Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Метатрон и Хаагенти: начало.


Метатрон и Хаагенти: начало.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

В ролях: те, кто полторы тысячи лет спустя будут известны под именами Алистера Кэрролла и Генри Грэхема.
Точка отсчёта: 454 год нашей эры, Псевдоафинус. Далее намечается путешествие сквозь века и материки. Ни одной синей полицейской будки не пострадало!
Что, собссна, творится: они сошлись: пельмень и пламень. История хрензнаетскольки встреч.
Предупреждения: Кровькишкикетчуп. Метатрон без намордника и до реабилитации.

0

2

Для простого ангела жизнь в околодревней Греции была трудна и невыносима. Какое счастье, что Метатрон простым ангелом не был. Должностное положение, тяга к комфорту и анфиладам, уходящим в закат арочно-колонными излишествами, замечательным образом слились в крепчайшем сердечном союзе (кстати, отличное название для какой-нибудь провоенной коалиции, надо будет подкинуть идею нужным людям в подходящее время), дабы скрасить муки пребывания в земных чертогах Гласа Божьего.
К слову, ангелам в то интересное и полное знаменательных научных открытий время совершенно не мешало отсутствие христианской веры, они отлично себя чувствовали, будучи звёздами Олимпа. Да, да, именно они расхаживали в тогах по сомнительной высоты возвышенности и потакали очередному повальному увлечению людей.
Метатрону нравилось язычество со всеми его обрядами, вечно строящимися храмами всё новым и новым богам, невесть откуда являвшимся незадачливым правителям и с завидной настойчивостью вымогавшим себе жильё. Эдакое мошенничество на вере, пользовавшееся тогда большим спросом у демонической братии.
Так вот, в свободное от привнесения в души и умы людей просветления время Метатрон на уютном олимпийском междусобойчике изображал Марса. Скромненько и со вкусом. Но это так, по особым праздникам и в дни отвратительнейшего расположения отца, сына и святого духа. Основным же видом взаимодействия с народонаселением отдельно взятой Греции был приём на дому. Прирождённый оратор (иногда Бог бывал весьма дальновиден) и ангел с комплексом Учителя не мог не заняться втиранием в мысли людей светло-радужной чепухи. Выходил вот так утром в свой любимый дворик, не удивляясь тому, что он давно превратился в ночлежку для бездомных собак и выгнанных за пьянство из домов сенаторов, и начинал вещать. К обеду все насквозь пропитывались Благодатью и рассасывались по домам, давая возможность юному философу хотя бы поужинать в тишине и наедине со своими любимыми устрицами.
После ужина, Метатрон лез в бочку и предавался размышлениям о вечном. Вот уже несколько сотен лет никто не смел нарушать медитативную атмосферу купальной традиции. До сего дня.
Назойливый шум очень быстро перерос в оглушительный грохот. Ангел пускал бульбы в воду, изо всех сил стараясь не обращать внимания на локальный Армагеддон, случившийся в его любимом дворике. Бульбы закончились, вода закипела, терпение лопнуло.
- КТОООООО?! – наскоро замотавшись в полотенце, отчаянно прикидывающееся тогой, Метатрон вылетел во двор к развалинам мраморного фонтана. Его фонтана. В центре которого возвышалась скульптура, подозрительно напоминавшая самого ангела. Раньше стояла. Теперь же лежала в сторонке уставшим куском мрамора.
Сейчас как никогда радовала привычка всюду таскать свой огненный меч.

+4

3

- Нет-нет, - ответил Хаагенти бог Бессмысленных Драк, - я не имею достаточно полномочий для одобрения. То, что ты планируешь - это уже не бунт, а война.
- Ну Заган, дружище... Вовлечено всего двести сорок участников, какая это война? Так, два босяцких района женщину не поделили.
- В том-то и дело. Меньше двух сотен - это ещё массовая драка, больше двух сотен - война. Это уже не ко мне, это к Марсу.
- А кто он? Из наших хоть?
- Тебе не понравится услышанное...
Вопреки ожиданиям Загана, услышанное Хаагенти понравилось. Просто потому, что ему нравилось то идиотичное устройство мира, что он наблюдал. Ангел под видом бога войны - что может быть круче?
Для организации сражения можно было предварительно убить сорок одного лишнего участника - и с разрешения Загана провести это всё как бессмысленную драку, но Хаагенти они были дороги. Он лично подбирал и охмурял каждого и не собирался разбрасываться кадрами. Не имея особых сверхчеловеческих способностей, он не мог продемонстрировать какие-нибудь внушительные чудеса, зато мог навешать столько креветок на уши, что и дар зомбирования был не слишком нужен.
Война против тех еретиков, что не кололи орехи перед добавлением их в выпечку, требовала своего. И Хаагенти со сторонниками пошёл к Марсу.
Для этого пришлось спросить дорогу у самого пьяного астронома, какого только удалось найти.
Борцы за колотые орехи сильно вдохновлялись по дороге тем вином, что Хаагенти небрежными движениями ладоней перевоспитывал из воды. К уютному, красивому где-то под слоем собак и бомжей дворику подошли уже совсем весёлыми.
Хаагенти (для жителей Псевдоафинуса - Высший демон Херни Которая Случается) приветственно пнул в бок одного из спящих на земле оборванцев.
- Хозяин где?
- Занят. В это время он обычно принимает бочку, - икнул тот.
Хаагенти поскрёб в затылке своим любимым копьём, которое звалось Нефритовый Стержень и было настолько фаллической формы, что демона не во все города с ним пускали. Ну, то есть, в некоторые пытались не пустить. И огребали от Нефритового Стержня множество ярких болезненных воспоминаний.
Можно было постучать в дверь - но такой ход показался хмельной голове слишком простым, даже скромным. Разве скромному просителю позволят устроить войну во имя орехов?
Поэтому Хаагенти сотоварищи порушил несколько колонн, плюнул в фонтан (вода немедленно стала вином, чему сторонники демона очень обрадовались) и задумчиво уставился на скульптуру прекрасного юноши. Точёные черты его лица по красоте могли соперничать только с одухотворённым изяществом фигуры. При всём желании даже убеждённый натурал смог бы найти у него всего один недостаток: тунику.
Похабный взгляд демона остановился на стройных бёдрах статуи, едва прикрытых мраморной тканью. Выход подсказало вино. Хаагенти ткнулся Нефритовым Стержнем в край туники. Сильнее, ещё сильнее. Каменный юноша оставался холоден к его стараниям и отказывался обнажаться.
В итоге, удачно подцепив тунику, Хаагенти ударил копьём со всей силы. Скульптура вздохнула в том смысле, что "как вы меня достали все, хуже голубей". И рухнула. Припорошённые пылью соратники завопили радостно.
И дверь распахнулась и, как Афродита, из пены выступил Марс.
Даже убеждённый натурал смог бы найти у него всего один недостаток. Полотенце.
- ЯЯЯЯЯЯЯ!!! - ответил опьянённый успехом Хаагенти. И подцепил копьём уже край полотенца, желая избавить бого-ангела от досадной помехи. Поиграл бровями, любуясь. - Ммм, не хочешь пойти ко мне в партнёры по философским беседам? Мне определённо нравится твой дискурс.

+6

4

На своих сольных выступлениях посреди облюбованной средиземноморской виллы Метатрон всегда толкал проникновенные речи о пользе лёгкой атлетики, свежего воздуха и терпимости ко всему сущему. Более того, он лично соблюдал все те идиотические постулаты, о которых так вкусно рассказывал простым грекам. Почти всегда соблюдал. Хотя убийство демона на Небесах грехом никогда не считалось, в конце каждого нечётного тысячелетия за это даже полагалась благодарственная грамота.
Ангелу потребовалась доля секунды, чтобы оценить внезапно изменившийся интерьер его усадьбы. Нежно любимые постоянные слушатели, уставшие за день и теперь ускоренно просветлявшиеся во сне, были бесцеремонно затоптаны заполонившими двор незнакомцами сомнительной степени трезвости. Более того, с ними был демон, который, будто красная тряпица не первой дырявости, так и манил свершить над ним Суд Божий, не отходя далеко от фонтана. А ведь это был любимый секретный фонтан Метатрона имени Метатрона. Почему секретный? Просто недоброжелатели всегда могли всё превратно истолковать, вспомнить о гордыне и настучать Богу. И тогда Гласу Божьему пришлось бы самому отвечать на эти безосновательные поклёпы, отвлекаясь от написания очередной энциклопедии, что плохо сказывалось на его внутренней гармонии.
Впрочем, поваленные колонны, вино, заменившее воду и копьё, поддевшее край полотенца, отразилось на эмоциональном состоянии ангела не менее удручающе. Он даже имени нарушителя спокойствия не спросил. Метнул в того пылающее святым огнём орудие ближнего боя и, не дожидаясь падения обезглавленного тела на фигурно постриженный газон, отправился обратно в бочку, повелев приспешникам демонического хулигана покинуть частные владения.
Это на утро Метатрон узнает, что невольно выполнил заказ Хаагенти, демона Херни Которая Случается, и развязал войну между жителями Псевдоафинуса и глупостью. Победит, конечно же, глупость, но это не так уж важно для нашего бессвязного повествования.

+3

5

Из рассечённой шеи вместе с кровью вырвалась тёмная клубящаяся субстанция. Собравшись над упавшим телом, она приняла вид хвостатого и рогатого весьма себе демона, неуловимо напоминающего чертами лица убитую оболочку.
- Детка, мы ведь ещё встретимся? - крикнул он вслед ангелу, который уносил свой чудесный дискурс, - Дождись меня!
И отправился в Ад.

Очередь на материальные тела была не слишком большой, но всё равно для смертных прошло полвека, прежде чем Хаагенти изящным финтом вкрутился в тело смертного.
Тот был не слишком привлекателен (сам Хаагенти подумал бы, стоит ли иметь с ним сексуальные контакты - а это показатель), но меньше чем за полгода личность демона преобразила населяемое тело, придав ему тот облик, к которому тяготел Хаагенти в своих воплощениях. Теперь он выглядел почти так же, как перед прискорбным инцидентом с огненным мечом.
Найти "детку" почему-то не получалось, культ Марса с тех пор захирел, а все статуи были просто статуями. Хмыкнув, Хаагенти оставил поиски и погрузился в правление той сектой, которую ненароком организовал во время поисков. Её состав постоянно обновлялся ввиду частоты жертвоприношений, что было плюсом. Хаагенти всегда любил разнообразие в сексе.

Алтарь был каменным, холодным, но Хаагенти делал всё, чтоб привязанная к нему дева не мёрзла. Ритуальный кинжал дожидался своего часа в изголовье, такой же острый, как взгляды последователей демона. Сектанты окружали алтарь, сжимая оружие, готовые в любой момент постичь первую заповедь, что вложил Хаагенти в их сердца: "Расчленение - это хорошо". Дева тоже была готова, она сама затягивала на себе узлы, а сейчас учащённо дышала, торопя события.
Двери Гиганта, охраняющие вход в капище, содрогнулись. И рухнули на землю. Хаагенти прижмурился от солнечного света, хлынувшего в подземелье.
- А? Уже день, что ли? Совсем в этой землянке счёт времени потерял.
Тут он разглядел ворвавшегося и ухмыльнулся.
- О, это ты? Убить его, - велел он своим служителям.
Должны же они показать, насколько верят в новую заповедь.

+1

6

Единственным, что не устраивало в людях Метатрона (помимо того, что избранным народом были евреи) была их тяга к переменам. Только успеешь привыкнуть носить сандалии и научишься красиво драпировать тогу, как нате вам – в моде снова белый и свободные одежды длиною по колено. Никакого постоянства. Самое грустное, что такие глупые и бессмысленные перемены случались во всех областях жизни. За какие-то пятьдесят лет Псевдоафинус успел ввязаться в глупейшую войну, проиграть её по собственной дурости и обвинить во всём недостаточно расторопного Марса, который, видите ли, не принёс им победу на блюдечке китайского фарфора. Так вот небольшой, но стабильный бизнес Метатрону пришлось свернуть и вернуться к своей первой и основной специализации.
Быть ангелом смерти – занятие утомительное, вредное для кармы и вообще крайне нервное. Однако Бог тогда был свеж на задумки, свободен от дел насущных и под действием работ некоторых философов решил, что пора произвести инвентаризацию человечества. Само собой, путём отделение хороших зёрен от плевел. Метатрона тогда успокаивало только то, что все несметные количества развращённых душ, можно скопом отправлять в Ад без бюрократических проволочек в виде исповедей, душеспасительных бесед и отпущения грехов. Можно было даже уничтожать целые города, если соотношение грешников и добродетельных с небольшим перевесом склонялось в сторону первых. В Раю это назвали «сопутствующим ущербом» и встречали внеплановое пополнение ангельской армии с распростёртыми.

Дожёвывая бараний окорок, Метатрон сверлил пытливым взглядом возвышающийся посреди оазиса холм. В пятый раз сверился с разнарядкой и всё же решил сначала закончить с приёмом пищи, а уж потом разнести тут всё. Ангел ценил последовательность и порядок во всём, особенно – в деструктивной деятельности.
Пергамент со списком сект, тёмных орденов и запрещённых религиозных культов пестрил строчками разной степени зачёркнутости, лишь последняя открыто сообщала любому, обученному латинской грамоте, имя демона-зачинщика и примерное количество его адептов (никогда нельзя недооценивать значение статистического учёта в поддержании гармонии мира).

- Хаагенти, демон Херни Которая Случается, - профессионально поставленным голосом возвестил Метатрон, неспешно водворяя себя в святилище, прорубив мечом наиболее прямой и самый короткий путь в направлении злых намерений и корыстных побуждений. – Не двигайся, сейчас над тобой свершится Суд Божий, - огненный меч крайне вовремя взметнулся ввысь и мимоходом рассёк ринувшуюся на ангела толпу.
- Мне нужно подтверждение твоей сущности, - продолжал Метатрон, всё так же неспешно шагая вперёд и расчищая себе дорогу огнём, острейшим лезвием и сияюще-смертельной опасностью. Лицо конечной цели сего крестового похода ангелу не казалось знакомым.

+2

7

Хаагенти на секунду оторвался от разглядывания безумных зрачков девы и поглядел на ангела. Что-то ему подсказывало, что на того часто так смотрят. С немым "Ты серьёзно?" в глазах.
- Ммм... я тут немного трахаюсь, если ты не заметил. Я не могу не двигаться, в этом весь смысл.
Его любимое капище было порушено, его паства, которую он даже не успел поголовно ощупать, полегла. Имелись поводы обидеться.
Обижался Хаагенти весьма изобретательно. Чаще всего он становился близким другом обидчика - и тому можно было только сочувствовать.
Конечно, у Метатрона явно имелся друг - весьма огненный и острый, - но этим можно было заняться попозже. Когда он перестанет угрожать непосредственно Хаагенти.
- Какие демоны, какие сущности? - очень натурально изумился он. - Я простой землекоп, женился вот, праздную. А это были мои родственники. И ты их всех убил. Спасибо, кстати. Может, ещё и тёщу навестишь, а?
Карающая длань Господа (правая, бешеная) приближалась во всей своей неотвратимости. Как печально, что любые намерения, любые цели и желания недостойных заранее признаны Небесами как нечто неважное, подлежащее устранению. А ведь демоны не виноваты в своей сути, они всего лишь хотят жить, любить и расчленять смертных в своё удовольствие. Как жестока светлая сторона силы, как она бескомпромиссна! И боже, ну почему ангелы не могут ходить голыми - это ведь было бы последней милостью для попираемых ими демонов.
"А ведь я просто хотел поговорить о дискурсе, животных о двух спинах и оливковом масле!" - вздохнул Хаагенти, подбираясь и незаметно нажимая рычажок на боку алтаря. Счёт пошёл на секунды. Прислушиваясь к еле заметному звуку передвигающихся под полом камней и шестерёнок, Хаагенти метнул в Метатрона бывшую деву. И тут же, вслед ей, копьё. В воображении это выглядело весьма убедительно. Ангел ловит девушку (ангелы, они ведь глубоко под перьями добрые, всепрощающие и оснащённые хватательно-спасательным рефлексом), копьё пронзает их обоих, сектанты поднимаются с пола и бросают в воздух чепчики и отрубленные части тела...
Внутренний голос ничего не сказал, но постарался изобразить звук, с которым указательный палец крутится у виска.
Догадываясь, что план не более умный, чем тот, предыдущий (он находит того юношу-в-полотенце, говорит ему три коротких матерных слова, тот сражён, падает в объятия, а дальше много сцен с использованием оливкового масла, да, да, спонсоры передают привет), Хаагенти действовал быстро. Девушка ещё не долетела до Метатрона, копьё ещё не вонзилось ей в спину, а демон уже оказался в дальней части пещеры, где как раз сработал механизм отпирания двери.
- Я буду скучать, детка! И по тебе, деткина за... - опустившаяся плита отрезала часть прощания.
Хаагенти привалился к ней спиной, тяжело дыша.
"Пронесло", - подумал он.
"Тебе ведь бесполезно говорить о свойстве материала сопротивляться разрушению под действием внутренних напряжений, возникающих под воздействием внешних сил, правда?" - сказал ему внутренний голос.
"Что?"
"Ничего-ничего. Прочность плиты. Как думаешь, она намного выше, чем у той, которую ангел разрезал в один взмах?"
Обдумать ответ Хаагенти не успел.

+4

8

Метатрон умел и любил говорить. Нет, не так. Метарон умел говорить, но любил Говорить. В конце концов, с этим несложным деянием была связана вторая из его специализаций. Удивительное заключалось в другом. Ангел никогда не совмещал обе свои богоугодные должности, как говорится, дикий кабан со сливами – отдельно, рисовое вино – отдельно. Как следствие, для вступления в диалог с демоном, подлежащим выдворению из мира смертных, у Метатрона не было ни единой причины.
Рукоять меча надёжно лежала в ладони, лезвие, не запятнанное кровью освобождённых от бремени смертности, царапало остротой даже обращённые на него взгляды. Ангел смерти никуда не спешил, на выполнение его благой миссии была отведена целая вечность, ведь зло, как с ним ни борись, неистребимо, эдакий нескончаемый квест. Поэтому Метатрон просто ждал. Цепко глядел, непроизвольно отсчитывая секунды между возвратно-поступательными движениями, совершаемыми демоном, подставлял данные в формулу и выверял уравнение идеального ритма, проводящего тонкую грань между беспорядочным совокуплением и гармоничным соитием. Это было не самым странным хобби, приобретённым за время охоты на демонов.
Ангел никогда не повторял дважды. Высказав требование, дальше он просто неотрывно смотрел и неотвратимо наступал. От небесных служителей правопорядка невозможно было нигде скрыться. Разве что в Аду. На это конкурирующее ведомство соглашение об экстрадиции не распространялось, да и не было в нём нужды.
Ещё одна причина, по которой Метатрон не любил иметь дело с демонами – они категорически не умели признавать поражение. Обязательно пробовали убежать, прикрыться смертными, предложить какую-нибудь невыгодную сделку или просто прикинуться безобидной ветошью. Вот хоть бы раз кто сдался в белокрылые объятья правосудия.
Для существа, прожившего столько, сколько довелось прожить Метатрону, время давно успело потерять обаяние своей линейной простоты. Не так уж не правы те, кто ставит знак равенства между «секундой» и «вечностью».
Ангел успел отметить дизайнерскую находку создателей сего сооружения, придумавших пустить иероглифический орнамент вопреки модным тенденциям не вертикальными столбцами, а уходящей от фундамента к куполу спиралью. Прежде, чем разрушить очередной храм, ставший пристанищем для злых дел и дурных помыслов, ангел, будучи существом образованным и культурным, всегда зарисовывал особенно удачные архитектурные решения. На этот раз, Метатрон даже не успел развернуть извлечённый из-за пазухи свиток папируса.
Летающие девушки, коварные механизмы, сбегающий демон – всё требовало немедленного и безраздельного внимания ангела. Поприветствовав мечом деву, второй рукой Метатрон поймал метко запущенное в него копьё. Крутанул в пальцах, бегло просматривая исчертившие его символы, и в девять равных по длине шагов достиг стены.
- Нефритовый Стержень, - с абсолютной серьёзностью констатировал ангел, обращаясь к стене. Оружие было куда надёжнее слов и документов. - Сущность подтверждена.
Пылающий клинок рассёк стену, за которой так самоотверженно ожидал суда демон.
- Демон Хаагенти, - Метатрон подошёл к демону и рука его стиснула левое запястье неудачливого беглеца (многим одного неудачного побега было недостаточно, приходилось принимать превентивные меры). - Подпиши вот эти бумаги о расформировании твоей секты, вот эти – о вверении судеб адептов Воле Божьей, так, это акт о сносе самовольной постройки я подпишу сам… Ещё какое-либо имущество, находящееся на балансе секты имеется? Подписывай, иначе пришлём полный пакет документов в Ад и до тех пор, пока мы не прекратим административное расследование в отношении тебя, в постановке на учет в качестве сущности, имеющей право на получение смертной оболочки, будет отказано.
Бюрократия процветала на всех Небесах и на всех Кругах Ада. В этом была заключена гармоничная упорядоченность хаоса.
Затолкав подписанные бумаги за пояс, ангел облегчённо вздохнул и легко рассёк мечом воздух. Верное своему хозяину копьё исчезло из мира смертных вслед за демоном.
Прилежно вычеркнув последнее имя из списка, Метатрон отправился срисовывать витиеватый орнамент с руин святилища.

+5

9

Письмо, переданное конной почтой из Ада, передача с лап на руки получателю.

"Дорогой Ангел С Крошечной Родинкой На Левом Бедре. Прости, совсем забыл твоё имя, как там тебя, Метастул? Метатумба? Неважно. Для меня ты навсегда останешься Ангелом С Крошечной Родинкой На Левом Бедре. О, тот момент, когда я задрал твоё полотенце, был краток, но незабываем! Когда я увидел тебя обнажённым, то поверил в Бога, а ведь я тот ещё атеист.
Пишу тебе, что неудивительно, из Ада. Погода хороша, всё те же 900 градусов по чуваку, который родится через двенадцать веков. Очередь на получение человеческого тела всё так же велика и всеобъемлюща. Я успел зачать сына с демоницей, у которой было три груди. Не смог удержаться. Она рожала прямо в очереди, зрители были весьма участливы и дважды просили выхода на бис. Теперь мой сын растёт по соседству со мной. Очень удобно: он будет под рукой, если мне вдруг захочется инцеста.
А как у вас реализована живая очередь на тела? У нас тут весело, что-то типа цыганской психушки прямо в вольере с дикими животными. Не завезли еду, так мы сожрали одного хмыря. Заодно и чуть вперёд продвинулись.
Чьими-то стараниями я оказываюсь в этой очереди уже третий раз за век. Не то чтобы я сильно сержусь на тебя. Нет, совсем нет. Совсем несильно - всего парой недель непрерывного секса ты можешь заслужить моё полное прощение.
Ты хотя бы упокоил моё тело? Оно мне нравилось, всё-таки оно ведь было моё. Да и секта тоже была моя. Хорошая секта, восторженная такая. Эх... Надеюсь, убивать их тебе понравилось - это единственное, что утешает меня в моей печали.
А помнишь, что я сказал тебе тогда? Когда ты взял меня за руку, ПОСМОТРЕЛ в глаза и подсунул все эти бумажные эквиваленты пыток? Я сказал, что подпишу, если ты потом подержишь меня и за другое место. И подписал. И ты принял. Значит, сделка заключена, ха. Ничего, о Ангел С Левым Бедром, я скоро уже прибуду в мир смертных. Ну, в общепланетарных понятиях "скоро".
Нас с тобой связывают два убийства и ни одного секса, это разбивает мне моё маленькое чёрное сердце! Это просто жестоко с твоей стороны. Существу с такой внешностью грешно мучить своих ближних недоступностью. Но ты всегда можешь исправиться, очиститься от всех своих грехов, уйдя в бордель. Можно, конечно, в монастырь, но бордель действенней.
О, мой сосед по очереди в бытность свою человеком служил при церкви! Да, это он растлял мальчиков прямо во время службы. Он передаёт тебе горячий привет.
Как там погодка на Небесах? Нас что-то потряхивает, экспериментируете с тектоническими плитами? Спихнул мешавшегося демона в огненную каверну. Пожалел об этом - ведь у меня кончаются чернила. Специально начал мешаться другому демону, затеял ссору. Вот и есть чем писать, да ещё как много. Пять литров - сколько всего можно наваять с таким добром, если муза посетит. Пробовал нарисовать твой портрет. Получилась только Крошечная Родинка. И бедро, само собой.
Если хорошенько заплатишь мне, я никому эту картину не покажу.
О, далеко впереди без всякого предупреждения извергся гейзер! Как хорошо сократилась очередь! Побегу драться за новое место, потом ещё напишу.

С уверениями в полнейшей похоти, Хаагенти, он же номер 743479091-ый в очереди на человеческое тело".

+4

10

Времена менялись стремительно. Людям с их короткими жизнями было гораздо легче обрести место в этом до неприличия переменчивом мире. Метатрон тоже старался. Он приобрёл скромные семь акров земли, оснащённые самым необходимым – каменным замком, рвом, виноградниками, клумбой… Стал видным учёным деятелем в области математики. В том, что касалось точных наук, ангелу нравилось то, как с одной стороны они опровергали существование Бога, с другой же – приходили к единому мнению о том, что некий сверхразум существует, иначе невозможно объяснить поразительную симметричность всего сущего.
«А какой переворот в их сознании случится после открытия числа Пи!»
В общем, такой вот вполне скромный образ жизни вёл Метатрон. Время от времени покидал свои владения, дабы провести очередную акцию по изничтожению зла, но неизменно возвращался к пятичасовому травяному настою и любимой клумбе.
Стоило привыкнуть к очередному скачку в цивилизационном развитии и дальше жизнь текла размеренно, неспешно, лишь иногда тихую повседневность разбавляли события. Например, такие, как доставка почты. Прямиком из Ада.
Каждый заштатный ангел знает, что лучше пахать всю вечность на благо Девяти Небес, только бы не отрядили в Отряд. Всё дело в том, что при всей своей непримиримости, Ад и Рай предпочитали всё же находить компромиссы и не подвергать всё сущее наказанию уничтожением. Однако ж, отряд Всадников Апокалипсиса был создан. На всякий случай. Ну а вдруг пригодится. До сих пор не пригодился и ребята вот уже которую сотню лет подрабатывали где придётся, больше всего им приглянулась курьерская доставка. Вроде как почти профильное занятие.
Так вот, Метатрон понял, что день испорчен, когда увидел чужие копыта на своей клумбе.

«Дражайший демон Херни, Которая Случается, отчего ты случился со мной?» - буквы расцвели на листе пергамента под запах переливающегося из бутыли в медный кубок вкуснейшего хереса.
Текст письма, полученного ангелом лично в руки, был полон пошлейших намёков на непрофессионализм Гласа Божьего. Метатрон хотел сжечь еретические письмена, но внутренняя интеллигентность заявила, что все мы твари Божьи и потому от кое-кого с перьями и нимбом не убудет, если он раскошелится на пару вежливых строчек.
«Не припомню, чтобы мы встречались до того карательного инцидента, произошедшего пятнадцать лет назад. Полагаю, всё дело в длительном воздействии высоких температур на мыслительную функцию».
- Хм, три сиськи. Зачётно, - читать о быте и нравах демонов оказалось довольно интересно. Метатрон не заметил, как плетённая бутыль стала скорее наполовину пустой, чем полной.
«Ангелы подают письменную заявку, им сообщается номер, соответствующий их очерёдности и, когда приходит время, их вызывают в сектор Реинкарнаций. Таким образом мы избегаем бедлама, подобного вашему.
Не понимаю, по какому основанию ты винишь меня в своей неспособности ответственно отнестись к заботе о вверенном тебе теле? При случае я непременно искоренил бы тебя вновь, однако прошу впредь не приписывать мне чужие заслуги. У нас за каждого убитого демона положена премия.
Тело было сожжено, прах развеян – всё в соответствии с протоколом. Своих бывших адептов можешь встретить, если прогуляешься на верхние Круги, они, по моим расчетам, пару десятков лет проведут там».

Тут Метатрон перевёл дух и сцедил в кубок последние капли полюбившегося напитка. Опасения вызывало лишь то, что если демон зачастит со своими словоизлияниями, ангелу грозил неизлечимый алкоголизм. Глас Божий старался отвечать по существу поставленных вопросов, игнорируя неоднозначные выпады в свой адрес, и не сообщать информацию, которая могла бы быть использована против ангела. Совершено точно к такой информации можно было отнести любые сведения о его нынешнем местонахождении.
«Погода, как всегда, под контролем. Готовим солнечное затмение, хотим приурочить к одному военному событию. Не мог бы ты на обратной стороне полотна с изображением моего бедра начертать топографическую карту Ада? Всегда интересовало, как близко вы расположены к ядру планеты.
Спасибо за обстоятельный рассказ, он имеет социологическую ценность.

С пожеланиями скорейшего постижения Бога в себе, Метатрон».

+4

11

"О ненаглядный мой Ангел Со Склерозом И Родинкой На Левом Бедре. Мало того, что ты был первым моим убийцей, так ты ещё об этом и не помнишь? Скотина ты крылатая после этого! Прости, не читай зачёркнутое. Чтоб у тебя перья повылазили! Так вот, твоё заявление меня чрезвычайно огорчило. Поубивал впередистоящих в очереди, полегчало. Хорошо быть демоном - нам, в отличие от вас, не приходится заниматься духовным онанизмом, именуемым медитацией, чтобы обуздать свои чувства.
Неужели ты, весь такой ангел с функцией торжественного вопежа и разнообразными полномочиями, действительно не помнишь о нашей первой встрече? Ты был Марсом, ты был в бочке, ты был прекрасен. Я зашёл к тебе с тесной компанией из двух сотен друзей, пофлиртовал с твоим фонтаном, женился на твоём полотенчике и потерял голову при виде твоей родинки. Во всех смыслах потерял.
Это была моя первая оболочка, которую я носил почти пятьсот лет. Тебе должно быть стыдно. Мой счёт к тебе уже исчисляется несколькими месяцами непрерывного секса.
Наверное, тебе немного давит нимб, ограничивая кровоснабжение некоторых долей мозга. Могу помочь с растяжкой. Что ты думаешь об оливковом масле?
Как ты и просил, нарисовал карту Ада. Вот. Нет, я не уравниваю пребывание в Аду с нахождением в прямой кишке. Это художественное допущение. Считай, что я так вижу.
Ладно, у нас тут опять драка, одна из голов Церберии организовала войну против другой. Мне их распри более чем неинтересны, но убийства - отличный способ скрасить вечность.

С мыслями о твоей повышенном содержании Благодати в твоих ягодицах, Хаагенти.

P.S. Бога во мне нет. Я вообще не приветствую наличие в себе внутренних паразитов".

Письмо скользнуло под входную дверь очередного метатронохранилища.
Хаагенти внимательно изучил замочную скважину и понял, что через главный вход проникнуть не удастся. Ну да ладно, дверь пусть остаётся уделом социальных работников, гостей и слуг. Настоящие герои выбирают окна или канализационные сливы.
Последний был забран частой решёткой, поэтому Хаагенти выбрал воздушно-оконный путь проникновения.
Ему нравился задуманный план. Письмо должно было уверить Метатрона в том, что ещё пару лет ему не грозят визиты настойчивого демона. На самом деле извержение гейзера и умелая работа Нефритовым Стержнем позволили Хаагенти получить тело вне очереди. Не без нюансов, но с ними можно было смириться.
Привязав верёвку к копью, Хаагенти метнул его, целясь в проём окна. Дёрнул со всей силы, проверяя, крепко ли зацепилось. И полез наверх. К счастью, Метатрон даже при всех своих привилегиях не смог бы купить небоскрёб - банально из-за отсутствия предложения на данном этапе развития архитектуры. Поэтому даже при ограниченных мускульных возможностях нового тела Хаагенти довольно легко взобрался по верёвке и пролез в окно.
Осмотр внутреннего убранства несколько раз заставлял его усмехаться или восхищённо присвистывать. Даже при всём своём легком помешательстве на чьей-то вдохновенной фигуре Хаагенти не смог бы найти больше статуй, фонтанов и изображений Метатрона, чем у Метатрона. "В следующей жизни буду скульптором, у них явно захватывающая работа," - решил демон.
Но слегка одетые скульптуры слегка одетыми скульптурами, а время не ждало. Найдя комнату, более всего подходящую на роль спальни Метатрона, Хаагенти затаился в ней, держа под рукой копьё, снотворное, верёвку и особо проклятый платок.
Одиннадцатилетнему мальчишке всегда легко спрятаться.

+2

12

Учитывая должность, в которой не первую тысячу лет пребывал Метатрон, найти время для уединённой созерцательности было крайне сложно в период составления полугодовых отчётов. Нужно было перетрясти всех ангелов, разбросанных по разным уголкам мира с той или иной миссией, выяснить, как выполнение этих самых миссий продвигается, свести баланс по расходу тел, выписать квоты на получение земных оболочек согласно очерёдности, зарегистрировать пару-тройку межконфессиональных союзов, распорядиться о выплате командировочных. В общем, дел было невпроворот. Ангел уже две недели не покидал свой кабинет, свив себе уютный кокон из пергаментов и свитков, изучение которых происходило уже изнутри. На шестнадцатый день Метатрон дошёл до отчёта, пришедшего от райского агента в Индии, и понял, что без бочки хереса, плотного ужина и двенадцатичасового сна здесь не разобраться.
Выйдя из кабинета, Глас Божий с неудовольствием сощурился на радостно сияющее сквозь витраж светило. Уставшие от несметного количества прочтённых строк глаза требовали темноты, прохлады и успокаивающий компресс из листьев лаванды. Метатрон передвигался по своему замку медленно, зашторивая всё, что имело в опциях шторы. Даже статуи, запечатлевшие величие духа ангела смерти, не могли поднять настроение своему прототипу, который в обычные деньки частенько занимался самолюбованием с удовольствием созерцал произведения искусства.
Каменно-серый холл встретил замковладельца приятной пустотой, пасмурностью пространства и очередным произведением эпистолярного жанра, согревающим силою слов ледяную кладку пола. С обречённым вздохом ангел поднял письмо, укоризненно поморгал на смутно знакомый, но такой расплывающийся почерк, и побрёл в погреб потрошить запасы своего самого верного воскрешающего средства.
Начавшись, чёрная полоса не спешила заканчиваться, пристыженная чистым сиянием ангельской благодати, а напротив, решила превратиться в ленту Воблиуса. Сначала Метатрон обнаружил, что запасы хереса подошли к своему логическому концу, посему вооружился маленьким бочонком местного вина. На кухне же ангела поджидало очередное разочарование в виде практически полного отсутствия еды. Печально сжевав холодные остатки былой роскоши, Метатрон всерьёз задумался о том, чтобы привнести в мир ещё немного добра посредством создания рабочих мест для личной прислуги. В таком расшатанном настроении ангел смерти поправил в ножнах свой верный меч, с которым расставался разве что во сне, и отправился выполнять последнюю часть плана, искренне надеясь, что хотя бы кровать не преподнесет сюрпризов.
Ремень с ножнами был торжественно водружен на специальный столик. Ангел ещё немного подвигал меч, пока тот не лёг в наиболее красивом ракурсе под углом 47°, и лишь затем облачился в ночную сорочку, зашторил окна спальни и улёгся на своё полутораэтажное ложе, взбираться на которое без приставной лесенки было затруднительно даже при росте Метатрона. Всё это время таинственно подкинутое послание было с ним. Ангел поднёс листок к воспалённым глазам, попытка вчитаться закончилась очередным лопнувшим капилляром. Пристроив письмо на подушку рядом с собой, Метатрон пришлёпнул на глаза мороженную камбалу, добытую на кухне (с лавандой тоже возникли проблемы), и провалился в мертвецки крепкий сон смертельно уставшего человека, напоследок бормотнув сквозь зевок:
- Оливковое масло, ммм…

+3

13

В тёмном тесном углу было на одного ребёнка больше, чем положено. Нефритовый Стержень старательно прятался в тени и пытался стать как можно более плоским. Хаагенти коротал время тем, что сочинял очередное письмо ангелу.
«Дорогой Метатрон! У тебя потрясающее тело, но ты мог бы и помыть тот участок пола, что между книжной полкой и столом. Твои бёдра стали бы от этого ещё более прекрасными. Подумай о демонах, которых и так все не любят. Им ведь тоже иногда хочется заботы».
Вот так он напишет, когда сможет выбраться и пошевелить руками. И оставит эту записку на теле связанного Метатрона, когда совершит все те вещи, что запланировал на вечер.
Мысль плавно свернула на перечень тех самых вещей. Хаагенти в своём закутке не мог даже вздохнуть, но ухмыляться вполне получалось.
Приятные в своём вдохновенном садизме мысли прервались явлением жертвы. Метатрон двигался как сомнамбула и вызывал даже что-то вроде жалости. Впрочем, возможно это было последствием защемлённых нервов.
Без огненного меча ангел стал даже более соблазнительным. А уж когда он начал разоблачаться...
Только в этот момент Хаагенти впервые задумался о некоторых минусах новой оболочки, которые не могут быть преодолены силой воли. Для демона вроде него было невероятной ошибкой взять тело, ещё не вступившее в период полового созревания.
Мысленно прокляв себя, он дождался, пока ангел наденет сорочку и уляжется. Вздёрнул бровь, увидев судьбу камбалы. Он многого ожидал от ангела, берущего с собой в постель рыбину, но не такого.
Это всё объясняло. Если уж исполняющий обязанности бога таков, понятно, почему этот мир так болен и безумен.
- Спящая тушка, ммм... – вполголоса ответил Хаагенти, поэтапно выбираясь из своего угла.
Первым делом он накрыл проклятым носовым платком оставленный на столе меч. Нет, самым первым делом он почесал поясницу, которая зудела уже полчаса, и хрипло выругался, помянув чью-то рогатую бабушку и какую-то метатронову мать. Потом накрыл проклятым носовым платком оставленный на столе меч. Торгаш в Аду клялся здоровьем копыт Люцифера, что ни одно из благословенных созданий не сможет коснуться этого платка или как-то повлиять на то, что будет им накрыто. Хаагенти потратил на этот кусок бледно-тошнотной ткани все свои сбережения и мог только надеяться, что отказ от гулянок на несколько лет того стоит.
Он взобрался на кровать по приставной лестнице и плюхнулся хвостатым задом на живот спящего ангела. Приветственно взмахнул копьём и ухмыльнулся, сминая мимику одиннадцатилетнего самым похабным выражением лица.
- Ну привет, детка. Я же говорил, что свидимся.
Он чуть шевельнул копьём и полюбовался выступающим на горле Метатрона красным сердечком.
- Я ужасно добрый сегодня, поэтому могу выполнить твоё последнее желание. А потом мы будем выполнять мои. Так вот, ты, кажется, голодный? Я вполне могу пожарить сначала твою рыбку, а уж потом тебя.

+2

14

Метатрону снилась сельдь. Она бороздила безграничный океан космоса, ныряла под несущиеся навстречу метеориты, мерялась с кометами хвостами и отчётливо пахла сырой рыбиной. Пока бессознательное ангела грызло ментальный попкорн и смотрело сюрреалистические картины о жизни водоплавающих вне родной стихии, подсознание, функционирующее в режиме автопилота, лениво листало инсталлированный в мозг Метатрона сонник в поисках смысла, сюжета, ну или хотя бы любимой закладки с изображением пузатого демонёнка.
Сонник, недовольный тем, что о его существовании вообще вспомнили, злорадно сообщил, что рыба снится к беременности и захлопнулся, оставив ангела наедине с творящимся в его голове бредом.
Не просыпаясь, Метатрон перевернул импровизированный рыбный компресс прохладным боком к воспалённым глазам и погрузился в сонные раздумья о беременности. Ангел совершенно точно знал, что не заполнял форму 413, а значит, ему можно было не бояться угрозы возникновения потомства, однако странные ощущения в области живота настораживали даже сквозь мутную завесу сноведений.
Метатрон вытянул вбок правую руку и подумал о своём мече. Ничего не произошло. Тогда ангел выкинул из мыслей жареных кабанчиков, перепёлок, свеже испечённый хлеб, арфу, метлу вместе с равносторонней пирамидкой пыли и сосредоточился на мече. Снова ничего.
Огненное орудие восстановления порядка не спешило воссоединяться со своим хозяином по первому зову, что настораживало.
Указательным пальцем ангел сдвинул камбалу чуть вверх, приоткрыл глаз и воззрился на незваного гостя. Трудно определить, от чего именного у Метатрона начался нервный тик – от того, что сон в некоторой степени сбылся или же от наглости демона, посмевшего вторгнуться в личные покои Гласа Божьего.
Ангел учтиво отложил камбалу, нашёл взглядом меч, накрытый какой-то сомнительной чистоты тряпицей, приподнял нахального визитёра за шиворот и сел, демонстрируя мирозданию свою болезненно идеальную осанку.
- Ты снова случился со мной, Хаагенти, - обречённо констатировал Метатрон и поморщился, увидев довольную ухмылку на нежном детском личике.
Тяжело было это признавать, но ангел смерти просто не мог лишить жизни столь юное создание, хоть и отравленное демоническим духом.
- Я обязательно тебя убью, - пообещал Метатрон, опуская мальчишку на постель максимально далеко от себя. – Но, к сожалению, случится это на честном поединке в честь твоего совершеннолетия. Впрочем, Господь милостив, и если за это время ты пересмотришь своё отношение ко всему сущему, я тебя пощажу.
Командовать ангел любил. Точнее, он не умел не командовать.
- Начни смену курса на путь света с готовки, кулинария благостно влияет на характер. И не буди меня, пока ужин не будет готов, иначе я зачитаю тебе трактат о болезнях мочеиспускательной системы. Это крайне подробный и многостраничный трактат.
Ничто не смогло бы поколебать уверенность ангела в том, что он умеет ладить с детьми.

+4

15

Хаагенти глядел на ангела и думал, что ему к лицу даже рыба. Хотя кто-то из кутюрье и мог бы сказать, что камбала – пережиток прошлого, и что модники этого века давно перешли на морские звёзды.
Метатрон наконец проснулся и тут же явил одно из чудес, которое могло бы занять своё место среди тех, что снискали популярность сыну Божьему. Да, отодрать усевшегося верхом Хаагенти – это так же круто и сложноисполнимо, как накормить семи хлебами всех голодных.
Хаагенти так впечатлился, что даже не сразу запустил острые зубы в удерживающую на весу руку.
- И я буду случаться с тобой раз за разом, детка, - разулыбался он, излучая радость, обещание и аромат крови. – Так вышло, что я выбрал тебя в качестве любимого объекта.
Он был готов к тому, что ангел, едва проснувшись, попытается его убить. Или мечом, если платок не сработает, или сломав шею. Или удушив, желательно ногами.
Но тот в очередной раз вёл себя крайне странно.
- Не понял, - сказал Хаагенти. Ступор от фразы «на честном поединке в честь твоего совершеннолетия» начинался ещё со слова «честный». – А чем я тебе сейчас не нравлюсь? Думаешь, я не смогу тебя убить?
Что-то вроде обиды проскользнуло в голосе.
Он мог убить и в пятилетнем возрасте. Да хоть в младенчестве – если дадут погремушку или пелёнку из прочной ткани.
А подобное отношение к врагу было возмутительно. На него стоило пожаловаться в Организацию Объединённых Распрей.
Тут взгляд демона остановился на ключице Метатрона, что показалась из ворота его сорочки. Наверное, ей было интересно. Волна горячей приязни к этой любопытной косточке захлестнула Хаагенти.
«Так, - подумал он. – Совершеннолетие. А до той поры совместный сон, купание и двадцать четыре часа в сутках, которые можно посвящать преследованию Детки. И никаких огненных мечей. Хм, в очереди на тела по мне будут скучать».
- Договорились, - он кивнул. – До той поры я буду жить у тебя. Можешь не выделять комнату, мне нравится твоя кровать. Очень нравится.
Он многозначительно облизнулся в сторону метатроновых коленей. Несомненно, они тоже были открыты для новых знаний.
Хаагенти сполз с кровати, не преминув облапать по дороге ангельскую сорочку. Отсалютовал длинным для своего роста копьём и побрёл в сторону кухни. То, что ждало его там, заставило задуматься о тяжёлых судьбах Зоолушек. И если этим девочкам приказывали всего лишь посадить сорок розовых кустов, то тут пришлось бы сначала отвоевать у диких варваров землю для посадки, добыть из сада стоглавого дракона ростки, украсть у короля огородников лейку и найти воду в пустыне.
- Чего только не сделаешь ради секса и убийства, - вздохнул демон, засучивая рукава.

Суп пах совершенно одуряюще. Каждый обонятельный рецептор приходил в величайшее волнение от этого запаха, а мебель и статуи, не имеющие желудка и даже рта, рыдали от мысли, что им никогда не доведётся вкусить настоящего блаженства. Лучше супа пахло только жаркое. Оно исходило манящими флюидами и обещало новые границы рая и сытности.
Десерт же был настолько прекрасен, что его следовало держать в алмазном сейфе – и всё равно он мог бы послужить причиной масштабнейшей войны.
Хаагенти устроился за низеньким столиком у кровати и с аппетитом ел суп. Уж на что он привык к своему кулинарному гению, всё равно с трудом удерживался от того, чтоб проглотить ложку – ведь на ней остались капли этого божественного супа.
- Детка, ты сказал будить к ужину. Бужу, - сказал он. И бросил ангелу изюмную булочку. – Твой ужин.

+1

16

О том, что дети опасны для здоровья, Метатрон узнал, когда Каин убил Авеля, но в те отдалённые времена он и подумать не мог, что когда-нибудь ему самому придётся нос к носу столкнуться с этой напастью. Точнее – рука к зубам.
Удивлённо оглядев кровавые отметины на коже, ангел пришлёпнул их многострадальной камбалой, а свои колени, непозволительно чётко угадывающиеся под льняной тканью, прикрыл одеялом.
- Я польщён. Наверное.
Не занятая рыбой рука, героически решила послужить опорой слишком резко выдернутому из сна в полувертикальное положение туловищу. Ангельская пятерня собиралась упереться в простыню, но вместо этого наткнулась на бумажную шершавость письма. Подняв бумагу к лицу, Метатрон пробежал воспалёнными глазами по красочным строчкам.
- Так это ты разрушил мой фонтан?
Маленькое и наглое в ответ хмыкнуло с довольной похабной улыбкой.
- Плохо. Наносить вред чужому имуществу, Хаагенти, очень плохо. Ничего, у нас ещё будет время обстоятельно поговорить на эту тему.
Причина, по которой ангел смерти не мог изгнать восвояси настолько диавольское создание, оставалась загадкой даже для Метатрона. Впрочем, он привык доверять своей интуиции, а та крайне убедительно кивала и говорила утешительное - «так надо».
Если мальца Глас Божий всё никак не мог начать воспринимать всерьёз, то с его копьём подобных проблем не было, оно внушало. Не страх, конечно, но расслабиться не позволяло.
- Кстати, тебе следует убрать с моего меча ту грязную тряпицу, её вид не способствует улучшению моего настроения, - отдав распорядительный совет в след ушлёпавшему в коридорные лабиринты мальчишке, ангел посидел немного, обдумывая произошедшее. Ситуация была странной, нелепой и опасной, но ни в коем разе не являлась уважительной причиной для того, чтобы не дать себе доспать.

Булочку Метатрон поймал на подлёте. Не потому что у него была превосходная реакция (хотя была) и не потому что он был обучен всевозможным бойцовским приёмам (хотя был), а потому что такой великолепный запах поднял бы и мертвецов из их уютных подземных пентхаусов.
- Отсутствие манер, безусловно, существенный недостаток, - ангел, ведомый обонянием и укоренившимся чувством голода, выбрался из одеяльного капкана, отложил камбалу, благославив её на вечное плаванье в альтернативных вселенных, и уселся напротив уплетавшего за обе щеки демона. - Но тебе повезло, отныне твоим воспитанием займусь я.
Суп был бесподобен. За такие вкусовые фейерверки простить можно было многое, но только не глумление над статуями имени Метатрона.
- Когда придёт время, я убью тебя быстро, - благородно пообещал ангел, влюблено булькая обеденным ужином.
Возможно, не у всех пути к сердцам проходят через желудки, но Хаагенти повезло – ему попался ангел, любящий гастрономические изыски, справочную литературу и утреннюю порку по воскресеньям.

+2

17

В день своего совершеннолетия Хаагенти проснулся рано.
Так-то ему была уже не одна сотня лет, но он уже привык отсчитывать свои года по возрасту оболочки. Очень удобно.
Проснувшись, он первым делом стащил одеяло с Метатрона и внимательнейшее осмотрел ангела. Признаков ожирения вроде бы не наблюдалось. И хорошо. Не хотелось бы своими руками и кулинарными талантами лишить себя предмета воздыханий.
Убедившись, что форма Метатрона пока отличается от шарообразной, Хаагенти успокоенно вздохнул и прижался к проинспектированному телу. Даже мудрец древности не смог бы определить, чего в этом контакте было больше: уюта, недоступного демонам доверия или незатейливого «давай займёмся сексом, ну давай займёмся сексом!».
Хаагенти отлично изучил все возможности, предоставляемые юной оболочкой. Сияющий взгляд глядел с поволокой, обнажённое тело любовно льнуло и ластилось, сердце преданно стучало с намёком на то, что готово забиться гораздо быстрее и так до самого экстаза.
На правах невинного ребёнка он спал в кровати Метатрона, требовал от него помощи в мытье и лез обниматься из любого положения. Несколько раз теснейшее совместное пробуждение было ознаменовано разговорами типа: «Хаагенти» - «Дааа?» - «Тебе уже семнадцать...» - «Даааа, и я к твоим услугам» - «Тебе уже семнадцать... ТАК ЧТО ВОН ИЗ МОЕЙ КРОВАТИ!!!»
- Метатрон, - выдохнул Хаагенти в нежно-розовое спящее ухо. – Сегодня тот самый день, когда кто-то из нас, я надеюсь, ты, умрёт. Может, отпразднуем хотя бы петтингом?
Раньше он, само собой, пытался воспользоваться тем, что ангел спит, но попытки не увенчались успехом и привели только к дополнительным шести часам морализаторства в комнате для Серьёзных Бесед. Тогда демон решил действовать не так нахраписто. Под ненавязчивостью он понимал верёвки – но и этот метод не привёл к успеху. Оставалось только надеяться на случай и упорство.
Хаагенти твёрдо решил, победив Метатрона, не убивать его, а взять в плен. И брать в плен столько раз, сколько потребуется для достижения взаимности.
Ангел сам способствовал своему пленению. Он учил Хаагенти драться, хотя тот и сам вполне владел воинским искусством – в Аду другие не выживали, на Земле – тем более, и что уж говорить о беспорядках в очереди на тела. Остальные премудрости и разговоры о моральных ценностях благополучно проходили мимо Хаагенти, он слишком увлечённо разглядывал учителя во время лекции, дорисовывая к картине самый пошлый контекст, какой только получалось. Но не всегда. Бывало и так (Хаагенти этого всерьёз стыдился), что он просто смотрел.
Огненный меч и копьё делили с ними постель, лёжа каждый возле своего хозяина. Потянувшись самым развратным образом (нет, не по-кошачьи. Кошки так не блядуют), Хаагенти поддел остриём копья валяющуюся рядом тунику. Перед пленением ангела стоило побаловать и, для разнообразия, внять его увещеваниям о приличном виде.
- Ну что, - он победно и мечтательно улыбнулся, - с днём рождения меня?

+2

18

С тех пор, как Метатрон принял судьбоносное решение и отсрочил казнь демона Хаагенти, прошло семь лет. Семь долгих лет, проведённых под одной крышей и, более того!... Но об этом ангел смерти старался не распространяться даже в мыслях, ведь пока убеждаешь себя, что ничего особенного не происходит, ты практически в безопасности. Подумаешь, спишь в одной кровати с демоном. Некоторые ангелы вон, не имея музыкального слуха, на арфах играют и ничего, совесть не даёт о себе знать. В общем, сила самовнушения у Гласа Божьего ничем не уступала силе внушения, потому он благополучно прожил все эти годы в не совсем правильной компании, в большей степени беспокоясь об экологии и экономике своего поместья, нежели о мелком зубастом вредителе, заведшемся в перманентно свежих простынях.
Метатрон не давал пустых обещаний и все семь лет добросовестно обучал Хаагенти гуманитарным и математическим наукам, этикету, танцам, за которые в приличном обществе не бьют морду. Первое время, когда мелкий демон нарушал установленные в доме ангела правила, порядки, традиции, обычаи, прецеденты, поправки к правилам и, в конце концов, подрывал сами основы здравого смысла, Метатрон прибегал к пенитенциарной системе отношений, и выражалось это в воспитательной порке. Через время ангел смекнул, что сие действо приносит больше удовольствия маленькому нарушителю спокойствия, нежели выполнение учебных заданий и даже готовка. Тогда ангелу смерти пришлось раскрыть весь свой творческий потенциал и придумать целый каталог наказаний для маленьких непослушных демонят.

Сегодня был действительно ответственный, важный день и, дабы лишить себя соблазна нарушить данное слово, Метатрон претворялся спящим до тех пор, пока здорово вымахавший за семь лет Хаагенти не облачился в тунику.
— С днём рождения, — произнёс Глас Божий, сметая демона со своей кровати.
Привязанность – самое неприятное из всего, что случалось с ангелом с момента Сотворения Мира. Столько ответственности, беспокойства и затаённой грусти принесло это доселе неизведанное чувство, что Метатрон хотел поскорее заесть его последним завтраком, приготовленным для него демоном.
— Это тебе, — торжественно произнёс ангел, выпутывая из складок своей многослойной постели тамбурин. — Выписан из Райской Консерватории, будет следовать за тобой из мира в мир.
Вручив демону прадедушку бубна, которого, впрочем, в этом пространственно-временном континууме ещё не существовало, Глас Божий поднялся с кровати с той ноги, что означало – «заточенность меча на допустимом уровне, пламя равномерно распределено вдоль лезвия, осадков в виде серного дождя не ожидается».
— Сначала сытный завтрак, затем обстоятельный полдник, ритуал изгнания демона перед обедом и после - траурный ужин, — провозгласил распорядок дня Метатрон.
Желудок ангела жалобно заурчал, осознавая близящуюся разлуку с яствами, которыми все эти годы его баловал Хаагенти.

+2

19

Сброшенный с кровати Хаагенти приземлился на ноги и тут же взял копьё на изготовку. Но, как оказалось, это не было началом для драки, поэтому демон до поры до времени убрал Нефритовый Стержень за спину.
Смертная оболочка выросла и мастерски управлялась с копьём, и, что важно, Хаагенти уже шесть лет как не приходилось орать своему телу: "да вступай ты уже в пубертат, чтоб тебя!" Вступили уж. Пока без особой пользы, но кто знает. Вот победит Хаагенти, вот эффектно взмахнёт копьём, нанеся удар в двух миллиметрах от шеи ангела... или лучше в одном. Или, если совсем уж покорять так покорять - оцарапнет слегка.
Тут Хаагенти был поставлен перед фактом, что за ним из мира в мир будет следовать тамбурин, и подумал: а можно ведь и попасть. Тогда Метатрон уж точно впечатлится.
- Спасибо, - сказал Хаагенти, на всякий случай осматривая подарок в поисках фривольных надписей или приглашения что-нибудь приятное для обоих прямо сейчас сделать.
Не нашлось. Ангелы такие скучные.
Иногда ему хотелось поймать Метатрона и вдумчиво колотить его статуэткой "Метатрон с веслом" - только ради того, чтоб раскололась твёрдая скорлупа убеждений и идеалов, защищающая мозг от любых шансов хоть раз помыслить нестандартно. Тогда Хаагенти готовил яичницу или омаров - у последних панцирь был так вдумчиво разбит, что они больше походили на кашу. Безумно вкусную морскую кашу с приветом от фрустрации.
Но сегодняшний день не располагал к такому бессильному настрою. Поэтому завтрак был по меньшей мере дивным, а по большей - великолепным.
После завтрака Хаагенти пробежался по своим владениям. Вообще-то, технически собственником являлся ангел, но кого это волновало. Всё прибрано, статуи пощупаны и скучать не будут, в кладовых достаточно пищи, а по всем углам распиханы записочки с напоминаниями. "Если ты читаешь это, значит, ты взял книгу, которую ты всегда берёшь по четвергам, - гласила одна. - Наша с тобой дуэль была в понедельник. А значит, акула во рву уже три дня как не кормлена! Детка, ты так инфантилен, я не могу просто". "Надеюсь, ты не забыл о моих похоронах, эй? - грозно спрашивала вторая, - я назначил их на десять, надень что-нибудь прозрачное и короткое". "Детка, а ты никогда не думал, что я мог с тобой что-нибудь делать, пока ты спишь?" - тонко намекала третья.
Накрывая пятую перемену блюд для полдника, Хаагенти замер, вручив ангелу тарелку, но не отдавая её полностью.
- Если случится невероятное, - начал он, ничуть не показывая, что ему при каких-нибудь условиях может быть не по себе, - выпадут дожди из ангелов-стриптизёров, а на горах засвистят стаи перелётных раков... В общем, если ты меня каким-то чудом всё-таки победишь и убьёшь, не забывай вовремя есть. Четыре раза в день - это минимум, на который согласен твой желудок. Смотри мне, если к следующему моему визиту на тебе будет нечего пощупать, я убью тебя боевым кексом в пищевод, минуя глотку.
Почесав гордо несбриваемую щетину, он ухмыльнулся и повёл копьём.
- Доедай быстрее и пойдём решать, кто тут папочка.

+3

20

В тот злосчастный год Метатрон впервые заподозрил в себе сентиментальность. Как выяснится несколькими столетиями позже, благодаря Хаагенти Гласу Божьему придётся в будущем познать множество доселе неизвестных чувств и эмоций. Но это потом. Сейчас же Метатрон доедал остатки роскошного обеда, скорбел и, пребывая в полнейшей растерянности, ощущал чувство вины. Он ведь мог не убивать демона, жили же они бок о бок столько лет. Однако, чем взрослее становился Хаагенти, тем сильнее была потребность Искоренить Зло. Рано или поздно это всё равно бы произошло. Хотя не исключено, что и тогда бы Метатрон скорбел. Сидел бы точно так же в увитой виноградом беседке и размышлял о концепциях Добра, Зла, Вселенной и Всего Остального.
Хаагенти всего два часа как пал в честном бою, а Метатрону без него уже было грустно. Непозволительная сентиментальность по отношению к демону, тем не менее, не вызывала у ангела угрызений совести. В отличие от убийства. К тому же, сражался Хаагенти просто отлично. Поэтому Метатрон жевал, скорбел и гордился одновременно. И так до самого вечера. А через пару лет, поняв, что необъяснимая тоска отказывается покидать возвышенное создание, решился на беспрецедентный шаг – разбавил коллекцию статуй имени Метатрона мраморным Хаагенти во весь рост. С копьём и похабной ухмылочкой. Чтобы не забыть эту хитрющую физиономию и лет через пятьдесят, когда демон снова возникнет на пути занятого решением важнейших вопросов мироздания ангела, перед тем как убить, накормить хорошенько, выспросить, как дела и снять мерки для новой статуи.

+1


Вы здесь » Задверье » чердак; » Метатрон и Хаагенти: начало.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC