Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » у штопаного моста; » двубережный парк


двубережный парк

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

*****

0

2

Начало игры.

Как и всякий творческий человек, Омбас был слишком зависим от своего вдохновения, а, следовательно, и от настроения. А оное не ладилось уже добрую неделю. Стихи не писались, музыка не сочинялась, на гитаре лопнула струна, и, казалось бы, вместе с ней лопнуло и терпение нашего героя. Таки чаша спартанской выдержки переполнилась, тело охватил нестерпимый жар нарастающего бешенства, мысли перепутались окончательно, отрубая парня от реальности. Вик не помнит, что творил, но это хорошо помнит его друг и солист их музыкального коллективчика — Алан Рид, с легкой подачи которого рыжий не раскроил свой череп о близлежащую стену, а лишь раскидал нотные листы по всей комнате, чуть было не сломал гитару, покрыл матом всех и вся, начиная с предметов мебели и заканчивая ни в чем неповинной бродячей кошкой, обитающей в соседнем дворе, ну и, конечно же, превратил в гору осколков хрустальную вазу, неизменно пустую, полную пыли, чем, собственно, и заслужила она сею незавидную участь. Какая же все-таки радость, что Алан вчера решил остаться у Омбаса с ночевкой, не иначе как попой чуял, что сотворит ребятенок нечто неладное. Тем временем на достигнутом Риан не останавливался, окунул Рида в чан нелицеприятных непечатных высказываний, после чего, с чувством выполненного долга и неким облегчением, вывалился на улицу. Хорошо хоть одетый вывалился. В чем ночью заснул, в том и вылез: узкие джинсы и мешковатый растянутый свитер; перед тем как пойти погулять, обул потрепанные кроссовки и ветровку. Теперь можно было бродить по улице сколько душе угодно. В кармане джинс еще и деньги завалялись с прошлой гулянки. Немного, правда, в прочем, как и всегда, но и этого хватит на хоть сколько-то да приятное времяпрепровождение. К слову, позитивный настрой Викториана сохранился ненадолго. А ровно до того момента, как он вляпался в какую-то грязь, споткнулся раза три, добивая и без того издохшие кроссовки, и в качестве бонуса нарвался на кровожадную и очевидно очень голодную собаку, от которой ему пришлось удирать добрый квартал. Не задался день с утра, так сказать. Точнее, неделя. Поддавшись пессимистичным настроениям, размышляя о своей судьбе горемычной да нерадостной, проклиная Алана за то, что тот не пошел на выгул с ним, оставив без присмотра, рыжий и сам не заметил, как приплелся в парк. И всё бы ничего, прогулка как прогулка, если бы только не попался на глаза Вика пруд. В каждом парке есть такой вот пруд. Казалось бы, мелкий, невзрачный, бесполезный, если не считать его неизменную службу пристанищем для уток, но не всё так просто. Уж Омбас-то знал, что пруд этот достаточно глубок, оттого вода его и темна. Как-то рассказывал ему Эрик — басист группы — как утонуло в этом самом пруду аж трое молодых людей. Двое спьяну, третьего убили и сбросили в воду, но ведь утопли же, факт остается фактом. На дне сей красоты искусственно созданной — крупные камни. И, если спрыгнуть с небольшого деревянного моста, рассекающего пруд, то, наверное, можно и помереть. Стукнуться головой о камень и просто-напросто не всплыть. Точнее всплыть, но позже, когда оно и не надо уже. Решено! Риан чеканной поступью влетел на мост, облювовав самую высокую, центральную, точку. Перебраться за перила моста трудности не составило. Людей вокруг не было, никто не хотел в такую не очень-то приятную погоду выбираться из дома, тем более в первой половине выходного дня, так что нежелательных свидетелей быть не должно, равно как и горе-спасителей. Уж если Вик решился на самоубийство, значит, день действительно ужасен. Нет, он не относился к тем малолетним и не очень суицидникам, которые с благоговейной физиономией пилят тупыми лезвиями свои запястья. Он бы никогда не смог пытать свое тело таким вот варварским образом, но вот, если уж припекло, убить себя мог. А впечатлений скопилось много, неприятных, свинцовой тяжестью давящих на грудную клетку, не дающих свободно и беззаботно дышать. Сколько бы Викториан ни старался, ничего у него не выходило, группа не процветала, достойной музыки и стихов он не создавал уже давненько, а значит, и жить уже незачем. Сдался малый, вспомнил все обиды и неудачи, что только больше придало ему решимости для финального прыжка. Расстояние до воды было приличное, чуть выше двухэтажного дома. По крайней мере, так казалось сверху. Стоял парень на небольшом каменном выступе за перилами, держался крепко, но ладони запотевали и уставали от недюжинного напряжения, давящего на суставы. На секунду Вик почувствовал себя девицей из фильма "Титаник", даже иронично хмыкнул. Пребывая в своих мыслях, не моргая смотря на воду, молча прощался с миром, извинялся перед музой, молился о том, чтобы ребята из его группы нашли автора композиций и гитариста получше, пожелал родителям  особо кончину его не переживать и жить дальше все с тем же их непрошибаемым спокойствием, после чего со спокойным сердцем сделал шаг вперед, и, тем самым, вниз.

0

3

День начинался довольно неплохо, учитывая то, что Филипп его начал в 7 утра. Сквозь серое небо над городом пробивались лимонные лучи солнышка, орошали щедро окна и брызгали на гадкие лица. Но не на его. Причиной тому была газета, которую Тиз выудил из мусорки – она-то и служила щитом. По лицу нашего персонажа нетрудно было приметить, что его интерес к солнцу соответствует степени примерно С200. А вот, например, статья про очередную жертву Кардиолога… Чёрные глазища жадно цепляются за строчки Висперширского шёпота, меж бровей – озабоченная складка – определённо, эта статья куда актуальнее той, про садоводство.
Кинув газету на тротуар жестом «меня это не касается», Фил запахнул плащ и неторопко огляделся. Потом посмотрел на часы. Снова поводил взглядом по сторонам. Снова на часы. Как человек до плевков пунктуальный, он терпеть не мог опозданий.
Вообще, посреди этого урбанистического пейзажа Тиз чувствовал себя довольно сносно. Если бы только променад был с целью снять кого-нибудь. Но он был утренний и по делу. Да ещё и опаздывает. И этот маньяк так некстати. Нет, ну что за свинья? Пора отсюда сваливать, я тебе говорю, а то ляжешь где-нибудь с дыркой в органе любви. «Пошляк,» - укорил сам себя Тиз. – «Я имею ввиду сердце.» Помимо того, это будет не просто дырка. Филипп частично знал ощущение, когда в мышце проворачивают тупой нож, который охотнее рвёт, чем режет. Бррр. Десять минут восьмого. Тиз стал пинать ободранным носом сапога бордовеющий крупный лист клёна, порванный посредине. Валить ему было некуда. Не с чем. Не к кому. Дорого. Хлопотно. Аферист придумал себе с десяток причин, но причина была одна и содержала в себе четыре буквы – л е н ь.
Лень побеждала в нём даже некоторый страх за шкуру. Вот на чём поймал себя Тиз – всякий раз, когда он раздумывал над маньяком, у него начиналась мигрень. Доселе так происходило только при мыслях о старости. Ну о смерти ещё, может. Но ведь с последним связь очевидна? Гортань у Филиппа становилась липкой, пульс стучал аж в кончики пальцев, и, чтобы себя приободрить, Тиз мстительно думал о том, что если и умрёт, то точно с Кардиологом парно. И лучше бы этому парню его не трогать.
Распространитель не появился и через час, и Фил начал напрягаться. Кропотливо перебирать в голове, куда же практически в центре города могли деться три пакета с наркотиками. Ноги у мужчины пребывали в абсолютном ноле, по ощущениям, и, видимо, курьера кто-то перехватил. А может, его кинули. А может…
О! Рыжий, как и было сказано. То есть, я имею ввиду – на планете не так много рыжих, чтобы в восемь утра они наводнили тихий субботний парк в немыслимых количествах. Короче, Тиз попёр навстречу – ну просто танк. Когда парень стал топиться (к большому удивлению нашего героя), само собой стало понятно, что он упустил товар. «Пиздец.» - мрачно подумалось аферисту и он поспешил схватить горемыку за куртку, дабы предстать перед добрым волшебником и сказать, что потерю можно отработать, а деньги отдать ему.
- Здесь купаться запрещено. – невесело обронил Тиз, выволакивая худого как щепка парня из-за перил.

+2

4

Падение не свершилось. Молния куртки нещадно впилась в грудь, не давая свалиться вниз, горловина куртки сдавила шею, на что Омбас недовольно кашлянул, пальцами пытаясь ослабить удушение. "Какого черта?" Первая мысль — неудачно зацепился, но всё оказалось не так просто (наверное, к счастью, ибо такое издевательство матушки-судьбы Риан не выдержал бы). Один свидетель все-таки нашелся и не поленился, схватив парня на капюшон куртки, выволочь из-за перил.
— Да тебе какое дело до чужих купаний? Отпусти меня, черт побери, — огрызнулся Вик, пытаясь отцепить от своей куртки чужие руки и неохотно перелезая через перила, не имея возможности сопротивляться: силы сердобольному герою было не занимать. Риан уж было хотел посопротивляться да поотбиваться, но как-то его уж больно настойчиво вытаскивали на мост обетованный. Наверное, впервые в жизни он наткнулся на человека, который не захотел спокойно наблюдать за чужой лиричной кончиной, о которой потом можно было бы рассказать друзьям, покачать головой и поукорять молодежь в том, что они не ценят жизнь. "Бывают же люди, а. Вот до всего им дело есть." — Шел бы ты... куда шел. — Вздохнул рыжий, недовольно воззрившись на своего "спасителя", потирая ушибленную коленку. — Всё настроение суицидальное испортил. — Беглый взгляд шартрезовых глаз изучил облик не давшего утопиться мужчины. Незнаком. Высок. Широкоплеч. Чернобров. В общем, кто он вообще такой и какого черта играет в суперменов — неизвестно. Неудивительно, что не удалось вырваться из хватки такого-то крепыша. — Тебе мама разве не говорила, что нехорошо вмешиваться в чужие судьбы, нет? — Легко толкнул мужчину в плечо, устанавливая между ними небольшое расстояние. Удивительно, что раздраженный Омбас не кинулся с кулаками на горе-смельчака. — Что ты вообще в парке субботним утром забыл? Как же сон до полудня и традиционный просмотр телика или чтение газет на несколько часов? — раздосадовано пробормотал рыжий сам себе под нос. Оглядевшись, парень прикинул, куда ему идти, и что же дальше делать. Настроение было не самым лучшим, но очередной попытки убиться он сегодня делать уже не будет. Спасибо, разочаровался в собственной несостоятельности. Мало того, что ничего не получается из того, за что берется, так еще и умереть не получается. Жизнь несправедлива, жестока, и вообще... "И ведь не свалишь на спасшего решение своих проблем, а жаль". Чувствовал себя Вик подавленным, униженным. Словно с него штаны стащили перед всем классом, или упрекнули в том, за что он по сути не отвечает. И стыдно, и неприятно, и хочется под землю провалиться, чтоб никто позора сего не видел. "Такой интимный момент порушил." — Прибил бы, да не приучен.
Прерывисто выдохнув, обтрусив штанины джинс, поплелся по мосту туда, откуда пришел. Но, вспомнив, что в том направлении дом, развернулся и расторможено пошагал в противоположную сторону. Не очень-то ему хотелось, чтобы его сейчас попрекали в непотребном поведении, в стремлении запятнать своим хладным трупом прудные воды, и всякое такое прочее. Только нотаций от незнакомых мужиков ему и не хватало сейчас. Не то в морду вцепится, и пиши пропало.

0

5

Так бывает – скажешь всего одну-единственную фразу, а на тебя выливается тонна дерьма и тележка угроз. Стоп – даже не дерьма! Вы помните комикс про двух лам? Ну, когда одна из них плюёт второй в рожу. Вот вторая при этом сохраняет космическое спокойствие и…: «Can we at least talk about it?».
Тиз такой ламой определённо не был, поэтому первым желанием было отправить неудачливого психа поплавать вопреки запретам властей. Потом на смену всплеску раздражения пришёл яд сорокалетней выдержки, это вам не пыльца какая-нибудь. Не райский нектар, а блевотно-зелёная пылища, которую не то что слушать – говорить тошно. Большая её часть как всплыла, так и осела внутри афериста.
- Что? Прибил бы? – Филипп прошипел; он прилежно делал вид, что ослышался, но суицидальный не удостоил его уточнением и пошагал сначала в противоположную, а потом в его сторону. Разгон берёт, что ли. Торро, детка, торро! Фил пахлавно ухмыльнулся, стаскивая с себя плащ и выставляя как тореадор capote.
Разумеется, это не тот рыжий. Ишь, развелось. Хотя рыжие, природные рыжие – очень, в сущности, симпатичные существа. Источающие зевсовую энергию.
- Ты под чем такой агрессивный? – спросил Тиз загадочно, когда «бык», проигнорировав плащ, двинулся дальше. – По большому счёту, ты должен быть мне благодарен, наверное. Только подумай.. – Филипп подождал, пока внимание медного перетечёт с асфальта и кроссовок на его персону и продолжил: - Подумай только, ты раскроишь себе башку о глыбу, мозги твои вытекут. Тебя назовут безмозглым - и это будет оправданно. Кроме того, тебя прибьёт к берегу ветром и над твоим трупом будут летать разноцветные мухи. Вот. Ужасная картина.
Фил двинулся к парнише и остановился в метре. – Так ты не тот, кто должен был мне кое-что принести, верно? – он склонил голову и сощурился, взирая на парня с притворным сочувствием. – Ещё знаешь что? Ты мог бы не умереть. Ты мог бы остаться овощем, например. Миль пардон за то, что ты миновал этой участи, ты её заслуживаешь. Непозволительно выдавать себя за другого человека. Кстати, ты других рыжих здесь, пока думал о смерти, не примечал?

0

6

Ооо, незнакомец явно родился в рубашке, ибо лишь благодаря милости сил всевышних богатырь не получил по своей цинично-наглой физиономии, или, что хуже, по межножному достоинству. Очень уж не любил Омбас глупые шуточки, истинное счастье, что он просто не обратил на чужую одежку внимание, а то плохо бы пришлось и ей, и хозяину. По крайней мере, в представлении Вика. Как бы там получилось на самом деле — никто не знает. Видимо, черноглазку так обидели слова о возможном свершении беспощадного насильственного убийства со стороны Риана, что брюнет не удержался от провокационных раздеваний. Только вот рыжий к быкам и им подобным отношения никакого не имел.
— Под чем. — Саркастичный смешок. — Под жизнью. Повалила, сука, одолела и имеет. — Остановившись, юноша раздраженно поглядел на своего "спасителя", демонстративно морщась и щурясь, будучи непривычным скрывать свои эмоции по поводу и без. Не умел этот паренек держать всё в себе, любил, когда окружающие знали, что он о них думает, причем, во всех красках.
— О, да. Премного благодарен. — Цыкнул. — Тебе не кажется, что мне было бы всё равно на тот момент, летают вокруг меня мухи или нет? И уж чужие россказни да сплетни мне были бы до крышки гроба. — С важным видом вздернув нос, плотно сжал челюсти, отчего под линией скул проступили контуры желваков.
На приближение незнакомца, Риан отреагировал моментально, развернулся чуть боком, готовый, если что, и врезать. С детства жизнь его учила быть всегда начеку, и чужакам всяким там не доверять, даже если они тебе жизнь спасли. Вопрос брюнета на долю секунды сбил нашего героя с толку. Он склонил голову чуть набок, хмуря медово-рыжие брови:
— Ничего я никому не должен был принести, — пробурчал парень, супясь, аки дикий зверь на несанкционированное приближение. Шартрезовые глаза недобро блестели. На долю секунды Викториан отметил про себя, что его поведение во многом схоже с поведением собеседника. — Вряд ли бы я остался овощем. Захлебнулся бы после удара об вон те торчащие из воды камни, — резко кивнул в сторону воды, намекая на то, что для прощального посмертного поцелуя со скользкими водными булыжниками, он выбрал бы камешек поострее. — Заслуживаю? — голос рыжего сейчас куда больше походил на злостное шипение, — Да что ты знаешь, мать твою! Выдавать себя за другого человека? Ха! — Резко шагнув к незнакомцу, вытягиваясь во весь свой рост, пристально холодно посмотрел в темные глаза оппонента. — Это ты, mon ami, виноват, что спутал меня с кем-то. И, исходя из твоей блистательной логики, как раз ты смерти и заслуживаешь, эврика! Непозволительно путать людей, — скопировав интонацию собеседника, иронично хмыкнул. — Не видел я никого, делом занят был, а никто со мной с моста не рвался, так что в твоих поисках я тебе не помощник.

0


Вы здесь » Задверье » у штопаного моста; » двубережный парк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC