Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » сразу за веником налево; » как прекрасны и молоды мы были


как прекрасны и молоды мы были

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

В этой теме выкладываем фрагменты старых отыгрышей с других ролевых, дабы коллективно поржать/пофейспалмить/повосхищаться (нужное подчеркнуть).

Примечание: прячем всё под спойлер.

0

2

Итак, Мишель сказала, что мы слишком прекрасны, чтобы скрывать это от остальной части форума, посему... Это Лондон, детка!
Позвольте представить сыщика скотланд-ярда - Элроя Джея Кадмана, что характерно для меня с аватарками я не заморачиваюсь хД

Вот он какой|Спрятать наглую морду

http://uploads.ru/t/K/V/G/KVG6H.png

И его упоротого ирландского помощника Йена Куни

Упорот?|Упорот!

http://uploads.ru/t/v/o/3/vo3MJ.gif

Варнинг 11 вордовских страниц. Я проверял.
Место действия квартира ирландишки. Само ее описание тоже весьма эпично :

Тут красиво|Я обманул

Пятиэтажка, сбежавшая из Бруклина 83-го года, да так и застывшая во времени и пространстве. Сзади гетто, спереди завод, слева свалка, на первом этаже круглосуточный магазинчик и аптека по совместительству. Квартиросъемщики колоритны и характерны: за левой стеной двухкомнатной квартирки живет семья настоящих афроамериканцев (афроангличан?), состоящая из дородной домохозяйки по имени Марта Джонс (о, ирония), готовящей пахучие на весь подъезд блюда и орущей вечерам на забитого мужа, собственно мужа и двоих несносных детей; за правой стеной живет мусульманская семья недавно приехавших на пмж арабов; соседи снизу - подозрительно тихие китайцы, работающие на соседнем заводе; квартира сверху снимается шотландским студентом-нищебродом с подозрительно доступным незасекьюренным вайфаем (нищеброд-миллионер?).
Квартира номер восемь однобедрумная, с кухней, залом и совмещенным санузлом.
В спальне полуторная кровать с жестким матрацом, лаптоп на прикроватной тумбочке из икеи, палас, прикидывающийся циновкой (фэншуй!), телевизор на комоде, кошка с поднятой лапой на телевизоре (опять же, фэншуй), сувенирный девяти-дюймовый ТАРДИС на небольшой книжной полке между "Песнями далекой Земли" и "Любопытным Джорджем" (ТАРДИС является фронтиром между двумя воюющими территорями), шкаф с одеждой, которую нельзя уложить в комод.
Характерная особенность: мятая одежда на полу, коробка бумажных салфеток где-то рядом.
В зале еще один телевизор (плазма, о да), полка с двд- и блюрэй-дисками, проигрыватель, стереосистема, раскладывающаяся софа, старое удобное кресло, модный заляпанный чем-то ковер (из секондхэнда) на полу, плотные шторы на окнах, огромное количество макулатуры на журнальном столике.
Характерная особенность: стационарный телефон на полу с перерезанным кабелем; среди макулатуры тонна газет с дырками вместо статей; одна стена в цветных стикерах и фотографиях мест преступлений, имеет на себе карту Лондона с цветными кнопками на ней и изрисована маркером стрелочками между стикерами, картой и фотографиями.
Ванная комната ничем особо не примечательна. На полу резиновый палас.
Характерная особенность: самая чистая комната в квартире.
Кухня как кухня, все из икеи. Холодильник большой, иногда в нем есть не только пиво, но и еда. В хлебнице иногда есть хлеб, в масленке - масло... ну вы поняли. Стол маленький, квадратный, у стены, с тремя стульями. На стене около плиты огромное черное пятно смутного происхождения. Под раковиной ловушки для тараканов, все как у людей.
Характерная особенность: в прошлом часто использовалась не по назначению; стена, у которой стоит стол, усеяна вырезками и распечатками о деле Сорокера.

Собственно инжой:

Ехал спойлер через спойлер|...я устал.

Кадман: Элрой точно знал, что за сволочь поставила будильник на целых одиннадцать часов.
Нет, вы не подумайте плохого. Как практически примерный сыщик Скотланд-Ярда мистер Кадман обычно вставал в восемь, а то и в сорок пять минут восьмого. Но сегодня же был первый за несколько лет полноценный выходной! Те дни, когда бравый полицейский просто не ходил на работу, прикидываясь больным - не считаются. Те дни он потратил с пользой на комикконвенте, а это вовсе не означало равномерно распределенный отдых для души и тела. Конец лирического отступления.
В общем, сегодня Элрой собирался спать до победного. Он отлично подготовился к этому: положил две подушки, вместо одной; поставил рядом стакан воды, чтобы не вставать если что; одел на глаза охлаждающую повязку для сна; и самое главное до шести утра пересматривал шестой сезон Доктора Кто. Но эта ирландская сволочь как всегда всё испортила. Давно их всех нужно было попересажать в псарни, где им самое и место.
Нет, вы не подумайте плохого, мистер Кадман вовсе не был расистом. Просто при виде ирландца ему хотелось разбить об него бутылку с их любимым элем и скормить голодным лепреконам. Так получилось. Конец лирического отступления.
Поставить будильник на одиннадцать - верх подлости. Да еще и сожрать всё, что было в холодильнике. То есть последнее яйцо, о чем говорит его отсутствие в холодильнике и пригорелое присутствие на грязной сковородке. Чертов ирландец! Давно его нужно было посадить, благо поводов была уйма.
Элрой глянул на стену, где были живописно расклеены квадратики с пометками об убийствах. Как и всегда взгляд сыщика был полон стремления искоренить всю преступность, но чувство голода взяло вверх над чувством вселенской справедливости, и взгляд сместился в сторону электрического чайника. Как и всё в этом пристанище, чайник был несколько покалечен то ли временем, то ли этим ирландцем, и включать его приходилось деревянной палочкой, чтобы не дай бог не шибануло током. Однако деревянная палочка, спички и даже старый деревянный раскуриватель куда-то испарились. Если бы Элрой был более впечатлительным, он бы решил, что это происки правительства, бастующего против его единственного выходного.
Нет, вы не подумайте плохого, мистер Кадман любил королеву и даже Гордона Брауна периодически, но иногда ему казалось, что для отважного сыщика, который раскрыл уже не один десяток дел, правительство обделяет его своим вниманием, выходными и зарплатой. А теперь еще и все деревяшки из дома куда-то делись. Конец лирического отступления.
Холодный чай и очередная серия Доктора, тоже не так уж плохи. Да и спать он привык не больше, чем пять часов в сутки и это при удачном раскладе. Поэтому всё шло не так уж плохо, если бы не одно "но".
Иен Куни пропал.
Конечно, весьма опрометчиво делать заключение, что человек пропал, не найдя его в спальне в одиннадцать часов утра, но это ведь был Куни... Если в шесть часов утра он был в доску упитый, как и его сослуживец и непосредственное командование, то в одиннадцать часов он точно должен быть у себя в комнате. Или хотя бы у себя в квартире. Но проверив ванную и заглянув в кладовку, Элрой обнаружил лишь, что в квартире Куни нет даже ботинок Куни, не говоря уже о нем самом. Дело становилось всё страньше и страньше...

Куни: Сегодня был особенный день.
Иен неспешно поднимался по лестнице, привычно перешагивая через каждую вторую ступеньку. Руки в карманы, маниакальную улыбку на лицо. На самом деле, радостную, но у Куни улыбка выходила исключительно маниакальная, как он не старался. Наверное, это все из-за особенности этого особенного дня. Или из-за вчерашнего способа проведения досуга, хотя пил он часто, а улыбка маниакальная... да, впрочем, она тоже частенько посещала его лицо.
Сегодня был особенный день. Не такой особенный, как, например, День Рождения, но, тем не менее, Иен не собирался упускать возможности отпраздновать.
Он поднимался по лестнице - лифт снова не работал - и пытался в голове сосчитать, сколько денег он сегодня может позволить себе потратить на всякие плотские и прочие удовольствия. Пока выходило, что немного - на интертейнменте стоило сэкономить, если он не хотел снова задолжать своему лэндлорду. Можно было, конечно, одолжить немного денег у своего начальника (раз уж он все равно у него живет, нахлебник), но Иену так не хотелось с ним связываться... по крайней мере, еще больше.
Сегодня, в этот особенный во всех отношениях день, ради разнообразия, Иен вышел на улицу не потому, что ему надо было на работу, а как раз потому, что у него был выходной. Он даже свой мобильный телефон не стал кидать в стену, когда в половину десятого он истерично завопил из-под подушки темой опенинга из "Scream of the Shalka" - а ведь рефлекторно замахнулся (но вовремя остановился). Похмелье еще не накрыло - и ладно, оптимистично рассудил бравый скотландярдовец, быстро оделся в то, что было вчера любовно сложено бесформенной кучей на полу, завел начальнику будильник (а чего он с такой довольной рожей дрыхнет?) на примерное время своего возвращения, пожарил последнее яйцо, съел его (удивительно!), взял кошелек, ключи, и тихой сапой покинул свое жилище.
Иен преодолел последнюю ступеньку и, шебурша целофаном, повисшем в виде пакета на его левой вкарманенной руке, открыл дверь в квартиру (сначала ключом, потом ногой). Дверь была из тех, что легко поддается на уговоры и паникует при виде ботинок - она покорно и со стуком вжалась в смежную к дверному проему стену.
- Дорогая, я дома. - с порога заявил достойный сын своей матери, разуваясь и, заодно, скатывая носки - он был из тех людей, которые считали, что если есть возможность ходить босиком - нужно ходить босиком. Тем более, ему не хотелось пачкать свои прекрасные туфли или почти чистые (только третий раз надел со стирки!) носки, а в его квартире это было более чем возможно. Носки целеустремленно полетели в сторону ванной комнаты, Иен неторопливо прошествовал в сторону кухни.
- Как спалось? Как проснулось? Хм? Как оно, вообще? - радостно-мстительно-возбужденно затараторил ирландец и торжественно извлек содержимое пакета на стол.
Бутылка дорогого коньяка и торт в форме свернувшейся калачиком кошки смотрелись в этой квартире более, чем странно.

Кадман: К тому моменту, как из коридора раздалось радостное восклицание всех правильных британских мужей, Элрой успел обложиться телефонными книгами с желтыми, обычными, и даже со слегка потрепавшимися страницами, двумя мобильными телефонами (личная старенькая Нокиа и новая, но очень плохая, рабочая Блюбёрд), холодным чаем, картой Лондона, схемой метро и сигаретами, которые сыщик не курил, но ему очень нравилось сидеть с пафосно-задумчивым видом и сигаретой в руках. Каким-то образом в эту груду полезных для работы сыщика вещей затесался лягушонок Кермит.
- Ты где был? - чутье сыщика подсказало мистеру Кадману, что этот ирландишко ответит "Бегал", поэтому он решил побыстрее сменить тему, шаркая тапочками в сторону кухни - Хм... Инопланетяне ставили над тобой опыты, да? Коньяк? Торт? Торт в виде кошки?! Да, всё определенно сводилось к тому, что некая внеземная цивилизация похитила Куни рано утром, пока тот был не совсем вменяем, но уже успел немного протрезветь (иначе, для опытов он был бы совершенно не нужен),  заменили его копией, возможно даже сняли с него кожу, одели на своего соотечественника и отправили обратно на Землю, забыв загрузить в его мозг поведенческие особенности ирландца.
Ладно, он встал рано утром - это еще куда ни шло, всякое случалось в этом мире. Но коньяк и торт - это слишком. Это как если бы Кадман принес домой пингвина, поцеловал Куни в щечку перед сном и сказал, что теперь их трое и этот маленький будет жить с ними. А потом еще добавил, что он, конечно, не настаивает, но может быть ему начать выплачивать Иену квартирную плату за каждый месяц.
Элрой ткнул ирландца пальцем в предплечье, затем ущипнул, пытаясь оттянуть кожу больше, чем это позволяет делать человеческая физиология. Нет, всё в порядке. Может быть они ставили эксперименты над мозгом и случайно повредили ассоциативную зону мозга? Дело становилось все страньше и страньше...

Куни: Иен со злорадной удовлетворенностью отметил, что начальство явно не выспалось и еще явнее, кхм, удивилось. Не то что бы ирландцу нравилось эпатировать публику (хотя свою долю удовольствия он получал даже в самых сомнительных мероприятиях), но это же был Элрой Джей Кадман, а ведь не позлить или не поиздеваться над таким замечательным во всех иронических отношениях человеком было все равно что погрешить против себя. Как говорится, соблазн был слишком велик - а кто он такой, чтобы отказывать своим соблазнам?
Иен считал себя человеком честным и благородным, поэтому знал, что разочаровывать себя - это ниже его достоинства.
- Коньяк и торт, - он повернул начальству для лицезрения свою небритую довольную рожу. Хорошо, что он не догадался с утра побриться. - Коньяк, прошу заметить, дорогой, а торт, смею надеяться, вкусный.
Щипки и тыканья он с достоинством проигнорировал.

Извлекая торт из прозрачного защитного ребристого пластика, Куни вдруг понял, что так и не придумал достойного "официального" повода торжеству. Можно было, конечно, сказать правду - мол, так и так, вот я, ровно в этот день, ровно десять лет назад представил миру свой первый научный проект под кодовым названием "Кошка-талиб". "Испытания прошли успешно, проект, как гениальный в своей смелости и неповторимости, выиграл первую полосу местной газеты (о да, я стал знаменит), я, как главный и единственный научный руководитель, выиграл бесплатную экскурсию в местное отделение, где провел следующие три дня и отпраздновал свой День Рождения с этими веселыми ребятами в смешных шапочках. Поэтому сегодня мы будем пить дорогой алкоголь и кушать торт во славу героической Флаффлс, которая сделала этот счастливый и значимый для меня день возможным".
Мог, конечно, сказать именно так, но лимит эпатажности был на сегодня исчерпан, да и не был Иен тем из подонков, которые любят высказывать людям шокирующие факты из их биографии прямо так, в лоб. Иен был тем из подонков, кто всем прочим развлечениям предпочитал тонкие.
- У меня юбилей, - скромно и расплывчато пояснил террорист с десятилетним стажем, - формулировка была что надо, - и жестом трезвого фокусника (сравнительная трезвость гарантировала удачный исход фокуса) достал из опустевшего и сдувшегося целофана две отлитые в форме цифр "1" и "0" свечки. Он сначала хотел купить четыре свечки, чтобы составить "1010", но зажмотился и решил не выпендриваться сверх меры.
Ставший окончательно ненужным пакет в скомканом виде полетел в сторону мусорного бака, а Иен начал похлопывать себя по карманам, в поисках зажигалки. Зажигалки в карманах не наблюдалось, что было более, чем странно.

Кадман: Хотелось бы начать сразу же с лирического отступления. А чего тянуть кота (какой символизм) за хвост? Времени нет, мы опаздываем, опаздываем, и королева отрубит нам голову.
Когда-то у Элроя Кадмана была шикарная квартира где-то около Мэйфера. Конечно, весьма странно, что сыщик Скотланд-Ярда живет в околомэйфере, однако не смотря на всеобщие заблуждения, за каждое раскрытое дело, сыщики получают довольно крупную сумму по безналичному расчету. А сколько еще можно списать на производственные расходы... Плюс, когда квартира в подобном месте продается за-любые-деньги-которые-вы-готовы-предложить-лишь-бы-быстрее - это отличный повод потратить все накопленные капиталы не на отвертку, а на жилье. Квартира под грифом "всё включено", даже забытый хозяином ящик дорогостоящего коньяка, это ли не подарок судьбы? Но деткам малым на поучение и взрослым на заметку - никогда, ни за какие сокровища мира не приглашайте Иена Куни на новоселье. Даже, если кроме него вы можете пригласить только своего кузена-стоматолога. А кто любит зубных врачей? Их странные шутки про десны и зубных фей с каждым выпитым стаканом виски всё больше начинают напоминать застенки СС-лойте. И тем не менее, пригласить Иена Куни было огромной ошибкой. Как и покупка квартиры без страховки. В общем, квартиру Куни спалил до тла, и коньяк с тех пор мистер Кадман больше не пил. Нет, не из-за плохих ассоциаций - просто все деньги уходили на ремонт квартиры, который уже полгода как стоит на отметке "хозяина, мы белить потолок, а он отвалиться", и на коньяк банально не хватало средств. Конец лирического отступления.
Элрой Кадман подозревал, что у этого ирландишки под матрасом храниться миллион футов стерлингов, не меньше. Потому что у него всегда чудесным образом находились деньги на выпить, периодически даже на закусить, а так же на компромат в виде травы, на что доблестный сыщик закрывал глаза, чтобы в будущем использовать это в своих корыстных целях, о которых были осведомлены только он и Кермит. И мысль о том, что "он знает - водка будет, он знает - пьянке цвесть" грела душу, как центральное отопление.
Вот и сейчас душа, радостно затренькала на арфе (хотя в его случае это скорее старенькая акустическая балалайка), при виде янтарной жидкости в пузатой бутылочке. Это вам не какой-нибудь "Солнцедар" или "Три семерочки" (тема осведомленности в видах коньяка бывшего Советского Союза будет затронута в следующий раз). Это практически "Генри четвертый"!
- Юбилей. Ясно. - если было что-то, за что Элрой мог полюбить этого ирландца - его немногословность в столь важных вопросах. Любой другой на его месте тут же принялся объяснять, какой юбилей, юбилей чего, сколько и как ему это все дорого, и как он благодарит всех присутствующих, родителей и Бога.
Сыщик ушоркал тапочками обратно в комнату, взял сигареты, мобильники и подшивку дел, с номерами телефонов и фотографиями всех пострадавших, свидетелей и прочих преступников.
Это уже был своеобразный ритуал: напиваться и звонить женщинам, которые когда-либо и как-либо фигурировали в делах, которые вели Кадман и Куни. "Это жалко" - скажете вы, и будете правы. Но скотландярдовцам было весело, а моральные устои у них всегда были слишком локализированы.
- А я тут анекдот вспомнил в тему, - крикнул Кадман из комнаты и вновь пошаркал тапочками на кухню, с трудом удерживая в руках вещи, - Встречаются, значит, два старых приятеля за очередной пинтой пива в пабе. Один, значит, говорит:
- Чувак, у тебя проблемы с выпивкой!
Второй, глядя на него едва сфокусировавшимся взглядом:
- Черт возьми, у меняяя неееет никаких проблем!,
- сыщик положил подшивку на холодильник, туда же закинув до поры до времени мобильные телефоны, - А первый ему отвечает:
- Черт возьми, есть! - Не не не, смари,- говорит ему друг, - У меня нет никаких проблем с выпивкой. Я пью... Я напиваюсь... Я падаю. Никаких проблем!
Сам рассказал, сам посмеялся, сам разлил коньячок в рюмки. Нет, Элрой знал, что коньяк пьют из таких пузатеньких бокалов и при этом смотрят на пламя, разгорающееся на поленьях в камине. Но в том-то и было очарование их совместного с Куни проживания, что у них на все случаи жизни были только рюмки и бутылки с пивом. А о камине они и вовсе не думали.
- Ну, за твой юбилей, чтобы это не означало на твоем диком ирландском акценте.
Как ни странно, в этот раз дело прояснялось.

Куни: - За мой и только мой, - за то время, как его собутыльник и коллега разливал янтарную жидкость по рюмкам, Иен уверенным жестом художника-декадента воткнул тортокошке свечи в глазницы и, найдя традиционно запрятанную зажигалку в принесенной пачке никотиновых палочек, зажег их. Эту инсталляцию можно было бы выставить в "Антрессоли". - И анекдоты у тебя такие же недобородатые, как и ты сам. Смирись с тем, что ты алкоголик, просто смирись, прекрати впадать в ироническую депрессию. Это хорошим еще ни у кого не кончалось.
Если бы какой-нибудь начинающий сталкер за ними наблюдал достаточно долгое время, чтобы сделать для себя некие выводы, то он бы удивился тому, насколько отчужденно смотрятся и ведут себя два упертых индивидуалиста в одной комнате. Один сам себе рассказывает анекдоты, второй сам себе ставит и задувает (с нескрываемой ностальгией) свечи, никто ни к кому не лезет в душу, все довольны. Если бы сталкер понаблюдал еще чуть подольше и был бы более опытным, то он бы понял, что довольны далеко не все, и симбиоз не так удачен, как может показаться на первый оптимистичный взгляд. Но сталкеров не было, а шторы задергивались плотно и с молчаливого одобрения обоих сторон, что могло на что-то намекать, а могло и не намекать - все эти молчаливые согласия и одобрения прописались в квартире вместе с въездом нежелательно гостя - политика относительного невмешательства работала хорошо как нигде, полутелепатическое общение здесь было нормой, да и для двух откровенных интровертов это было настолько же естественным, как ежеутренняя головная боль или отсутствие продуктов питания в холодильнике.
Они выпили, закусили авангардно разрезанным тортом (торт, к вящему удовольствию и легкому удивлению, оказался действительно сносным - сочный корж, не сильно много крема, никаких лишних привкусов вроде миндаля или корицы), и тут ирландец вспомнил, что он, вообще-то, хотел разбавить этот холостяцкий антураж некоторой долей утонченного пафоса - то бишь наварить кофе и влить коньяк уже туда. Сначала легкое разочарование отразилось на его помятом лице, потом его лицо посетила его же раскрытая ладонь, а совсем за секунду до того, как начать говорить, Иен еще и зажмурился - так неприятно ему было осознавать, что даже в такую знаменательную дату он ведет себя в крайней степени по-раздолбайски... на самом деле, конечно, ему было все равно. Но от лишнего драматизма еще никто не умирал.
- Знаешь, я вообще-то думал больше о ... - он откусил еще кусок торта, подбирая слово и жестикулируя свободной рукой. - Ну, не просто нажраться, как мы обычно это делаем. А нажраться с пафосом. С размахом, что ли. Посерьезней надо быть. Вот, как мы твое новоселье праздновали! - за соженную квартиру он себя ответственным не чувствовал - кто ж знал что эти модные дизайнерские обои так быстро воспламеняются? У Иена всю жизнь стены исключительно в краске. - Старик, у меня юбилей, вообще-то, круглая дата! А, ну тебя... за Флаффлс, земля ей пухом.
Куни сурово опустошил вторую (не иначе, как магическим образом наполнившуюся) рюмку конька, и задумчиво закусил остатками торта в руке. Действительно, интересно - Флаффлс вообще земле предали? Интересно, как они ее по бетону собирали... Иен представил, как с брезгливым выражением лица худосочная женщина в летах, Мисс Лиггингс, что постоянно его шугала, орала на него и отчитывала его, словно он был ее собственным сыном, ругалась с его родителями и грозилась позвонить в органы опеки... (отец наверное ей много заплатил, чтобы она в суд не подавала на причинение морального ущерба) как она своими пальцами-веточками отскребает остатки своей кошки, которой доставалось побольше, чем Иену, от идеальноровной поверхности забетонированного бэкярда, шипит сквозь зубы... да нет, скорее она просто налила чистящего средства, а потом прошлась струей воды под напором из шланга.
Куни даже стало немного брезгливо (противная тетка) и стыдно. На целых три секунды. Но он быстро успокоил свою совесть тем, что бедной Флаффлс было намного лучше там, в кошачьем раю. О, ирония - из своей ненависти своим непотребным хулиганством, он, фактически, совершил хорошее дело. Тут рука Иена снова потянулась к фейспальму - все было как-то неправильно, не так, и вообще не состыковывалось.
Он налил еще коньяка и выпил, не закусывая.
- Ладно, не важно. Жизнь все равно дерьмо, пошли звонить девочкам, - он схватил с холодильника заветную папку с телефонами и переместился на стул.

Кадман: "Флаффс. Флаффс. Мягко? Пушок?" - дело вновь становилось странным, принимая неожиданные обороты, - "Итак, что мы имеем: Флаффс, тортокошка, торжественность события, свечи воткнутые кошке в глаза и юбилей. Интересно, интересно..."
Анализировать всё на свете это было не хобби, не работа и даже не стиль жизни. Просто естественная потребность как принятие пищи, выпивка, просмотр Доктора или просмотр Доктора с выпивкой и закуской.
Итак, флаффс и тортокошка явно связаны тем, что оба относятся просто к кошке.
Исходя из жизненного опыта и статистики, Флаффс самая распространенная в Англии кличка для кошек, котов, а иногда даже собак мелких пород. Кроме чихуахуа. Чихуахуа это вообще не собаки, это просто глупое название.
А форма торта говорит сама за себя, из-за чего не приходится прибегать к статистике.
Следующее: торжественность события и юбилей. Тут вообще все просто. Юбилеи они всегда торжественны, даже если это годовщина смерти. Смерти... Свечи. Кошка. Кошка. Свечи. Юбилей со дня смерти.
Сыщик задумчиво вылил остатки коньячка себе в рюмку, тут же одним глотком осушил её и покосился на Куни.
Кадман никогда не интересовался жизнью своего подчиненного. Он никогда не интересовался жизнью даже лягушонка Кермита, что уж говорить о каком-то ирландишке. Если брать во внимание привычки Иена, его образ жизни, внешний вид, вид его квартиры - скелетов в шкафу у него больше, чем на Хайгетском кладбище. И это если не учитывать тех скелетов, которых он рассовал по чужим шкафам.
Тяжко вздохнув, Джей переместил пустую бутылку из-под коньяка под стол, заменив ее на литровую не откупоренную бутылку мартини.
И вновь лирическое отступление, которого все так долго ждали.
Не смотря на то, что Элрой Джей Кадман был целиком и полностью гетеросексуален, его любимым коктейлем являлся яблочный мартини. В идеале ингредиенты сего напитка таковы: яблочный ликер, водка, сок лаймика, яблочный сок, мартини. Чаще всего у них в доме появлялись два ингридиента: водка и мартини. Но иногда, еще и сок! Это был праздник для души, тела и остальных напитков, участь которых (быть выпитыми) откладывалась на несколько часов. Как выяснилось, Куни тоже не был против этого коктейльчика. Гетеросексуальность полицейских ставилась под сомнение.
Конец лирического отступления.
Сегодня же, водки не было. Только мартини и сок. Но когда такие мелочи останавливали Скотланд-Ярд?
Элрой торжественно извлек из недр мойки два бокала для мартини. Да, помимо рюмок у них еще были и они. Но данная утварь была в столь непотребном состоянии, что о ней даже стыдно упоминать, не то что уж пить из нее. Однако, когда такие мелочи... Вы поняли.
- Ты... - Элрой протянул подчиненному яблочный мартини, - Ты убил кошку?

Куни: (мне надоело выделть прямую речь, а тут ее много) - Я? Убить? - слова вроде подразумевали праведный гнев оскорбленной невинности, но голос эмоций добавить как-то не добавил. Что ставило под сомнение все выше и ниже сказанное. - Кошку? Ты имеешь в виду, хладнокровно, ножом или кирпичом? Или даже отцовским дробовиком, который он хранил на антрессолях? - Иан благодарно кивнул головой и выпил в два с половиной глотка предложенное мартини. Коктейль был сладким, яблочным и алкогольным, и просто вопил о недостатке компонентов в его сладком яблочно-алкогольном нутре. - Нет, ты что, за кого ты меня принимаешь.
Иан отставил бокал и взял еще торта. Если он сегодня не заработает себе диабет, то, так и быть, сдохнет где-нибудь в подворотне, нажравшись в очередной раз или закинувшись какой-нибудь романтичной декадентной дрянью. Смотреть люсидные в своей прозрачной цветастости и сомнительном происхождении сны, лежа в луже под забором не дойдя (а точнее, не доползя) до подъезда собственного дома каких-то пять метров - что может быть романтичней и декадентней? В самом деле.
- Ты меня прямо каким-то живодером выставляешь, - чистой (сравнительно. Той, что не была в торте) рукой владелец тысячи и одного скелета лениво листал страницы подшивки со свидетельницами и прочими сочувствующими. - Все было совсем не так, все было с фейерверком, шлюхами и блэкжэком. Ну, кхм. - Тут Иен слегка смутился и почесал нос пальцем, который по странному (действительно) стечению обстоятельств оказался слегка в креме. - Это был научный проект, вообще-то. Обо мне даже в газете писали. Я был слегка ботаником, когда учился в старших классах.
"Было бы эффектно добавить, что врать я научился там же, но это будет еще большим враньем, чем "научный проект". Ох, Флаффлс, все, чтобы сберечь твою честь от посяшательств этой небритой рожи."
Поведя истинно ирландским носом (что бы этот стандарт ни значил), хозяин квартиры навострил уши. Вообще-то, он хотел вытереть нос. Но, опять же, странное стечение обстоятельств... иногда Иену казалось, что стоит поберечь себя, после таких вот странных сцепленных рефлексов.
Телефон завибрировал "Боже, храни королеву" внезапно и зловещще. Ирландца всегда пугал этот момент - мелодия еще не началась, жидкий экранчик на пластиковом тельце микросхем еще не засветился своей неоновостью, а вибрация уже вибрирует во все свои скромные возможности.
Реакция, не смотря ни на какие эксперименты у Куни была отменная.
- Ого, Кадман, тебя хотят! - слегка офигевшим тоном сообщил ирландец, отпихиваясь от своего начальства и прикрывая ладонью дырочки микрофона. - Экхм. Ола, синьорина, - это уже в трубку, таким же офигевшим но чуть более уверенным и наглым тоном, прикрывая ладонью рот начальству. - Иль мио номе е Иен. Эээ... - На этом познания в испанском-итальянском у ирландца неожиданно для него самого закончились. - Не хотите ли вместо Элроя заиметь в кафе на парочку чашек каффелатте более симпатичного и молодого презентабельного ирландца? Элрой Кадман сейчас слегка небрит и немного ... занят.

Кадман: Если Куни говорит о научном эксперименте, это значит, что он кого-то утопил в соляной кислоте. Или взорвал. Или решил проверить, как переменный ток влияет на живой организм. Или всё сразу, что представлялось наиболее вероятным, чем его наглое вранье про то, что он был ботаником.
Однако, если предположить, хотя что уж там предполагать, наверняка оно так и есть... В общем, при существовании параллельных вселенных, в одной из них вполне может быть Куни-ученый. Скорее всего он так же безбожно пьет, закидывается всякой дрянью и ирландец, но вместо ловли преступников, занимается ловлей потерявшихся нейтрино. Скорее всего он участвовал в создании адронного коллайдера. Или опасного вируса, который превращает людей в зомби. Или, если предположить, что в той параллельной вселенной развитие науки и техники немного заторможено, Куни, наверняка приложил руку к созданию водородной или атомной бомб. Совершенно невозможно подумать, что его неуемная энергия, которую в этой вселенной он тратит на выпивку, в любом из параллельных миров направлена в мирное русло. Это так же абсурдно, как предположить, что в одной из вселенных он, Элрой Джей Кадман, ирландец.
Детектив недовольно покачал головой, отгоняя образ того ужасного места, где этот ирландишко может стать ученым. Скорее всего, анархия там действительно мать порядка, а вместо королевы и премьер-министра, во главе Англии стоит президент. Кошмарное место.
Почему-то звонку на рабочий телефон в свой единственный выходной, Кадман нисколько не удивился. Как же можно позволить доблестному сыщику отдохнуть от бесконечных трупов, замешанных на кокаине и миллиардах Евро загадок и, его любимое, таинственная пропажа людей, которые, как чаще всего и бывает, просто засиделись в пабе с друзьями, и теперь голыми и в полном беспамятстве направляются в кузове грузовика в Йоркшир. Личный опыт. Куни давно пора было уволить. Ну, или прекращать пить вместе с ним. Что на пьяную, что на трезвую голову, Иэну всегда приходят экстраординарные идеи. Вроде: "А давай проверим как хорошо твоя новая квартира защищена от пожаров?!". Детектив устало коснулся виска, покосился на доску, где были собраны материалы о Сорокере и решил, что даже этот человек гораздо надежнее, чем ирландец.
- Ого, Кадман, тебя хотят! - да, определенно это предложение вызывало гораздо больше интереса, нежели очередной труп в квартире на каком-нибудь отшибе, вроде как у них с Куни.
Чертов изворотливый ирландец! Как-нибудь ночью ему нужно будет перерезать сухожилия... или сделать что-то менее кровавое. Но нельзя же быть настолько вертлявым! Змеи и те поспокойнее будут.
- Экхм. Ола, синьорина. Иль мио номе е Иен...
От неожиданности Кадман даже опустил занесенную над головой Куни бутылку из-под коньяка. Не то, чтобы он действительно ударил своего подчиненного... Хотя... Нетнет, конечно же нет. 
Так вот, удивление Кадмана было вполне обоснованно. С чего бы вдруг ему звонили итальянцы?! Нет, интерпол, конечно, организация интернациональная, но... В голове почему-то тут же всплыло красное платье. Дело становилось всё страньше и страньше.
- Кадман на проводе. - вовремя подсунутая под нос Куни бутылка с мартини когда-нибудь спасет мир от разрушения, - А почему собственно на проводе? Ведь нет... Хм... Неважно. В общем, слушаю.

Куни: - Если ты думаешь, что ты откупился от меня мартини, - Иен с тоской посмотрел на всученную тару. "То ты глубоко ошибаешься," - закончил он в мыслях, глотая спирит. Спирит без сока был конечно совсем не тем, что могло бы усладить вкусовые рецепторы или хотя бы заткнуть нудящий на одной ноте "я такой нищеееброоооод" вау-импульс, но зато он бодрил дух (изящный каламбур!) и заливал всю фрустрацию этаким теплым байковым колючим одеялом.
- То я не знаю, как тебя вообще поставили следователем! - вслух закончил Иен, максимально громко и максимально близко к коллежьему уху. Конечно, всегда была вероятность (и довольно большая), получения, ну, например, хука в ухо собственное, но разве не в этом радость межличностных интеракций?
Разве не постоянном напряжении, накале человеческих эмоций раскрывается лучшай сторона жизни?
Иен любил социализацию и всяческие разговоры по душам. Еще больше Иен любил провоцировать. И еще он любил пить, желательно с утра, желательно в собственной квартире и чтобы никто не мешал.
В идеальном мире он эти три вещи совмещал. Так получилось, что Иен жил в мире, довольно приближенном к идеальному - то ли ожидания были у него занижены, то ли привык, но, в принципе, любая мысль, возникшая в темной голове, довольно быстро находила себя претворенной в реальность, приближая ее к идеальной.
В каком-то смысле это было похоже на магию. Секунду назад Иен задумался. А сейчас он уже действует. Реальность стонет, но терпит любые надругательства. Мир приближен к прекрасной прекрасности!
Если бы ему еще не мешали...
Вообще надо сказать, ирландец не любил телефонные звонки - когда не видно человеческого лица, нельзя в полной мере прочитать реакцию человека. Это настораживало и даже напрягало. Мир от идеального уходил в сторону ...ну скажем земли. А когда еще кто-то другой начинал говорить по телефону - это все равно что сидеть рядом с человеком, который общается с богом: обидно, ревниво и даже как-то унизительно - ты-то вынужден молчать!
Наверное какую-то роль в отношении к чужим телефонным разговорам сыграла его мать - она была очень большой любительницей поболтать...
И не стоит больше о ней.
Лучше вернемся из мира идеального (ох, еще один каламбур!) в мир физический. Хотя, учитывая то, что ирландишко все еще ожидал хука слева, нельзя сказать, что это "лучше" - не просто речевой оборот.

Кадман: У Элроя Кадмана с его вечными небритостью и легкой помятостью, очень хорошо получался вид под кодовым названием «задумчивость». Взгляд в прострацию, мерное дыхание (да, это очень важно) и поглаживание лягушонка Кермита. Последнюю часть он позаимствовал у небезызвестного Доктора Зло. Любого Доктора Зло. Этот вид использовался: а) при раскрытии преступлений, что сделало ему славу чуть ли не экстрасенса, хотя всё было элементарней, чем Ватсон – простая наблюдательность; б) при разговоре с симпатичной, но невероятно глупой особой женского пола; в) при разговоре с итальянской блондинкой, которая говорила со скоростью движения наночастиц,  и если бы не «задумчивость», которую сопровождает «отрешенность», у Кадмана бы очень быстро развился нервный тик и сильное слюноотделение. Жаль, что сейчас собеседница была лишь голосом в телефонной трубке без проводов – никто не смог по достоинству оценить всю глубину его актерского мастерства.
- Си, синьора… рита? В общем, о моих познаниях в итальянском вы и так осведомлены. – лягушонок Кермит укоризненно смотрел на недоеденный кусок тортокошки, - А почему платье ждет меня где-то там, а не на вас, мэм?
Шальная мысль подсказала Кадману, что лучше б оно вообще ждало рядом с Реджиной, накрахмаленное и в хорошей защитной пленке. И стало частью его коллекции. Но озвучивать такие чреватые для здоровья подсказки детектив не стал.
- Но это всё пустое и неважное. Мы с Керми… с Йеном будем у вас через…
Из района, где проживал Куни и временно сожительствовал Кадман, в любую точку города нужно было добираться минимум час. И это больше походило на бег с препятствиями. Особенно поздними осенними вечерами, когда блеклый свет одного единственного окна в пятиэтажном здании освещает недружелюбно настроенную морду одного из местных. Просто одного из местных. Но благодаря стараниям ирландца сейчас был самый что ни на есть настоящий день, даже почти утро и вероятность того, что они доберутся всего лишь в течении часа была. Просто была, да.
- …через час. – телефон чем-то протестующе щелкнул и прямо в недоеденный кусок тортокошки шмякнулся заряженный больше, чем на тридцать семь процентов, аккумулятор нокии.
Элрой вновь изобразил задумчивость и ушоркал тапочками в коридор, ничего не говоря Йену.

Куни: Звук, с которым выражение лица Иена с пафосной пьяной вариации "я какбэ раздражен, но какбэ нет, в любом случае, жизнь дерьмо, а еще я пью со вчерашнего вечера" сменилось на вполне искреннее "щитоооооооа", можно приблизительно описать буквами как "кхах". "Какбэ" раздражение сменилось "какбэ" ненавистью, а бутылка мартини спасенным из куска тортокошки аккамулятором.
- Где это "мы с Йеном" будем через час? - с легким недоумением очистив кусок телефона от крема, поинтересовался Иен, разворачивая лицо в сторону шаркающего тапками вглубь квартиры начальства. - С каких это пор у меня нет собственного мнения? Мы идем к итальянке? Зачем?
Вопросы были плохо связаны друг с другом, и странным образом оказались риторическими - весь вид шаркающего Элроя намекал на то, что они останутся без ответа.
Иен, избавившись от всякой ручной клади, перемахнул через спинку дивана и продолжил:
- Как она, вообще, симпатичная? Одинокая? Что мне надеть? Чорт, я же не побрился! У меня есть время побриться? - ирландец оперативно надел найденные на пороге ванной носки и уставился в висящее напротив дверного проема зеркало. Небритая рожа из недр зазеркалья побуждала к действию. Например, она побуждала пойти умыться. Или проспаться. Или забить на все и идти пить дальше.
Бордовая футболка с далеком невыгодно оттеняла и без того бледносерый цвет лица.
- Не забудь одеться во что-нибудь приличное, не хочу чтобы все думали, что я разгуливаю с бомжом.
Рука в нервном жесте попыталась пригладить торчащие во все стороны патлы, но, потерпев поражение, стала хлопать по карманам, гремя кольцами и проверяя, все ли на месте, пока ноги, топая по голому дешевому паркету, шли к обувной полке.

0

3

Славные деньки. Мэтью Хант: мутант-рептилоид, подопытный в исследовательском центре. Ричард Фейлор: охранник там жи.
OVER 9000 слов (риали, 9012), 22 страницы ворда. Страшно даже представить.

эх, ностальжи|скрыть

Мэтью:
Недели в Центре есть недели в Центре.
Одна вспышка - и тишина..последней такой вспышкой был Полигон, но воды с тех пор утекло немало...ну то есть прошла как раз еще одна чертова неделя.
За эту неделю ящер успел оправиться от потрясения и покусания и, как он сам это расценивал, сблизиться с Ричи-надзирателем...И эта близость сулила пару сюрпризов
Тут нужно сделать паузу и рассказать, пожалуй, поподробнее. Начнем с безобидного момента, который произошел на следующий же после Полигона день.Чувствовал себя мутант преотвратно. Как будто его голову жестоко оттрахали, причем даже не через рот, а через уши и глаза.
О, бедные его глаза...Казалось бы, иллюзорная слепота - чепуха какая-то, но нет, ящеру пришлось с удивлением обнаружить в себе впечатлительность и внушаемость пятилетнего. Скажем проще: глаза просто охренеть как болели.
И разумеется чертов яркий Ричи попался ему на глаза. Раз столько, что от одного воспоминания к вечеру мутант автоматически зажмуривался.
- Факелоголовый, покрасился бы ты в блондинку. И тише, и огнебезопасней, и глазам приятней, - беззлобно ворчал мутант, когда они пересеклись в столовой, - И вообще, кто так ходит? Где форма, где наручники? Что за надзиратель без браслетов? Как же ты будещь скручивать трепетных мальчиков и насиловать их в подсобке, если у тебя нет наручников?
Еда слегка остыла, можно было занять рот полезным делом ее поглощения, за что ящер и взялся
Ричи:
Первое впечатление самое верное.
Первой мыслью об этом низкорослом змееныше было слово "наглый". Наглая морда лица, наглые желтые глаза, наглый мельтешащий хвост, а на его наглый язык хотелось наступить. Ричи не успевает придумать, где острить, а этот уже острит - наглость!
Первое знакомство, как оказалось, самое навязчивое.
Ни дня не прошло с той самой крыши, чтобы Фэйлор не видел чешуйчатого. Минимум трижды за смену. Каждый обеденный перерыв.
На второй рабочий день они оказались в столовой за одним столом. Ящер давношнего года выпуска, помятый, битый, некрашеный и Ричи, красавец, в отглаженной рубашке, новом галстуке, со свежим цветом волос, в полной сосредоточенности, как бы еда из щек не посыпалась...
- Факелоголовый.
Отправив нямку мимо зубов, Ричи вытаращил глаза на образец местной фауны по имени Мэтью. Он и представить себе не мог, что глаза вообще можно так вытаращить. Нет, ну нифига себе, какая наглость!
Вдруг захотелось вставить кое-кому вилку, например, в нос. И вдруг перехотелось. Фэйлор просто, по-хозяйски, заткнул соседа булкой.
- Кушай, Мэтти. Если ты перестанешь расти вниз я, может быть, даже покажу, как в подсобке без наручников.
Мэтти:
Удар ниже пояса. Мэтью мгновенно ощутил себя карликом, слава богу что хоть не мохнатым. Он мрачно пробурчал что-то бессмысленное и невнятное, почувствовать жажду хоть как-то ответить - не оставлять же последнее слово за собеседником, верно?
- Ох, да вы все только обещаете да обещаете...А на деле и подсобка вам негигиеничная, и совесть не позволяет. Охрана с пустыми штанами, - вздохнул ящер
Кстати, о Ричи. Мэт только на половине фразы удосужился на него поднять взгляд, и остаток договаривал уже на автомате. Обычно реакция на весь несомый им бред волновала ящера постольку поскольку, он и сам всерьез свою болтовню не воспринимал, и от других тем более подобного не ожидал. Но Ричи... Его лицо просто надо было видеть! Это было потрясающе, феерично. Такой степени охреневания Мэту видеть в жизни еще не приходилось и вряд ли когда-нибудь еще придется. И главное, отчего?! От простой подколки, которую ящер уже и вспомнить толком не мог. А если он так реагирует на такие простые вещи, то каким же еще может стать это дырявое лицо?
Пока все эти мысли образы проносились перед глазами Мэта, он ловил себя на мысли, что не против быть затащенным в подсобку и увидеть, на что способна эта физиономия во время того же пресловутого оргазма.
Жаль только, что поразившая ящера до глубины души гримаса продержалась лишь пару секунд. Мутант посидел немного, тупо разглядывая собеседника, и вернулся к еде, даже не найдя, что еще сказать. Кстати, в отличие от Фэйлора, с задачей донесения вилки до рта он справился безукоризненно.
Ричи:
Тот разговор Ричи закончил снисходительным взглядом. И ведь почти забыл эту близкую к смертельной обиду - смеяться над его волосами! - как ящерица нанес ответный удар.
Почему это так задевало Фэйлора? По молодой молодости он был красавчиком. Обаятельный, необычный, порядочно манерный, вешалка для представителей любого пола. Его даже животные любили. Коллеги прощали чудовищно испортившийся после армии характер за красивые глаза. Внешность решала, что нельзя было решить посредством размахивания жетоном и кулаками. Стоит ли говорить, в какие пучины отчаяния повергло Ричи то, что сделали с его лицом? Мораль печального флешбека такова - обросший противными его природе комплексами, Фэйлор любое замечание в адрес внешнего вида воспринимал в штыки. Человек, сказавший, что у него галстук неровно завязан, причислялся к дуракам, которые не лечатся. Что Ричи выглядит сегодня не очень - к моральным уродам. Смертик, ляпнувший в адрес лица, волос и вкуса - к врагам народа.
Мэтью навязчиво просился в третью команду.
На четвертый рабочий день, вернее, ночь, Ричи оккупировал чей-то душ. Точно запомнив, что была пустая от подопытных комната, на правах самого хитрого Фэйлор решил, что ванной этих воображаемых людей надо обязательно воспользоваться. С чего вдруг? А вот захотелось. Он там еще не был. Дверь он запирать не стал за логичной ненадобностью.
Страдающий от вечно живой дикой любви к себе, Ричи не мог не уделить вечер приведению предмета обожания в порядок. Эти ваши часовые пояса, акклиматизации, богомерзкая погода плохо сказывались на трупном цвете кожи, острых ногтях и жестких, убитых краской волосах. Решено было вымазать шрамы чем-то спертым из аптеки, закрутить тщательно отдраенную шевелюру в полотенце и атаковать руки набором юного патологоанатома.
Какого же черта на этапе полировки деревянных ногтей в душ ввалился ящер для Ричи было тайной, покрытой мраком.
Мэтти:
А было все так. Скучать ящер эти дни не скучал, но и веселиться особо был нечему, живет и живет себе. Наглость в нем копилась, побитость заживала, чем не жизнь? Одно плохо - надоело на одни и те же стены пялиться. Но и эту проблему оказалось вполне себе легко решить. Как, спросите? А вы вспомните список доступны подопытным общественных помещений. Столовая, сад, спортзал, крыша. Еще? Правильно, библиотека.
В книгу смотреть не надоест, так решил ящер и практически ушел в подполье, лишь несколько раз на дню отрываясь от пыльных страниц, чтобы навестить столовку и дать отдых глазам. Он и спал там же, в библиотеке. Правда, была небольшая проблема, даже не проблема, а так, мелкое неудобство...Сортир далековато.
До общественного бежать долго, до своей комнаты тем более. Ну и повадился ящер справлять нужду в чужих комнатах. Иногда в присутствии соседей. Они вполне охотно разрешали, потому что ленивый мутант терпел до последнего, вглядываясь в строки книг и не желая отрываться ради какого-то низменного желания тела от очередного сюжета. Так что появляясь на чужом пороге, Мэт скорее всего смотрел таким страшным взглядом, что обитатели комнаты ждали от него куда большей гадости...
Хотя вот в данном конкретном случае мутант даже немного изменил привычке и ушел из библиотеки до наступления критического момента. Книга попалась так себе, скучноватая, не затягивающая, так что оторваться от нее не представляло особого труда. Хотя тем не менее, далеко идти Мэт все равно не мог.
Далеко и не пошел. Одна из комнат, которую ящер привык считать пустой, на этот раз пахла как полная, и на славной почве знакомтсва с соседями ящер и решил завернуть именно сюда. Ну а обнаружив в ванной именно Ричи, не развернулся и не ушел уже чисто из принципа.
- Погода сегодня чудесная, - невозмутимо сообщил мутант, уверенно проследовав к унитазу и расстегнув ширинку, - Не находишь?
На самом деле он готов был лопнуть от раздиравшего его изнутри хохота, но хотелось сохранить этот чертов покерфейс так долго, как это возможно.
Ричи:
- Да. Отличная, - брови синхронно путешествовали по лбу, где-то на его середине разделившись и сложив выражение лица, трактующееся как искренне недоумевающее негодование непередаваемого удивления. - Унитаз удобный?
Когда Мэтт покинул душевую, Ричи разбил ногой пару плиток на стене и проклял открытые двери. Когда мне наконец уже выдадут комнату, в ней будет мебель с круглыми углами и амбарный замок на ванной. Ящера он морально смыл в рай для рыбок. И твердо решил мстить.
Всю оставшуюся ночь он бездарно провалялся на полу у кровати, ломая голову, чем бы Мэтту нагадить. Заснул Ричи с рассветом, а через полчаса богомерзкий будильник напомнил, что смену никто не отменял. Было очень досадно, а число плиток на стене еще уменьшилось. Число синяков на ноге и поводов для проклятий совершенно внезапно увеличилось.
В обеденный перерыв Ричи свернул из столовой на крышу, потому что какого черта жрать, если он двери спросонья не различает. Никогда бы Фэйлор не подумал, что его так скосит одна ночь активности, но Центр стабильно рвал шаблоны. Что его будет доставать седая ящерица он тоже никогда бы не подумал.
Освещая лестницы глазами цвета волос, промахнувшись рукой мимо ручки, чуть не сбив дверной косяк, Ричи напомнил себе беспробудного алкаша. Старательно не отпуская мысль об алкашах, Фэйлор задумчиво приземлился на лавку, не обращая внимания на ее феерическую неудобность. А перед провалом в летаргический сон на целый час Ричи почти сформулировал идею, чем им с чешуйчатым надо будет заняться...
Мэтти:
Закончив свои дела и отвесив издевательский поклон красавице на раковине, Мэтью Хант отбыл из ванной, таки не выдержав и огласив окрестности гоготом, близким к дебильному. Этот человек был прекрасен!
Такое лицо! Такие шрамы - признаться, Мэт тащился от их вида, даже когда они не складывались в очередное бесподобное выражение, а уж в таких случаях и подавно. Такое, черт подери, тело, что аж завидно становится и стыдно за свою карликовую дрыщесть, хотя вот это последнее лишь уколом, потому как не любить себя больше всего на свете ящер не мог, даже если есть кто-то, кого бы хотелось любить сильнее. А это красноволосое тело весьма бодро претендовало на эту должность. Но вы не подумайте лишнего, только тело.
Хотя сознание, способное так "удачно" попадаться Мэту на глаза, заслуживало отдельных лучей любви.
Мутант славно продрых всю ночь сном счастливого младенца, посмеиваясь в процессе. Наутро он проснулся с четкой, ясной мыслью: этот Ричи стоил того, чтобы тратить время на его преследование. Это труда для ящера точно не представляло, к тому же какое-никакое, а занятие. С какой стороны ни посмотри, мысль хорошая.
В радужном настроении Хант проследовал за надзирателем по запаху, и был вознагражден сполна за проявленный к этой туше интерес. Туша совершенно спокойно валялась на скамейке и беспечно дрыхла. Неосторожно, ох как неосторожно!
Сворачивать ему шею в планы ящера не вошло бы точно, но чисто теоретически, сон надзирателя мог запросто превратиться в вечный. Чувствуя некоторую гордость за то, что он защитил своим присутствием Ричи от такой страшной участи, ящер приблизился, на пробу пощелкав пальцами. Не, дрыхнет прочно.
Задумчиво рассматривая спящего, Мэт встал за его скамейкой, осторожно потянув голову за волосы назад, на себя, чтобы повнимательнее изучить шрамы. Факел факелоголового мутант растерянно поглаживал. Но минут через пять уже полностью переключился с шрамов на волосы, поражаясь их мочалковости. Стало интересно, возможно ли из них сотворить какую-нибудь забавную прическу, или они вырвутся и встанут колом. Ну а раз интересно - надо пробовать!
Из причесок ящер умел косички плести. Правда, умел он на своей длинной и относительно послушной гриве. Косичка из этой...щетины-переростка - это вызов мастерству ящера. И вызов принят.
Одна единая коса не получалась. Ну никак не затыкались эти пряди с висков в общую прическу. Обидевшись и чуть не выдрав Ричи с досады все волосы, мутант схитрил.
И вот на голове у Ричи красовались целых три косы. Одна потолще сзади, две тоненькие по бокам. Мэт обошел скамейку, чтобы полюбоваться на это дело прежде чем придется расплести. И именно в этот момент час сна истек.
Ричи:
Ричи любил идиотские будильники. Это дико доставляло его - просыпаться все еще не проснулся, а уже смешно. Поэтому спустя час коматозного состояния Ричи на лавочке, его телефон огласил крышу неистово громким...
- It's raining men, hallejulah! It's raining men! Hey hey hey!
Не открывая глаз, Ричи посмеялся и сладко потянулся под звуки клинической песни, кажется, неких Герлз. Когда будильник самопроизвольно заткнулся, Фэйлор разлепил один глаз и запустил руку в волосы. Рука застряла. Резко вскочив на скамейке, Ричи огляделся и споткнулся взглядом об - кто бы сомневался! - одну чешуйчатую рожу. Довольную чешуйчатую рожу. В опасной близости от его спальника. А пальцами нашарил косичку. На своей, черт возьми, голове, косичку. И, походу, не одну.
Запустив в Мэтта телефоном, Ричи начал судорожно дергать свои бесчестно атакованные, использованные в коварных целях и оскверненные волосы. Три косички, это немыслимо глупо даже в отрыве от его собственной головы. Господи, это же идиотизм. Все лучи животной ярости в сторону безмерно задолбавшего ящера рассеивались идиотизмом ситуации. Ричи бы даже понял и простил... Но этот! Этот... этот!!1
- Хренов хоббит! Хренов, мать твою, хоббит! Какого черта тебе от меня надо?! Нет, черт возьми, КАК ты додумался до этого?! Да я тебя сейчас ударю!
Мэтти:
Конечно, надо было быть пошустрее, но это все равно того стоило. Даже если ему щас набьют морду, это все равно будет лучшим, что могло случиться с ящером в этот день. Господи, если бы ему сказали, что позволят это сделать, если набьют морду сначала, а не потом, он все равно сделал бы это.
Мутант беззвучно ржал в полном неадеквате, не в силах стоять, осев на бетонный пол этой чертовой крыши.
- Я...Я...О бооже, - попытался оправдаться Мэт, но это оказалось больше похожим на икоту, чем на слова, и их все равно перехватило новым приступом хохота. От всех этих почти ежедневных случаев уже начинал болеть живот. На угрозу избиения мутант сперва только и смог, что поморгать мокрыми от слез глазами на предполагаемого избивателя, и махнуть рукой, мол, i regret nothing. Только переведя слегка дыхание, он сумел полусогнувшись подобраться ближе - храбрец! - и попробовать собраться с мыслями для извинений, но неосторожно бросил взгляд на Ричи...и снова сполз на пол рядом уже со скамьей, больше рыдая, чем смеясь.
- Рапунцель-Рапунцель, сбрось мне свои косы, - выдавил он хрипло и протянул руки к небу в трагичном жесте. Теперь он уже точно ни о чем не жалел.
Ричи:
Ричи, наивный маленький Ричи, подумал было, что идиотичнее этих, мать их, трех косичек, с ним ничего не случится. Куда там, его взорам открылось зрелище, по сравнению с которым косички это стандартнейший стандарт повседневности: дебильно ржущий, икающий, на полусогнутых передвигающийся по крыше Мэтт всем своим чертовым видом вынуждал разделить с ним веселье, даже по такому унизительному поводу. Провожая взглядом ящера все его далекое путешествие, Ричи корчил страшные рожи, старательно делал покерфейс и давился смехом. Ну нельзя же, нельзя же так просто растерять весь свой праведный гнев и упасть уссываться на низкорослика!
- Заметано, принц, - оплеуха кулаком в голову удачно подползшего ящера решила все проблемы Фэйлора, он закинул ноги на спинку скамеечки, свесил со своего ложа профессиональную укладку в сторону Мэтта и начал задорно ржать.
На такого придурка даже злиться долго нельзя было, черт бы его побрал. План мести никто не отменял, нет, задворки сознания Ричи помнили страшную западню, в которую обязательно попадет ящер. После вот этого бреда наяву он не может в нее не попасть.
Со свойственными ему ловкостью и задумчивостью, Фэйлор чуть не свалился на маленького хрупкого Мэтти, уже валяющегося под лавкой, но удержался, просто свесив голову еще ниже и, не переставая смеяться, пялясь на чешуйчатого вверх ногами.
Мэтти:
Не смешно стало только когда почувствовавший укол совести ящер решил таки расплести свое произведение искусства.
- Хорош трястись, дай расплету, - скомандовал парень, поймал одну из косичек и принялся за дело. Минуты через полторы сосредоточенного ковыряния он озадаченно поморгал.
- Что-то не идет...
Цвет волос резал по глазам, они были жесткими и сопротивлялись так, будто ящер незаметно для самого себя щедро намазал их лаком или, что куда вероятнее, по сути, каким-то супер-крепким клеем. Мутант делал вид, что расплетает, даже сказал что-то ободряющее, вроде "О, пошло-поехало". А сам тем временем судорожно соображал, куда можно спрятаться, скажем, на остаток жизни. Слава всем богам, косичка все же подчинилась пальцам создателя, и по прошествии еще нескольких минут голова Ричи приобрела хоть и взъерошенный до безобразия, но все же в какой-то мере прежний вид.
- Вот и чудно, - жизнерадостно подытожил Мэтью, отряхиваясь от вырванных в процессе уничтожения прически огненно-красных волосков. Их было немало, но на голове осталось все же больше, что Хант посчитал явным признаком собственного таланта, - Увидимся, дружище.
На этой оптимистичной ноте трусоватый мутант предпочел покинуть крышу. Уже успев схлопотать по башке, он справедливо рассудил, что этого ему на сегодня хватит с лихвой. Хватило даже не на один день. Следующая их встреча произошла на восьмой день, точнее, вечер, после того дня, когда Ричи вступил в должность, а Мэтью был на Полигоне. Надзирателю выдали комнату и ворох сухих официальных извинений за ее задержку, и тот решил воплотить свой план в жизнь.
Ричи:
Когда ящер самоотверженно решил исправить, что наделал Ричи с прической, Фэйлору стало еще смешнее - он-то знал свои волосы. Закончив парикмахерские изыски, Мэтт дезертировал, оставив надзирателя в крайне позитивной расположении духа перечесывать ад и погибель, украшавшие его голову.
Если бы Ричи был чьим-то героем в игре Симс, в характере было бы обязательно прописано "неудачник". Ему не везло вселенски, он мог работать иллюстрацией к законам Мёрфи, когда была вероятность, что у кого-то будет все не как у людей, этим кем-то вот уже двадцать лет оказывался Ричи. Несложно угадать, на ком закончились комнаты для персонала и кто неделю ошивался в положении бомжа по Центру. Еще легче угадать, какому надзирателю на восьмой день бомжевания досталась угловая комната с окном на северную сторону, с воистину идиотским расположением в ней дверей в санузел и не всегда работающим отоплением. Мебель оказалась с вполне квадратными острыми углами, петель под амбарный замок нигде не нашлось, единственным плюсом, который, естественно, был и у всего остального корпуса, оказался интернет.
Ричи убеждал себя, что это лучше, чем ничего, не находя других поводов для радости и тихо выразительно проклинал это чертово место часов восемь сряду. А потом поехал в город в рейд по супермаркетам, закупаясь на случай атомной войны электрическим чайником, растворимой едой, вызывающей язву желудка - его любимой, краской для волос, неприличным количеством пива и еще длинным списком товаров первейшей необходимости. Чего-чего, а налички у Ричи было хоть отбавляй, вот он и отбавлял.
Прочесывая Центр со всеми покупками в обнимку, Фэйлор искал Мэтта с целью позвать к себе на ночь, потому что есть что отметить, у них столько общих воспоминаний, а пить одному это не комильфо... На самом деле он хотел ящера в первую очередь видеть. Во вторую отомстить. В третью посмеяться. И вне очереди дернуть за хвост. Когда Ричи, наконец, наткнулся на объект поиска, он старался улыбаться как можно менее гадко и многозначительно.
- Ну что, мой лучший друг, пошли портить печень?
Мэтти:
Объект поиска в это время уже привычно для себя сидел в библиотеке, в дальнем углу (каким-то мудакам пришла в голову гениальная идея покурить в читательском зале, и мутант хотел находиться как можно дальше от эпицентра возможного пожара). Он лениво просматривал слезливый дамский роман, и, хотя находился уже почти в самом конце книги, никак не мог припомнить, кто есть кто среди этих героев с витиеватыми именами. А потому сюжет от него упорно ускользал, порнографических сцен автор не упоминал, то ли по собственной неопытности, то ли боясь подпортить этим образ трепетной главной дурочки. В общем, ничего интересного. Почему он не переключился на другое произведение? Очень просто, для этого пришлось бы встать.
Тем не менее уныние никто не отменял, и Ричи своим приходом фактически спас мутанта от печальной смерти от скуки.
И о боже, это "лучший друг" ящера не насторожило. Ну вот ничуть. Ему показалась настолько радужной возможность провести вечер - и не просто провести, а еще и выпить - с забавным "другом", что он забыл о какой-то там осторожности и подозрительности, и даже, сверкая глазами от энтузиазма, предложил помочь дотащить часть той хрени, что надзиратель нес в руках.
- Вперед!
Ричи:
Воодушевленный энтузиазмом Мэтта, Ричи свернул с пути истинного к коллеге, стоящему где-то около библиотеки, и убедил несчастного, что тот очень хочет подежурить завтра вместо Фэйлора, настолько хочет, что прямо сейчас начнет.
С чистой совестью на тему завтрашнего дня, Ричи проводил ящера в свои роскошные покои, по дороге незаметно перебросив все пакеты на лучшего друга, опрометчиво назвал его "верным оруженосцем" и больно получил по коленке.
Замок он открыл всего с третьего раза и даже не сломал карточку, представил гостю свое шикарное жилище и раскидал все купленные вещи по принципу "куда упало там и место". Не то чтобы Ричи был неаккуратным, потом он обязательно все бы убрал и расставил, но так комната выглядела живее, задорней и вполне подходящей для двух потенциально пьяных утырков.
Началось веселье с расположения их обоих на полу, распивания первых банок и непечатного обсуждения Центра. Мэтт, как старожил заведения, травил байки, Ричи смеялся, рассказывал, как страшно быть полицаем, и смеялся уже ящер. Вполне приличная корпоративка подопытного с надзирателем.
Порядочно ужравшись и решив, что здесь явно не хватает музыки, Ричи полез за ноутбуком и включил незабвенный Мужицкий дождь, чем вызвал у ящера, которого развезло со второй же банки, приступ истерического хохота. Последующее караоке было еще менее печатным, нежели обсуждение Центра, дуэт у визглявого Мэтта с хриплым басом Фэйлора вышел отменным. После второго припева Ричи вспомнил, что собирался дернуть ящера за хвост и даже справился с заданием, почти не получив за это.
Пустые банки начали бессовестно выселять совершенно не соображающих красавчиков с пола, в пьяной голове Ричи было громко и расплывчато, членораздельные мысли оттуда смывало угаром, пустить месть на самотек хозяин головы решил кучу времени назад. Пытаясь сменить локацию в пространстве, Фэйлор благополучно грохнулся куда-то на ящера и, смеясь, уставился косыми глазами на его лицо. Расплывчатый Мэтт казался таким милым, что его захотелось потрогать. Правда, до лица рука не дотянулась, свернув на волосы, слишком светлые и такие, черт, мягкие. Был бы Ричи в адеквате, он бы позавидовал. Но в неадеквате осеняют идеи интересней.
- Слуууушай, Мэтт... А давай мы тебя покрасим!
Мэтти:
Тащить на себе все покупки было не тяжело, но обидно и неудобно. Что-то обязательно впивалось в нежные места, как бы ты ни старался. Пинка мужик получил вполне заслуженно.
Электронный замок навел на грустные мысли о всех предыдущих таких замках в его жизни. Например, замок комнаты генетика, ключ от которого он пытался когда-то стянуть - наивный маленький ящер думал, что сможет запросто пройти по коридорам и выйти на улицу невредимым. Слава богам, ему хватило мозгов это не пытаться предпринять. Он бы вспомнил еще немало замков и историй из жизни, но триумфальное вхождение в комнату прервало флешбек.
Ну, комната как комната. Поржали над расположением дверей, устроились на полу, пили и снова ржали...
Мэт к даже самому слабоалкогольному напитку проявлял позорную слабость, в том смысле, что его могло и с кефира унести, лишь бы компания была хорошая. Хрен же знает, чем это объяснить, то ли ускоренным метаболизмом, то ли тем, что стандартное непьяное веселое состояние ящера было примерно таким же, на достижение какого у обычного человека уходит пара банок пива. Как бы то ни было, выходило удобно и экономно. Ну, вышло бы, если бы кто-то додумался забрать у мутанта банку, а так сами дураки.
Дверь в туалет давно уже никто не закрывал. Пустые банки стоило считать не по одной, а дюжинами. В пакетах Ричи явно было и что-то покрепче
Мэтью, чуть покачиваясь на месте, расплывался в дебильной улыбке, говорил безостановочно и невнятно, постоянно сшибал хвостом все подряд. Они пели, плясали бы, если б могли нормально стоять - но они не могли, это выяснили путем проб и ошибок, когда Мэтью пытался исполнить джигу. Он и в трезвом состоянии на это был не способен, но сейчас его ноги заплетались и завязывались в узел.
Кто-то стучал в стену, празднующие искренне недоумевали : что им мешает-то? Музыка хорошая, недаром за три часа на повторе так и не надоела, поют слаженно, банки не бутылки - падая, не гремят как кегли в боулинге. Наверное, просились присоединиться к торжеству.
Смена положений вызвала тошноту, головокружение, расфокусировку и икающий смех. Какое ему было дело до нависающего над ним мужика? Ясен пень, никакого! Пока тот не открыл рот, хотя о чем речь мутант не понял, но сейчас ему было настолько весело, что он согласился бы с чем и на что угодно.
- Дава-а-ай... - протянул он, наконец сфокусировав взгляд на Ричи и неимоверно гордясь собой по этому поводу. "Покрасить мутантом воспринялось чем-то вроде рисования на стенах, тревожный колокольчик не зазвенел.
На полу удержать более-менее устойчивое положение было сложно, краска неимоверно и неприлично воняла, ощущение краски на голове было странное, но в мозгу Ханта это все со словом "покрасить" так и не увязалось. Он смеялся, тянулся отмахнуться от чужих рук, периодически пытался завалиться набок и в конце концов, когда его потянули смывать, просто уснул в ванне блаженным сном.
Ричи:
Закатав рукава рубашки и вооружившись тюбиком своей собственной жестокой, всеубивающей, несмываемой ярко-красной краски, Ричи бесцеремонно оседлал ящера и голыми руками начал красить седые волосы.
Адекватные люди не лезут руками в краску. Адекватные люди не подбивают вусмерть пьяных товарищей морально уничтожить их красивые волосы. Адекватные люди, сидя на коленях симпатичного друга, вообще не о том думают. Адекватные люди - это не наш случай.
Ящер все время лез руками в волосы, пачкал их, помогал Ричи, ну, как сказать помогал, красить, отбивался от него, перемазал ему всю шею, плечи, порвал рубашку, оставил кучу красных следов по всему Фэйлору. Они ржали, падали, несерьезно дрались, пили, пили, снова пили, потом допивали, незабвенная песня все играла, на грани ночи и утра соседи уже даже перестали стучать в стенку. Еле отрываясь от пола и обратно на него падая, икая и рыдая от непрекращающегося смеха, исключительно по открытой двери опознав ванную, красавчики добрались до душа смывать краску. Что они вообще вспомнили, что надо ее смывать было, конечно, чудом, сохранившим Мэтту волосы. И голову. И Ричи.
Ящер отрубился где-то на середине процесса, чем заслужил от Фэйлора косой подзатыльник и обзывательство. Какого черта, сон для слабаков! Ричи залил пол в ванной, облапал всю голову чешуйчатого, практически аккуратно смывая остатки краски, придирчиво осмотрел законченную работу и ему захотелось закурить. Мэтт во сне смешно чихал и отворачивался от дыма, а надзирателя точила мысль, что он чего-то не сделал. Чего-то важного. Рука все еще перебирала волосы ящера, а взгляд внезапно упал на ножницы.
Ричи поймал одну единственную мысль. Когда-то в колледже он носил ирокез. И это дико ему нравилось. Выбросив из этой мысли себя, он понял, что должен делать. Волосы Мэтта вырывались и разве что не визжали, но Фэйлор был непреклонен, он прикусил язык, сопел, пыхтел и очень старался. Мокрый пол комнаты и сама ванна были перманентно засыпаны длинными красными прядями, а на голове несчастного ящера проступали очертания ирокеза. И даже уши каким-то чертом были на месте. Спустя добрых 45 минут до Ричи дошло, что функционируют у него половина мозга и один глаз, руки не слушались, он бесился, практически обрывая мешающие волосы, и, когда ему совсем надоело, грохнулся спать рядом с Мэтью.

***

Сны Ричи снятся редко и обычно в них треш, угар и содомия. Но в последнем кадре сегодняшнего было что-то непередаваемо милое. Ричи упорно не открывал глаза, хватая и склеивая тот образ. Получался кто-то с правильными чертами лица, длинной шеей, светлыми-светлыми волосами... и, кажется... зеленым хвостом.
- Убирайся отсюда, наркоман! - прокряхтел Фэйлор ящеру, выгоняя его из своего прекрасного сна и продирая глаза. А когда продрал, удивился, что ощущения не передали ему, что он сидит на полу в ванной. В рваной рубашке. Рядом сидит еще тело. Тело ввело Ричи в недоумение. Хвост тот же. Зелень та же. Лицо Мэтта. А волосы какие-то не светлые-светлые. Хотя только что были.
Были. Вчера. Пнув ногой банку из-под пива, Фэйлор потянул с трудом найденную длинную прядку волос на голове Мэтта. Она была ярко-красной. И одинокой.
Ричи почти не мучило похмелье, но карма восполнила ему такую потерю полноценными воспоминаниями после пьянок.
А потом Ричи порвало. Он съехал на пол и начал ржать во весь голос. Боже, как ему стало смешно. Невежливо, плохо, черт, ужасно, с его стороны отвратительно и подло, но кааааак смешно...
Мэтти:
А вот Мэту природа никаких бонусов на тему пьянства подкидывать не стала, видимо, беспокоясь за других своих отпрысков. Пьянел ящер быстро, в пьяном виде становился легко внушаем и управляем, спал крепко, просыпался, чувствуя себя дерьмом.
Итак, пробуждение. Пробуждение получилось не из легких, сознание за каким-то хреном рвалось к реальности, более мудрое подсознание уже успело оценить состояние тела и упиралось руками и ногами. Но болван победил.
- Бляяя, - простонал ящер хрипло, щурясь от света, включить который додумался бы только самый последний мудак. Несколько секунд на полноценное возвращение к реальности, и первыми спешат заявить о себе радости сна на полу ванной: затекло и ныло все, что только в принципе было на это способно. Дальше пришли в норму уши, и их сразу захотелось оторвать и отбросить подальше. Вот какого хера он ржет? КАКОГО ХЕРА?!
Мутант попытался собрать мысли в кучку, но тут, в самый неподходящий момент, гневно напомнил о своем существовании желудок.
Ящер издал невнятный жалкий звук и, резко поняв, кто тут настоящий друг человека, благополучно отправился обниматься с унитазом. Волосы, похоже, были заплетены, в лицо и...то, что находилось в этот момент перед лицом, не лезли. За это мутант им был невероятно благодарен.
Когда он наконец охладел к фарфоровому другу, вопрос волос занимал его уже сильнее. Опираясь на ванну, ящер поднялся и принялся умываться, полоскать рот...ну то есть, принялся бы, если бы не посмотрел случайно в зеркало. Посмотрел и офигел.
После где-то минуты стояния с отвисшей челюстью Мэтью пугающе спокойно принялся за водные процедуры. Закончил. Повернулся.
- Я тебя убью, - сообщил мутант, дрожа от ярости и не находя даже слов для того, чтобы выразить свою ненависть.
Ричи:
Выползая из ванной, дабы дать ящеру простор для возвращения в относительную норму, Ричи почти перестал смеяться. Нет, ему стало чертовски стыдно, нереально стыдно. Сейчас, даже сквозь всю навалившуюся мигрень, он понимал, что в жизни бы не сделал такую гадость, сознание как никогда радовало его своевременностью реакции. Хотя вот еще раз обрадовало - в ванной висит зеркало.
Резко вскакивая и застегивая штаны - какого хрена они вообще расстегнуты?! - Ричи ломанулся в многострадальный санузел.
- Чувак, только в зеркало...
- Я тебя убью.
- ... не смотри. Ок. Я сейчас... что-нибудь сделаю. Да. Только больше туда не смотри, - Фэйлор было выскочил из ванной, но заскочил назад и забрал со стены зеркало. На всякий случай.  Пока ставил его вне досягаемости ящера, черт знает зачем Ричи это надо было делать, полимеры все просраны, просто надо, судорожно изобретал, как жить дальше. И не изобрел ничего лучше, чем, даже не закрывая дверь, вылететь в коридор. И постучаться к соседу.
- Извините, у вас случайно нет машинки для стрижки волос? - взъерошенное, с кроваво-красными руками, в рваной рубашке, слетающих джинсах, дырявое лицо явно с похмелья было самым лучшим, с чего соседи могли начать свое утро. Видимо, за Ричи шла какая-то чужая карма, или она тоже испугалась, но первый же сосед - маленький забавный повар - сделав чуть испуганный покерфейс, молча выдал Ричи машинку. Радости Фэйлора не было предела. Ну, хотя был. По имени Мэтт.
Со слабой надеждой, что его сразу на входе не пришибут стулом, надзиратель забежал в свою комнату и, замкнув двери, перекрывая собственные пути к отступлению, пополз исправлять наделанное.
Мэтти:
Поздно рыпаться и снимать зеркало, ящер уже успел все увидеть. Новый образ бы нарисован жирными мазками убийственно-красного, и явно кисть держала рука полоумного маньяка. Ричи скрылся из поля зрения со сраным зеркалом в обнимку, а Мэтью принялся добавлять к сложившемуся у себя новому образу себя мелкие детали посредством ощупывания еще недавно такой красивой головы.
Зря, конечно. Хотя основную мысль напавшего на него накануне маньяка-парикмахера ящер даже уловил, и даже в некоторой мере оценил, но не с таким же цветом! Не таким же образом! Не во сне же! Мэт чувствовал себя изнасилованным по самому худшему сценарию, какой он только мог придумать.
Ричи куда-то метнулся, и хотя сначала мутанту это было фиолетово, ненависть превысила доступный лимит и перешла в фоновый режим. Сейчас в нем по-настоящему начала разрастаться вполне ощутимая, четкая, ледяная жажда мести. Мести даже не хитрой и изощренной, а просто надежной. Насмерть.
А значит, нельзя было давать подонку смыться. Мэт вслед за ним кинулся в коридор, ухватил обрывок фразы про машинку и опешил. Потрясение, которое он испытал, увидев себя в зеркале, сменилось паникой от того, что ему скоро явно могли сделать еще хуже.  Хотя хуже - это еще как посмотреть...Бритье налысо против волос чудовищными клоками. Ужасный выбор. Мэт даже отшатнулся назад в комнату, забыв о своей мести, остыв, желая только залезть в большую раковину и просидеть там ближайшие пару десятков лет.
Раковины ни в комнате, ни в ванной не нашлось, пришлось вернуться в мир земной.
- Ты правда думаешь, что я позволю тебе приблизиться ко мне с этой штуковиной? - осведомился мутант, уверенно вырывая машинку для пыток из рук надзирателя. Тут и случился новый конфуз.
Надо заметить, с электроникой Мэт общался не на ты, и даже не на Вы, а издалека и матом. Ну откуда чертовой ящерице знать, как этой штуковиной пользоваться. Мутант тщетно осматривал хреновину, и в принципе уловил логическую связь между кнопкой "On/Off" и желаемым результатом, но, заставив машинку пожужжать секунд с десять, вздрогнул, выключил и протянул ее обратно Ричи, признав свое полное поражение.
- А без этого никак?... - слабым голосом простонал Мэтью, растерянно проводя ладонями по свеженакромсанной прическе, - Ну, может, отрастут...ил ножницами? Хотя ножницами ты уже поработал...Ты уверен, что знаешь, как пользоваться этой хренью?
Его беспокойство можно понять, в принципе.
- Ну давай, стриги, - быстро сдался ящер, подтаскивая стул и усаживаясь на него с видом мученика.
Ричи:
- Ты так говоришь, как будто у тебя, блин, выбор есть, - Ричи сочувственным взглядом окинул ящера и выпустил из рук машинку. Карма отсыпала ему лошадиную дозу мигрени за ночные бдения со спиртом и ножницами, это дико давило на Ричи, а наваленное сверху чувство вины перед Мэттом череп никак не облегчало. Боги, ну что ему теперь делать?!
Отвлекшись от самобичевания, Фэйлор оценил дружбу ящера и техники. Как руку себе не отрезал-то. Хотелось хоть чем-нибудь разрядить обстановку, но язык не поворачивался.
Да, на месте Мэтта Ричи бы закатил форменную, образцово-показательную истерику. Громко, бурно, с битьем лица и посуды, угрозами нассать в шлем и дом труба шатать, хлопаньем дверями и все в том же стиле. Опыта в этой области у Фэйлора было, ну, очень много. Он мог проводить семинары и мастер-классы по ведению истерик, защищать докторские и писать книги. За волосы он бы сорвался, два года самолечения и самозатыкания ушли бы коту под хвост в секунду.
Впрочем, от того, что не он теперь с такой укладкой, легче становилось слабо. Так стыдно ему не было уже много, много лет. От Мэтта хотелось спрятаться, например, под кровать. Или в окно. Мантры про "кто тут мужик" должного эффекта не возымели, как всегда, в принципе, чем еще себя убеждать стойко вынести живой чешуйчатый укор, Ричи знал, но признавать не хотел. Потому как вопрос, что сложнее: терпеть обвинения или исправить, в чем обвиняют, был каким-то дурацким, на него вот не хотелось отвечать. Оба варианты проигрывали "залезть под кровать и жить там".
Ричи покорно взял машинку обратно. Чем больше он думал, что виноват, тем хуже ему становилось.
- Я... - Черт возьми, это невыносимо. - ... теоретически знаю, как она работает... - Я сейчас заплачу и убегу. - ... да какая разница, больше все равно нихрена не сделаешь.
Как отвратительно чувствовать себя виноватым, у Ричи глаза на лоб лезли, он бы продал почку за прямые руки, способные все исправить. Еле уняв трясучку в своих кривеньких, он настроил агрегат и прицелился машинкой к голове Мэтта.
- Ты только это... - вместо "не дергайся" Ричи запнулся, сделал страшные глаза и нервно сглотнул. Не смотри на меня, не смотри на меня, не смотри на меня... - Не смотри на меня. Глаза закрой.
На пол потихоньку посыпались прядки.
Мэтти:
Трясучка Ричи очень беспокоила Мэта, потому что вот именно этим дергающимся лапкам предстояло работать над его бедной головой. С этим нужно было что-то делать, и ящер не придумал ничего лучше, чем скорчить серьезную морду, положить руки на плечи "друга" и твердо сказать:
- Чувак, соберись. Я в тебя верю, я тебе доверяю, так что постарайся, окей?
Самому стало от этих слов тревожнее, но долг перед парикмахером он все-таки выполнил. Команде не смотреть повиновался беспрекословно. Ну как беспрекословно...в мыслях-то он называл надзирателя множеством недобрых слов и посылал его требования и капризы куда подальше, но вслух произнести не решился бы, и вообще изо всех сил молился, чтобы все закончилось хорошо. Он даже пообещал в мыслях, что простит чертова красноволосого-номер-один, что не буде его предавать долгой, мучительной смерти, если только все закончится хорошо.
Ощущение от бритья было еще то. Щекотно. Щекотку ящер в последний раз чувствовал десяток лет назад, так что когда ушли на задний план молитвы и обещания, все усилия, уходившие на них, были переброшены на то, чтобы не задрожать, не начать ржать или просто не почесаться.
Когда машинка перестала жужжать, мутант судорожно сглотнул. Его охватил некоторый ступор, нерешительность, он вообще с трудом заставил себя взглянуть в зеркало. Но отшатываться в ужасе ему больше не пришлось, на голове было фееричное черти что, но оно хотя бы подчинялось каким-то правилам хорошего тона и не грозило инфарктом впечатлительному наблюдателю. С души просто камень свалился, и Мэт, искренне обрадовавшись, потянулся обнимать Ричи.
- Фух, чувак, а я-то боялся... - объятия были короткими, к ящеру вернулся здоровый расчет, - С тебя уборка и считай, что прощен и достоин жить
Сам мутант смахнул с себя столько волос, сколько только смог за то время, пока не потерял к этому интерес, и повалился с грациозностью мешка картошки на кровать. Пофиг, что чужая, теперь моя.
- Кстати, я поживу у тебя и ты не против, - уведомил Ричи ящер, неосознанно ощупывая свою почти гладкую желтокожую голову.
Ричи:
Подбадривания Мэтта пошли Ричи на пользу. Где-то на середине своей важной и ответственной работы он даже напевать начал.
- Wanna change, turn the page, don't wanna think about it. How do I undo what's done...
Ричи трагично вспомнил, как его самого брили в армии. Половина головы до сих пор в шрамах от криворуких военных цирюльников. Он тогда целый год снимал каску исключительно чтобы закопать голову в подушку, черт возьми, каждое зеркало было чудовищным ударом по самолюбию, сержант Фэйлор отражался таким милым и обыкновенным, что дрожь разбирала. Острые черты лица, светлые волосы, большие темные глаза, ему уже фактически стыдно за все эти вещи, которыми он самым пошлым образом пользовался всю сознательную юность. Другое дело сейчас! Пошли вы в жопу, ироничные воспоминания, зато я лейтенант. В смысле, мужик.
Руки на автомате практически ровно орудовали машинкой, и на выходе получилось нечто в принципе пригодное для созерцания. Ричи решил, что ящеру идут красные волосы. И ирокез. И вообще ящер милый. И с хвостом.
После бурного одобрения его работы, от Фэйлора прямо отлегло, он задышал свободно и впервые за весь день обратил внимание на себя. Раскаялся в столь опрометчивом поступке он быстро. Руки не просто тряслись, они горели, чесались и были явно покрашены. Их, черт возьми, разъело к ебеням собачьим. Отвлекаясь от рук, Ричи посмотрел в зерцало на себя в общем. Под невежливо порватой рубашкой были забавные красные следы, как будто его кто-то ел. Лицо выражало вселенские баттхерт, ненависть и головную боль. На голове был локальный кошмар. Красавчик. Можно соблазнять людей. И животных.
- Да, ок, живи. Только, имей в виду, кровать одна.
Окинув печальным взглядом кучу мусора масштабов в две комнаты, Ричи снова захотел заплакать и убежать. Теперь он знал, что не так с руками, и заплакать хотелось по праведной причине. Жестокий ящер. Но ничего, Ричи же мужик, он справится. Это же всего лишь уборка.
Вынося третий мусорный мешок в чужой мусоропровод, потому что своего в комнате Ричи не нашел, он уже не был так уверен, что убирать вообще надо было. Он переселил столько волос, сколько выловил, с пола под ванну, подмел ковер, побегал кругами, изображая активную деятельность, и удалился купаться на пару часов с чувством выполненного долга. В первый день совместного проживания Мэтт совсем не мешал, решил Ричи, значит и дальше все будет отлично. По крайней мере для него самого.
Мэтти:
Мутант за весь день ничего не съел, воды выпил больше, чем тропическое дерево, лежал в прострации на кровати - ну за исключением не таких уж и редких вылазок за водой, само собой - и за это время знатно потянул себе шею, потому что лежал неудобно, на животе, повернув голову в сторону самым неудачным образом. И ленился исправить это дело.
Потому к вечеру вымотанный всеми этими ночными попойками и утренними стрессами ящер, весь день мучивший свой мозг размышлениями, был тихий, мирный и спал крепко. И на боку, компактненько. Где спал Ричи, ему было пофигу, даже если тот ночью повернул его на спину и использовал как простыню, и только утром вернул в прежнее положение. Даже будь оно так, мутант бы точно ни черта не заметил и проснулся бы все равно таким же бодрым и свежим. И все равно бы провалялся в постели, дремля, часов пять, в итоге став разбитым, несчастным и опять же сонным.
В таком вот чудном настроении он смотрел в окно, брюзжал - и этим привлек внимание соседки сверху, немолодой женщины, мило поболтавшей с мутантом пару часов, явно пьяной, судя по покачиваниям и никакому удивлению от вида ящера в окне. Она с большим энтузиазмом встретила и его, и его прическу, и его хвост, наговорила много хорошего, потом интересного, потом спела, потом говорила еще что-то и так, продолжая говорить, утянулась назад в окно. Острый слух ящера уловил, как она бурно и искренне удивлялась, почему это он не пошел вслед за ней, предлагала ему радужные перспективы на мягком матрасе, несла чушь...
В конце концов, смирившись с этим одиночеством, женщина подарила ящеру бутылочку ярко-красного лака для ногтей с блестками и окончательно засосалась в комнату.
Так что на момент возвращения Ричи с работы Мэтью успел со скуки покрасить все ногти на руках и ногах и еще пол-руки чешуек закрасил тем же лаком в шахматном порядке. Делал это все ящер впервые, потому криво до жути, но зато старательно и увлеченно.
Аж язык высунул.
На приход надзирателя отреагировал резким, громким и довольно страшным голосом озвученным "ЗАМРИ! Лицом к стене и ждать!". Ричи просто мешал мутанту сосредоточиться. У него как раз получалось ровненько покрасить несколько чешуин подряд.
- Че-е-ерт, - разочарованно протянул ящер, - Капля сорвалась. Блин, вот облоом...Хм, а ведь неплохо вышло. А ну-ка кру-у-гом! Ко мне шагом марш. Умеешь красиво брызгаться лаком?
Ричи:
Очень милой находкой по выходу из ванной для Ричи стал мирно спящий на его месте ящер. Ну и ладно.  Нагло опираясь на импровизированную чешуйчатую спинку кровати, Фэйлор до глубокой ночи ковырялся в ноутбуке, регулярно праведно напоминал себе, что пора бы выключить, утром смена, и, естественно, ковырялся дальше. Уснув в три аж на два с половиной часа, Ричи умудрился развалиться по диагонали сверху внезапного сожителя. Он физически не мог компактно спать, ему на полу было бы удобней, чем на узкой мебели, потому что, черт возьми, есть масса ощущений приятней ноги под кроватью.
Тот-самый-будильник радужно оповестил о полшестом утра, был проклят, обозван и выключен. Не без изрядного удивления, Ричи нашел под собой мятого Мэтта, сжалился над ним, перевернул, как тот лежал вечером, и даже закидал простынкой.
Смена была скучной, сонной и унылой, еще бы, хвостатое чучело ожидало в комнате, а без него здесь редкостный праздник жизни. За обедом перекинулись парой фраз с коллегами, Ричи вкратце объяснил им, что он не ел детей, не изрисовывал сараи кровью христианских младенцев, не торговал на черном рынке и даже не вампир, а просто покрасил вместо волос руки, ему поверил практически никто, зато все посмеялись.
Долгожданная комната с кроватью встретила его до того внезапно, что он чуть не выкинул предусмотрительно спертый для ящера обед. Хренов полицаевский рефлекс вынудил Ричи развернуться только по команде и начать выразительно разговаривать матом, когда он понял, что слушает приказ какого-то чешуйчатого низкорослика. Бросив в Мэтта обедом, Ричи подошел.
- Умеешь красиво брызгаться лаком?
- Только красить им чужие зубы умею, извини. Торжественно разрешаю тебе поесть до того, как я это сделаю. Зачем ты, черт возьми, превратил мою комнату в газовую камеру?! Кто вообще лак тебе дал? - заметив какую-то странную руку Мэтта, злая воспитательница Ричи ее схватил и начал разглядывать. И опешил. - А зачем ты... чешуинки в шахматном порядке раскрасил?.. Хотя забавно...
Весь следующий час Ричи раскрашивал ящеру вторую руку. И учился красиво брызгаться лаком. Ну как тут будешь злой, когда можно надышаться химикатами и творить опешню?

***

Ричи очень любил свой ноутбук. Он был далеко не самый новый, но большой, громкий и вместительный. И все то время, что Ричи не ел, не работал и не творил опешню с ящером, он штабелями что-то скачивал. Пока он качал одно, включал другое, часто даже не смотрел, но включал. Особенно он любил включать порно. Особенно гейское. Как правило, он завешивал окно с плеером, например, пасьянсом, и развлекал окружающих, а теперь окружающие появились, громкими звуками.
Сегодня, на четвертый день совместного проживания, Ричи не стал устраивать баттлы со стандартными играми, просто смотрел в вечность сквозь экран, на котором разложились, кажется, три мужика, Фэйлор в такие подробности не вдавался, и ел. Когда доел, ушел из комнаты в неизвестном направлении на приличный отрывок времени, оставив Мэтта просвещаться. Вернувшись, он, не трогая ноутбук и не отвлекаясь на технофоба-ящера, ушел в ванную. А что, все правильно сделал.
Мэтти:
Эпопея с лаком надолго заняла мутанта. Его ж еще счистить надо было как-то потом. Сначала Хант и вовсе не подозревал о существовании такой просто и прекрасной вещи, как жидкость для снятия лака, потом, попробовав, полдня ходил со слезящимися глазами. В конце концов он заполнил долгие часы одиночества медленным и сосредоточенным соскребыванием. Пара чешуинок пала жертвой этого предприятия, но в общих масштабах предприятия потери оказались незначительны.
Жизнь текла вяло и медитативно. Ящер скучал по общению, но к вечеру уже так изнывал от его недостатка, что не находил в себе сил лезть к Ричи, да и какой-то внутренний голос нашептывал, что раз уж этот козел все это натворил и виновен в вынужденном ящерском затворничестве, то пусть сидит и мучается от присутствия рядом с ним и игнорирующего го Мэта.
Правда, вряд ли Ричи это на деле так уж беспокоило. Все дело в том, что нянечка, учившая мутанта - тогда еще не мутанта, а боевого картавого карапуза, - говорить, невнятно объяснила маленькому и впечатлительному ребенку, что значит "игнорировать", и похоже именно то определение запало ему в душу и никакими другими не перекрывалось. По крайней мере других объяснений этому феномену не найти.
О чем я? Да о том, что полный игнор со стороны Ханта включал в себя, как ни странно, бурные разговоры, опешнетворение, громкие шутки, в основном или издевательские, или пошлые, хохот и драки подушками. Ну, с подушками я загнул, она у них была одна на двоих, ценная. Но остальное - чистая правда.
Вы вполне можете теперь понять, почему о "блокаде" не догадывались ни Ричи, ни соседи.
Соседи к ним привыкли быстро. Особенно тот повар с машинкой для бритья. Машинку он так и не забрал, очень хотел, но не решался. Он копил в себе неуверенность, дожидаясь, когда она достигнет критической массы и просто выгонит его из собственной комнаты пинками. Тогда ему ничего не оставалось бы, кроме как поселиться под дверью и попасться под ноги Ричи. Правда повар был почти уверен - совсем уверен он не был никогда - что, даже споткнись об него надзиратель, он просто поднялся бы и пошел дальше, повара по имени Ирвин не заметив. И уж само собой, уверенности на то, чтобы попросить машинку назад, Ирвину не хватало ни в столовой, ни в коридорах.
Но так получилось, что в вечер, вошедший в хроники как Вечер Гейпрона, Ирвин выпил. Выпил он не пива, и выпил достаточно, чтобы ходить по коридорам исключительно по диагонали, задумчиво рикошетя от стен пузом. Где-то на середине пути алкоголь смонтировал ему образ стальных яиц, и преисполненный тестостерона Ирвин решительно зарикошетил в направлении комнаты Ричи.
В то же время такими же богатырскими - но уже настоящими - яйцами гордо светили геи на экране ноутбука. Сначала ящер этого вообще не замечал, потом повеселился и он даже специально подошел поближе - вдруг что интересное покажут, но через несколько секунд ему стало завидно смотреть на эти накачанные тела и 25+ члены.
Ах да, вся эта смена эмоций произошло в общем счете секунд за десять-пятнадцать. Талантливый мальчик этот ящер.
А почувствовав себя уязвленным физически, мутант попытался отключить электронного гада. И почувствовал себя уязвленным морально, потому что совершенно, абсолютно никаким образом не догадывался, как это сделать. Ну кроме как выкинуть в окно, но тогда он провинился бы перед Ричи почти так же, как Ричи перед ним, и пришлось бы убираться в комнате или делать еще какую-нибудь нехорошую работу...
Ящер поступил, как ему оказалось, очень умно.
Он просто взял в руки ноутбук - то есть, в одну руку, схватив его прямо за экран. И потащил к санузлу, где находился гордый любитель прона, а вместе с ноутом за ящером потянулись какие-то провода и какие-то штуки, которые впрочем ноуту для жизни не требовались - как мутант успел заметить - а потому ценности не представляли.
Почти одновременно бесцеремонно распахнулись сразу две двери. Сначала, с легкой руки Мэта, дверь туалета, которому было откровенно плевать, чем там занимался надзиратель, главное было открыть дверь и яростно заорать "Выключи этих хуелюбов, чувак!".
Прямо на этой фразе открылась дверь входная, которую запирают только параноики-русские, ясен пень, и явила взорам багрового круглого Ирвина, весь боевой задор которого тут же и испарился.
Ричи:
Тот самый день для Ричи был очень утомительным. Встав по забытому будильнику в выходной, Фэйлор с самых шести утра пялился в экран. Он читал, смотрел, читал, играл, снова читал, и если бы кто-нибудь спросил, а что он, собственно, так долго читал, ничего вразумительнее "эээ, ну..." в ответ бы не услышал. Ричи нежно любил свои праздничные дни разложения мозга, когда можно было просто сесть ранним утром и встать... например, следующим ранним утром. Для ленивого человека, всегда занимающегося физическими нагрузками, лучшего отдыха и придумать трудно. Высшей степени разложения мозгов Ричи добивается, когда курить можно вот прям здесь, подавив низменные физические потребности, тем самым лишаясь последней необходимости зад от стула отрывать. После такого марафона длиной, как правило, в целые сутки, извилины в голове Фэйлора окончательно выпрямляются, он становится агрессивным и начинает изъясняться как Халк. Если следующие сутки он посвящает беспробудному сну, возвращает себе полноценную человеческую форму. Если нет, ну, что поделать.
Сегодня он чуть-чуть не досидел до Халка, потому как курить захотелось до отгрызания пальцев. Однако свежий воздух оказался подлым предателем, бросил на Ричи наковальню мигрени и гадко холодно дул в рубашку. Вернулся Фэйлор злой, продутый и сонный, решив, что вот именно сейчас ему надо в простой человеческий туалет или убивать.
Наивный маленький Ричи не подозревал, что у его богомерзкого сожителя так плохо с тактичностью. Нет, он знал, что все плохо. Но, черт возьми, он надеялся! Фэйлор совершенно забыл про какой-то ноутбук с каким-то проном, он просто шел в туалет.
Так каково же было его удивление, а мы помним, что это комната Ричи, а значит в данный момент он стоял в дверном проеме точно в профиль, каково же было его хреново удивление, когда в эту самую дверь ввалился не только, мать его, ящер, схвативший ноутбук по-мудацки, так еще и красномордый сосед!
- Ах ты ж ёбаный ты нахуй! - выразительно простонал Ричи на вошедших. Он внезапно возненавидел мир, возненавидел свою жизнь, возненавидел сраную дверь, а эти два прецедента в проёме просто стали точками концентрации вселенской печали и ненависти. Спасибо Центру за это. - Мэтти, солнышко, подержи, я с радостью все выключу! - Ричи скорчил неврастеническую улыбку и глазами, полными любви и преданности, похлопал на полулысого лучшего друга, выразительно надувая ноздри. Он бы еще ушами помахал в строну унитаза, но, увы, не умел. - Здравствуй, сосед! Как вечер? Ничего, что я к тебе боком?
Ричи поскрежетал зубами, стиснул их и страдальчески посмотрел в потолок. Он, конечно, подумал, что нужно было в пол, но не в его положении и получилось бы не так страдальчески. Раз уж мои коллеги так во мне уверены, вспомню молодость, обращусь к религии. Дьявол, если ты меня слышишь, пошли в этих двоих лучи поноса, пожалуйста. Я буду хорошо себя вести и есть христианских младенцев, честно.
Мэтти:
Для ящера все дни были утомительны, все дни были долгими и в целом все было не так, но как будет так он не знал.
Вот сейчас, конкретно сейчас, как сделать хорошо и так он знал. Надо было выключить к чертям собачьим этот сраный ноутбук, этих мерзких монотонно стонущих людей. Можно было бы даже взамен попросить включить пасьянс - надо же с чего-то начинать знакомство с техникой. Ящер ведь вовсе не ненавидел технику, он любил ее, но не понимал категорически и боялся, что она ему навредит или он, что вероятнее, навредит ей. Но если от возможного воздействия ноутбука на и без того хрупкую и шаткую душевную организацию мутанта можно было оградиться шапочкой из фольги, то от прямого воздействия мутанта на ноут оградиться было возможно только разве что щитом Капитана.
И чем дольше они соприкасались - Мэт и комп - тем больше становилась вероятность для последнего пасть в этой неравной борьбе за жизнь, и соответственно, тем больше была вероятность впадения в немилость для ящера.
Неудивительно, что особо рассусоливать Хант не стал. Но Ричи почему-то его порыва не подхватил, ящер злобно зарычал в ответ - тут время поджимает, решается вопрос жизни и смерти, а ты не можешь обуздать свой жалкий мочевой пузырь, маленький медлительный надзиратель!
Ящер рычал, нервничал, топал нетерпеливо босой когтистой ногой - колени полные с жирком дрожали смешно, нервничал, скулил Ирвин.
Что делал Ричи уточнять не нужно.
Мэтью терпеливо дождался, когда тот закончит, ноут тоже дождался, а не вспыхнул в руке ящера синим пламенем, не треснул пополам и не взорвался, как ожидал Хант, разве что поскрипел каким-то из своих сочленений жалобно, это мутант отнес к личной неприязни.
Собственно, Ирвин от этой сцены слегка протрезвел, стал снова маленьким и слабовольным, и забыв, зачем пришел, ушел. По пути он пробормотал:
- Вот вам и гражданская жена, - и острый слух Мэта это уловил, озадачив мутанта настолько, что тот присмирел, стоял где поставят, сидел где посадят и смотрел туманным взором в стену добрых полчаса.
Ричи:
Чёртов дебил-архитектор наградил Ричи психологической травмой на целый вечер. Едва не лишив штаны молнии, Фэйлор нарочито медленно вышел из ванной, помахал на прощание соседу и, не отрывая страшный взгляд от Мэта, вырвал у него из рук ноутбук и резко захлопнул.
- Еще раз возьмешь его в руки, я вывешу тебя в окно сушиться. Считай, что он к столу прикручен, приклеен, приварен, прибит и не подлежит пространственным перемещениям. Мешает - можно его аккуратно, строго под моим контролем, закрыть, - Ричи грозно смерил юного технофоба глазами и, чуть подумав, добавил. - Или тебя ударит током и ты умрешь!
Вернув ноут на его место жительства, Ричи праведно гневался и плескал яростью в окружающие предметы еще минут десять. Потом он смилостивился, повернулся наконец к ящеру, вид которого озадачивал и не радовал как-то. Делать было нечего, решением всех проблем осенило быстро.
К концу следующих десяти минут Мэт уже был пересажен в удобное, на взгляд Ричи, положение на кровати, одарен банкой пива и ободряюще подперт с другой стороны сожителем. Они умудрились даже поговорить как нормальные люди перед стандартной порцией опешетворения и парой раундов "сбрось соседа на пол и разлей пиво по кровати". Ричи частенько думал, что хотя бы ради того, чтобы каждый день вести себя как с трудом совершеннолетний полудурок, стоило портить волосы Мэта. Хотя так ли портить?..
- А классно это все-таки... Ирокез в смысле. Тебе идет, чешуйчатый, - из полусна выдал Фэйлор, уже не разлепляя глаз, зато методично поглаживая каким-то образом оказавшуюся у него на пузе голову Мэта по красным волосам.

***
тому, то дочитал аж сюда, моя невыразимая уважуха. Я б так не смог

Отредактировано Jonathan Henrics (13.10.11 00:03:28)

0

4

Jonathan Henrics, славные деньки, которые мы так подло оборвали на самом интересном. Читеры мы, Жоне.
Ричи это я, тащемта С:

0

5

Вложу-ка и свои 5 копеек) отрывки из жизни на другой ролевой, наиболее приятные)

Хомяк на Острове|-

http://uploads.ru/i/5/S/a/5SaIZ.jpg

Муза|-

http://uploads.ru/i/C/e/g/CegmO.png

Многабукаф|Ниасилил

"Я хомяк, я лечу, я ебаться хочу!"©

Самолет расхуярило еще в воздухе, но как-то не сразу, а на подлете к воде. Брызнули в стороны чемоданы, люди, тележка со стюардессой. Счастливо на рейсе не было детей. Французский А-319 живописно трахнулся об воду, раскалываясь окончательно, нос пошел ко дну, а хвост еще некоторое время дрейфовал, набирая воду. Там-то, слева, на B-месте, в непосредственной близости от туалЭта и сидел Витали. Точнее, сидела там пухлявая голая девица, бережно сжимая в ладонях мертвого джунгарского хомячка. Девица всхлипнула, чмокая пухлыми губами бездыханный хомяков мордас, встала в кресле, выбираясь в проход и откашливаясь от дыма, стараясь не наступать на тела людей, выглянула из отломившегося хвоста, заприметила остров метрах в трехстах от места крушения, шатко встала на подернувшиеся масляно-топливной пеленой волны и пошла по воде в направлении суши, виляя рубенсовскими бедрами.

Уж как достал техника вздувшийся прыщом на ровном месте поклонник. Колоритный, даже красивый, мужик под сорок, с "котлетами" денег в карманах, он истекал слюнями и прочими жидкостями организма при виде Донателло и, казалось, караулил его за каждым углом, хватая, замацывая до сального блеска и предлагая любовь большую и чистую. Натуральней натурального, техник отбрыкивался всеми конечностями, отскребаясь в душе до красных полос и выдавливая в рот чуть ли не тюбик пасты после очередных таких облапушек и сосок. Отель дружно ржал над всей этой ситуевиной, от шлюх до администрации, вставляя Хомяку шпильку на каждом шагу. Витали на почве всех этих дел стал совершенно нервным, стал кричать по ночам, видя кошмарные сны об удачном, наконец, возъебении мистером Тизом его незадачливой тушки. Может, видел бы прекрасные, если бы не насмотрелся за это время на разных клиентов, после которых "товар" уносили - когда под простынкой, а когда и в черном мешке. И хотя любвеобильный поклонник никогда не бывал груб, напротив, обкапывал Хомяка розовыми соплями нежности и ласки, Витали разумно рассудил - до свадьбы все такие.
Он осунулся, похудел, несомненно, это отразилось на работе и отношениях в коллективе, когда за очередную шутку в свой адрес по поводу "господина Филиппа" пошутивший едва не лишился глаза раскаленным паяльником. И администрация разумно решила - терять отличного работника не резон, но ситуацию надо поправить, потому Дон получил три недели отпуска подальше от Отеля и Тиза, на другом континенте вообще. Какая сволочь прокололась об этом поклоннику, неизвестно, но Тиз оказался на том же воздушном судне, что и Хомяк, всячески тому маякуя еще на регистрации. Донателло переколотило. Не видать ему покоя, обреченно думал техник, возжелав, чтобы чертов самолет рухнул где-нибудь в море и все погибли, может быть тогда ему удастся отделаться от домогающегося его хрена. Желание Хомяка исполнилось, но несколько иным образом. Судьба была в тот день пьяна в сиську, весела и игрива, благоволила почему-то Тизу, а потому дала ему зашибенный шанс добиться тела и души возлюбленного, заперев обоих на одном острове в отсутствии цивилизации. А чтобы было нескучно, крутанула сюжет через три пизды коленом в Блядомудский треугольник, место загадочное и волшебное, обладающее своей особой силой, хранящее в себе множество тайн и загадок. Место повлияло и на падение самолета, и на мозг Тиза, но больше всего на самого Донателло, отделив от его сущности Музу, долго жившую внутри, а его самого заперев в облике истинного хомяка.

Муза устало вышагивала по песчаной кромке у воды, щурясь от закатных лучей и потирая время от времени припеченный адским солнышком нос. Хомяк в ладонях окоченело топорщился лапами вверх, порядком уже замаслившись шерстью от этих самых ладоней, горячих и влажных - в такую жару даже музы потеют. Но девица все шла и шла, явно целенаправленно, точно зная, куда ей надо.
Музы существа бессмертные, и хотя порой весьма ленивые, но с хорошей чуйкой, умением ориентироваться на местности не проявляя топографического кретинизма, как их обладатели, и хранители всяческих тайных знаний. Хомяковой Музе Блядомудскй треугольник приоткрыл завесу неизвестности, оставалось только выяснить, что у той сильнее - лень или любовь к Хомяку. Но лямур штука сильная, потому лень побила одной левой, вот Муза и топала в указанном направлении, обжигая о песок поросьячьи розовые пятки, страдая, вздыхая, потея, обгорая, но огибая по периметру злосчастный остров в поисках пункта назначения, коим оказалась хижина шамана местного племени. Только он имел достаточную силу, чтобы вернуть Хомяка к жизни, а к самой жизни человеческий облик, бо дюже много всякой живности могло заинтересоваться хомячьей тушкой в качестве мелкой закуси.
У хижины горели fuck'елы, а из центра крышы виднелся уходящий в небо сияющий "кабель" астрала, заметный только сверхъестественным существам и приближенным к этому самому астралу. У шамана был сеанс связи.

"Нехорошо беспокоить занятого человека" - Подумала было Муза, но хомякова моська так жалостливо топорщилась в первозвездное небо, что та все же решилась. Тактично стукнув в балясину у входа, она отодвинула плетеный полог и вошла в накуренное всяческими травами жилище, по которому витал пряный, сладковатый запах жареных грибочков, кои вкушал шаман, слушая по "кабелю" исходящие из астрала вибрации. Шаман был страсть как колоритен - высок, зашибенно мужественнен, черен аки ночь и со вкусом обвешан на голое тело всякими убойными цацками шаманского стиля, не безделицами, а штуками со смыслом и значением.
"Вот бы мне такого мужика..." - Блядливо думала Муза, наметанным глазом оценивая шамана, но тут же устыдилась собственных мыслей - не за тем пришла-то, подошла ближе, положила в центр стола Хомяка и уставилась на негра зелеными нынче глазюками, на уровне телепатии передавая свои просьбы и пожелания. Шаман сообщение принял, особо не удивляясь, до прихода Музы из астрала он получил весть о гостях и морально, и физически тоже, был готов к их появлению. Отцепившись от "кабеля", негр поднялся, занимая собой хороший такой кусок пространства, достал пучок трав, прикурил, душевно и душно ими воняя, и принялся шаманить вокруг Хомяка, взывая к силам Вселенной. Муза успокоилась, присела в уголке и, достав из воздуха пилку, принялась точить коготки - волноваться было уже не о чем, все на мази, а порядок рассчета за оказанные услуги они обговорят позже.

Дон летал. И летел. Кудыть? Да хрен разберет, его душонку швыряло по таким небесным помойкам, что и сказать страшно. А потом хорошо так ебнуло обо что-то твердое, в нос ударил густой, тяжелый запах сладости и горечи одновременно, а в ушах эхом отозвались какие-то басовитые песнопения, звяканье колокольцев и шуршание марокасов. Витали нихера не понял, что происходит, дернул конечностями - все целы, и тут же задрых под эти звуки в первых радужных снах отдохновения без Тиза, опостылевшего ему до кишечных колик.

Муза с выдохом облегчения глянула на барахтающегося на столе хомяка, который что-то там пискнул, что пока только она одна разбирала, и затих во сне не смертном, но живом, свернувшись какашечкой и прижав уши, широко улыбнулась себе, потом подмигнула вспотевшему в ритуальных плясках шаману, убрала пилку в воздух и поднялась из своего угла, блядски-зазывно улыбаясь негру.

В предрассветный час, когда на горизонте уже забрезжили первые лучи-припеканцы, а последние пьяные звезды бледно добивали свое время, Муза, лениво потягиваясь словно сытая кошка, вывалилась из хижины, приглаживая взъерошенные рыжие лохмы и облизывая распухшие губешки, на рубенсовских бедрах и надутых розовых сиськах красовались сочные пятна, но Муза была довольна до усрачки. Дон живой, а шаман мужик хоть куда, в прямом смысле слова.
Подхватив все еще спящего Хомяка, она направилась вглубь острова к пресному источнику, сполоснулась там и пошла к поселению белых людей. Шаман сказал, что вернуть ее любимому Донателло человеческий облик еще не настало время - звезды показали ему нечто (как показали, когда он всю ночь пер Музу во все щели, кроме ноздрей, чтоб не задохнулась, неизвестно, тем не менее), о чем он пока не скажет, но Хомяк до того времени должен быть среди людей, похожих на него, на острове такие есть.
Доковыляв до первой на пути хижины в поселении "аскольдовцев", Муза переложила Хомяка в одну ладонь и принялась стучать в балясину входа хатки какой-то палкой, будя того, кто там спал. Дона надо пристроить в хорошие руки. Вышедшему на порог сонному, а от того злому субъекту она сдала на руки Хомку, сказав за все время одно единственное слово:
- Донателло.
И испарилась к ебени матери лечить солнечные ожоги. За Дона Муза была теперь спокойна.

Отредактировано Don Vitali (27.10.11 02:38:18)

0

6

Итак.
Барабанная перепонка дробь.
Моя первая анкета! С комментариями от автора.
Датировано Дата: Пятница, 16.Май.2008, 15.16

1.Имя и фамилия персонажа:
Эван Нельсон
2.Возраст: 24
3.Кто вы:
Охотник (вычисляет месторасположение нечисти и информацию о ней)
а потом ничего с этим не делает.
4.Внешность:
рост - 177. Худощавое телосложение. Обычно носит футболку и джинсы. Когда работает за компьютером или с книгами (а так он проводит большую часть своего времени), надевает очки.

5.Биография:
рост - 177.
Это был переломный момент в его жизни.
Худощавое телосложение. Обычно носит футболку и джинсы. Когда работает за компьютером или с книгами (а так он проводит большую часть своего времени), надевает очки.
Хммм... какая странная биография) очень напоминает внешность)
6. Характер:
Любит вкусно поесть и хорошо поспать))) ВПрочем, как все мы) Таксс... далее, терпелив, усидчив, хороший психолог, умеет слушать людей и говорить с ними.
Отличное качество! Он умеет говорить с людьми!
Очень коммуникабелен. Легко находит с людьми общий язык, если это, конечно, не понравившаяся ему девушка)) Обладает аналитическим умом.
7.Кокай силой обладаете:
Руки, ноги, галвное - МОЗГ)))))
галвное, галвное. кокай вопрос - токай и ответ)
8.Человек/Нечисть
Человек
9.Цели/Мечты:
Жениться на Натали Имбрульи. Ах, ну и конечно же мир во всём мире)
http://forum.worldofplayers.ru/images/smilies/facepalm.gif

АНКЕТА ДЛЯ ВАС
1.Имя:
Вольдемар
Кто, блин? ВОЛЬДЕМАР?!!!!
2.Опыт на ролевых: некоторый
Ну-ну. Это была моя первая ролевая.
3.Сможете ли вы писать посты не менее 3 полных строк:
Без проблем)))))
С тех пор ничего не изменилось. Теперь я тоже могу)

И в заключении, дабы подытожить вышесказанное...

Свернутый текст

http://s3.uploads.ru/LXnU8.jpg

+3

7

Выдержки из анкет, отношений и постов на той же ролевой.

Свернутый текст

Отец умер после встречи с мощным демоном. Мать обвинила дочь в его смерти, которая находилась поблизости во время случившегося. Вскоре после самовозгорания она тоже умерла.

Все умрут, а я грейпфрут.

Но был друг который ее поддерживал. Охотник. После пары бокалов у него в доме он пырнул ножом в спину девушки.

Вот что алкоголь с людьми делает.

6.Интересуется в первую очередь своими интересами.

четко)))

Но больше увлекается работой, если даже понадобится может убить друга.

а ВЫ также любите свою работу?

Познакомились на кладбище но в связи с тем что Ана не выносит оборотней на дух, ни чего хорошего ждать не приходиться.

Итак, дети, сегодня я расскажу о том, как я встретил вашу маму. Мы познакомились на кладбище...

О, вот это мое любимое. Из отношений моего персонажа:

Ирвин появилась в его жизни сперва под именем Икс. Втянула его в историю с черепом, а когда он потерял памят, пыталась защитить от вампиров. Кроме того, спасла ему жизнь, когда демон-иллюзионист натравил на парня Терминатора.

терминатора, вы видели? терминатора!!!

Помогала Андреа общаться с его душой, после чего его призрак связывался с ведьмой ещё один раз. Неизвестно для чего.

ему просто было грустно и одиноко в загробном мире. хотелось поболтать)

Незнакомка (то бишь Мэри) насильно увозит Грэйс в отдалённую Психиатрическую лечебницу (ну в дурдом!!), которая находится чёрти где, в каком-то провинциальном городке в горах штата Юта.

ну в дурдом!

Но она не знает, что планы бабушки по каким-то причинам идут гораздо дальше: девушке незаметно для неё начинают вкалывать особые препараты, действующие на её психику странным образом: со временем она начинает действительно сходить с ума, принимая вымышленную историю за свою реальную судьбу, то есть превращаясь из ведьмы Грэйс Кабэн в обыкновенною, правда, сумасшедшую, Еву Элингтон.

действительно. самая обыкновенная сумасшедшая.
еще бы, с такой-то фамилией. Будь я кабаном, тоже предпочел бы в еву превратиться))

шкатулка погрузилась в землю и быстро была занесена землей...

появившейся из, дайте подумать, земли?))))

Девушка руганулась про себя..Да почему я должна тебя слушать?-Хотя сама вс-таки пошла к машине села и уехала...

Ана осталась на перекрестке - Дэрик явись ине. - Перед ней появился парень - чего тебе надо?
-Эрик мертв, я отдаю свою душу взамен его.
- Согласен - Он протянул руку и Ана упала . Сердце небилось пульса небыло. парень исчез.

Вот так. Коротко, ясно, по делу.

Я должна была их защищать, а они умерли, но Эрик не умрет, иди к нему, я все решу.

она все решит!
боязно такое слышать от бабы, чьи подопечные померли)

Ди повернулась к девушки(Лорен) которая появилась на кладбише
- Я предпологаю, вещица которая интересует нас всех, находится у тебя....но видно что ты не так глупа чтоб носить его с собой...не подскажешь гле его препрятала- Ди посмотрела на девушку
Если не скажет, то внушу ей и она меня сама к нему отведёт. Лорен ничего не успела ответить, как Ди заметила кольт в руках у Анны
Вот же дрянь и когда она только успела

меня радует эмоциональная окраска отыгрышей)))

Делинда эх не думай,что со мной это прокатит!"сказала Лорен
"Я нашу специальные амулеты от магии и от всяких там сверх сил

от ВСЯКИХ ТАМ сверхсил)

Вообщем мне больше здесь не чего делать, так что я сваливаю - подумала Ди и в туже секунду исчезла

какие мы все там были решительные... и быстрые)

+1

8

Melvin Todd, это так чудесно.)
Я свою первую анкету не сохранила, но ролевую хорошо помню. Большую часть времени мы с подруженькой зависали во флуде и виртуально пьянствовали. *стыд-позор*

0


Вы здесь » Задверье » сразу за веником налево; » как прекрасны и молоды мы были


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC