Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » северный рукав; » магазин экзотических животных "федора"


магазин экзотических животных "федора"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

*****

0

2

(встреча, произошедшая по пути к магазину)

Джо Хенрикс, пьяная макака, неторопливо плыл по улицам.  Знай он, к чему приведет этот его променад - остался бы в баре пускать слюни на стойку. Бармен был не против - о волшебных свойствах слюны Джо ходили легенды. Говорили, что его железы выделяют чистый спирт, убивающий всех микробов в радиусе пяти метров. Хенрикс был полезной частью хозяйственной утвари, сами понимаете. Ну а запах...от обычных средств тоже есть запах, подумаешь. Но у них нет обаяния Джо.
На дворе все еще был день, но, к бурному удивлению прохожих, Хенрикс не плавился и не шипел от солнечного света. А вышел-то он на улицу вот вообще по чистой случайности. Видите ли, всю ночь и все утро пьянице подливали и втолковывали про здоровый образ жизни, и обычно глухой к другим людям Джо - тоже по чистой случайности - вслушался во все эти байки. Ну и пробрало его, сами можете представить, как - раз уж он вместе со своей старой приятельницей Адской Вонищей покинул пивное заведение посреди дня.
Итак, в какой-то неопределенный момент Джонни в утренних пробежках разочаровался и улегся вздремнуть. Когда он с трудом разлепил глаза, был день. Нет, не тот же самый день, и даже не следующий. Наступило послезавтра. А вместе с ним наступило похмелье.
Ну а вместе с ними пришел ангел. Тело поприветствовало его торжественной получасовой рвотой, по праву посчитало себя молодцом и попыталось подохнуть прямо в свежесозданной же луже - чтобы никто не смог присвоить ее себе, судя по всему.

***
Поздно вечером на радаре Матариэля появился сигнал - некий господин волочил за собой груду чемоданов и явно нуждался в помощи. Невзирая на собственный запах - ангел еще не успел разобраться в органах чувств - хранитель бросился творить добро.
К счастью, около часа назад при пробном запуске телепортации его зашвырнуло в бурный горный поток, где покрутило в турбо-режиме пару минут, пока он собирался с мыслями и настраивался на точку возврата.
Итак, таинственного незнакомца, чье присутствие - пока лишь присутствие - ощущал ангел, вскоре ожидал приятный сюрприз в лице пышущего жаждой помочь Матариэля, макаки уже трезвой, но слабоуправляемой. Да пребудет с ним сила.

Отредактировано Jonathan Henrics (04.10.11 21:27:33)

0

3

Спотыкаясь в воротах Ада о торчащий из дороги замороженный палец коммивояжера, Арсений начал подозревать, что что-то в этой жизни не так. Сидя на горе чемоданов под песни ржавого каната и ругаясь, чтобы это железное чудовище вот сейчас не оторвалось, Арсений уже догадывался, что. Так и вышло.
Сеньку и сенькины баулы низверг инфернальный вагончик на брусчатку. Кто бы сомневался, что в этом глубоко неясном городишке его никто не встречал. "Возьми побольше вредоносных артефактов, Амон! У тебя же магазин будет, Амон! Уд срамной, тварь навья, смерд богомерзкий и мать твоя девка гулящая! Загнуться тебе и неразгибаться вовек, как мне теперича с этими сундуками погаными!" - сыпались яростные проклятья, сопровождаемые мысленным потрясанием кулаком и унизительными приплясываниями, в адрес непосредственного начальства, пока Басманов толкал чемоданный Эверест по неровным тротуарам. От ярости, что он вокруг себя рассеивал, жухла трава и писались дети. Хотя второе не могло его не смешить, так что трава жухнуть перестала быстро.
Басманов задумался о коконе ужаса, в который он попал. Вокруг громыхают какие-то сраные сани, движущиеся черт те от чего, мигают огромные прозрачные окна, люди одеты в мрак и ересь, один он в кафтане эверест толкает красивый. Да еще и с телом промахнулся на въезде. Не заметил он бороду, не заметил!
Сеня отвлекся на рассматривание, что ему заботливо упаковала тетушка, обладательница столь же прекрасной вороньей головы, как его собственная, на продажу человечишкам. Сеня вообще легко отвлекался. Насколько позволяла ему пространственная дыра в стене одноко из толкаемых сундуков, которая своим наличием нисколько никого никогда не смущала, Сеня разглядел кубическую пирамиду мракобесия, снежный шар с адскими вратами, подарочный набор богомерзкого некромансера, чехол для тараканьих мелков, коробочку с демо-версией апокалипсиса, на которой была огромными для скромного размера коробочки буквами нацарапана кара за ее порчу и потерю,гильотина для старых ботинок, сомбреро и...
- Вот же срань! - эмоционально прокомментировал Арсений приземление своего носа на угол верхнего чемодана, споткнувшись об особенно глуббокую дыру в дороге. Да, в жизни определенно что-то не так.

0

4

Мэту никак не удавалось подчинить эту чертову - простите - огорчающую систему кровообращения. Ну вот и так он к ней подбирался, и сяк, а губы все равно синели, пальцы немели, мозг паниковал. Ангельская сущность тоже волновалась и нервничала, что ну вообще никак не помогало помирающему организму собрать в кучу все кишки и вернуться в норму.
Правда, не стоит забывать, что, борясь с упрямым сердцем, Риэль двигался по дороге. Они с идущим ему навстречу Арсением создавали эффект стра-а-ашный:
"В правом углу - наш чемпион, Матариил Жоннович, синий и немного скособоченный, заслуженный хранитель, Ангел Господень, Служитель Света, крылат и неумолим. В левом углу - где же ему еще быть - Арсений, то бишь, Басманов, патлатый, бородатый, темная лошадка нашей сегодняшней встречи, хорош как дьявол. Чем же закончится эта встреча титанов?
Что это? Взгляните! Матариил ускоряет шаг, расстояние между ними стремительно сокращается! Не стоило
нашему чемпиону так самонадеянно забывать о коварстве собственного тела, ох, не стоило! Пищеварительная система явно готовит ему сюрприз, я так и слышу подлое бульканье желудочного сока. Но Матариил неустрашим! Его не сбить с пути помощи ближнему. Между ними уже какие-то считанные метры, пять, четыре, три-и-и-...О нет! То, чего мы так боялись, все же случилось! Я слышу гул трибун, этот вой тысяч разочарованных зрителей - не для слабых нервов, скажу я вам, ох, не для слабых! Кажется, кого-то уносят с трибун на носилках. Но я отвлекся! Посмотрим же на повторе этот момент!
Лицо нашего чемпиона искажено удивлением, он спотыкается! Но что это, что я вижу?! Его оппонент тоже нетвердо стоит на ногах! Эти двое одновременно теряют равновесие и управление! Горы чемоданов рушатся с грохотом, которому позавидуют любые создатели спецэффектов! Наверняка в городе решили, что прогремел гром!
На приближенном снимке вы видите, как раскатываются во все стороны шкатулки и и разный хлам! Но что же творится с героями?! Наш чемпион стоит на четвереньках, его тело сводит судорогой, кажется, сейчас...сейчас, о да! Вот это был залп! Спорю на сотню гулей, такого потока не извергала даже твоя тетушка Бетти! Но и это еще не все?! А этот Хенрикс - вместительный тип! О, да Матариэль занял вип-аппартаменты. Он может устроить там неплохой междусобойчик с парочкой демониц, если вы понимаете, о чем я. Кажется, новый залп на подходе. Взгляните, вы только взгляните на это лицо! Сколько светлой ярости! Кажется, я согрешил в своих мыслях, дорогие слушатели, сильно согрешил!
Эй, да наш герой не промах! Схватил ближайший ларец и использовал его вместо бумажного пакета! Меня всегда поражала эта тяга светленьких к чистоте и порядку. Или же это психологическая атака?! Что скажет на это владелец ящичка? Хей, кстати, а что за ларец-то? Почему померк свет? Я ни черта не вижу, и это не метафора! Кажется, это землетрясение? Все, я сваливаю отсюда."

Гром, молнии, шторм, из земли выкопалось с десяток зомби, а те, что сохранил остатки мозгов, тут же закопались назад. И все это чудо на участке безлюдной местности два на три метра. Еще не оклемавшийся Матариэль захлопнул крышку ларца. Все стихло. Он огляделся.
- Неужто я в случившемся повинен? - изрек он нараспев, обращая взор на Басманова, - И образом каким, поведай, ларец сей во владении твоем оказался, о скромный муж?
Он смутно чувствовал, что муж какой-то не совсем скромный, но суть проблемы пока не уловил. Матариэль сидел на коленях, держа в руках странный исписанный ящичек, с лица и одежды его стремительно исчезали все следы недавней тошноты. Самое большее через минуту он был лишь слегка взъерошен.

Отредактировано Jonathan Henrics (05.10.11 01:06:32)

+1

5

Арсений яростно фонтанировал кровью на улицу. Его нога застряла в пространственной дыре чемодана, пока он гневно пинал несчастного, обвиняя в своем боевом ранении именно его. Проклянув сундук еще раз для верности, высвободив ногу и не без труда избежав знакомства своего прекрасного лица с дорожным покрытием, Сеня выразительно прокашлялся. Естественно, его выражение пропало даром - ну какой идиот будет воспринимать человека, сокрушившего свои собственные вещи своей собственной природной ловкостью, хоть немного всерьез?
Тон голоса, вещавшего с другой стороны сундука, вынудил Басманова подумать, а не нашел ли он такую ценность. Злобно сопя и выдувая на почтенную бороду лишний хреналион литров крови, Сеня обошел багаж.
Нет, не нашел. Положение в пространстве существа, которое с ним говорило, было приблизительно вдвое более плачевным, чем его собственное. Он-то стоял. Вернув все свое высокомерие из дальних позорных далей, в которые оно уходило, Сеня презрительно дослушал вопросы, порадовавшие знакомым порядком слов, и скорчил уничижительное лицо.
- Ты, охальник, ты. А про ларец пошто вопрошаешь? Не твоего ума дело.
Арсений брезгливо отобрал внезапно чистую коробочку и бросил в сундук. Как ему казалось, в сундук. Коробочке казалось, что она лежит на другой стороне улицы. И что это не сундук. Не обращая никакого внимания на печальные размышления коробочки о своей участи и на охальника по факту его существования, Басманов с самым деловым из всех возможных его видов принялся толкать сундуки дальше. Сейчас он практически молился за благодатную невозможность увидеть себя со стороны. И высокомерно толкал.
На пороге своей новой площади обитания, которая показалась ему несколько меньше привычных хором, как будто бы это была лавка о десяти квадратных метрах площади, Сеня краем глаза заглянул в бесконечность и там остался минут на пятнадцать. Ему не давал покоя охальник. Какой-то он был... отвратительный, как человечишко, но, кажется, не человечишко. На этом, безусловно, достойном нобелевской премии выводе абонемент в бесконечность закончился и Сеня открыл дверь.

+2

6

Джонни вообще понятливый малый, если все условия соблюдены (язык знаком, речевых дефектов нет, благочестивость говорящего не вызывает сомнений, говорящий не кошатник, темой разговора не является пищеварение круглых червей - веке где-то в седьмом юный Риэль проиграл пари и теперь до Страшного суда не имеет права обсуждать этот увлекательнейший вопрос -  и так далее...).
Вот сейчас какое-то из тысячи простых условий было не соблюдено, и Мэт подвис на пару минут, переваривая услышанное. А потом открыл свои ясные очи - у Джона таких отродясь не было, откуда взялись, непонятно. Возможно, это такой аналог личных вещей, которые мы обязательно прихватим с собой при переезде. У кого-то трусы, зубные щетки, любимое ружье, пачка - прости Господи! - презервативов...ну а у Риэля это ясные очи. Не худшее, что могло бы быть. Вот, значит, открывает ангел глаза и понимает, что остались они с ларцом одни на этой дороге, а облако сундуков с недобрым Громовержцем в роли буксира укатило за пределы простого человеческого и даже простого нечеловеческого поля зрения. И ему почти повезло избавиться от святого пьяницы, но! Телепатию никто еще не отменял.
В общем, присвоить себе ларец Матариэль не мог, оставить его валяться тут тоже - он чувствовал перед ним некоторую вину по той же причине, по которой не стал бы сейчас туда заглядывать и никому бы этого не посоветовал - потому, подхватив груз ответственности под мышку и втайне взгрустнув о запрете попользоваться телекинезом, ангел затрусил по дороге вслед за гражданином-наверняка-очень-тяжело-переживающим-потерю-своего-сундучка.
По дороге он поднял еще один предмет, этим гражданином потерянный, на первый взгляд похожий не то на моток веревки, не то на огромные серьги. Ну то есть любому адекватному человеку показалось бы именно так. В серьгах, как и мотках, ангел разбирался слабо. Зато отлично помнил весьма откровенный наряд женщин одного ныне вымершего племени. Племя это было очень разумно. Оно считало, что главное, для чего оно существует - это телесные удовольствия. И что боги хотят от них примерно того же и занимаются там, на вершине горы Уль-Пуль-Куль (Гора, Что Похожа на Сиську) примерно тем самым, о чем вы подумали. Матариэля угораздило явиться к ним в потоке света. В том племени он провел не один волнительный день, убеждая всех, что он здесь не чтобы жрать и трахаться, а с великой целью. Люди племени понимающе кивали, подкладывали ему в лист пальмы еще плодов и жареных птичек, и поили хитрыми веществами. О горячих душных - и конкретно  этом племени полных стонов и криков - ночах, проведенных на верхушке единственной в округе сосны, посаженной явно каким-то особо зловредным демоном, Матариэль до сих пор вспоминает с содроганием.
Так вот, к чему это все. Одевались там все в вот такие мотки-серьги. Выкинуть он его не мог, потому ангел страдал, мучился и все равно нес его двумя пальцами, опасаясь, как бы он его не укусил или не сделал еще что-нибудь похожее.
Ни о каких думах о особенности того сундукастого гражданина, Предмет обронившего, и речи не могло быть. Удивительно, что хранитель вообще все еще шел в нужном направлении.
Он ворвался яснооким торнадо в магазинчик, тут же что-то задел и уронил, потянулся поднять, задел локтем стопку то ли писем, то ли газет, то ли сушеных человеческих кож, в темноте не разберешь, наступил на что-то сдавленно булькнувшее и лопнувшее, уронил Предмет себе в карман и забыл про него, поставил ларец на ближайший стол. Оказалось, что это был не стол. Что-то посыпалось, упало, разъехалось в стороны. Ларец ангел успел подхватить.
И застыл, часто моргая, ни Сеньки не видя в темноте после улицы, прижимая к себе ларец, как родной.

0

7

Первое, что сделал Арсений, войдя в магазин, из самых дверей, как будто бородой почувствовал неладное - это разбил лампочку. Прицельным ударом выковырнутого из стены камушка сбил Сеня эту несуразицу, как только заметил его зоркий глаз что-то висящее на потолке и не отвечающее требованиям Басманова к предметам, которые должны его окружать. Список таких предметов был не очень длинным: тяжелые дубовые столы, кони, кованые ворота, свечи, бутылки, золото, ковры, березы и трупы. И все немногочисленные пожелания его при ближайшем рассмотрении темноты оказались проигнорированы, что Сеню неимоверно возмутило и оскорбило.
В расстроенных чувствах, но благодатном мраке доковылял он до прилавка, за которым сидеть ему подразумевалось еще лет с десяток, мысленно всплакнул о своей горькой доле и четким движением руки сломал считало с приписью "касса", которое на прилавке нашел. Все эти чудеса, на заморский манер сотворённые боярами-слабоумцами казнокрадства ради, нагоняли на него тоску несусветную характера ностальгического и пробуждали более чем естественное для обиженного Арсения, да и вообще в принципе Арсения, желание ломать, убивать и вешать.
В третий раз споткнувшись о стоящую точно по центру магазина кучу чемоданов, Сеня решил ее разобрать. Ну, расставить вещи из чемодана по ящику немного большего объема. В смысле раскидать куда упадет. Зверушки всеми силами своих пищалок убеждали его, что у них не должно быть на голове кормушки, а на клетке сундука, но Сеня был непреклонен. Сеня не любил зверушек. Зверушек, птичек, моллюсков, цветочки, бабочек, мадагаскарских шипящих тараканов, фестиваль помидоров в Испании, людей, ангелов, Землю, свою жизнь, галактику Млечного пути, зефир, португальский язык, электричество, стихи, книги, картины, серебро, таблетки, зеркала, шорты и когда ему говорят слова, значения которых он не понимает. Сеня вообще очень много чего не любил. А нравилось ему напиваться в шумном месте, превращаясь в озорную свинью, и сидеть в темноте с кефиром. Не найдя вокруг себя ни одного шумного места, Басманов наколдовал грустную пачку кефира и сел.
Он бы так и сидел, в темноте и печали, до конца, возможно, света, если бы землетрясение двухсот пятидесяти восьми баллов по шкале какого-нибудь немецкого мужика, тайфун чудовищной разрушительной силы и прочий Матариэль просто не зашел. Но когда это Сене так везло. Угрожающе поставив кефир на стол, Басманов встал, выпутал ногу из осколков чем-бы-оно-ни-было-теперь-просто-неопознаваемых-осколков-спасибо-гостю-дорогому, встал, перехватил падающую башню своих вещей как настоящий человек-перехватило и навис крайне унижающим лицом над охальником.

0

8

Ларец, между прочим, был очень удобный для держания. А еще у него была удобная защелка, которая прямо сама ложилась в пальцы. И в пальцах ее было почти удобно теребить, вот только немного мешало, что она защелкнута. Так и тянуло ее с легким щелчком откинуть наверх, открыть крышку ларца, устроить конец света и быть снесенным ударной волной. В том случае, если ты, конечно, человек, а ларец был продержан достаточно долго в открытом положении. Апокалипсис - коктейль многослойный. Один из нижних слоев - атомный взрыв, вызывал у создателей особую гордость. А вот о саамых нижних слоях пока ничего известно не было, потому как при их создании их создателей лишило разума. Их неоднократно пытались допросить, и они даже совсем не сопротивлялись, напротив, весьма охотно пускали слюни в ответ.
Но открыть его тянуло только тех, в чьем подсознании была закреплена привычка что-то теребить. В подсознании ангела был легкий стыд за Предмет, ныне покоящийся в кармане. В сознании же его был ужас и растерянность.
Никто рад не будет, если над ним в темноте внезапно нависнет кто-то давно не мывшийся по причине переезда.
Но в данном случае ситуация усугублялась чем-то еще, пока не сформировавшимся в разумную мысль.
Джонатан шумно сглотнул. Немного заикаясь, он пробормотал:
- Сей ларец обронен был... - и сунул ларец в руки владельца, -В беспорядке раскаиваюсь я и извинения приношу от сердца и души самой, и именем Девы Марии клянусь, что вернусь и справлю все, что сотворил. Ныне же спешу я.
И замер, ожидая ответа от собеседника и разглядывая его с удвоенным интересом - страх-то прошел.
- А с серой вас молю быть осторожнее. И дыра прожжена у вас на вороте, возле шеи. Ожог не сравним с муками адскими, но и с райским наслажденьем его не сравнить. Человек слишком хрупок, чтобы проявлять подобную неосторожность, - мягко упрекал его ангел, - О, у вас здесь звери! Позвольте взглянуть!
Позволения он дожидаться не стал, а проскользнул мимо, по пути смахнув с одной из клеток кусок ткани. Обернулся подхватить, не сумел. Поднимая с пола ткань и чудом не смахивая все остальное в округе, ангел обратил внимание на то, что сидевший в клетке зверек широкими от ужаса глазами смотрит на владельца магазина и ларца.
- Взгляните, до чего же испугался. Тише, малыш, все хорошо, мы не обидим тебя. О, и тот тоже боится. И тот...И вот этот, - удивленно говорил Матариэль, вглядываясь в темноту, - Чего же они все боятся?
Он растерянно обвел их всех взглядом и переключился на сверхестественное восприятие. Зверьки в нем были маленькими сгустками ужаса, а за спиной ангела...
- Или кого... - резко повернулся и ткнул в врага человеческого пальцем Матариэль, - Ты - тварь из Преисподней! Демон, дьявол, приспешник Сатаны!
Обличительные синонимы закончились, а хранитель уже весьма буквально светился праведным гневом. Не зная, чего бы еще выкрикнуть, потребовал:
- А ну верни ларец!

Отредактировано Jonathan Henrics (15.10.11 13:31:51)

0

9

При ближайшем рассмотрении, нарисовавшийся во мраке жилища Арсения охальник оказался едва ли ниже хозяина, что здорово затрудняло нависание. Излучая Суровость, Высокомерие и Волосатость, Басманов экстремально незаметно шарил ногой по полу в поисках благодатной ступенечки, естественно не нашел таковой и, не отчаявшись, грозно поднялся на цыпочки. Да, теперь нависать удобно.
Слишком сосредоточенный на угрожающем виде своем Сеня прослушал половину мямлений охальника и знатно опешил от ящичка, который ему присунули. Это бестолковое создание вероломно не оценило Суровости!
И, не успел Арсений спохватиться, набрать таз очень обидных ругательств и обрушить его на главу охальника, чтоб та в самый подвал поникла, как вышеуказанный, вероломно пройдя мимо, вероломно пересек границу личных владений Басманова. Это было больно. В пору своей инфернальной молодости, насколько позволяла ему не очень-то крепкая память называть какую-то пору своей молодостью, Арсений никогда не звал к себе гостей. За бессмертную отговорку, почему эти люди ни на один хрен никому не сдались в его жилище, он был искренне благодарен своей тетушке, которая должна быть здорова как синий кит, сколько тысяч раз драгоценный племянник нарекал ее простуженной, больной и уже неделю как почившей. Вторжение в личное пространство, сопровождающееся хватанием жирными, а они всегда оказывались именно жирными, ручищами частной собственности, вынудило  Сеню освоить технику ультразвукового нечленораздельного матерного вопля захребетских монахов, отпугивающую все, что когда-либо было живо, от вашего дома как нестираный носок над дверью. Ну не любил он чужих ласт на своих вещах, у каждого своя основательная причина ненавидеть окружающих и желать им скорейшей прописки в комфортабельных аппартаментах  чуть ниже уровня земной коры.
Врочем, все его справедливые причины радостно оттаптывал этот чрезмерно светящийся для сенькиного комфортного чертногусломит освещения охальник. Пиперся без приглашения, оказался выше полутора метров, что-то бубнит, светится, ходит, все лапает, животинок любит, бесит, в конце концов. Арсений хотел было уже вывалить оскорбительный таз на это недоразумение, как оно снова его перебило.
Обвинения в тварьности и принадлежности к демонической расе открыли Сеньке глаза на многое. Например на то, что здесь невыносимо отвратительный холодный климат. И что кефир кончился. Ну, еще охальник, кажется, ангел. Морально поздравив себя с первым пернатым врагом миссии великой демонической, Арсений удивленно взглянул на пернатого врага, требующего его, сенькину, вещь с какого-то перепугу назад. И сразу возмужал. Еще чего.
Молниеносно, как признанный человек-перехватило, вытащил он из неведомых далей бездонного кармана своего кафтана пульверизатор и, направив в лицо обнаглевшему посетителю, пшикнул.
- Проваливай отсюда, уд ощипанный!

0

10

Ангел захлебнулся от возмущения - сначала просто воздухом - потмоу как ларец не был выдан по первому требованию. Увы, идеальный мир, где демоны раскаиваются, звери не какают, а ларцы с апокалипсисом не валяются на дороге, существовал лишь в светлом, но немного пыльном разуме Матариэля.
А в реальности демоны не то, что не раскаивались, но еще и имели наглость в него водой брызгаться!
Вообще ангелам вспыльчивыми быть, наверное, не положено, но в моменты гнева - порой, признаться, не слишком праведного и справедливого, но это уж точно не про эту ситуацию, согласитесь - вот в эти самые моменты гнева как-то и в голову не приходит вся эта чепуха про тихое смирение, кротость и бла-бла-бла. А приходит - тем более в основательно подточенную ликероводочным змием головушку Джонни - желание кому-нибудь отрубить...ну, что-нибудь отрубить. Уж что отрубится.
Дурное, пардон, святое дело нехирое - и вот в розовой ручонке Хенрикса уже красуется малость полупрозрачный, но все-таки огненный меч, вещь большая и красивая, освещает все вокруг еще получше ангела. Правда, с вековыми наслоениями грязи на окнах по светонепроникаемости может сравниться только слой свинца, и улица надежно защищена от излишней иллюминации.
Да и комната вскоре от нее защитится - не прилагая особых усилий.
В общем, прохрипел Джонни что-то воинственное ( вроде "ЛОМАТЬКРУШИТЬ", но на енохианском грознее) и занес меч...и меч, крайне воодушевленный этим занесением...в общем, занесло его. И Джонни вслед за ним.
В следующие пару минут демон имел счастье наблюдать осоловевшего и потирающего отшибленный копчик ангела, чья Вселенная сейчас сократилась до размеров пятой точки его оболочки, разрубленные пополам в падении и дымящиеся от праведного огня чемоданы, разбегающуюся из них по темным углам мохнатую многоногую гнусь и так беспалевно тающий меч. Типа а чо я, я ничо...
Потом ангел выругался на енохианском, грустно чихнул и, кряхтя, поднялся на ноги. Вызвать меч во второй раз он не решился, тело вполне ясно показало, что оно не готово к таким фокусам. Поэтому Джонни просто продолжил потирать копчик и уставился на врага человеческого с особенно хорошо получавшимся у него мягким упреком номер шесть.

0

11

Пшикнув еще пару раз для верности, и еще для унижения, и, не удержавшись, пшикнув, потому что смешно пшикалось, Арсений записал пульверизатор в перечень хороших, годных изобретений этого жалкого мирка. Потрясающая штука, думал Сенька, расползая злорадную, не то чтобы он был способен на другие, улыбочку по щекам от зрелища гневающегося мокрого маленького ангела, посмевшего нарушить личное пространство Басманова. Торжество справедливости, трусы поверх штанов, саморазвевающийся плащ!.. Сене стало очень стыдно за такую люцимерзкую ересь, он стушевался, заправил трусы в кафтан, а плащ в сундук. И поднял на быстро звереющего пернатого резко сужающиеся глаза. Их жгло и пепелило божественным пламенем даже не первой свежести, что вынудило их обладателя с грациозностью лося перекатиться под прилавок. Омерзительный свет залил магазин по какой-то неочень ровной и явно не намеренной траектории и погас.
Сеня вылезать побаивался. У него была парочка неприятных воспоминаний об ангельских мечах. Поле брани, бой во имя Тьмы и Князя Преисподней, стороны сошлись в вечной битве бобра с ослом... Рассказывал экскурсовод инфернального краеведческого музея, пока юный Амон на спор со своими друзьями дебилами запускал руку в витрину с Настоящим Ангельским Мечом, а потом орал даже не нечеловеческим голосом, соскребая порядком подтаявшие пальцы с ценного экспоната. Помнится, друзьям он отдавил по ноге каждому самым тяжеленным конем, которого только выволок из адового стойла, долго гоняясь за ними перед этим, сотрясая воздух кулаком и обещаниями шатать их дом трубу, если ума не хватит немедленно остановиться. Сеня не любил розыгрыши. И экскурсовод не любил. С тех пор Басманова в музей даже трупами не заманишь, а указок и ангельских мечей он просто до усрача опасается.
Когда совсем погасла всякая лампочка помимо охальника, Арсений все же выглянул. Спрятав обе руки под кафтан, а глаза под руки, он подполз к краю прилавка и осторожно высунулся. Смекнув, что ему очень повезло с охальником и охальничьими верхними конечностями страшно сказать из какого места, Сеня расправил кафтан по-отважному и гордо вышествовал из своего укрытия, едва не забыв встать с четверенек.
Результат коротого пребывания в его доме стихийного ангела вынудил Басманова приложиться ладонью к своему прекрасному лицо и выразительно так постоять. Нет, если здесь такие все, то это же... Это же... Это же какао какое-то. Перешагнув через половину своего чемодана, Сенька возрадовался пустоте оного и вооружился пшикалкой. Он смело обрызгал меч с безопасного расстояния, бросил в его хозяино обломком, преисполнил очи праведной яростью и, встав в позу и размахивая пульверизатором, возопил.
- Мудень ты лесной, убирайся восвояси пока я это восвояси тебе по самое убирайся не натянул! Чтоб духу твоего смрадного, скот пернатый, не чуял больше на земле своей! Вон!

+1

12

Ангел в тысячный раз захлебнулся гневом, слава богу не подавился, отскочил с грацией пьяной в дрова картофелины в сторону и принял там эффектную позу, потому что демонюка-то поганый принял, шо мы, хуже демонюки поганого умеем позы принимать? Чрезмерно впечатленная общей святостью и невероятностью маленького гордого ангела, мохноногая плешивая гнусь выглянула из-за его ворота, была тут же обнаружена, смахнута гневно и испепелена в полете, обреченная на вечные страдания в маленьком персональном гнусявом Аду.
- Как смеешь ты, подмышка Люциферова, ангела Божьего языком своим черным обругивать?! На хвост себе попшикай, порожденье зловонной гущи грехов мелких! Скройся с глаз моих немедля, коли не хочешь быть мною пинками прогнан и мечом огненным под зад подгоняем! - очень грозно прокудахтал мокрый Джонни и для пущего эффекта потряс кулаком. На нос ему упала капля, и он весь вздрогнул от неожиданности, даже охнул.
Черт его знает, когда там и каким местом ангел эту хреновину задел или обидел, но в общем какая-то хреновина прониклась чувством недобрым и уронила на него, хранителя, пыльную тряпку. Или у хреновины было большое театральное прошлое и это на самом деле был занавес.
Ну тряпку "пернатый" с горем пополам с головы стянул, а что разбил что-то в процессе, так это наверняка демонюка подложил специально. В общем, обиделся на поганого Матариэль капитально, с запасом.  А обиженный он все равно, что пьяный.
- Ты, грибок позорный на ногах старого гнома, а ну отвечай, за каким делом сюда явился, и только посмей слукавить! Я ангел, я ложь твою учую.
На всякий случай он попытался за спиной призвать клинок поменьше предыдущего, но то ли сосредоточенность подкачала, то ли предыдущий меч нажаловался всем своим астральным братьям, но получился только маленький пучок золотых искр, шустро рассыпавшихся во все стороны.
- Чую я, не просто так ты явился в сей мирный город! Беду принес с собой, - он скосил глаза - Аж три, пять, семь чемоданов! Нет, вон еще восьмой, и вон там сумка или как ее назвать-то...кошелек? авоська? Авоська Тьмы, архангел Гавриил, братец, уж не ты ли со сборами подсобил? - отвлекся от угроз Матариэль и укоризенно поцокал языком куда-то в потолок. С потолка упала пара мелких кусочков штукатурки, и устыдившись своего неумиротворения, ангел слегка уменьшил поток излучаемой энергии. Хотя это еще что! Сколько яблок-недоучек попадало с Древа Познания пока малыш Риэль учился сдерживать свои эмоции...
- Так что, мозоль питекантропа, - ну очень спокойно и по-христиански начал ангел и пару раз икнул от неподобающих его положению обзывательств, - Сам уберешься восвояси или мне придется пустить в ход, - он судорожно пошарил за спиной и, схватив что попалось, гордо выставил перед собой на вытянутой руке, - Клетку с попугаем?...Нет, не то, погоди, - вторым подвернулся маленький шпатель, третьим оказался колпачок от зубной пасты, четвертой окаменевшая мышиная какашка. На этом месте ангел обернулся и уже обеими руками судорожно начал шарить на ближайших полках, но так и не нашел ничего вразумительного, - Да что ж за дрянь тут понавалена, великанья ж ты гангрена!
А где-то в углах оставшиеся золотые искры начали очень праведно тлеть.

Отредактировано Jonathan Henrics (23.10.11 00:40:41)

0


Вы здесь » Задверье » северный рукав; » магазин экзотических животных "федора"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC