Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.7. пасмурно, ожидаются нападения призраков


квест 6.7. пасмурно, ожидаются нападения призраков

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дом доктора Джоэла Готорна. Полдень, пять часов до Апокалипсиса. 23 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Джорджия Готорн, Эванеска Грей, Амелия Тремер, Аврора Дэшвуд (список призраков может пополняться).

Прошлая неудача с заражением ангелов и демонов послужила хорошим уроком. На сей раз Джорджия Готорн решает, что в таком важном деле, как конец света, нельзя полагаться ни на  безответственную и стойкую к заболеваниям рогато-крылатую братию, ни на людей. Несколько месяцев, в обстановке совершенной секретности Инфекцией разрабатывался новый вирус чумы, который смогли бы переносить... призраки. Эксперимент уже находится в завершающей стадии и требует решительных действий.
В качестве испытательного полигона выбран дом Мора. Не зря же Джорджии наконец-то удалось украсть ключи у безалаберного братца и проникнуть на запретную для неё территорию. Проводить опыты на приведениях можно и с метёлкой в руке - то ли чтобы погнаться за двумя зайцами, то ли убить двоих сразу, не суть важно.
В роли подопытных - несколько свежепойманных призраков. Так, Аврору Дэшвуд Инфекция превращает в переносную скульптуру с помощью баллончика с жидким азотом, а Эванеску Грей ловит в призраконепроницаемую банку с помощью пылесоса.
И куда же без элемента неожиданности. Как именно в неприступное убежище Мора смог пробраться живой человеческий ребёнок, известно только ей: на чумную вечеринку Амелия Тремер является самостоятельно, без спроса, а главное, ведома злоумышленницы.
По ходу испытания выясняется, что вирус оказывает побочное действие: при распылении чумной эссенции прежде нематериальные призраки уплотняются и обретают возможность передвигать предметы и дотрагиваться до людей без усилий.

Очерёдность: Аврора Дэшвуд, Джорджия Готорн, Эванеска Грей, Амелия Тремер.
Напоминаем, в течение первого круга написание раньше своей очереди только приветствуется.

+1

2

Сегодня Аврора Дешвуд решительно не планировала идти к кому-либо в гости. Особенно в полдень, который при учете холодной погоды и вообще зимней спячки можно смело называть утром. А кто ходит в гости по утрам, тот, как известно, не только поступает мудро, но и рано просыпается. Сон же - это святое, даже для призрака, как память об утраченной жизни.
Тем не менее, из дома выйти все-таки пришлось. Работу пропускать - это вообще не дело. Нужна она теперь, правда, как мертвому припарка, но без переодической занятости было как-то совсем тоскливо. Уж где-где, а в кондитерской никогда не соскучишься.
Погода стояла морозная, народа на улице было не так много. В преддверии Рождества это было немного странно, но девушка решила, что во всем виноваты трудовые будни, холодная погода и величайшая сила на свете - случайность. Вот увидите, чуть позже как по чьей-то невидимой указке дружно повалят на улицу. Практически затишье перед бурей.
Но затишье очень интересное. Можно, например, погрузиться в собственные мысли, и никто тебе мешать не будет. Или песенку петь вслух, не рискуя при этом убить весьма непрофессионально отсутствующим голосом случайных слушателей. Одиночество, в общем, очень даже полезная штука, когда ты идешь по улицам.
Но на работу Аврора так и не добралась. Где-то на полпути ее путь был неожиданно прерван чем-то очень холодным и обездвиживающим. Дешвуд не успела даже вежливо поздороваться с остановившимся у нее на пути прохожим. Да что там поздороваться - и глаза поднять от земли. Она как раз  была погружена в размышления по поводу предстоящих праздников и того, с кем их можно отпраздновать. В компании всяко веселее.
Однако случайный прохожий (или все-таки прохожая?), похоже, и не был настроен разговаривать. Замешательства в несколько секунд хватило, чтобы все призрачное тело сковало словно цементом - пальцем не пошевелишь. Так и не успевшая поднять голову Аврора не смогла рассмотреть своего похитителя. Тем временем ее упрямо перетаскивали с пустынной висперширской улицы в чей-то дом.

+2

3

- А-а-а-аллилуйя! А-а-а-аллилуйя!
Много воды и обид утекло с тех пор, как Инфекции в  последний раз приходилось радоваться настолько, чтобы вспомнить прошлые, несколько видоизменённые теперь, привычки. Например, акапелла  завывать за рулём благодарственные религиозные гимны. Хотя с таким же успехом она могла  выводить «Good day to live»*, простенькое «Авэ мне!» или «Зелёный горошек, пилюля, фаянсовый горшок!» - суть была, как много веков подряд продолжали утверждать маститые философы заодно с горькими пропойцами, не в форме, а в содержании.  Ибо похвала, как следовало ожидать, предназначалась не бывшему и не нынешнему начальству, а только ей – единственной, неповторимой, ловкой, умелой, замечательной, прекрасной, восхитительной и сообразительной.
Джорджия Готорн, дамы и господа, аплодисменты! Она прошла сквозь дым, морось и свинцовые пули. Показала чудеса храбрости, оптимизма и фантазии, вдобавок чудовищную целеустремлённость в достижении желаемого. И, наконец-то, после сорока стычек лоб в лоб, шестидесяти случаев погони с нанесением лёгких и тяжких телесных повреждений, сотни разбитых колб  и трёх истерик добыла ключи от убежища худшего в мире (официальная справка заверена подписью и печатями) грязнули брата без применения насилия. И готова была начхать в лицо тому, кто скажет, что старые проверенные методы вроде карманного воровства уже полностью изжили себя в их высокотехнологичном мире.
- А-а-а-аллилуйя! – а то, что соседи сгрудились у стратегических наблюдательных постов, её не интересует вовсе. Наоборот, такая насыщенная концентрация человекоединиц вскоре станет очень удобной, но пока…
Прежде чем приступить к делу, она повесила сумочку с заветным содержимым на дверную ручку. С преувеличенной осторожностью, двумя пальцами и не дыша – чтобы через секунду лихо топнуть ногой по придверному коврику и прямо на нём исполнить танец, известный в узких кругах как ритуальная пляска племени перед выходом на особо крупного зверя. Мог бы показаться нелогичным тот факт, что Инфекция праздновала победу заранее, не удосужившись даже войти внутрь. Но обширный жизненный опыт, знание привычек Мора, а также здоровая брезгливость твёрдо ей подсказывали: как раз внутри уже не попляшешь. Если, конечно, не захочется новых ощущений, вроде дыхания в пылевом облаке, наполовину состоящем из клещей и мелкого мусора.
Да и заняться придётся, как не жаль, в первую очередь не уборкой. Выписав последнюю, совсем уж заковыристую фигуру танца предвкушения, раскрасневшаяся девушка вернулась к сумке и покосилась за плечо. Фургон по-прежнему стоял на своём месте, не показывая никаких внешних признаков того, что его содержимое – или правильней будет сказать всё же «обитатели»? – начинает приходить в себя и проявлять беспокойство.  Оно и понятно, ведь для того, чтобы собрать ценный экспериментальный материал Готорн пришлось всерьёз попотеть и оглушить /обездвижить образцы наверняка.
Ключ  провернулся  в замке с тихим недоумевающим щелчком.  Дом не признал хозяина, но спорить с Джорджией не стал, ведь та в кои-то веки не напала на него с тараном. Девушка с любопытством сунула нос в переднюю и сразу отпрянула на крыльцо. Входить без подготовки и мощного пылесоса в это логово точно было бы ошибкой. Следовало вернуться к машине за полной экипировкой.
Вторая попытка прошла удачней. С пылесосом в одной руке, парогенератором в другой, в марлевой маске на лице ей удалось пробиться до гостиной без жертв и в чистом платье. В третий заход в дом были внесены инструменты вроде метёлок, чтобы отмахиваться от насекомых, банки с дустом для живности побольше и похожей на ящик металлической конструкции, содержимое которой тихо позвякивало при каждом толчке.
На четвёртый раз Джорджия аккуратно перетащила в гостиную своих полупрозрачных пленников. Привидения, которых в спешке пришлось ловить по всему Висперширу, а некоторых и вовсе на месте, вряд ли поняли, в какую неприятность вляпались и для чего понадобились. Инфекции же очень хотелось попасть на общую сходку уже с положительными результатами и отчитаться: штамм чумы ХХ века подготовлен и уже распространяется по городу с той же скоростью, с какой способны передвигаться призраки-носители. От удовольствия она зажмурилась. Приятно, когда работа приносит заслуженные плоды.
- Ну-с, и что мы имеем, - проговорила Готорн, окидывая почти любовным взором  выстроенные и выложенные в ряд жертвы. После того, как были найдены способы поймать эктоплазменных граждан города, остальное пошло как по маслу, а присущая приведениям компактность оказалась удобной. Вот, например, если бы у неё имелось несколько непроницаемых банок, можно было  перенести всех сразу в другой сумке побольше и не изгаляться с условно живыми замороженными скульптурами.
Размышляя, с кого начать испытание, Инфекция наклонилась поближе к упомянутой банке и предложила:
– Я выпущу тебя, если обещаешь не кричать. Даже не думай, сбежать невозможно.
Баллончик с азотом хищно сверкнул в твёрдой руке и, кажется, даже подмигнул Авроре.

* «Good day to die» Godsmack, а как же.

+5

4

Не зря, ох не зря Эванеска Грей так решительно и упорно выступала за создание профсоюза призраков – и даже начала собирать подписи (подписи, к сожалению, годились исключительно от ныне живущих, что, по мнению рыжей, значительно усложняло задачу в целом), но не успела. На ее жизнь, то есть, на ее смерть было совершенно отвратительное, безбожное покушение. Наверняка, это все ее политические конкуренты. Эванеска не знала, кто они такие (и есть ли они вообще где-то, кроме ее фантазии), но была уверенна, что они существуют. Кто бы еще стал ее похищать, а зачем? Кому бы вообще пришла в голову такая нелепость?
К тому же, никому и никогда не пришла бы в голову идея похищать ее столь унизительным образом – кроме тех, разумеется, кто хотел бы опозорить. Пылесос! Ее похитили, засосав в пылесос! А вот если бы существовал Призрачный Профсоюз, никто бы не посмел обходиться с ними столь пренебрежительно, унижая саму сущность мертвых. Им и так уже не повезло, ее, например, закололи невинной девой в самом расцвете сил, и они заслужили толерантности по отношению к себе. Но толерантность нынче не в моде, то ли дело, светлые века Центральновековья…
Пятка упирается в нос, и в банке с ее мутноватыми стенками больше рассматривать вроде как и нечего. На пятке есть грязь – неужели, она теперь целую вечность будет с грязными ногами? Какая неудача, ну да она сама виновата. Если в смерти и есть что хорошее, то это то, что ты не пахнешь. С другой стороны – что вообще хорошего может быть, когда тебя похитили самым пошлым образом, при помощи использования пылесоса? У нее дома такой же стоит.
Она пробует петь Марсельезу, отчаянно фальшивя, но, кажется, должного впечатления это ни на кого не производит: «к орууужию, о призракииииии, друзья, вставайте в строй прооофсоюзаааааааа, пора, пора! Что жаждет орда этих спрутов, живых изменников…» - дальше ее стихотворные потуги застряли. На французском дело пошло легче благодаря непереводимой игре слов с использованием местных идиоматических выражений, но ее старания никого не впечатляют. Какое-то время, мисс Грей надеялась разбить банку при помощи ультразвука, но банку ей впечатлить тоже не удается.
-Я требую немедленного освобождения и компенсации морального ущерба! – и благоразумно добавляет на голос из-за банки: - Но кричать не буду.

Отредактировано Evaneska Grey (20.01.14 18:17:34)

+3

5

Если бы кто-то решил спросить у Амелии (а это происходило довольно редко – в основном люди сразу начинали на неё кричать), каким образом она оказалась в похожем на громадный лабиринт домище, она ни за что не сумела бы на это ответить. Разумеется, она могла бы попробовать, но тогда ещё больше бы себя запутала, потому что голова была слишком занята песенкой про лисичек, и если бы она начала формировать какое-то предложение, то наверняка в этом объяснении присутствовали бы и лисы, и пчёлы, и мистер Крепышкин, которого она так незаслуженно обделила своим вниманием и который требовательно кусал её за палец. Наверное, камень действительно устал лежать в ботинке и хотел глотнуть свежего воздуха. Вот только сейчас, к его глубокому сожалению, Амелия была слишком занята тем, чтобы не растерять по дороге слова своей новой песенки.
Даже странно, что в таком большом домище никто не живёт. Кроме таракашек, наверное. Уж они-то точно здесь были! Ами даже пыталась подружиться с парочкой, но получила жёсткий отказ от одного и случайно наступила на второго. Поэтому, здраво рассудив, что первый таракашка может всерьёз за это обидеться, хитроумная девчушка пошла на ухищрение – она замаскировалась. В принципе, в этом пыльном домине это не составило особого труда. Растрепав волосы, обнаружив в подвале парочку прутиков и соорудив себе усики, извазюкавшись в пылище и с гордостью рассмотрев получившийся результат в треснувшее зеркальце, она ступила на лестницу с чётким осознанием, что превращение удалось.
- Лисы-лисы, как вы говорите,
  Лисы-лисы, у меня спросите…

Ну вот, уже и слова стали забываться. До чего же, оказывается, мал тараканий мозг!
Вдохнув полной грудью (подавившись пылью, долго кашляя и катаясь по полу), Амелия уже почти наладила контакт с активно шевелящим усами тараканом в затенённом уголке дома… и в этот момент произошло СТРАШНОЕ!
С противным скрежетом отворилась входная дверь, и со стороны входа послышались шаги. Ами уже привыкла к подобного рода окончаниям своих маленьких приключений, но сейчас…
Испуганно встрепенувшись, таракан умчался в ближайшую щель. Девочка-таракашка попыталась было устремиться следом, но больно ударилась о стенку и рухнула на пол. Кажется, она получилась слишком упитанной таракашей!
Страх и паника охватили её молодое сердце. Вот сейчас её просто возьмут и прихлопнут, так и не разобравшись, таракаш это или маленькая девочка!
На подкашивающихся ногах Амелия направилась туда, откуда раздавались страшные и пугающие звуки. Вернее, сейчас они ей казались именно таковыми. Но кто знает, вдруг на деле это окажется вовсе не так страшно и пугающе, как казалось поначалу?
Ох уж этот наивный тараканий мозг!..

Отредактировано Amelia Tremer (25.01.14 10:09:06)

+4

6

Итак, похититель явно не собирался ограничиваться всего одной жертвой. Радовало только то, что она уже успела предварительно умереть, а, значит, неприятные события и очередная нервотрепка с попыткой провести адекватные похороны ей не грозили.
А вот почувствовать себя несколько материальнее обычного было весьма неожиданно. Уж непонятно, что именно распыляла на нее похитительница (а, судя по наблюдениям, это была девушка), но эффект был занятным. Разве что пошевелиться Аврора не могла, как бы ни старалась. Наверняка, именно так и чувствуют себя начинающие памятники. Совсем еще новые, только что ставшие олицетворением в камне чьей-либо жизни или смерти. И вот несут этого скульптурного новобранца на постамент, где ему суждено простоять еще несколько лет как минимум. Голуби к нему еще не прицеливаются, соседские мальчишки скабрезных надписей не царапают, туристы не спешат запечатлеть себя на фоне новой достопримечательности (как правило, в одной и той же позе и с немного дебиловатыми улыбками, тоже, кстати, одного разлива).
"Да, именно так памятники себя и чувствуют," - думала Дешвуд, лишенная возможности наблюдать за происходящим, разговаривать и вообще каким-либо образом намекать, что похищения в ее планы совершенно не входили.
"А, может, нужен выкуп?" - девушка быстро представила, что бы такого ценного можно было бы запросить у одинокого призрака, работающего официанткой в кондитерской. На ум приходила только бесценнейшая коллекция шарфиков, но с ней Аврора расставаться не собиралась категорически. Вариант с натурой тоже отпадал сам собой: она, эта натура, была призрачной и крайне неудобной для каких-либо действий.
И вот они добрались в дом. Похитительница о чем-то вслух рассуждала, банка пела песни и явно требовала смену режима и революцию. Может, ей крышка мозги зажала, этой банке, вот она и дуреет. Но пела, надо отдать должное, с душой.
Кажется, даже тараканы в такт шуршать стали.
"А я даже петь не могу!" - мысленно возмутилась Аврора

+2

7

- Советую подать запрос о компенсации моему непосредственному начальству, - чинно хмыкнула Готорн, аккуратно откручивая крышку. – Вот только как с ним связаться понятия не имею, разыщете его как-нибудь сами. После.
Сразу пояснить, что конкретно означало зловещее «после», Джорджии не удалось. Она ни на миг не отводила взгляда от копошащейся в банке жертвы. Не хотелось пропустить важный момент, когда следовало пустить в ход баллончик. Стоило мисс Грей освободиться из ловушки на две трети, как Инфекция нажала на колпачок – и приморозила не успевшие покинуть банку ноги точнёхонько к стеклянному донышку.
- Это на всякий случай, - пояснила девушка и без того возмущённой  Эванеске. – Мне нужно, чтобы все вы немного задержались здесь.
Она по-прежнему была собой довольна. Всё шло по плану, а предупредить случайные сложности куда проще, чем разбираться с их последствиями. Ведь поверь пленнице на слово – а потом любуйся прозрачной спиной, исчезающей в ближайшей стене, и бегай за образцом  по всему городу. Общеизвестен факт: призраки просачиваются. Джорджия не знала, кто или что ещё обладает такой способностью просачиваться, как призраки (возможно, посоперничать с ними мог только керосин), и не одобряла способности преодолевать любые препятствия в буквальном смысле. Даже если считала её в некоторых случаях удобной.
Ну, в самом деле, если задуматься. Люди, которым, казалось  бы, пора совершенно упокоиться после физической смерти вдруг решают, что их личные неоконченные дела поважнее какой-то там вечности. Толпятся на земле, портят статистику, прибавляют честным труженикам, которые, между прочим, и так пашут как ломовые лошади, сверхурочную работу и совершенно не приучены к порядку. К тому же то мнят о себе чересчур много, и тогда от присутствия привидений  невозможно спасись и укрыться, то вообще предпочитают не показываться на глаза – и ловить любого члена эктоплазменной братии оказывается сложнее сложного. 
Азот тоже, конечно, не выход. В доме поганца Джоэла натоплено так, что никакой мороз не страшен. Скоро эффект ледяных фигур сойдёт на нет, так что стоило бы поторопиться… Инфекция с сомнением покосилась на постепенно оттаивающую Аврору Дэшвуд и, после небольшого раздумья, сбрызнула её ещё раз, правда, на сей раз слегка и только конечности. Время исполнения можно и оттянуть, если очень постараться.
Всё идёт хорошо, но закончить всё просто, тяп-ляп, банально не позволяло чувство прекрасного!
По всем каноничным пособиям в помощь душегубу, повышающему квалификацию (шестьдесят детективных серий в журнальной подписке и двадцать киношных триллеров), следовало, что сперва ей нужно вдоволь насладиться ужасом пойманных пленником, затем в деталях раскрыть суть коварного плана, чтобы вызвать испуг ещё бОльший, разразиться раскатистым хохотом на фоне батареи пробирок за спиной и – в некоторых случаях – получить чем-нибудь тяжёлым по затылку от неучтённой помехи. Последний, совершенно ненужный, пункт с  торжеством условного добра над безусловным злом отметался за ненадобностью, предыдущие вызывали закономерное сомнение. Начиная хотя бы с того, что ни один призрак не спешил её бояться. Вон, всё больше негодуют и петь умудряются. 
- Думаю, вы задаётесь вопросом, почему оказались здесь, - да-да, в меру надменно и самую чуточку мрачно, именно такой тон и стоило выбрать; самое время сбить спесь с нахалок. Инфекция гордо подбоченилась и встала в, по её мнению, подходящую к случаю позу «я злой и страшный рыжий конь… и что-то дальше в рифму там». Со стихами у неё не ладилось с детства, зато хитропланы пеклись споро, как горячие пирожки. 
- Вам придётся помочь мне устроить в городе эпидемию! – самодовольной улыбкой Готорн сейчас можно было посылать солнечные зайчики.  –  Здорово, правда?
Оттолкнув ногой пылесос, она повернулась к жестяному ящику и извлекла на свет второй флакон, почти неотличимый от первого. Никаких опознавательных знаков, ни буквенных обозначений, ни скрещенных костей на крышке – любой посторонний обыватель принял бы его за баллончик для взбитых сливок, и оказался бы не так уж и неправ. От смертоносной начинки наверняка ещё пахло ванилью.
- Усовершенствованный вариант чумы 1666 года, - похвасталась Инфекция, - стопроцентно заразный и практически повально смертоносный. Я надеюсь, что она успеет выкосить половину Виспершира до того, как за дело возьмётся эта грудастая выскочка со своим коньком-горбунком.
Что уж скрывать, предстоящая смерть части горожан от голода злила Джорджию куда больше, чем вероятность полномасштабных военных действий на мирных улицах. Будь её воля, она  и тотализатор устроила бы – исключительно из нелюбви к Голоду и её методам работы. Действует эффективно, никто не спорит, но до чего же однообразно. 
- Никаких переносчиков вроде блох, крыс или кошек, никакого помойного поветрия и антисанитарии.  Стоит распылить штамм на одного рядового призрака – и готово ходячее, простите, летающе-плывущее химическое оружие массового поражения.  А если уж взять несколько образцов… Вот вы, мисс Грей, работаете в Академии, не ошибаюсь? Никогда не приходило в голову раз и навсегда разделаться со своими студентами, м-м-м? По глазам вижу, приходило, так не сдерживайтесь, не сдерживайтесь же!
- Или вы, мисс Дэшвуд. Вариант с кондитерской тоже неплох. Попадались ли грубые клиенты? Кто-то недодал чаевых? Попытался ущипнуть? –
жара в голосе подбавилось на порядок. Собственный короткий и весьма специфичный опыт работы в пекарне "Пальчики откусишь" придавал пространным рассуждениям гораздо больше искренности, чем раньше. - Теперь даже дышать в вашу сторону для них будет фатально.
- Да не напрягайтесь так, - пренебрежительно фыркнула она под конец. – Через… дайте свериться… четыре часа пятьдесят минут город полетит в тартарары так или иначе. Всегда веселее быть активными участниками, чем просто наблюдателями, скажите мне спасибо за одолжение. Апокалипсис - это весело!

+5

8

Голова ее долго в форму не приходит – сплющенная она, о крышку-то; приходится немного потрясти ею, для возвращения более или менее адекватных форм (разумеется, на физическом уровне это едва ли могло повлиять на столь нефизическое тело, но старые привычки сильнее новых). Она говорит тоном, как ей кажется самой, крайне веским, но о запрете кричать благоразумно помнит – на воле становится очевидным, что стесненные стенки банки видимо не слишком хорошо влияют на ее умственную активность.  Иначе с чего бы это она начала петь?
-Сообщите мне имена и прочие личные данные своих работодателей. Уверенна, компетентные органы сами их найдут!
– она почти верит в силу своих слов, что, в общем-то, вполне логично для сей зануды. – Просто возмутительно! – бормочет она, оказавшись вынужденной прохлаждаться из-за дальнейших действий этой злодейки. – Вы ксенофобка и обижаете нас по признаку смерти! – ну, в мире много плохих людей, и она – очень-очень плохая. Ничего, вот только выберется отсюда, и тогда объединит всех призраков для борьбы с ненавистными угнетателями!
Эванеска краснеет, но в силу малоприятного отсутствия у призраков крови делает это скорее исключительно в силу привычки, нежели чем под давлением каких-либо обстоятельств. Юная мисс Дешвуд, официантка из любимой всеми висперширцами кондитерской, так же была здесь, пусть и в несколько неприличном, слишком уж физическом для призраков виде. С другой стороны, едва ли она начнет сплетничать о подобном: в конце концов, должна же существовать призрачно-женская солидарность? Сначала пение, потом – безуспешные попытки договориться со злодейкой… разве из нее выйдет достойный борец за конституционные права призраков?
-Если вы хотите, что бы мы помогли вам, вы должны нас нанять. А если вы хотите  нанять нас для выполнения подряда, то должны были прислать предложение и типовой договор, включающий в себя такие детали, как размер оплаты, часы работы и количество дней оплачиваемого отпуска. Я отказываюсь работать без достойной оплаты моего труда по инфицированию населения!
– благо что ее голова все еще свободна, Эванеска не собирается просто так соглашаться. Сам же по себе план ее ни в коей мере не смущает, ведь чем больше призраков, тем больше желающих вступить в Призрачный Профсоюз. Студенты, опять же, лишенные физической необходимости (но, возможно, не силы привычки) спать, начнут учиться успешнее, и это ей тоже не помешало бы – хотя, ее ночные бдения над ушами некоторых из них, с очень вескими убеждениями, теперь вполне могут перестать работать. И полиция, да – они быстрее начнут всяких разных преступников искать, если не будут тратить время на всякие разные глупости.

+3

9

Жуткие стены пытались окружить и раздавить в своих объятиях незадачливую таракашку, храбро и безрассудно движущуюся вперёд, навстречу Страшностям и Интересностям. Передвижение это, правда, было медленным и не подходило ни под один героический ритм, которые были известны Амелии, поэтому она просто сопела что-то невразумительное (возможно, когда-нибудь это станет хитом в тараканьем обществе – ведь любой шедевр изначально кажется всем несусветной глупостью!), время от времени прерываясь на то, чтобы ойкнуть и шарахнуться от очередной тени. Что, впрочем, не помешало ей впоследствии сделать «ой!» незаменимой частью готовящейся композиции.
- Ой…
Последний «ой» был особенным. Он не содержал в себе ни лирического настроя, ни перепуганных ноток. Это был скорее огорчённый или даже разочарованный «ой». Такой, какие обычно произносят после приготовления мясного рулета, в котором вдруг находится кончик хвостика соседского хомячка.
Таракашка затаилась, словно бы почувствовав впереди чьё-то присутствие. В соседнем помещении явно слышались чьи-то голоса! Усы задрожали. С одной стороны любопытство с усилием подталкивало Насекомуса вперёд. С другой – а вдруг человеки увидят её и прихлопнут? Как хорошо, что тараканы думать не умеют, иначе Амелия прямо сейчас развернулась бы и убежала подальше.
Облизнув пересохшие губы, девочка осторожно заглянула в комнату. За те долгие годы, что она забредала в гости к доброй половине Виспершира, Амелия успела как следует отараканиться: зачастую хозяева не имели никакого понятия о неожиданной гостье до того самого момента, как она, нагостившись, начинала собираться домой.
Вот и сейчас девчушка скользнула вперёд бесшумной тенью, с опаской поглядывая в сторону жутковатой на вид тётеньки, объясняющей что-то стоящей неподалёку статуе.
- Чудила… - заключила Ами. Мистер Крепышкин больно кольнул палец в ботинке, наверняка соглашаясь.
Юркнув было за стол, таракашка вдруг встала столбом, роняя на пол слюни. Живот моментально напомнил о том, что не принимал гостей с самого утра. Прямо пред её носом стояло… сказать честно, она понятия не имела, что это было, однако выглядело оно аппетитно! Да ещё и… ко всему прочему, оно ещё и разговаривало!
«Волшебная сгущёнка!» - догадалась таракашка, внимательно вглядываясь в странную субстанцию внутри не менее странной банки.
Стоило ли обдумать это и вынести из слов Таинственной Зловещей тётеньки хоть какие-то мысли? Возможно, Амелия именно так бы и сделала, если бы на данный момент не была таракашкой. Наверняка ведь никто не огорчится, если она попробует разбросанные по комнате вкусняшки первой?
Недолго думая, Насекомус сцапала банку и первый попавшийся флакончик под руку флакончик, со всех ног бросившись к выходу из комнаты. Тараканья вылазка удалась! Остальные насекомыши наверняка будут ею гордиться!

+2

10

Кажется, Аврора наконец-то начала приходить в норму. Она почувствовала, что снова может поднять голову, руки были уже гораздо легче, чем несколькими минутами ранее. Девушка возвращалась в уже привычное призрачное состояние и ей, надо сказать, это нравилось. Кто бы подумал, что можно настолько привыкнуть к призрачной "невесомости"! Только после смерти понимаешь, как много люди теряют, будучи закованными в свои плотные тела.
- А попросить помочь нельзя было? - заворчала Дешвуд и хотела было слинять оттуда, где ее мнение учитывают в последнюю очередь, но ноги до сих пор были заморожены непонятной жидкостью. На ум сразу пришла мысль о том, что такой удобно маньяков ловить. Почему никто раньше не додумался? Стольких проблем бы удалось избежать!
Аврора была в принципе согласна с Эванеской. Наниматься на работу без подписания соответствующих бумаг - это безрассудно. К тому же кондитерской было вполне достаточно для полноценной занятости, а летом девушка планировала устроить себе отпуск. Отпуск можно устраивать раз в год - значит, в случае новой работы отпуск явно отменится. Нет в мире справедливости.
- Но ведь если отравлять всех клиентов, то и работать будет не с кем, - задумалась девушка. Она в принципе была дружелюбной, заражать кого попало не хотела, тем более чумой. Которая смертельна. С другой стороны, ее просят помочь - весьма своеобразно, но просят ведь. Да и в смерти нет ничего страшного. Это даже удобно в какой-то степени. Привыкаешь.
- Апокалипсис? - она оторвалась от своих мыслей и запаниковала. - Мне нельзя Апокалипсис,  у меня Рождество скоро! Знаете, как это любопытно - первое "мертвое" рождество? Может, займемся заражениями уже после?
"Хотя бы на следующий день. Устраивать конец света на праздники - занятие крайне непродуманное. А вдруг кто-нибудь не заметит?" - мысленно сокрушалась призрак, наблюдая за маленькой баночкой, принадлежавшей похитительнице. Баночка была как баночка, на первый взгляд ничего необычного. Но неожиданно она, баночка эта, начала перемещаться к выходу, прямо вместе с девочкой, которая ее схватила.
- Ой, бежит! - воскликнула Аврора. - Ребенок бежит! Откуда тут вообще ребенок?
Сама Дешвуд двинуться не могла, следовательно, поимкой мелкого воришки пришлось заниматься остальным.

+3

11

- Времени в обрез, не до наборов добровольцев и расклеек объявлений, - буркнула Джорджия. Проблемы, проблемы, снова и опять проблемы.  Они издеваются?  - И откуда мне знать, я живой-то никогда не была…
Теория о том, что со смертностью люди теряют большинство своих недостатков и уж по крайней мере перестают размениваться на мелочные запросы и предрассудки, рассыпалась в прах, едва только похищенные открыли рот.  Что за обывательские замашки! В чём смысл послесмертия, если барахтающиеся в преддверии вечности души продолжают рассуждать о профсоюзах, рождественских праздниках и Хаос знает чём ещё? И зачем, чёрт подери, призраку деньги? Может, вправду нужно было подумать в тысячу первый раз, прежде чем выбирать для эксперимента неблагонадёжный материал. И переключиться, скажем, на черепашек. Или, наоборот, вспомнить старые добрые методы распространения заразы комарами — были малярийные, стали бы чумные, всего-то дел. Если бы  Инфекция могла подпустить к себе крохотного муравья и обойтись без (будем честными) поросячьего визга, её жизнь и смерть всех остальных стала бы намного легче.
Вот никогда, никогда нельзя обойтись  без десятикратных переливаний из пустого в порожнее. У неё плохо получалось объяснять очевидное; одна простенькая демонстрация стоила любой речи и не оставляла места для дурацких вопросов, но где сейчас взять другой город для показательного развала?
- Работать вам всем скоро будет не не с кем, а негде! -  рявкнула Готорн, скрестив руки на груди. Чем-чем, а хладнокровием в таких ситуациях она не отличалась.  - Я ведь чётко дала понять: Висперширу кранты, так или иначе. Даже если мы провозимся дольше и не успеем на вечеринку, пунш подожгут без нас. Останется только локти кусать!
Раздосадованная Джорджия скрипнула зубами и скривилась так, будто унюхала аромат икебаны трёхмесячной свежести.  Но и после двух-трёх якобы успокаивающих выдохов вонь из-под носа никуда не делась. Опомнившись, девушка оглянулась вокруг и заметила источник благоуханных миазмов: на кофейном (или журнальном? Как вообще можно было точно понять, что скрывается под полуметровым слоем пыли!) столике гордо возвышалась ваза с трогательным букетным скелетиком, плавающим в тухлом болотце. По всем признакам, цветочный веник приказал долго жить  ещё в первый день вселения в дом Джоэла и стоял тут с тех пор, покинутый, никому не нужный, но до отвращения приметный. 
«Да, в самом-то деле!»
Руки в защитных перчатках нещадно зачесались. С одной стороны прибежище Мора не минует участь всего остального, так что пытаться навести здесь порядок всё равно что подстригать лужайки в Рукисаки перед ядерной атакой. Бессмысленно. С другой стороны, уязвлённое самолюбие требовало своего: в эту самую входную дверь она долбилась прилежней дятла, однако успех пришёл только в самом конце. Глаза горят и цель близка, всего два шага до броска: шаг влево, к пылесосу, шаг вправо – к загаженной мебели, пара целенаправленных движений – и у неё появится возможность пилить брата описаниями последних мучительных корчей домашних пылевых клопов ещё на сотню лет вперёд.
Такое стоит любых Апокалипсисов в мире.
Кофейный (или журнальный) столик на поверку оказался аккуратной стопкой выглаженных носков, обросшей солидной грязевой бородой со всех сторон. Праздничное настроение Инфекции резко спало, зато боевой дух конкретно зашкалил, да так, что из ноздрей пошли клубы огненного дыма безо всяких там трансформаций.  Всё и все не просто отошли на задний план - были выдворены до лучших времён. Сперва смахнуть пыль здесь и там, потом вынести и помыть – помыть и продезинфицировать, а не выбросить, как бы ни хотелось. Ещё вычистить коврик, иначе выбегающая из комнаты девчонка подняла в воздух тонну пыли… Стоп.
Откуда ещё это взялось на её голову? И куда поскакало с её драгоценной чумой и не столь ценной банкой?! Последний вопрос огорошенная Инфекция умудрилась задать вслух.
- Куда! - раненым буйволом взревела Джорджия вслед воровке. Вообще-то на раздумья и вопросы не оставалось времени. С запоздалым пониманием она швырнула злополучную вазу в маленькую движущуюся мишень и тут же рванула за девчонкой. - Ст...! ..?!
По правде говоря, ей не стоило сниматься с места настолько быстро, тем более обгонять по прямой собственный боевой снаряд.  Над головой зловеще звякнуло: окрылённая первым и последним полётом ваза радостно поприветствовала косяк, рассыпавшись на сотню осколков. В тот самый момент, когда торжествующая Инфекция ухватила негодницу за шиворот, на них обрушился стеклянный водопад вперемешку с останками ромашек.  Девушка крепче, до мёртвой хватки, прижала к себе добычу, но устоять на ногах не смогла, как и поймать выскользнувшую банку. Призраконепроницаемое стекло вовсе не было противоударным.  Кто там верит, что посуда бьётся к счастью?
- Что такое со всеми вами? Дайте спокойно поработать!  – эффект от возмущённого вопля изрядно попортило судорожное отфыркиванье; вода попала ей в нос, намочила чёлку так, что та надёжно залепила глаза, да и с уха, кажется, свисал одинокий стебелёк. Она уберёт его, честно уберёт, сразу же, как задушит  одну юркую и не в меру любопытную малявку.  Если пойманная с таким трудом Эванеска сбежит, Инфекция знает, как её заменить прямо здесь и сейчас. – Как ты вообще здесь оказалась? Нет, что важнее, отдай мне эту штуку, сейчас же!

+5

12

Эванеска пожимает плечами, надеясь, что выглядит гордо – настолько гордо, насколько вообще может выглядеть призрак рыжей толстощекой девицы (обычно, толщина щек отлично маскировалась очками, но с ними в призрачном мире возникали некие противоречия вроде того, что они вообще не были нужны), да еще и в банке, да еще и частично к этой банке примерзший. Крайне неудачное положение для столь степенной особы, да и перед незнакомыми как-то неловко… разве студенты будут к ней достаточно почтительны?
-Тогда я тем более несогласна! Я не хочу терять свою работу! Мне еще не предоставили оплачиваемого отпуска. –
возмущенно заявляет она этой дамочке хитроумной. Ишь чего удумала! Переложить свою работу на субподрядчиков, да еще и не оплатить им труды по массовому заражению населения! Но нет, Эванеска разгадала ее подлый тайный план, и теперь будет делать все, чтобы ни в коем случае не позволить подобному свершиться; да и Аврора теперь будет просто обязана вступить в ряды Призрачного Профсоюза, а после Конца света, когда все-все станут призраками, то он приобретет особую популярность; перспективы рыночного роста вкупе с отсутствием внутриотраслевой конкуренции по крайней мере в первое время, они весьма соблазнительны. Так, быть может, ей быстренько зарегистрировать все и в самом деле всех-всех-всех перезаражать?
-О! А рождественская вечеринка в кондитерской будет? – она вспоминает, что и в самом деле Рождество скоро, а, значит, можно будет всю ночь поджигать этого красноносого с подарками, вовсе не обязательно ложиться спать в девять. Все-таки, и у «мертвого» Рождества есть свои неоспоримые плюсы; например, не надо никому подарков покупать, и возиться с этой дурацкой оберточной бумагой, всегда можно оправдаться физической невозможностью взаимодействия; а вот стребовать подарки со всех остальных (только уговорить их развернуть все самостоятельно) это завсегда. Интересно, можно ли перенести Апокалипсис, всего на недельку?
Прежде чем Эванеска успевает огласить условия, на которых она согласна сотрудничать (взаимовыгодные, разумеется… но чтобы ей было чуть-чуть взаимовыгодней, самую капельку), ее похитили. Второй раз в течение суток, просто немыслимо! Нет, не то, чтобы она была как-то особо против, но столь небрежное обращение с ее особой было Эве не слишком-то по душе. А вот освободиться из постылой банки – вполне. Ей даже как-то расхотелось петь Призрачную Марсельезу дальше. Да и примороженные ноги уже перестали быть таковыми, а, значит, побегу (и немедленному обращению в Полицию Виспершира, которая просто обязана предпринять все усилия по защите гражданских прав, жизни (простите, призрачной жизни) и свободы двух несчастных призраков и одного… хм… это что – ребенок?!?
-Вот как подпишете договор о найме, и дадим! –
она все еще помнит про баллончик, частично заморозивший ее, и старается держаться чуть в стороне, но не улепетывает со всех ног. В конце концов, любопытство еще никого не убивало, тем более призраков.

+3

13

Мало того, что делали привлекательное в принципе деловое предложение, так еще и шоу с невероятными погонями устроили. Было, о чем подумать. Хотя перспектива заражать ни в чем не повинных жителей Виспершира Авроре до сих пор претила. Они ведь по большей части ни в чем не виноваты. А если и найдутся какие-либо провинившиеся, то уж точно не до такого уровня, чтобы их сразу и чумой. Сдавать их в полицию было гуманнее, что ли.
Как бы то ни было, действо продолжалось, и Дешвуд даже успела пожалеть, что обездвижена и не может принять в нем непосредственное участие. Правда, непонятно, кому помогать и стоит помогать ли вообще, потому что, похоже, окружающие прекрасно справлялись и без ее, Авроры участия. Посуду, вот, бить начали - это наверняка к счастью. Суеверия, суеверия...
- А мне кажется, что если на ребенка кричать, то он хотя бы из упрямства будет делать по-своему, - заметила девушка, наблюдая за этой сценой.  Не то, чтобы она была прекрасным педагогом, но нахождение в стороне от эпицентра позволяло мыслить чуть более трезво.
Освободилась Эванеска, продолжившая вещать что-то насчет договоров. Аврора лезть не стала. Она и при жизни не особо разбиралась в бумажках, теперь же по привычке продолжала жить по этой же схеме. Договор о найме у нее был один, в кондитерской, и призрак искренне полагала, что никому не понравится, если клиенты начнут вымирать как последние мамонты. И причина такого вымирания обнаружится даже не в счастье от чрезмерного употребления фирменных пироженок.
- Работать на праздники вредно, - вздохнула Аврора. - Почему Апокалипсис нельзя устроить, скажем, в июле? Замечательный месяц - июль. Самое то для массового умертвления. К тому же душно и жарко, многим и без того хочется только повеситься... А тут Рождество. Ну совсем не вписывается чума в графики.

+1

14

Ничто. Абсолютно ничто не подготовило Инфекцию к утомительно длительному (как пятнадцать минут, шутите?) общению с двумя призрачными дамочками, которые не то, что бояться и выполнять – попросту прислушиваться не старались. И по-прежнему умудрялись что-то требовать.
- С-с-с-сто… - со стороны Готорн, прямо из-под отдающей болотистыми ароматами чёлки, раздалось загадочное змеиное шипение. После собственнокопытного размазывания обывательской бренности Виспершира по всей доступной поверхности тонким слоем (в упрощённом переложении это звучало бы как «Бум! Трах! Тарарах!) она непременно порекомендует начальству проводить специальные стажировки в домах для престарелых и детских садах. Исключительно для закалки нервов. Вестник Апокалипсиса, даже если это нижняя – и лучшая – его часть не должен нервно дёргать веком при исполнении. Равно как и  терпеть подобное обращение со стороны рядовых жертв, особенно когда те ниже её ростом.
… девяносто девять, девяносто восемь… - монотонно пробормотала сквозь зубы Джорджия, не разжимая объятий. Итогом ровно двух эксклюзивных сеансов психотерапии Франка Херринга и головокружительного количества выброшенных на ветер денег в попытке научиться управлять гневом в полевых условиях стал обратный отсчёт, на эффективности которого рогатый вымогатель особенно настаивал в распоследнюю их встречу.  Мол, клинические исследования, бла-бла, доказанная многовековой практикой действенность, бла-бла-бла, пока дойдёшь до единицы, растратишь негативную энергию, трижды бла-бла. Вполне закономерный вопрос, что ей помешает взбеситься ещё сильнее и прервать отсчёт, тогда повис в воздухе; ушлый Андрас по обыкновению от прямого ответа увильнул и лишь туманно намекнул, что время придёт и покажет.
Вот оно. Пришло и показало. Крупным планом, чтоб не ошибиться.
- ..три, два, один, - не то чтобы у Инфекции были серьёзными проблемы со счётом даже при том, что в школу ни она, ни брат не проходили ни единого дня. Терпение, до того изо всех цеплявшееся за единственную дрожащую ниточку, лопнуло с треском настолько оглушительным, что судорожное «девяностосемьблинблинблинчетыре» попросту вылетело в каминную трубу. Заодно прочистило ту от железобетонного слоя копоти.  – Баста. Переговоры завершены в одностороннем порядке. Мисс Дэшвуд, спасибо за ценный совет.
Ухватив покрепче чужой воротник, Готорн отправила девчонку вместе с баллончиком в короткий полёт к потолку: достаточно резкий, чтобы слегка приложиться бедовой макушкой об потолок, однако по-своему бережный, ибо планы в отношении ребёнка кардинально изменились.  На трансформацию потребовалось совсем немного времени; если быть точным, настолько немного, что многообещающее «Алле…» выкрикнула Джорджия Готорн, а короткое, выразительное «..оп!» выдала уже Инфекция в натуральном лошадином виде.
- Поймала!
Теперь посреди гостиной под встрёпанным седоком гарцевала огромная огненно-рыжая кобылица с длинной гривой и хвостом, почему-то густо переплетёнными тонкими разноцветными фенечками из бисера. Инфекция озадаченно завертела головой и услышала перезвон мелких монеток за спиной.
«Чего?..»
Разница между человеческим и истинным обликом, вообще-то, и должна была бросаться в глаза. Тем не менее она не одобряла страсти некоторых товарищей по несчастью к  новеньким сёдлам и прочим подозрительным штукам, считая украшательство выпендрёжничествоом чистой вожы. Конь Апокалипсиса обязан быть грозен с виду,  топтать землю исключительно чугунными подковами и презрительно плевать сверху на всё, что движется!
Исходя из того, что Джорджия сумела разглядеть, нервно кося лиловым глазом по сторонам и по-лебединому вытягивая шею, выводы напрашивались сами собой. Бисерный кошмар, к которому прибавилось корявое изображение Весёлого Роджера в районе крупа и скромно завязанная бантиком красная косынка на правой задней были делом одной пары знакомых рук. Рук, которым ещё предстояло лишиться пронырливых пальцев — медленно и по одному.  А если она вовремя вспомнит, кого именно Джоэл пытался сварганить из родной сестры, процесс затянется не на один день.
«Я знаю точно наперёд, сегодня кто-то огребёт. Никогда больше не усну, не опутавшись колючей проволокой и сторожевыми собаками!»
Однако в первую очередь дело.
- Девочка, девочка, - сейчас Джорджии приходилось очень постараться, чтоб походить на лису из сказок — ту самую, которой якобы всегда удавалось облапошить, надуть и обдурить доверчивых слушателей.  Благо, цвет  подходил на все сто, а максимально льстивый тон голоса, каковой Инфекция могла изобразить, не резал ухо так уж отчётливо. - Хочешь поиграть? Мы с тобой будем кататься по городу и брызгать...ээээ...краской на прохожих. Она, между прочим, светится в темноте. У тебя и баллончик уже есть. Сперва можно попробовать на этих вот тётеньках.
«Всё-таки не умею я сюсюкать с детьми» - мрачно признала Инфекция и предостерегающе ощерила длинные зубы в сторону «тётенек». Предложение прозвучало на редкость неуклюже, да и особого веселья в том, чтобы пачкать всех направо и налево сама лошадь не видела. Откусить драгоценный флакон с чем попадётся казалось всё более и более заманчивой идеей.

+4

15

Все, кажется, замерли, приготовившись ждать, пока девяносто-блин-блин-блин-четыре (какое оригинальное числа! Интересно, сколько это миллионов подразумевалось?) превратится в ноль-блин-блин-блин, но превращение это как-то больно быстро произошло. С другой стороны, это, кажется, математика больших цифр, и с ней Эванеска связываться не особо желает, так что и своих возражений против столь быстрого конца отсчета она решает не озвучивать.

-Я против завершения переговоров! Мы еще не пришли к обоюдовыгодному заключению! – кажется, как бы она не хмурилась и не надувала щеки, ее никто тут всерьез не воспринимает. Даже вон, Аврора, все больше размышляет о тяготах предстоящих летних месяцев, чем слушает без сомнения куда как более осмотрительную товарку по несчастью.  Впрочем, размышлять о превратностях судьбы долго Эванеске не дали: появление лошади, стоит признать, было достаточно эффектным для того, чтобы привлечь ее внимание.
Пещера. Лошадь (стоит признать, весьма привлекательная на вид, может, худоватая, зато с отличным  Веселым Рождером на попе – с лошадиной анатомией у нее было еще хуже, чем с математикой). А куда пропала та негодяйка, проявившее столь возмутительное неуважение к призрачно-трудовым правам?
-Девочка – это уже Эва вступает в беседу: - статистика убедительно доказывает, что доверять говорящим лошадям не стоит. Ты много знаешь честных говорящих лошадей? То-то же, я тоже ни одной. И статистика ни одной не знает. И вообще, она хочет использовать детский труд. Это незаконно и даже хуже, чем попрание прав призраков. – она старается привлечь внимание ребенка к себе. Уж если эта лошадь с удивительно знакомым голосом все-таки решила устроить апокалипсис, то пусть делает это, уважая законы. – И зубы у нее какие-то… подозрительные. – это она уже скорее себе, чем ребенку. Кажется, их педагогические таланты с этой лошадкой были примерно на одном уровне.

+1

16

Занятая высвобождением себя любимой от уже начавшей терять силу застывающей смеси, Аврора и не заметила, в какой именно момент посреди дома появилась самая настоящая лошадь. Красивая, надо признать. Наличие же бисера и ярких тряпочек живо свидетельствовали о том, что хозяйкой замечательному животному была именно женщина. Или девочка. Особы женского пола вообще склоны проявлять удивительную по своей продолжительности и верности любовь ко всякого рода украшательствам, даже если и не показывают этого внешне.
И, в отличие от Эванески, Аврора Дешвуд не видела в лошадке решительно ничего подозрительного. Тут их мнения явно разошлись. Ну, говорящая, ну, с кем не бывает? В детстве девочки вообще только и мечтают о говорящих пони. В данном случае пони немного вымахал ввысь, но сути не меняло.
Да и все же лучше, чем устраивать конец света прямо перед праздниками.
- А я думаю, ничего страшного, - призрак добродушно улыбнулась девочке - насколько вообще добродушной и дружелюбной может быть улыбка у сгустка экзоплазмы. С детьми она обращаться все же умела немного лучше прочих собравшихся в комнате. По крайней мере, Аврора могла представить, что про детский труд и статистику слушать ребенку скучновато. Про распыление всяких жидкостей - еще куда ни шло...
Правда, смутило предложение опробовать краску на тетеньках. Но если немного и только во имя детской фантазии... все равно на работу она сегодня уже опоздала. Да и опаздывать после смерти - не самый большой грех.
- Покатаешься на лошадке, тем более на говорящей, повеселишься. Это же намного интереснее, чем прятаться под столом в пыльном старом доме, - продолжила Дешвуд.
Девочка тем временем, похоже, начала потихоньку проникаться идеей покататься и обрызгать краской из заветного баллончика все и вся.
"Долго ли, умеючи".

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.7. пасмурно, ожидаются нападения призраков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC