомучителем.
- Эй, ты там плачешь что ли? Да я ж пошутил. Сам подумай, для чего мне две кровати? Я же тощий, как подоконник, мне и одной хватит с избытком, - Харли постучал костяшками пальцев по деревянному каркасу, будто пытаясь проверить, насколько жив прячущийся в недрах мебельного экспоната парнишка. – Можешь и под моей кроватью прятаться, если захочешь, только не могу обещать, что буду там делать регулярную уборку… Зато я всегда буду в зоне досягаемости и ты даже сможешь потыкать мне в спину сквозь матрац спицей, - далеко не каждому фокусник делал такие щедрые предложения, от которых, как он сам искренне полагал, просто невозможно отказаться.
Жизнь в цирке обещала быть интересной, но скромная комнатка циркового общежития, похоже, не собиралась уступать пальму первенства по части приключений и бытовых несуразиц. Представив, как на следующее утро проснётся в компании орущих птиц, таинственных пауков и подкроватного Спинна, Харли почувствовал себя почти счастливым. Для полного счастья не хватало реального воплощения сей идиллической пасторали.
- В шкафу хранится реквизит и сам шкаф тоже реквизит, а я весть такой из себя волшебник, - гордо представил Верн себя и свою мебель. Шкафом фокусник гордился, как родным сыном, окончившим школу в одиннадцать лет на все пятёрки. Впрочем, причин такой искренней привязанности к сине-деревянному другу у Харлана было достаточно. Тот хранил столько тайн, загадок и секретов, что будь он существом живым, его бы стоило убить. Не из расистской ненависти к синим, а просто так, на всякий случай.
- Птичник, говоришь? Должно быть, смотрится действительно круто. Покажешь потом, - не спросил, не попросил, а просто поставил перед фактом.
Птицы в клетках перешоркивались перьями и перещёлкивались клювами. Харли честно пытался понять, что они пытаются сообщить миру – кто убил Деннеди или, что Святой Грааль может оказаться обычной пластиковой бутылкой из-под лимонада? В одном он был уверен – так, как понимает их Гекльберри, не понимает больше никто. Да и что может быть лучше, когда человек сердечно любит свою работу?
От еды Харли никогда и ни при каких обстоятельствах не отказывался. Отсыпав семечек в жменю, фокусник принялся с завидным профессионализмом щёлкать чёрные «икринки» подсолнуха. Птичка, сидевшая особняком, действительно занервничала и подлетела чуть поближе.
- Хэй, кровать тебе, конечно, идёт, но я по сравнению с тобой чувствую себя раздетым, а это ощущение я стараюсь приберегать для сцены, - позвал Верн, не отводя взгляда от птички, кормящейся из его ладони.
- То есть, ты практически самый старый житель Виспершира! Проведёшь для меня обзорную экскурсию по местам былой славы, - стараясь не спугнуть пернатое, Харли медленно побрёл назад, к говорящей кровати. – Я приехал издалека и тоже рад соседству.

+3

8

- Ооо, ты волшебник! - воскликнул Гекльберри таким тоном, будто его новый знакомый только что признался, что создал эту вселенную и даже не забыл про эклеры. Элиот Гудвин был добр к нему, но... если честно, то не очень-то и добр. Гек испортил ему не одно выступление, а потому старался не попадаться ему на глаза.
Но фокусников Спинн обожал, любил и даже немножко считал великими. Они ведь выходят на сцену сами... и все на них смотрят. А они никуда не прячутся, наоборот, показывают всякие штуки и наслаждаются вниманием.
Смелые люди для Гека были сродни тем, у кого сердце не с той стороны. Вроде бы слышал, что они существуют, но понятия не имел, как живут.
Но Харлан был волшебником, и Гек сразу подумал о том, что сможет помочь в выступлении эффектным полетом птиц. Лет через десять, когда разномастная стая Синдерелл поймет, что от нее требуется.
- Хорошо, - сказал Гекльберри на уведомление, что покажет потом своих птичек.
- Хорошо, - покладисто кивнул он в ответ на почти просьбу об экскурсии.
- Хорошооо, - улыбнулся он, услышав, что Харлан тоже рад соседству.
И осторожно, по сантиметру принялся выползать из-под кровати. В конце концов, ведь даже Синдерелла Верну доверилась, а она та еще пернатая головная боль. И если Гекльберри Спинн говорил, что какая-то птица ведет себя плохо - то другие, более объективные и менее терпеливые люди, не могли даже ничего произнести цензурного.
Гек выбрался полностью и смущенно заулыбался. Кто-то так выглядел бы из-за самого факта, что только что протирал собой пыль при свидетелях. Его же смущало, что он не находится под кроватью.
Он обхватил себя за плечи, стало чуть легче. Поймав взгляд Харлана, он дернулся было скатиться в безопасную темноту, но тут же изобразил, что просто почесался.
Спустя пять минут Гекльберри мог похвастаться званием самого расчесанного дрессировщика птиц всего континента, но у них с Верном получился какой-никакой разговор - и даже не разделенный матрасом. В награду за храбрость Гек позволил себе сгрызть ноготь на большом пальце левой руки, отъесть пару семечек из пайки Синдереллы и незаметно проверить Харлана на материальность.
Девятнадцать лет - довольно поздний возраст для того, чтоб заводить воображаемого друга. Но Спинн-старший всегда говорил сыну, что некоторые просто медленно растут и что он никогда не должен из-за этого волноваться.

Отредактировано Huckleberry Spinn (07.02.12 20:26:42)

+3


Вы здесь » Задверье » чердак; » У тебя все руки в пальцах!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC