Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.8. восемь-на-погибель


квест 6.8. восемь-на-погибель

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Городское кладбище, половина пятого вечера. Полчаса до Апокалипсиса. 23 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Розмари Бэкет, Эфниссьен Арвуд, Чарли Корпсленд, Винни Сандерс

Всадники Апокалипсиса и их верные кони собираются на кладбище на самый смертельный в истории современного человечества пикник, результатом которого должен стать конец всего сущего, как бы пафосно это ни звучало. Но городок не так прост, и собраться Всадникам в полном составе мешает множество мелких неурядиц. Однако Хаос умнее, упорнее и предусмотрительнее.
Скучающим возле могилы мистера Трампа Войне, Смерти и Праху является стайка фирменных апокалиптических рыбок, принёсших привет от Хаоса: Восемь-на-погибель - сборная солянка предметов, хранящих в себе печать согласия каждого из Всадников. Дело остаётся за малым - немного крови девственницы, бубнёж жутковатых мантр, особый магический ритуал - и вуаля, Конец Света начинается. А мисс Бэкет предложено занять место в первом ряду - на жертвенном алтаре.

Очерёдность: Чарли Корпсленд, Винни Сандерс, Розмари Бэкет, Эфниссьен Арвуд
Напоминаем, в течение первого круга написание раньше своей очереди только приветствуется.

+2

2

В мозгах Смерти, по мнению его знакомых, царили торжественная пустота и скрежет зубовный. Разве что где-то в мозжечке обретались генератор бессмысленного трёпа и табличка "съедобно", всплывающая перед его внутренним взором каждый раз, когда он видел россыпь гаек, грязную оторванную манжету или чизбургер из "Шлакдональдса".
Таким образом, он никак не обладал достаточным интеллектом, чтобы просчитать вероятности, вычислить местонахождение энергетического центра города и первым оказаться в точке сбора.
Зато ему везло. Наверняка этому способствовала проглоченная "счастливая гайка".
Именно она была ответственна за те порывы и метания Корпсленда, в результате которых он решил лизнуть на морозе железо. Железо оказалось замком сумочки, к которой крепилась очень громкая женщина. К моменту, когда слуги закона прибыли на её вопли, Чарли обзавёлся десятком шпилечных ранений и одним тычком зонтика навылет. От повреждений, невкусной сумки и давящей атмосферы полицейского участка он по своему обыкновению скончался, в чём и нашёл спасение от написания всяких там объяснительных.
После такого он обычно просыпался в морге и сбегал оттуда, но в этот раз объятия Морфея были слишком цепкими. Судя по всему, в него потыкали скальпелем, может, даже показали паре практикантов и вырезали почку на память - он не чувствовал, уж слишком крепко был мёртв и слишком увлекательный сон смотрел.
Там показывали эпическую картину про Винни. Верный скакун Смерти вдруг стал размером с небоскрёб, покрылся радугой и ударами копыт начал крушить город. Смерть бегал внизу и радостно смеялся, указывая, куда бить в следующий раз. Он мог провести так вечность, добавив нетривиальную вещь в список тех, которыми можно заниматься вечно. Куда там наблюдению за текущей водой.
Тем временем тело неопознанного хулигана передали в похоронную контору для украшения им внутренностей безымянной могилки. Дело пахло керосином. И раствором для бальзамирования.
Тут во сне что-то произошло, из грозовых небес спустилась гигантская рука и переставила Винни на другой перекрёсток. После чего сверху громыхнуло: "А2-Е4, беру коня", возникла другая рука - и припечатала Сандерса слоном. Чарли расстроился. Он знал, что Винни недостоин такой смерти. Вот если бы его убили тысячетонным седлом, это было бы правильней...
От огорчения он очнулся. Почему-то не в морге, а в незнакомой покойницкой. Вполне себе симпатичной, но не той, где он хотел бы оказаться и где он обожал разгрызать решётку на окнах. Впрочем, тут тоже могло таиться что-нибудь вкусненькое. Подтянув простынку, Чарли отправился на поиски выхода. Поначалу он забрёл не туда и оказался в целом святилище гробов. Были тут чёрные классические гробы, гробы цвета венге, гробы из светлого дерева, гробы прямоугольные, гробы круглые, треугольные и ещё чёрт знает какие, гробы двухместные, гробы для гробов, уже в которых хранился ещё один внутренний гроб, гробы с музыкой, подвохом, встроенным автоматом для пинбола, холодильником, джакузи и печатной машинкой. Даже оживать перехотелось. Чарли так и бродил бы от одного экспоната к другому, раскрыв рот, пока в похоронный дом не вернулись бы хозяева и работники, но тут к нему явилась рыбка. И изрекла волю начальства. Всадникам предписывалось явиться на городское кладбище к отмеченной могиле, принять истинную форму, объединить силы и стереть с лица земли весь этот город. Не самая типичная форма аврала, но в бизнесе армагеддона иначе и не бывает. Пристроив рыбку в аквариум (конечно же, такой гроб имелся в наличии), Чарли выкатился из "В добрый путь", выбив лбом дверь. В одной простыне на босу грудь было холодно, поэтому он поспешил к кладбищу, благо, оно простиралось совсем неподалёку.
Оставалось только надеяться, что Винни принесёт с собой тёплую одежду.

Так Смерть первым оказался на месте встречи, в чём была повинна гайка в его желудке - она и только она. Хотя кто-нибудь сказал бы, что вина с большей вероятностью лежит на шиле, обретающемся отнюдь не в животе. Люди порой так мелочны.
Меж тем Чарли начал замерзать. Зубы отстукивали весёлое ча-ча-ча, губы начали прилипать к ним. Ступни свели близкое знакомство с сугробом и явно намеревались выйти за него замуж и остаться с ним навсегда. Могила Г.Трампа была равнодушна к замерзающему всаднику. Пятнающий её знак Хаоса - похожий на штурвал из колючей проволоки или очень разозлённую снежинку - тоже никак не намеревался помочь.
- Винни! - блеял Чарли, пытаясь зарыться в снег и навестить кого-нибудь из покойников. - Лошааадкааааа!
Он был не из тех, кто теряет надежду. Нет, он мог потерять кошелёк, совесть, голову, рассудок, чужую девственность, нюх, ключи от квартиры, миллион скрупулёзно нарисованных долларов, но не надежду. Поэтому в плясках замерзающего цуцыка явственно читалась вера в лучшее.
Замёрзший красный нос на секунду перестал течь и уловил запах табака. Либо это был Война - старый добрый Война, к которому можно попроситься в пальто - либо разумный окурок с планеты Кент-236. К нему пришлось бы напрашиваться в скафандр, в папиросную бумагу - или что там сейчас модно среди разумных окурков.
- Уничтожаю мир за одежду! Дорого! - выкрикнул Чарли, всерьёз подозревая, что следующий звук попросту замёрзнет в его лёгких.

+4

3

Сидя в одиночестве в шатре, продуваемом всеми ветрами, что проносились по пустынному в такой мороз Двубережному Парку, Сандерс начинал мнить себя принцессой. Одной из тех, что коротают деньки в заколдованных замках за партейкой в техасский холдэм с какой-нибудь огнедышащей тварью. Вот только к своему прискорбию знакомствами с благовоспитанными ящерами Винни не озаботился и теперь пожинал плоды своей недальновидности.
В метель висперширцы не пользовались услугами городского предсказателя, предпочитали просто есть, пить и радоваться наличию центрального отопления. Шатёр предсказателя, не смотря на весь свой антураж, был совершенно не приспособлен для выживания в пургу. И всё бы ничего, если бы Смерть не покинул пределы своего обиталища, вдвоём всяко греться веселее. Однако всадник Сандерса самым бесстыдным образом исчез, а это могло означать две вещи. Первая – спился, вторая – помер. Придя к выводу, что так или иначе Смерть попал в неприятности, Винни поплотнее закутался в одеяло и подул на угли в импровизированной печи. Конечно же, он собирался отправиться на поиски друга. Как только на горизонте забрезжит действительно важный повод, чтобы вытряхнуться из одеяльного рая.
Так прошли сутки и ещё чуть-чуть.

Винни прожаривал подошву ботинка Корпслэнда как раз, когда в воздухе материализовалась рыбка, пробулькала послание и рухнула золотистым брюшком в домашний костерок. Храбрый поступок рыбки в мгновение выдернул Сандерса из полудремотного состояния. Прах бросился к печке, голыми руками вышкреб оттуда слегка закоптившуюся рыбку, схватил пустую кастрюлю, высунулся из шатра, зачерпнул из соседнего сугроба снег, растопил его на огне и бережно отпустил посланницу наворачивать круги по эмалированной посудине. После такой встряски Сандерс чувствовал себя бодрячком и был готов к великим свершениям.
Раз был объявлен всеобщий сбор, то и Чарли наверняка явится на место встречи. В каком бы состоянии не прибывал Смерть, Винни был уверен, что ничто не заставит друга пропустить веселье. На всякий случай всё же прихватил рюкзак с одеждой, подумал секунду и добавил к вещам недожаренный ботинок: ― «Он наверняка оценит деликатес».

Не так уж часто Винни навещал висперширское кладбище, чтобы так сходу сообразить, кто такой мистер Трамп и где бы Сандерс похоронился, будь он этим самым Трампом. Ветер жалобно завывал, снег хрустел под ногами в лучших традициях триллера, вороны, нахохлившись, восседали на надгробьях, периодически покаркивая в сторону неурочного визитёра. Новый порыв ветра принёс знакомое завывание:
― Лошааадкааааа!
Развернувшись на голос, Винни стремительно побрёл меж могил и оградок.
― Смеееееертушка!
В кастрюле, которую нёс Сандерс, радостно плеснула хвостом рыбка. Тропинка, ещё одна, природная стена из деревьев и вуаля…
― Ты теперь изображаешь кладбищенского призрака, и я зря тащил всё это барахло? ― поинтересовался Винни, сбрасывая с плеча рюкзак. ― Хоть бы предупредил, что мы меняем род деятельности. О, да ты первый явился! Плохая примета…
Прах пристроил свою рыбку рядом с аквариумом Корпслэнда и принюхался.
― Арвуда ещё не видно, а курить уже хочется нестерпимо. Кстати, в рюкзаке ещё и жареный ботинок. Надеюсь, тебе понравится, я тщательно выварил шнурки. Ох, я так волнуюсь, как будто это мой первый Апокалипсис. Где всех носит? Нельзя задерживать Конец Света!

+4

4

Было холодно. Было очень холодно. Кабинет похоронного дома временно мимикрировал под холодильник для трупов, а героиня рабочего произвола и забастовок обогревателей пародировала толстую гусеницу, так как была замотана в предусмотрительно прихваченный из дома плед. Чайник почти не справлялся со своей работой и мечтал о тихой пенсии где-нибудь на Бугагамах, где нет сумасшедших мёрзнущих людей, а сам он нужен исключительно как предмет искусства. Плюнув на рабочий график, Розмари решила, что клиенты обойдутся, а трупы по такой погоде не испортятся, даже если сильно захотят, поэтому выбралась из-под пледа и выползла на улицу, не особо замечая разницы в температуре.

Мисс Бэкет закрыла «В добрый путь» на ключ и мысленно уже готовила себе горячую ванну, как вдруг до чуткого уха декоратора долетели голоса откуда-то из глубины кладбищинских сугробов. Розмари прислушалась, проверяя, не шалит ли ветер, завываниями сбивая женщину с толку.
- Смеееееертушка! – Роззи замерла и моргнула пару раз. Звать на кладбище смерть – это более чем оригинально и полностью соответствует вкусам Бэкет. Не будь так холодно, Розмари даже стало бы интересно, а так она просто-напросто рассердилась, потому что отвлекать человека от священной экспедиции домой – чистой воды нахальство. Оставлять же непонятно кого среди могил и прочих ценностей Роззи не позволяло чувство долга. И собственнические чувства. Мгновенно сориентировавшись в паутине протоптанных в снегу тропинок, женщина натянула перчатки, развернулась и направилась по северо-западной дорожке навстречу доносимому пробирающим до костей ветром диалогу.

Свернув в очередной раз и остановившись у памятника мисс Варрингтон, Роззи заметила две странные фигуры, копошащиеся у одной из могил. Присмотревшись внимательнее к надгробному камню, женщина поняла, что несчастным оказался мистер Трамп. Да, как нет одинаковых отпечатков пальцев, так и нет одинаковых работ у Розмари, а учитывая феноменальную память на своих клиентов, неудивительно, что женщина сразу узнала, кто похоронен под снежным покровом и промёрзшей до деревянного пристанища Трампа землёй.

А парочка явно не собиралась уходить. Это же надо, даже в такой мороз не полениться прийти на кладбище ради сомнительного удовольствия, получаемого от порчи чужого имущества! Розмари искренне считала каждый камешек, каждую снежинку и каждую живущую на кладбище ворону своей личной и неприкосновенной собственностью, что уж говорить о надгробиях, гробах, венках и прочих творениях её рук. Мисс Бэкет мстительно сощурилась, - ну они у неё сейчас получат. Мысли о холоде отступили под натиском грандиозных планов. Роззи решила начать с простенького.

Приказав окоченевшим конечностям не выделываться, Розмари потёрла ладошки в перчатках друг о друга, а затем профессионально скатала несколько внушительных размеров снежков, и разложила снаряды перед собой. После чего дизайнер в душе женщины взбунтовался, поэтому Бэкет склонила голову сначала на одну, а затем на другую сторону, подтянула шарф до носа, подумала и сделала несколько неуловимых  движений, придав снежкам очертания черепушек. Полностью удовлетворившись результатом проделанной работы, Розмари сгребла боеприпасы, выпрямилась и с лихостью мальчишек, закидывающих случайных прохожих и упивающихся своей безнаказанностью метнула первый снаряд, угодив одному из вандалов точно в затылок. Глазомер у Роззи был хороший. Второму хулигану повезло меньше, его лоб отозвался глухим звуком, который услышала даже Бэкет, стоящая на приличном расстоянии от жертвы внезапной атаки.
- Отойдите от бедного мистера Трампа! Его достаточно помучили при жизни, чтобы не давать человеку спокойно отдохнуть в уютном гробу, он может разозлиться и вылезти. Так что давайте, не расстраивайте мне клиентов, идите отсюда. Я ясно выражаюсь? – и Бэкет прицельно метнула следующий снежок-черепушку.

Отредактировано Rosemary Backett (01.02.14 22:38:15)

+4

5

Послание свыше застало Арвуда в самый неподходящий момент, как и всегда. Таких моментов у Эфниссьена было много, однако он упорно отказывался таскать с собой компактные аквариумы, отчего всерьез подозревал, что мало какая апокалиптическая посланница горит желанием являться к нему. Очень может быть, что апокалиптических расшалившихся мальков пугали рассказами о Войне.
Как бы то ни было, сообщение он дослушивал уже второпях, поливая только что принесенным отличным имбирным элем стоящий рядом фикус. И ведь даже отхлебнуть не успел. После того, как рыбка обрела свое место в пивной кружке с водой, Арвуд встал, расплатился с хозяином пивной за тару и эксперимент с местной флорой, разжевал пару таблеточек конфликтонита и отправился по указанному адресу.
Сгущающиеся декабрьские сумерки на кладбище выглядели более чем живописно. Пробираясь между могилами, Эфниссьен с тоской думал о том, почему нынче в моде мрачная театрализованность и отчего знак Хаоса не мог явиться где-нибудь над бильярдным столом в теплой уютной комнате какого-нибудь заведения, любезно предоставляющего помещение для проведения свадеб, юбилеев, похорон и обрядов, активирующих Конец Света.
Война сердито пыхнул трубкой, выдергивая край пальто, зацепившийся за очередную ограду очередной могилы, и замер, прислушиваясь. Свистящий ветер донес до него отзвуки явно лошадиных завываний, источником которых Арвуд безошибочно признал Сандерса. Он повернул влево и побрел на голос.
Спустя пять минут он различил неясно мелькающие за деревьями силуэты стучащего зубами Смерти, который явно готовился умереть от холода, и довольно бодро гарцующего рядом Праха. Эта картина вполне соответствовала ожиданиям Войны до того самого момента, пока в голову двум сынам Хаоса, сиротливо жмущимся к могиле в ожидании третьего, не прилетело по снежному снаряду. Арвуд так удивился, что чуть не поперхнулся дымом.
- Отойдите от бедного мистера Трампа! Его достаточно помучили при жизни, чтобы не давать человеку спокойно отдохнуть в уютном гробу, он может разозлиться и вылезти. Так что давайте, не расстраивайте мне клиентов, идите отсюда. Я ясно выражаюсь? - фигурки беспокойно замельтешили вокруг могилки, еще более явно мешая вышеупомянутому мистеру почивать на лаврах заслуженного упокоения. Война хмыкнул и раскурил трубку посильнее, флегматично наблюдая за развернувшимся побоищем. Профессиональный интерес внутри очень хотел остаться на наблюдательном посту и посмотреть, чем кончится дело, но рыбка за пазухой сердито булькала, напоминая о том, что нехорошо заставлять ждать Конец Света, и, конечно, была права. Любопытствующий Арвуд обошел могилу стороной, игнорируя вопли соратников, и направился прямиком к тому месту, откуда эти снежки возникали.
Причиной беспокойства оказалась весьма бойкая девушка, а может быть, женщина - у Арвуда всегда были проблемы с определением возраста на глаз да еще при таких погодных обстоятельствах. Она с поразительной для женского пола ловкостью метала снежки слегка причудливой формы. Эфниссьен, который всегда в ходе сражений питал особую слабость к орудиям метательного типа - красиво летит! - оценил. А еще вспомнил, что в инструкции к знаку Хаоса и прочим необходимым атрибутам прилагался церемониальный нож, которым нужно было вырезать из груди сердце жертвы для завершения священного ритуала. Ну или палец уколоть - Война точно не помнил. Да и какая разница, главное, что волей Хаоса эта девушка оказалась в нужном месте в нужное время.
- Я бы посоветовал чуть левее, если позволите, - он с интересом прищурился, заглядывая через плечо воодушевленной явными успехами метательнице снарядов. – Тогда вы можете попасть точно в нос. Вот! Видите, как хорошо получилось. Но вы напрасно беспокоитесь, мадам....кстати, мадам или мадемуазель? Эти молодые люди не имели намерения оскорбить кого-либо. Я вам сейчас все объясню, честное слово. Так что прекратите обстрел, - кстати, какие милые черепушки...вы сами лепили? прелесть, прелесть - и пойдемте. Все совсем не так, как вы думаете, я вам лично предлагаю убедиться в том, что с мистером Трампом все в порядке, и с его могилой тоже.
С этими словами Арвуд потащил ни о чем не подозревающую собеседницу к могиле, размышляя о том, найдется ли в рюкзаке у Винни этот треклятый нож, прежде чем жертва почует неладное, и как скоро они с этим покончат и он сможет выпить чего-нибудь горячительного.

+4

6

- Сааандеееерс!
Услышав голос своего дорогого транспорта, Чарли ломанулся сначала в одни кусты, потом во вторые. В итоге, героически прорвав растительную оборону и не заблудившись в трёх былинках, Смерть принял идеальное тактическое решение: остался на месте, посылая в пространство сигналы отстуком зубов. Иногда дента-морзянка выдавала сигналы "сос", иногда - "я бедный голодный платяной шкаф, подайте кто сколько может свитерков на пропитание".
Наконец, показался Винни. Редко когда Предвестие Смерти встречали с таким восторгом. Корпленд бросился ему навстречу, раскинув голые белые руки и источая столько радости, что заснеженное кладбище растерянно постаралось изобразить из себя ромашковый луг. Картинку портила только простыня, она отказывалась романтично развеваться, только сурово хрустела. Ей тоже было холодно. Она большую часть своей жизни провела в уютном морге, где обнимала лучших представителей покойницкой. На её боку красовалось три заплатки - неоспоримые свидетельства любви заведующего складом, который хоть и хмурился, но исправно залатывал прохудившиеся места. А теперь её похитили из этого царства умиротворения и торжественной окончательности, выставили на мороз - и более того, пытались заставить пошло мотыляться на ветру. Нет, она себя не на помойке нашла.
- Сандерссандерссандерс! - Смерть откашлялся снежинками и от всей души врезался в друга. - Ты принёс мне одежду? А там есть наручники или что-нибудь кожаное? А я отморозил четыре пальца и два уха, правда круто? Теперь мы сможем их съесть, они ведь всё равно не нужны. А ещё я обзавёлся простынкой. И воспалением лёгких, кажется. Но его съесть не удастся. Чёртов Мор, почему он не научится создавать съедобные питательные вирусы.
Под радостный трёп он лихорадочно пытался одеться, хоть примёрзшая к телу простыня ощутимо мешалась. Равно как и неистребимая вера Корпсленда в то, что обувь надевается перед штанами.
- Ммм, жарено-варёный ботинок, да ещё и правый, всё как я люблю. Ты самый лучший конедруг на свете! - Смерть обожал, когда друг ему готовил. Но он считал гуталин настоящим лакомством, так что его мнение вряд ли стоило брать за эталон оценки кулинарных способностей.
Сеанс чёрной магии с последующим облачением в тёплые шмотки прервался. В голову главного предсказателя прилетел снежок. За ним тут же метнулся второй - должно быть, он спешил что-то передать первопроходцу. Но так как Чарли хорошо качнуло от предыдущего попадания, второй снаряд попал не в него. Последующие Смерть героически встретил грудью товарища.
Их атаковала человеческая женщина. Самое время для попытки смертных защитить свой город. Сколько их таких было? Не счесть. Но их жалкие потуги всегда разбивались о стену сияющего профессионализма, о великую мощь, о непредставимые возможности и безграничные силы... ну, и о банальный страх вызвать недовольство господина Хаоса. Не то чтобы Смерть боялся - что тот может сделать, убьёт его? А физическими наказаниями его не проймёшь, не зря он во время пребывания в Аду то и дело менялся с грешниками местами, если надоедало тыкать в них вилами и хотелось новых впечатлений. Но в районе правой лопатки жило странное чувство, подсказывающее: Хаоса лучше не злить.
Не зря Чарли подозревал, что правую лопатку в него вживили конкуренты. Какие-нибудь. Мало ли предсказателей-Всадников Апокалипсиса на этом свете.
- Я буду рыть окоп, прикрой меня!
Не успел Смерть подкатиться к той ямке, в которой не так давно топтался, дожидаясь Праха, как вмешались новые действующие лица. Война. Судя по выражению глаз, принявший не меньше двух таблеток конфликтонита, но, раз вокруг было относительно тихо и не велись ковровые бомбардировки - не больше десяти. Это было хорошим знаком, всё-таки печать Хаоса следовало оставить в первозданном виде. На ней ещё кровью рисовать, жертву раскладывать. Кстати, очень удачно эта метательница снежков подвернулась, очень удачно Арвуд её сцапал и очень удачно потащил прямо к могиле Трампа.
Ох уж этот Война. Вечно думает о деле, лишь изредка позволяет себе перекуры - а ведь так славно было бы забить косячок и забыть об Армагеддоне... Впрочем, правая лопатка Корпсленда снова послала предупреждающий сигнал в мозг и велела ему тоже не терять времени даром.
И пусть на кладбище пока не пришли ни Голод, ни Мора, трое мужчин всегда справятся с одинокой женщиной. Если она, конечно, не вооружена кнутом. Тут Смерть и Прах пали бы к её ногам.
Но кнута не наличествовало.
- Прах, друже, поздоровайся с дамой, пожми ей руку и поцелуй в плечико, - Чарли выразительно подвигал бровями и на всякий случай изобразил лицом крайнюю степень умирания.
Его ждал жареный ботинок. Но к еде стоило приступать только после разрушения города. Чёртова правая лопатка, вечно диктует свои правила.

+4

7

Винни был уверен, что ни в Раю, ни в человеческом мире не мог постичь истинного счастья настоящей дружбы. Только Аду повезло в своё время наблюдать мастер-классы броманса от Корпсленда и Сандерса. В те времена они, конечно, носили другие, не менее звучные имена, но не так уж много в их отношениях с тех пор и изменилось. Винни как раз собирался прокатиться на волне радости от обнаружения потерянного друга, распевая гимн надвигающемуся Армагеддону, но все планы разрушил снежок странной формы, прилетевший прямо в лоб Праху.
— У снежков тоже бывает череп? — только и успел произнести Сандерс за мгновение до холодно-мокрого столкновения с висперширской реальностью.
Следом за снежком-первопроходцем полетела целая партия. Это пренеприятное происшествие заставило Сандерса задуматься о том, что если в будущем он будет причастен к каким-нибудь другим апокалипсисам, то обязательно проконтролирует, чтобы в качестве времени проведения ни в коем случае не значилась зима. В конце концов, летний Армагеддон куда приятнее и остаётся в памяти людей на долгие тысячелетия. В таком важном вопросе надо не выделываться и ходить протоптанными тропами.
— Смертушка, — отплёвываясь от снежных снарядов, Винни продолжал поддерживать пламя в костре его социальной активности. — Ищи. Убежище. Я. Прикрою. Тьфутыёжик!
До того, как очередной снежный череп угодил в глаз верного скакуна Смерти, он успел разглядеть обидчика.
— Чарли, остерегайся шарфов! И зимних пальто, — большего не позволили разглядеть расстояние и снег, залепивший глаз прочнее пиратской повязки.
Изрешеченный по самые коленки, Сандерс решил, что минутку геройства на сегодня пора завершать и нырнул за надгробье. Пропахав свежий сугроб носом, Винни вынырнул на свет Божий (последний в этой эпохе, если удастся справится с заданием), прижался щекой к холодному камню и вцепился в надгробье крепчайшими обнимашками. Устроив себе кратковременную передышку, Сандерс страшно пучил глаза на друга, посылая тому не поддающиеся расшифровке лучи чего-то мысленного, астрального и пахнущего барбарисками. Проследив взгляд Корпсленда, Прах увидел, что шарф вместе с пальто поглотили некую особу, взяли Войну в заложники и теперь вели их к могиле Гидеона Трампа на переговоры.
— Мы не ведём переговоры с шарфами и террористами! Сначала обряд экзорцизма, потом обнимашки, — пробухтел Сандерс. Всё-таки в этой истории ему досталось ощутимее всего. Удивительно, что ни один снежок не угодил в рыбок. Хотя возможно всё дело в их особой защите.
«Точно, надо было прятаться в кастрюле, там бы не достали».
— Уууух, Арвуд! Зачётные витаминки я тебе добыл, можешь благодарить и не стеснятся.
Но Винни был весёлым и почти совсем незлопамятным парнем, поэтому агрессора-в-шарфе он тоже поприветствовал радушной улыбкой. Затем стянул с боевой дамы перчатки и крепко пожал озябшие пальцы. Мисс Бэкетт наверняка показалось, что смерть дышит в затылок, сердце замедляет ход, а жизнь вот-вот оборвётся, как всегда, на самом интересном месте.
— Невероятно приятно с вами познакомиться! Это – Война, — Сандерс кивнул в сторону Арвуда. — За мной – Смерть, я сам – Прах, ну а вы – наш агнец.
С этими словами Сандерс вытянул из-за пояса бесценный, крайне древний кинжал.
— Ну чё, кто резать её будет, пока я держу? — деловито поинтересовался у коллег, не переставая лучезарно улыбаться жертве обстоятельств.

+3

8

Наверное, решение развязать войну снежками в присутствии Войны и напасть на Смерть и его коня было не самым разумным решением в жизни Розмари. Но что делать? Людям иногда свойственно совершать ошибки.

Неожиданно объявившийся помощник галантно протащил Бэкет за собой, поставив женщину пред припорошенной снегом парочкой вандалов.
- Здравствуйте, - Роззи, подозрительно прищурившись, оглядывала присутсвующих, пытаясь понять, что же они здесь забыли. Но от мыслей декоратора отвлекло нечто… совершенно непонятно-неприятное. Бэкет пошатнулась от ощущений, нахлынувших сразу, как только её настигло дружественное рукопожатие Праха. Розмари судорожно вздохнула, закашлялась, ответно вцепилась в руку Сандерса и попыталась собраться с силами.
- Ну чё, кто резать её будет, пока я держу?
«Что?»  - машинально поправила Бэкет, заодно сама задавшись таким коротким, но, в то же время, таким важным вопросом: в руках Винни появился нож, а ощущения кружащего рядом сердечного приступа не отпускало…

Когда чувствуешь, что сейчас умрёшь, существуют два варианта поведения – либо зарыться в ближайший сугроб и попытаться ускорить процесс, смирившись с неизбежным, либо постараться набить морду старухе с косой и отсрочить беготню босыми пятками по райским облачкам, ну, или по раскалённой сковороде, тут уж кому как повезёт. Если же до Смерти дотянуться тяжело, можно попробовать передать своё твёрдое «врёшь, не возьмёшь» стоящему рядом Праху, что Роззи и попыталась сделать.
Она всегда старалась быть вежливой и предупредительной, милой и сочувствующей, что бы там ни говорили по этому поводу её клиенты, поэтому максимально корректно прокашлялась и вежливо просипела:
- Извините, - после чего с размаху пнула в коленку держащего нож Винни, заодно выдирая свою руку из цепких пальцев Праха и надеясь, что тот упадёт. И не важно, кем будет тот «тот»: ножом или Сандерсом. Бэкет не была готова погибать, совсем. Сколько трупов не похоронено, сколько гробов не переделано! Тем более, для себя гроб она ещё не придумала.

Вызвав некоторый переполох своим поступком, Розмари пояснила:
- Не знаю, что тут у вас за клуб по интересам, лично я играть с вами не хочу, я не агнец. Я декоратор гробов, кстати, скидки не будет, вы топчете холмики и машете ножиками. Научитесь цивилизованно обговаривать свои желания, тогда и поговорим о гробах. До свидания.
Розмари резко развернулась, помотала головой и захрустела снегом под ногами, думая, что наконец-таки дойдёт до горячей ванны, согреется и забудет об этих психах, а они уж пусть развлекаются сами, без неё.
Мисс Бэкет считала себя исключительно нормальной женщиной, а на её взгляд, поведение компании, в холоднющий день вылезшей портить могилы и угрожать, было не слишком адекватным и  совсем уж не приличным, поэтому лучше было бы уйти от них подальше.
- Только калитку на кладбище закройте, когда закончите, - не оборачиваясь, произнесла Розмари.

Отредактировано Rosemary Backett (19.03.14 18:25:50)

+3

9

Вы когда-нибудь задумывались о том, как трудно приходится Войне? Сколько стараний, усилий, труда, сколько хитроумных комбинаций, мудрых ходов, стратегий и тактик, сколько решительных действий разыгрывается им каждый раз, сколько стройных логических умозаключений!
Эфниссьен маячил за спиной девушки и всячески жестикулировал, пытаясь всем своим существом донести до соратников мысль о том, что "не стесняемся, подыгрываем".
И ради чего все это?!
Ради того, чтобы позволить Смерти и Праху весело гарцевать следом, сея разруху, смуту, гуталиновые огрызки шнурков, обрывки саванов, и рушить все к чертям собачьим.
Соратники стесняться и не думали, но подыгрывали странновато.
Арвуд мысленно впечатал ладонь в лицо. С размаху. Прямо с того самого момента, когда Прах так бесхитростно явил миру жертвенный кинжал и корыстные намерения.
Ааатлично.
А ведь можно было догадаться по черепным снежочкам, что она не так проста, как кажется. Но нет, гораздо же проще помахать ножищем перед носом у ничего не подозревающей жертвы, отметить наличие здоровой не совсем женской логики и потом весело стучать зубами, пережевывая ботинок, и наблюдать за тем, как Война должен снова хитрить, изворачиваться и плести вздор о том, что это клуб любителей готовить в экстремальных условиях, а ножик  - это подарок от клуба первому посетителю, а у Сандерса просто дрянное чувство юмора и первоапрельское настроение, только и всего.
Агрррх.
Кажется, конфликтонит начинает действовать.
Инстинкт самосохранения в жертве к этому времени уже достиг апогея и медленно уходил туда, откуда пришел, вместе со своей обладательницей. Любитель порядка в Войне ощутимо запаниковал - такого в плане не значилось. Если по списку должна быть Жертва - 1 шт., то глупо думать, что Апокалипсис пересмотрит свои требования и удовольствуется отмороженными пальцами Смерти. А раз так...отринем же повторное изобретение велосипеда и воспользуемся старым добрым проверенным методом.
Война вздохнул, укоризненно поглядел куда-то вверх, потом вытащил из-за пазухи две аккуратно смотанных веревки и раздал собратьям, а сам отправился за сбежавшей жертвой.
Возвращение Розмари далось ему нелегко. В прямом смысле. Тяжело тащить девушку на плече, страдать от своего не самого джентльменского поступка и при этом доброжелательно разъяснять, что поймите, ничего личного, это просто фатализм. Мы были тут, а вы были там, а потом пришли сюда. Сами. Разве это не судьба?! (подобные психологические увещевания частенько благотворно влияют на жертву, уменьшая количество предсмертных криков)
К тому времени, как Арвуд добрался обратно до могилы Трампа, он устал, запыхался и разозлился.
- Вяжите скорее, - сердито потребовал он, - а не то мне сейчас еще пара таблеточек понадобится. Для душевного спокойствия.
Мисс Бэкет отчаянно сопротивлялась, Война аккуратно, но цепко придерживал ее за локотки, Прах и Смерть дружно суетились рядом с веревками в руках, в общем, жизнь снова налаживалась, час Апокалипсиса медленно, но верно приближался.

+4

10

Чарли улыбался, кивал, подмигивал, соблазнительно чавкал ботинком - собственно, делал всё, чтоб произвести впечатление на новую знакомую. В порыве душевной щедрости он даже готов был дать ей пожевать шнурок - всего лишь после пары просьб. Но мисс по какой-то причине не спешила просить. Наверное, стеснялась.
В конечном итоге её стеснение привело к очень странному поведению, жертвой которого стал дражайший транспорт Смерти.
Если для Сандерса это было пинком, то для его Всадника это стало ударом.
- Оххх, Винни, мой бедный-бедный-добрый-несчастный Винни! - сокрушался он над телом друга, словно сердце его разрывалось на тысячу кусков. - Это было моё любимое твоё колено! Никогда!.. никогда больше нам не быть вместе так, как раньше! Никогда оно не ткнётся мне в бок, никогда не заедет по голове, никогда не покажется из-под шёлкового халата с драконами! Прощай, колено, ты было мне лучшим другом и иногда даже больше. Ты было мне почти отцом, но вот настало время птенцам вылетать из гнезда, а ампутационной пиле свершить своё чёрное дело...
Смерть потянулся было за рюкзаком, в котором наверняка таилось что-нибудь острое и пригодное для операции, но получил по башке, по морде и контрольный в печень. Пришлось вернуться к безобидному рыданию над осквернённым коленом, хотя краем глаза Чарли всё-таки косился на аквариум с посланницами Хаоса. Если обглодать рыбку, то её скелет можно будет использовать как зазубренную пилу... наверное.
Чарли не успел проверить, потому как вернулся пыхтящий Война. С уловом.
- Жертвоприношение! Жертвоприношение! - Смерть радостно заапплодировал, схватил верёвку. - Принесите жертву! Жертва, это алтарь. Алтарь, это жертва. Унесите жертву, - бормотал он про себя, вдумчиво привязывая не агнца, но декоратора гробов. От старания язык Чарли то и дело высовывался наружу и дразнил мир своей вопиющей розовостью, неуместной посреди заснеженного кладбища, затаившего дыхание в преддверии Конца света.
Когда дело было сделано (по мнению Чарли, которое далеко не всегда совпадало со мнением большинства), настало время покурить и задумчиво попыриться на "накрытый алтарь". Обычно в ритуале принимали участие все Всадники Апокалипсиса. Коих явно наблюдалась нехватка. Ни Голод, ни Мор не соизволили явиться, не говоря уж об их конях. Смерть поскрёб в затылке.
- И что делать-то будем? Я могу, конечно, нарядиться нашими отсутствующими коллегами по очереди, но энергетика не та. И все сдохнут. Собственно, нам и нужно, чтоб все сдохли, но традиции нарушать не следует. Иначе начальство опять обвинит во всём меня. А я что, я ничего. Этот агнец вообще не девственница, спорю на подковы Праха.
Корпсленд чаще всего имел дело с другими сферами человеческой жизни, но он твёрдо знал: после тридцати лет девственницы превращаются в тыкву. Или в брюкву... короче, с ними что-то такое происходило, что мало кого обрадовало бы. Не самая прогрессивная точка зрения, но одна из самых популярных.
А в этом городе девственниц будто и не было ни одной. Складывалось ощущение, что кто-то целенаправленно занимается их вычислением и растлением. Кто бы это мог быть и зачем оно ему? Загадочная загадка. Не город же он спасал.
Присев на край алтаря, Чарли с минуту поизучал всё сильнее раздражающегося Войну. Он знал, что после конфликтонита Арвуда даже не требовалось специально бесить, достаточно было просто глядеть на него и существовать. Опасное зрелище, но вид истинного профессионала, настраивающегося на дело, восхищал.
- Война, ты вроде бы сошёлся с нашей гостьей. Может, это... поспрашиваешь на эротическую тему. Вдруг она, скажем, никогда не сталкивалась с некоторыми сексуальными практиками - и это сойдёт за девственность. Некоторую. Для локального такого Армагеддона. Ну вдруг. Дамочка, вы как?
Правая лопатка подсказывала, что вряд ли госпожа декоратор хоть раз бывала привязана к надгробию в компании трёх апокалиптических существ. Всё бывает в первый раз.

+3

11

Излишняя самоуверенность – именно то, что частенько губит самые смелые планы и калечит самые красивые ноги.
― Ауч! ― больше от неожиданности, нежели от боли воскликнул Прах. Не так уж часто жертвы его предсмертного касания находили в себе силы на такие активные действия, как лягание. Ощущение грядущей скоропалительной кончины обычно лишало воли к борьбе, накрывало свинцовым одеялом безысходности, прибивало к сырой земле смирением. Конечно, Сандерс слышал мифы об умниках, осмелившихся бросить вызов самой смерти, но лично встречаться с ними верному скакуну Корпслэнда не приходилось. До сего момента.
По достоинству оценить жизнелюбие гробовщицы Винни не успел, пришлось спешно спасать собственную конечность от маниакальных идей Чарли.
― Полегче, приятель, это колено ещё не успело побыть тебе младшей сестрой и старшим братом! Оно ещё не весь мир объездило и его ещё не все желающие обкатали. Ты ведь не отнимешь у нас с ним такую мааааленькую радость? ― увещевательные интонации прекрасно сочетались с точными, прицельными ударами, призванными убедить Корпслэнда в его фундаментальной неправоте.
Винни настолько был занят спасением от лучшего друга, что забыл отбежать на безопасное расстояние от закипающего Арвуда. Что не говори о его прошлом воплощении, но чувак однозначно знал своё дело и был непревзойдённым спецом. Наградив Чарли контрольным хуком в челюсть, Винни спиной ощутил всю мощь раздражения Войны, аж захотелось добровольно пойти и встать в угол, предварительно выпоров себя ремнём.
Впрочем, к тому времени, как Сандерс отбился от расчленительных намерений лучшего друга, времени на углы и порки уже не оставалось. Вооружившись верёвкой, Винни воссиял – не зря, не зря он столько времени посвятил изучению и совершенствованию прекрасного искусства шибари. Бондаж на свежем воздухе, посреди кладбищенской тишины, в окружении сверкающей снежной белизны – то, чего так не хватало Праху для вдохновения.
На этот раз Сандерс не мог себе позволить никаких осечек и потому, дабы успокоить разбушевавшуюся пациентку, приложил ледяную ладонь ко лбу их суетливой жертвы. От столь прямого воздействия фантома смерти было не так просто отмахнуться. Пятнадцати секунд в принеприятнейших ощущениях всепроникающего холода, туманящей сознание темноты, хватило, чтобы Корпслэнд достаточно надёжно зафиксировал гробовщицу. Убедившись, что на этот раз улизнуть дамочка не сможет, Винни отнял руку ото лба и с упоением художника принялся творить собственный шедевр из узлов и петель, опутывая жертву крепче, поверх верёвок Чарли.
― Кому какое дело, что там у неё с девственностью? Я уже всё прекрасно связал, осталась пара кровавых штрихов и дело в шляпе, ― отчего-то Праху не хотелось испытывать ещё раз подобный стресс от ловли агнца на заклание. Видит Хаос – в этом городишке живут слишком странные люди, чтобы было возможным вот так просто взять и устроить Апокалипсис.
― Они там что, по составу крови девственность определять будут? Давайте прирежем её уже и дело с концом, я ещё успею на последнюю серию «Битлмэна».
Кажется, начальство в лице Хаоса Всепоглощающего было согласно с доводами подчинённого. Стайка рыбок проплыла по воздуху, сбросив на тщательно зафиксированную жертву «Восемь-на-погибель», и, разделившись поровну, обогатила собой аквариум и кастрюлю.
Восемь предметов, не имевших никакой эстетической, культурной и прочей ценности, несли в себе голос каждого из Всадников, дающий согласие на Апокалипсис.
― Смотри-ка, Смертушка, у твоей картофелины уже клубни отросли, совсем взрослая стала, ― Винни потряс в воздухе означенным овощем, затем пристроил его на место поверх пальто гробовщицы. ― О, и мой носок тут. Мне его так не хватало этой зимой.
Остальные великие талисманы, от существования которых зависела судьба целого мира, были не менее колоритными, а всё потому, что составили этот набор из ненужного хлама, находящегося у будущих Всадников во время Жребия, с которым практически не жалко было расстаться.

+3

12

Розмари редко носили на руках. Очень редко. Катастрофически редко. А ещё точнее, только один раз, после того, как она в бурной молодости решила потанцевать и грохнулась, очень неудачно подвернув ногу, и добрые люди донесли её до больницы, чтобы не ходить и не спотыкаться о распростёртое на полу тело.
Но Розмари не страдала от того, что она уверенно стоит на земле, а не болтается над ней в чьих-то загребущих лапищах. Более того, если говорить совсем откровенно, она бы сейчас радостно захлопала в ладоши, если бы только мистер, нагнавший успевшую утопать довольно далеко женщину, поставил её на землю или хотя бы закинул в сугроб, а не тащил через кладбище обратно к владельцам ножика и каких-то не слишком добрых намерений. Но Война был непреклонен, несгибаем, непробиваем и держал извивающуюся и ругающуюся сквозь зубы Бэкет очень крепко, он даже невозмутимо разглагольствовал под градом ударов, ляганий и укусов Роззи о судьбе и о том, какое это счастье, оказаться в нужном месте и в нужное время.

Когда Бэкет дотащили до злосчастной могилы мистера Трампа, декоратор попыталась цапнуть за руку и Праха, потянувшегося к ней, но не успела. Тот увернулся и приложил ладонь ко лбу потенциальной жертвы, надёжно выведя тем самым Роззи из строя.
Через неопределённый период времени, прошедший с момента почти-умирания Бэкет, когда она вдоволь напрыгалась по облачкам, налеталась в разноцветном тумане, подёргала за хвосты кометы и познала пару тайн мирозданья, Розмари начала приходить в себя. Но окончательно вернуть способность бороться против собственного убийства она смогла только, когда уже была крепко связана, да так, что даже подёргаться было невозможно, не то, что активно сопротивляться.
Смерти-то Бэкет не боялась, совсем. Она привыкла видеть последствия работы этого весёлого создания, а трупы частенько считала гораздо симпатичней и приятней живых людей. Но вот то, что похоронами, её похоронами, ЕЁ СОБСТВЕННЫМИ похоронами будет заниматься НЕ ОНА – это напрягало, раздражало, злило, коробило и заставляло зубы скрипеть, а мозги работать, пытаясь выработать план спасения. Перегрызть верёвки не получится, как и попробовать выскользнуть из них, используя какую-то из його-техник, о которых она где-то когда-то читала, следовательно, нужно попробовать заболтать злодеев.

Розмари повозилась, пытаясь хоть как-то ослабить узлы. Не вышло. Она прислушалась к тому, о чём рассуждала троица и поморгала. Так. Насильники, гоняющиеся за девственницами, убийцы-фанатики, жаждущие какой-то высшей цели. Конца света, кажется. Мда. Тяжёлый случай.
Роззи прокашлялась и начала:
- М… Уважаемые. Уважаемые, аллё, оторвитесь от своих домашних питомцев! Кстати, как они у вас не мёрзнут, аквариум и кастрюля с подогревом? И это летучие рыбы?
А, да, кхм, не об этом. Так вот, уважаемые. Во-первых, я уже давно не девочка, а разве вы хотите получить разнос от начальства? Начальство, оно такое. Оно же всегда знает, где подчинённые накосячили. И эта ошибка потом всплывёт в самый неподходящий момент, так всегда и бывает, точно вам говорю.
Во-вторых, как я поняла, вы здесь ещё и не в полном составе. Разве ваши отсутствующие коллеги не оторвут вам головы за то, что вы их не подождали? А, или нет, вашему начальству всё равно, и оно готово ездить на ваших горбах, спуская с рук тем оставшимся то, что они где-то прохлаждаются и не работают? То есть, вы втроём пострадали, вы трудитесь, вам меня резать, а они придут на всё готовое и сделают вид, что принимали в жертвоприношении активное участие? Не знаю, как вам, а мне было бы, как минимум, обидно.

Бэкет никогда не была дипломатом, а рассуждать часами она могла только о гробах. Но сейчас ей во что бы то ни стало нужно было попытаться сохранить жизнь. Жертвой становиться не хотелось. А аргументов для сохранения этой самой жизни больше не было.

Отредактировано Rosemary Backett (06.05.14 23:42:48)

+2


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.8. восемь-на-погибель


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC