Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.5. конная доставка


квест 6.5. конная доставка

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Улицы и подворотни Виспершира. Три часа пополудни, два часа до Конца Света. 23 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Рэнди Аддамс, Мелвин Тодд, Филипп Аддамс, Гарольд Букер (и все, кому ещё не посчастливится попасться орденцам).

Ордену Трубки и табака не сидится на месте. Особенно теперь, когда в Виспершире объявился Великий Курильщик, и стойкие в вере будут вознаграждены блаженством воссоединения с кумиром. Во всяком случае, они сами на это рассчитывают.
А пока час "Х" не настал, неугомонные орденцы стараются облегчить пребывание Эфниссьена Арвуда в городе. Что опять же, по их мнению, включает в себя ночные жертвоприношения юных самокруток на алтарь, тотальное сталкерство и другие безобидные знаки внимания. Например, вмешательство в личную жизнь Войны. По неизвестной причине Орден единогласно сочувствует коварным планам Коррина Бледри по завоеванию всадника и дружно не может терпеть Диетту Пуддинг - до той степени, чтобы попытаться подложить Голоду свинью и украсть её лошадь.
Шефра Леннон пленён и завёрнут в мешок достаточно надёжно, чтобы было сложно брыкаться. Остаётся донести его до штаб-квартиры Ордена и спрятать.
Но конь Апокалипсиса, пусть самый младший, - не радужный пони. Едва взвалив на себя ношу, похитители начинают страшно голодать и худеть буквально на глазах. Заблаговременно прихваченные припасы не спасают, к тому же заканчиваются на полдороге.
Чтобы выполнить свою миссию, внезапно анорексичным братьям Трубки и табака приходится обратиться за помощью к прохожим. Выловленным с улицы горожанам навязывают мешок с якобы цирковой лошадкой и обещают денег, много денег только за то, чтобы донести его "прямо, направо, снова направо, влево и ещё чуть-чуть".

Очерёдность: Рэнди Аддамс, Филипп Аддамс, Мелвин Тодд, Гарольд Букер.

P.S. Можете либо отыгрывать, что вас уже подписали на переноску тяжестей, либо пока прогуливаться по переулкам и ждать мастер-поста с той самой просьбой.
P.P.S. вы не можете знать, кого именно несёте, но силу воздействия Гастрита игнорировать не в состоянии. Голод нарастает, всё и вся, попадающееся на глаза, вдруг начинает казаться очень вкусным... Да, призракам тоже.

+1

2

Кто сказал, что зима - это плохо? Цитируя классика, да отрежут лгуну его гнусный язык!
Аддамсам для их энтузиазма холодное время года помехой не было. Очень даже наоборот, столько много новых поводов для размышлений и экспериментов! Вот, например, за сколько можно прилипнуть языком к железу, покрытому тонким слоем плутония? И сколько после этого вырастет щупалец? Как с помощью йода и обыкновенной ртути избежать синяков после катания с горок? Сколько свечек для тортов понадобится, чтобы устроить на реке прорубь?
Одним словом, вопросов больше, чем ответов.
Но сегодня химики были намерены отдыхать. А именно - устроить пикник. В конце декабря. При минус двадцати на термометре, одолженном без спроса из лаборатории. Но где наша не пропадала? Специально по случаю были найдены и приведены в божеский вид теплые куртки, шапки, на которых когда-то красовались помпоны, и бабулины теплые вязанные носки - подарок на прошлое Рождество. Носки были такие теплые, что близнецы поначалу подозревали их в собственной автономной системе отопления. Но и им нашлось применение. Зимний пикник без теплых носков не пикник.
Даже Роджер был одет. Буквально за полчаса старая перчатка, давно лишившаяся пары, с помощью ножниц, ниток с иголкой и невиданной фантазии превратилась в теплую шубу и две шапочки, на каждый из глаз-отростков. Аддамсам определенно было суждено стать законодателями моды в области пошива одежды для выведенных лабораторным путем живых существ неизвестного вида. Экипированный зеленый Роджер привычно вскарабкался на макушку Филиппу, был надежно укрыт шапкой и тут же уснул. Отдых на природе он понимал не только буквально, но и заранее.
Единственное, что в холодильнике ничего отдаленно съедобного не оказалось, но это не беда. В магазин можно зайти по пути, нагулять аппетит по пути к пикнику. Поэтому путь братьев лежал не сразу в сторону парка, а по улицам к магазинам.
- О, смотри, несут что-то, - Аддамс-старший кивнул в сторону странных мужиков, тащивших непонятный пакет. - Или кого-то...

+4

3

К Рождеству нужно готовиться заранее. Начать где-то за неделю, чтобы все успеть и пик приготовлений пришелся на срок дня за три до самого праздника. В этом году близнецы с приготовлениями немного запоздали, так что пришлось побегать. От любой беготни хочется отвлечься, и тогда Аддамсов посетила гениальная идея устроить пикник. Возвести снежную крепость, разжечь там костерок, и, постоянно достраивая "здание", устроить отличный пикник.
Филипп твердо решил взять с собой Роджера, Рэнди бросил задумчивый взгляд на кошку, у которой когтей было больше, чем шерсти, и решил, что на пикник она не хочет. Шить лыжный костюм для кошки ему не хотелось. Тут бы себя одеть как следует! Поиски любимых полосатых подштанников заняли почти час.
Во время изысканий были обнаружены годовые запасы носков от бабушек, залежи мази звездочка, литр спирта, шапки (красная и синяя), фиолетовые валенки, скелет неизвестного животного (Рэнди лишний раз проверил кошку, но та жрала свой мурскас и в ус не дула), упаковку гречки, гуталин и странный стеклянный шар, светящийся изнутри.
Когда часть найденного заняла положенное место на организмах близнецов, а Роджер смирился со своей экипировкой, все семейство вывалилось на улицу. В рюкзаке Рэнди мягко позвякивал котелок, которому отзывался шорох найденной гречки. Больше в доме еды не было, если не считать того, что было отложено для экспериментов, а потому было запасом неприкасаемым.
Братья заглянули в овощной, хозяин которого привычного спрятался. Это уже давно не смущало близнецов - они сами взвесили то, что им нужно, оставили деньги и двинулись дальше. На выходе из колбасной лавки они натолкнулись на странную процессию.
- Может, они тоже на пикник? - весело пожал плечами Рэнди, засовывая поплотнее их покупки в свой рюкзак. - Им бы всем пожрать неплохо.
А то такая внешность любой аппетит отобьет. И если уж даже теплые зимние шмотки не помогают замаскировать тощие уныные морды...
- А может, это фестиваль анорексиков? И они торжественно изгоняют из города всю еду, - предположил он и махнул рукой в сторону булочной, - давай лучше туда. Я морально не готов становиться анорексиком. И тебе не советую.

Отредактировано Randy Addams (12.01.14 23:27:25)

+4

4

Не во всех профессиях происходят экстренные ситуации, когда вас вызывают на работу, выдернув из постели, ванной или чашки чая. Достойно быть врачом или пожарным, чтоб мчаться по чрезвычайному вызову и расталкивать толпу, пробираясь к месту происшествия. А вот когда ты владелец зоомагазина, никто не разбудит тебя ночью или в выходной с криком "Хляби небесные, Мелвин, тут огромная толпа людей, и все хотят хомячков, мы просто не справляемся сами. Ты нам нужен!".
Зато у него теперь была тайная работа, как у самого настоящего супергероя, который днем - законопослушный гражданин, но ночью надевает маску с латексным костюмом и выходит на улицу города вершить правосудие. Теперь Мелвин тоже вершил. И по улицам ходил, хотя больше, конечно, ездил. Своеобразный костюм у него тоже был, правда, не из латекса, а из бархата с меховым подбоем: черный плащ смерти, или, как Мелвин его называл, смертельно черный плащ.
Оставалось, как и всякому супергерою, придумать альтер-имя. Иероним почему-то не принял варианты Мелвина - Штормагеддон, Покоритель Всех Тварей Земных и скромное Дэдди Кул. Так что доморощенного ученика Смерти в целях конспирации называли его средним именем, которое по нелепому стечению обстоятельств звучало как Абигейл. 
И вот сегодня звездный час Абигейла... то есть Мелвина настал! Сегодня Иероним в срочном порядке вызвал его - в Виспершире стихийно начали гибнуть большие массы людей, и кто-то должен был указать им на коридор с табличкой "служебный выход" в конце. Мелвин героически закутался в плащ с блестками (их стало в два, а то и в три раза меньше - и куда они только пропадали?) и отправился на работу. Но стоило ему только выйти из дома, как он наткнулся на странную процессию, более всего напоминающую побег из концлагеря вяленой трески на последней стадии туберкулеза. Худые, они словно были приглашены на званый обед, но потом повар напился как сапожник и продолжал в том же духе лет этак десять. Участники процессии были настолько хилыми и тощими, что буквально-таки валились с тоненьких ножек под тяжестью ноши, заботливо завернутой в мешок. Мелвин остановился и с задумчивой улыбкой принялся наблюдать за плюгавыми сморчками, решив, что ему, может статься, и не нужно далеко идти на работу - вот же они, тут, сами пришли. Человеческая смерть уже давно перестала его пугать и стала вещью вполне будничной: за последние две недели Мелвин препроводил на тот свет столько страждущих, что если бы встречный прохожий спросил у него направление, то он по привычке отправил бы его в места весьма отдаленные, откуда нет возврата.

Отредактировано Melvin Todd (04.05.14 17:42:38)

+6

5

Фраза «Winter is coming» всегда казалась Гарольду двоякой в своем значении, а от этого бессмысленной. Как, впрочем, и большинство вещей в этом мире. Единственным, что сейчас имело хоть какой-то смысл – было предостережение, которое он сам же изрек на днях в библиотеке, пытаясь излечить группу людей от странного недуга. Тот факт, что он издевался, пичкал их чесноком и заставлял прыгать на левой ноге, опустим, должна же быть у человека хоть какая-то компенсация за испорченный прекрасный рабочий день. Пусть даже у мертвого человека.
Кстати, это возвращает нас к мысли о зиме и умирании. Зима приходит и уходит каждый год, а вот уйти из жизни всем разом шанс предоставляется не так уж и часто. Что же это получается? Они все умрут одновременно и поменяют свое состояние на призрачное? Нет, поймите его правильно, Гарольд не испытывал дискомфорта будучи призраком, он начал бы испытывать его в том случае, если все одновременно станут такими же. Кто будет платить за электричество? Кто будет читать книги, кто будет раздражать его по утрам румянцем на своих щеках?
– Нет, нет и еще раз нет! – изрек призрак.
- Почему сразу нет? Нам правда, очень нужна помощь!
Только теперь он понял, что уже несколько минут разговаривает с кем-то, кто-то его о чем-то просит, преданно заглядывая в прозрачные глаза.
– А что вы хотите?
Собеседник вздохнул, но терпеливо повторил свою просьбу, видимо и правда очень нужно было. Там была целая процессия очень худых людей, а еще они что-то несли. Сверток невозможно было опознать, но просьбы были настолько жалобными, что Гарольд скривился.
А вдруг апокалипсис начнется именно с этого, они все умрут потому, что будут тягать тяжести?!
Долгая история закончилась словами: прямо, направо, снова направо, влево и ещё чуть-чуть .
Букера настолько все это разозлило, что ему хватило бы плотности эктоплазмы, чтобы выполнить просьбу.
– Давайте сюда! – он чуть-ли не разметал всех вокруг. – И пойди поешь что-ли, или капельницу в крайнем случае…
На этих словах он огляделся и увидел Мелвина, тот вечно твердил, что является другом Гарольду, так пусть теперь докажет это делом.
– Эй, Мелвин, ну-ка помоги! И вы двое, одинаковы с лица которые, дружно, давайте, подхватили!

+5

6

Торжественная процессия с брыкающимся мешком вышагивала по улице. Гремящие кости отбивали ритм, завывания и стоны исполняли роль духовых, голодный вокалист перечислял названия всех существующих сортов сыра.
"Еда! Еда! ЕДЫ!!!" - неслось впереди на всех мыслечастотах.
Обычно крупное скопление людей, занятых одним делом, как-то называется. Школьной экскурсией, к примеру. Или банд-формированием, что мало чем отличается от экскурсии. Или на худой конец толпой.
Эта группа могла быть названа только флешмобом в протест культа анорексии. Было неясно, как несчастные ещё способны передвигаться и нести мешок. Те, у кого осталось что-либо съестное, старались беззвучно и скрытно от остальных напитать свой организм. Остальные часто дышали, от безысходности пытаясь вычленить из воздуха хотя бы пару калорий.
- Кто-нибудь, помогите!!! - возопил предводитель процессии, простирая руки вперёд. Ногти у него были сгрызены до мяса. Оставался только один, на мизинце. Неприкосновенный запас на самый крайний случай. - То есть... кхм! Требуются рабочие руки, вознаграждение гарантируем. Хочешь заработать? Спроси меня, как! Табак Всемогущий, как я хочу есть...
- Помогите... ах, этот дымный вкус стейка... омномном, оказывается, мой кисет был сделан из натуральной кожи... Брат, если вы ещё раз ткнётесь ухом мне в рот, я сочту это провокацией... Табак Всемогущий, смилуйся... помогите! - бормотали остальные.
Тощие руки вцеплялись в прохожих, запавшие глаза глядели с надеждой.
Лидер орденцев зажевал собственную запонку и продолжил уговаривать мимопроходящего призрака:
- Почему сразу нет? Нам правда очень нужна помощь! Я заплачу вам любые деньги. Только помогите. Тут совсем недалеко: прямо, направо, снова направо, влево и ещё чуть-чуть, - мешок дёрнулся, говорящий всхлипнул и потянулся раззявленной пастью к полупрозрачной, но такой соблазнительной призрачной плоти.
Остальные никак не могли решить, хватают ли они прохожих с целью уговорить или погрызть. Поэтому проделывали и то, и другое с переменным успехом. Рюкзак двух рыжих стал для них Священным Граалем, на него смотрели, как на святыню, и готовы были молиться. Но вспоминали о долге и продолжали просить.
- Помогите... мы вам заплатим. Помогите, и я стану вашим рабом на всю жизнь. Ну, когда не буду занят похищением людей или раскуриванием трубочки. Помогите, пожалуйста, помогите! Сэр, спорим, вы не сможете дотащить этот лёгонький мешочек? Слабо, да? Слабо?.. Ах, мой желудок начал переваривать мою лучшую рубашку...

+6

7

Рэнди решительно повернулся к булочной, сделал пару шагов и понял, что идет туда один. В таком положении вещей было что-то настолько неправильное, что он возмущенно обернулся с грозным "Тыкуда?". И как раз вовремя, чтобы узреть, как участники стихийного митинга анорексиков скапливаются вокруг его брата - быстро и неотвратимо.
Рэнди нервно сглотнул.
Трусом он не был, но это скопление узников Колохоста его по-настоящему пугало. Он замер, не зная, то ли подло бежать в булочную и делать вид, что их отряд не заметил потери бойца, то ли все-таки спасать Филиппа от рук сумасшедших, которые без устали что-то бормотали.
Решение было принято в то мгновение, когда один из "атакующих" внезапно принялся лизать рюкзак Фила. "Сожрет, и что я потом один делать буду?" - обреченно подумал Рэнди и стал проталкиваться к близнецу сквозь гремящую костями и челюстями толпу. Рядом с младшим обнаружился прибитый волнами и наплывами анорексиков и скелетов призрак, который, разумеется, не был призраком, потому что призраков не существует.
Прислушавшись наконец к тому, о чем галдят все окружающие, Рэнди понял, что не зря спрятал в подвале коробку соли, банку спичек и консервы. Судя по всему, в городе внезапно закончилась еда и они все были обречены на голодную смерть, вечный тлен и апокалипсис.
Воспоминание о том, что он только что сам видел заваленные всевозможной снедью полки магазинов, разом выветрилось из его разума.
- Мы все умрем? - почему-то радостно спросил он у ближайшего скелета, и тот обрадованно заклацал зубами.
- Все умрем, все, все, только донести помогите! - почти пропел он, но тут Рэнди почувствовал, что с его рюкзаком происходит что-то странное, и резкий разворот едва не лишил просящего кисти руки, жадно перебирающей содержимое рюкзака.
- Эй ты, - отступая назад ради спасения последних припасов в городе гаркнул Рэнди, - а ну, пшел!
Но тут привычка Аддамса ходить задом подвела его в очередной раз - он впилился спиной в толпу, на его плечо рухнул какой-то сверток, а толпа с воплем облегчения рассыпалась в разные стороны. С другой стороны сверток уже поддерживал призрак. До ушей Рэнди донеслось что-то про рабов, и он возмущенно пнул неожиданный груз.
- Не буду я рабом, - возмутился он, но тут на его рюкзак совершили очередное покушение, и ему не оставалось ничего, кроме как рвануть вперед, уволакивая за собой вперед и в неизвестность и сверток, и остальных носильщиков.
А пикник, между тем, откладывался. "Очень не вовремя, жрать-то как хочется!"

+4

8

Филиппу на ум пришло сразу два совета, оба за авторством бабули - женщины несомненно замечательной во всех отношениях. Первый состоял в том, что штаны с начесом - это прекрасно. Это даже больше чем прекрасно. Это спасительный знак для тех, кто не хочет отморозить себе все жизненно важные органы (т.е. ноги). Вторым советом было не отставать друг от друга.
И вот теперь пришел момент посомневаться как минимум в первом. Потому что нога чесалась, а почесать ее сквозь толстый слой ткани было нелегко. Особенно на ходу. Филя и остановился, тем самым нарушив заветный второй совет. И тут же поплатился. Потому что к нему тут же буквально присосалось несколько анорексиков с мешков в руках-спичках.
"Несут особо немощного сотоварища," - первым делом решил Фил, оглядываясь в поисках брата и стараясь разобрать, что именно ему втирают эти крепыши из Кухенвальда.
- Не хочу я ничего нести! - возмутился Аддамс-старший. - Эй, отцепись от рюкзака!
Он принялся активно обороняться, стараясь вместе с подоспевшим братом выбраться из толпы.
- Раньше хоть буклетики про Бога пытались всучить, а теперь... - недовольно пропыхтел он, подаваясь в сторону брата. - Самого бога в мешочке?
"До чего техника дошла!"
Надо было спасаться и спасать рюкзак. В нем, кажется, должны были быть упакованы охотничьи колбаски, хлеб и еще некоторые продукты по мелочи. И термос с какао. И валить на пикник, как собирались.
Внезапно толпа разбежалась, а Филя обнаружил, что на плечах у него, Рэнди, и еще двоих несчастных тот самый мешок. Рюкзак же казался подозрительно легким.
- Йодид ваш фосфат, - Аддамс выругался от досады. - А какого черта мы вообще должны это нести?
Следом за первым вопросом его осенило вторым, не менее гениальным:
- И куда это нести?
И довершал мыслительную деятельность третий вопрос:
- А что вообще в пакете?
Они тащились по улицам подальше от отощавших психов. Было холодно и очень хотелось есть. От всей этой суматохи даже Роджер проснулся и зашуршал печенькой прямо под шапкой.
- Может, ну его, и на пикник?

Отредактировано Philipp Addams (24.01.14 00:48:42)

+3

9

Мелвин стоял в отдалении, наблюдал за происходящим и просто не двигался, царственно позволяя миру наслаждаться чудесным даром – своим пребыванием в нем. В этом-то и заключалась его стратегическая ошибка. Ведь ничто так не привлекает внимания окружающих, как кто-то, стоящий без дела.
И мир подвел. Знаете, как часто бывает – стоишь, ничего не делаешь, любуешься улицей, высматриваешь потенциальных жмуриков, но обязательно найдется тот, кого твое безделье выведет из шивасаны. И он подходит и обязательно находит тебе дело.
В этот раз предательский нож в спине сжимала полупрозрачная, с мозолями от книжных страниц рука Гарольда Букера. Мелвин даже не успел воскликнуть: «Как я ошибся! Как наказан» - а Букер уже нашел ему занятие, да еще и на общественных началах.
Гарольд был близок к тому, чтобы считаться классическим злодеем из фильма ужасов. Он любил притворяться мертвым и исчезать, когда герой отвернется, чтобы потом возникнуть в самый неожиданный момент. Как сейчас, например.
- Я так и знал, что ты общаешься со мной только ради моих мышц, - трагично воскликнул Мелвин, почти как актриса Среднего Театра, разве что руки на заломил. – Наверняка и жить к себе позвал только для того, чтоб постоянно иметь доступ к моему телу.
Однако угрюмо побрел на помощь, потому что об оной Гарольд просил настолько редко, что упустить шанс припомнить это впоследствии было нельзя.
Мелвин осознал всю чудовищность своей ошибки тотчас, как на его плечи опустился угловатый мешок с небезынтересными выпуклостями. Мешок был, мягко говоря, не из легких. Мелвин всегда подозревал, что дружба связана с лишениями, но ему и в кошмарном сне не могло привидеться, что она сопряжена со столь страшными жертвами.
К тому же окружающая толпа, а точнее отдельные ее представители, совершала недвусмысленные потуги в адрес Мелвина. Они бормотали что-то о тортах и выпечке, обнюхивая волосы Мелвина – и тот уже пожалел, что пользуется воском с запахом ванили. Особенно когда кто-то попытался лизнуть его челку.
Однако у Мелвина нашлись помощники – внезапно оказавшиеся под одним свертком, они были молчаливыми братьями по несчастью… Ну, почти молчаливыми – каждый спешил высказать если не возмущение, то наблюдение касательно сложившихся обстоятельств. Они были как трое в лодке, не считая призрака. Они-то и утащили его прочь от толпы.
Надежда снова разгорелась, угрызения совести вонзились в Мелвина, точно зубы молодого бульдога в резиновую косточку… Кстати, о косточке – у него внезапно пробудился аппетит: вот как сказывалась физическая активность на свежем воздухе!
- Напарники, это у меня от голода в глазах двоится? – поинтересовался он, наблюдая двух абсолютно идентичных субъектов. Земной, плотский Мелвин с удовольствием предвкушал роскошный ужин, а вот его духовную ипостась все это слегка коробило – все-таки где-то там Иероним ждал его... Впрочем, духовная ипостась могла и помолчать.
- Не важно, что мы несем, главное – куда. Я надеюсь, там будут жареные ребрышки под соусом из опят… Блинчики с маком и баклажаны, запеченные с сыром и шпинатом. Сочные булочки и хрустящая жареная картошка…
Мелвин сглотнул слюну и более внимательно посмотрел на своих спутников. Теперь он видел различие между ними. Один из них явно был слаще другого. И мясистее. Чуть-чуть.
Мелвин вдруг почувствовал себя, как будто он – маленький ребенок, который потерялся, заблудился в лесу и вдруг нашел свою маму. Спустя месяц. И это был о-о-очень голодный месяц.

+4

10

Дьявол носит тапки. Неплохое название для фильма, книги или даже для семьи потомственных победителей конкурсов красоты среди носорогов. Ведь, если задуматься, а Гарольд Букер очень любил задумываться, иногда часы проводил в состоянии раздумий, то каждое мелкое (или мелочное) действие может привести в последствию. То, в свою очередь, приведет к следующему действию и к следующему последствию. И так до бесконечности, пока не случится катастрофа.
Гарольд вздрогнул, если приведение может вообще вздрагивать, и чуть не выронил сверток, но потом вспомнил, что спасает человечество от голодной смерти и приободрился. В одну реку, как говорится, не войдешь, брюки с двумя ширинками не пошить, супа из двух тарелок не поесть, а тирамису так вообще – не рыба, не мясо…
И отчего вдруг он задумался о еде?.. Впрочем, вернемся к дьяволу и его тапкам. Это так символично, что символичней уже некуда, даже знаменитому Бали не достичь такого символизма с его носорогами. Дьявол – что-то метафизическое, пугающее и несуществующее, от того вдвойне страшное. Тапки – что-то обыденное и домашнее, что-то, вторую половину чего постоянно теряет Мелвин. Отсюда делаем вывод: дьявол и тапки настолько несовместимы и нереальны, что пугают до мозга костей.
Добро пожаловать в увлекательный внутренний мир Гарольда Букера, библиотекаря, философа, призрака. Если вы что-нибудь тут поймете, то медалька вам за старания.

Котлеты он любил. Да что там? Котлеты он боготворил и преклонялся перед ними. Разные. Куриные, говяжьи, даже морковные и луковые. И пусть запах, пусть жир, но зато вкусно и сытно. Кашу многие недооценивают, считается, что это не мужественная еда. Совсем напротив, она гораздо мужественней и полезней стейка. Всякие сладости, крендельки. Бывало встанешь с утра пораньше в выходной, часа в два дня, и заскочишь в булочную, а там раздолье для души и праздник для желудка.
- Джем-джем-джем, – проговорил Гарольд, игнорируя посторонние события.
- Напарники, это у меня от голода в глазах двоится? - он обратил внимание на то, что вокруг было еще трое человек.
Особенно взгляд привлекали два одинаковых парня.
- Эй, Мелвин, пссс, Мелвин, - призрак попытался привлечь внимание своего странно одевающегося друга, - ты посмотри на них, такие упитанные, лощеные, их двое и они одинаковые. Думаешь, заметят, если один исчезнет?

+4

11

Одним словом, они шли. Сзади, подвывая и бормоча что-то аппетитно-жуткое, за ними брела целая делегация анорексиков, и это подгоняло всех лучше любого стимула. Оказаться еще раз в окружении этих психов Рэнди точно не хотел. Судя по идентичному выражению лица у Фила, тот тоже не был в восторге от состоявшегося знакомства. Правда, Филиус все равно выдавал риторические вопросы один за другим. И если бы Филипп был пулеметом, его слова - пулями, а окружающие - оленями или хотя бы кабанами, то едой Виспершир был бы обеспечен на десять лет вперед. "Жаркое из оленины... Прямо с костра, и с соусом. И к нему еще овощей..."
Рэнди нервно сглотнул. Куда они несут и зачем они это делают, было не так уж и важно. Куда важнее было то, что они пропускают давно запланированный пикник.
Пикник! Сколько всего было в этом слове!..
Перед мысленным взором старшего Аддамса мгновенно нарисовалось огромное жаркое в окружении пританцовывающих картошек. От сладостной фантазии его отвлек вопрос одного из товарищей по переносу тяжестей, и Рэнди ответил сразу и не задумываясь.
- Нет, просто мы клоны. Инопланетные клоны, - совершенно обычным голосом ответил он на вопрос Мелвина и, расслышав странное дополнение шепотом от призрака, мгновенно добавил тем же тоном: - Ядовитые. Разве вам мама не рассказывала, что не стоит трогать ярко окрашенных существ неизвестной породы?..
"Они ведь еще и кусаются..." От мыслей про укусы голод накатил с новой силой. Рэнди на ходу, стараясь не уронить их ношу, перевесил свой рюкзак со спины на грудь и бережно обнял свободной рукой.
- Не знаю, куда мы это несем, - уведомил Рэнди скорее брата, чем призрака и черноволосого, - но оторваться от стада мумий и завернуть на пикник в парк было бы очень своевременно.
Потому что, например, у Рэнди уже не просто сосало под ложечной. Там уже успела образоваться межпространственная воронка, готовая засосать в себя все съедобное, что только могло найтись в Виспершире. И, судя по разговорам вокруг и воплям сзади, ощущения и желания остальных участников этого похода были как-то удивительно похожи на стремления самого Аддамса. Он, между тем, пока что был даже готов поделиться чем-нибудь из припасов с окружающими на возможном пикнике - не из чувства щедрости, рыжим близнецам не свойственного, но из неубиваемого желания заодно подлить в блюдо того, подсыпать сего и посмотреть, что получится в итоге.
- А ведь если мы пойдем чуть-чуть быстрее, они точно отстанут, - пробормотал себе под нос Рэнди, оглядываясь через плечо и убеждаясь, что те, кто вручил им этот мешок, еле-еле перебирают ногами, цепляясь друг за друга и, кажется, даже пытаясь кусаться.

+4

12

Нестройные ряды несущих странный пакетик уверенно двигались по улочкам Виспершира. За ними двигались ряды уже куда более стройные (потому что оголодавшие), но нестройным, еще не потерявшим остаток жизненных сил, пока не составляла труда от них оторваться.
- А иногда инопланетные клоны любят перекусывать теми, кто пытается заставить их исчезнуть... - задумчиво дополнил речь брата Филипп, мысленно отметив, что сказанное не далеко от истины. Мама у них инопланетянка, отец появляется раз в год в упряжке с оленями и красном тулупе, дедушка - подрывник, а бабуля делает восхитительные пирожки... Как с таким набором генов не стать инопланетными клонами?
Судя по тому, как зашевелился под шапкой Роджер, идею Рэнди он полностью поддерживал. И даже начал грызть свой теплый зимний костюм. Судя по тихому, но активному шуршанию, жить костюму оставалось недолго.
"Ничего, новый сделаем. Главное, чтобы он мне там плешь не проел".
- Значит, идем быстрее, - поддержал Аддамс-старший и уже тише, чтобы услышали только брат и двое других товарищей по несчастью, добавил. - И идем  в сторону парка, раз уж четкого маршрута нам не задали. На пикник.
При мысли о пикнике сразу стало приятно. Практически так же, как готовиться вскрыть новый набор реактивов. Разумеется, пикник предполагал, что они предварительно не будут обедать, но Филипп не рассчитывал, что настолько проголодается.
- Мне вот что интересно, - обратился он к своим спутникам. - А то, что в пакете... оно как, съедобное? Может, мы его совсем не зря на пикник тащим. Запечем в костре вместе с картошечкой, лучку нарежем...
"А запасов хватит на четверых?"
Фил задумался. Они с братом предполагали наличие себя и Роджера. Хотя, с другой стороны, может у этих двоих тоже припасы с собой. Нельзя их так рано со счетов списывать.
Прибавив шагу, они завернули в сторону парка.

+4

13

- Съесть одного из них? И я потащу этот мешок сам? Ну уж нет. Если бы я хотел заниматься физическим трудом, я бы выбрал другую профессию и стал бы каким-нибудь электриком, массажистом или комиком. А мне с детства говорили, что я не создан для физкультуры. Еще мне говорили, что я разрушаю все, к чему прикасаюсь, но это сейчас не важно.
Теперь он совершенно иначе понял слова в записке своей матери, которую она оставила, сбежав от пятилетнего Мелвина к другому ребенку, - "Отныне ты сам ответственен за свое будущее". Тут-то она ошиблась. У него не было будущего!
Впрочем, еще в записке говорилось о приближающемся Апокалипсисе, битве зомби с растениями и о том, что будущее музыки принадлежит водонапорной скрипке. Не всем словам его матери можно было верить.
Когда Мелвин страдал... Да, страдание от голода - такое же полноценное страдание, как от неразделенной любви, любопытства и вилки в икре. Не той, что черная или красная, а та, что в ноге. Хотя сейчас все икры казались одинаково аппетитными, особенно того близнеца, что слева. Так вот, когда Мелвин страдал, ему нужно было дружеское утешение. Но все мы знаем Гарольда - страдание Мелвина для того и было утешением.
С другой стороны, неожиданно сбылась вторая заветная мечта: Мелвин познакомился с инопланетянами.
- Вы прилетели, чтобы забрать меня? - его глаза неожиданно стали огромными, наивными и исполненными надежды. Этому он научился у котят.
В существовании инопланетян, как и супергероев, он не сомневался. Если есть Смерть, и не один, а целый профсоюз, так почему бы не быть менее впечатляющим вещам?
- Кстати, я Мелвин. Мелвин Тодд, более известный как Мелвин Тодд Самый. У меня зоомагазин тут неподалеку, но, к сожалению, животные там живые... правда, насчет некоторых не уверен.
Оглядываясь через плечо, Мелвин заметил, что культ, фанаты или кем бы ни были преследующие их люди, подотстали. А жаль. Все это начало напоминать зомби-апокалипсис - ну, знаете, толпа хрипящих тел всюду за тобой, тянет руки вперед и хочет тебя съесть. Может оказаться только нашествием зомби либо детским подготовительным классом.
- Если бы оно было съедобным, разве они отдали бы его нам? - это был тот один раз на тысячу, когда Мелвин использовал логику. Обычно-то он использовал щипцы для выпрямления волос.
Изогнувшись, он понюхал мешок. Тот пах чем-то смутно сладким, словно внутри обитало привидение давно мертвой буженины. Однако разве могло привидение так пахнуть? Желудок свело предательской судорогой, воображение бессовестно подсунуло образ ванной, заполненной ветчиной, и Мелвин в ней бултыхается, бултыхается...
- Хей, Гарольд, перед тобой ведь раздвинуты рамки пространства. Будь милашкой, загляни в мешок. Ты все равно уже один раз умер.

+4

14

- Ядовитые. Разве вам мама не рассказывала, что не стоит трогать ярко окрашенных существ неизвестной породы?..
- У меня не было матери! - огрызнулся Гарольд, брызжа слюной во все стороны, корча призрачное лицо, словно его укусили сто тысяч пчел одновременно, а на язык попали все виды острого перца, приправленные горчицей. - Меня извергла преисподняя, сразу же вот таким, какой я есть и справьтесь с этим потому, что я никуда не собираюсь.
Страх, гнев и ненависть к тем, кто все еще мог чувствовать вкус хоть какой-нибудь еды, охватили Букера целиком и полностью, заставляя его вести себе еще более злобно, чем обычно.
- А то, что в пакете... оно как, съедобное? Может, мы его совсем не зря на пикник тащим. Запечем в костре вместе с картошечкой, лучку нарежем...
Гарольд хищно повернул голову на 180 градусов и воззрился на говорящего. Идея была ужасающей...ужасающе привлекательной. Даже, если бы в мешке был мусор, даже, если бы там оказались запеченные под жиденьким соусом клея книги...Да, даже тогда! Он был так голоден, что мог бы пойти против всех своих принципов прямо сейчас и никогда не пожалел бы об этом.
Голод - не тетка, как говорится. Хотя как раз этого выражения библиотекарь никогда не понимал. Разве что автор отсылал слушателей к тому факту, что слово "голод" являлось словом мужского рода.
- Хей, Гарольд, перед тобой ведь раздвинуты рамки пространства. Будь милашкой, загляни в мешок. Ты все равно уже один раз умер.
Еще один хищный поворот на 180 градусов, уже в другую сторону. Случись это в другой раз, он бы подумал, что пора вызывать старого и молодого священника. Но сейчас дела были настолько удивительными, что Мелвин использовал логику. Мелвин. Логику. И снова - Мелвин. Логику!!!
Гарольду потребовалось несколько минут, чтобы расслабиться и сделать свою эктоплазму не такой густой. Он извернулся, не останавливаясь при этом, и просунул голову в сверток. Губы дотронулись до чего-то твердого, а затем, когда призрак сдвинулся левее, прошлись по короткой шерсти. Он открыл глаза и в темноте лицезрел...
- Ааааа, - заорал Букер и бросил сверток, отлетев на пару метров назад, отплевываюсь, обтирая призрачные губы призрачной ладонью. - Это, это, дохлый конь! Давайте его зажарим!

+4

15

- Мы прилетели, чтобы забрать всех. И животных тоже, - ничтоже сумняшеся, заявил Рэнди, - кстати, я андроид Ры, а это - андроид Фу.
Потому что Аддамсы хорошо помнили заветы любимой бабушки, а бабушка всегда говорила, что с психами надо только соглашаться. Поэтому братья очень, очень редко спорили - они всегда были друг с другом согласны.
Вот и сейчас старшенький без труда подыграл Мелвину. Если бы возникла необходимость, он бы даже рассказал Мелвину о внеземным цивилизациях, но, к счастью или к сожалению, у них были куда более насущные дела.
Уже у самого парка, когда их преследователи почти исчезли вдали, возникла заминка, потому что всем вдруг стало интересно, что же все-таки в мешке. Призрак "отправился" на исследования, после чего подло удрал с рабочего места. Мешок сразу перекосило, потеряв точку опоры на призраке, он поехал в сторону, заставляя Аддамса опасно крениться назад, и в конце концов одна сторона мешка все-таки ёкнулась на землю в глухим звуком.
- А дохлый конь - это съедобно или нет? - негромко уточнил Рэнди сам у себя. С одной стороны, мясо - это всегда съедобно. С другой - токсины, вызванные разложением, вонь, опять же... "Господи мой папа Сантакласер, аппетитно-то как," - и эту мысль Аддамс выдал вслух громким урчанием желудка.
- А он совсем дохлый? - уточнил Рэнди у исследователя, из-за которого и произошла небольшая катастрофа, и мысленно еще раз подтвердил себе, что кто бы не экспериментировал с созданием "призраков", модель у него вышла совсем неудачная. Почти бесполезная. Налицо значительная потеря функциональности в пользу дешевых спецэффектов. Чрезвычайно низкий КПД и...
- Как же жрать хочется, - выдохнул Рэнди, почти неконтролируемо запуская руку в собственный рюкзак и ласково ощупывая в нем продукты, - а, мертвый, не мертвый, пойдемте жарить! Иначе мой желудок начнет переваривать сам себя.
И, подхватив мешок за два угла, Рэнди потащил его в глубину парка. Даже помощи призрака дожидаться не стал - каждая секунда промедления приносила сумасшедшие муки голода.
И в голове пульсировала только одна цитата, всплывшая из глубин памяти: "Голод! В каких только безумствах не заставляешь ты нас обретать радость!" Или там все-таки было какое-то другое слово...

+4

16

"Еда, еда, еда! Своенравная, могучая жратва. Ты подобна нашей царице, ты - источник жизни", - писал один древнеегипетский поэт. И с ним сложно было согласиться, пусть даже Аддамс не помнил дословно цитируемого отрывка. И даже не был уверен, что говорилось в нем именно о еде, но ни о чем другом думать в этот момент не получалось вовсе. Голодное сознание заполонили манящие образы пирожков, бабулиных вареников, бутербродов, пельмешек и хорошего поджаристого шашлыка.
Неправ был тот, кто объявил, будто только сытый и всем довольный человек может думать о прекрасном. Голодные тоже могут, просто у них понятие "прекрасного" несколько меняется из-за соответствующей ситуации.
Филипп нервно выжидал, пока некто, позиционировавший себя призраком, залезет в мешок и проверит, что там лежит. Призракам Фил не доверял, потому что наука противоречила их существованию, в отличие от тех же самых инопланетян. Хотя надо признать, что функционал был как никогда полезен.
"Кабы заранее жрать не стал!" - заволновался Аддамс-старший.
Впрочем, Гарольд скоро возвестил, что в мешке была лошадка. А лошадок Филя любил. Как колбасу. И кто только может не любить колбасу? Это ж бывшие лошадки! А ныне колбаски...
- Горячее сырым не бывает, - возвестил Филипп, активно помогая тащить коня в мешке к месту пикника. - Я где-то читал, что у некоторых народов мясо с душком считается даже деликатесом.
В парке народа было мало, и это только на руку. Не придется ни с кем делиться.
- Туда! - указал Аддамс на заранее облюбованную полянку в стороне ото всех тропинок. Еще одним несравненным достоинством было наличие рядом давно поваленных сухих деревьев. Ну, как сухих... После снега, разумеется, сырых, но не было еще такого материала, который бы братья-химики не смогли бы разжечь.
- Нужен костер... у кого спички?

Отредактировано Philipp Addams (07.03.14 23:47:26)

+4

17

- Ядовитые. Разве вам мама не рассказывала, что не стоит трогать ярко окрашенных существ неизвестной породы?..
- У меня не было матери!
Сам Мелвин придерживался такого мнения на счет букеровской матери: ярко окрашенным существом неизвестной породы в этой истории была именно она.
Правда, он был слишком голоден, чтоб возражать. Чего уж там - он был слишком голоден, чтобы вообще что-то делать! Каждый человек уверен, что он не просто совокупность своих потребностей. Но вот Мелвин сейчас превратился в одну такую большую потребность – в еде. Мысленно он уже сочинял открытое письмо интимного содержания к товариществу висперширских поваров.
- Конь? Там конь? Почему дохлый? Ах, это не важно... Подождите, я, как единственный представитель защитников животных... А конь большой? На всех хватит? А впрочем, нет, это слишком жестоко... Но он же уже мертв? Давно мертв? Это совсем неэтично... Но если посолить, да приправить...
Его монолог слился с вопросами андроида Ры, но ведь, в конечном счете, Мелвин обращался не к присутствующим, а к своей совести. Совесть не возражала. Она тоже проголодалась.
Что до близнеца на Р, так тот от слов быстро перешел к действиям и потащил добычу  в парк. Уцепившись за край мешка - а вдруг съедят без него? - Мелвин загарцевал следом.
Где полянка - там и пикник. Мелвин не был любителем отдыха на природе, но ужасно хотел попасть на ужин, пусть даже в качестве основного блюда. Тот, кто считает, будто голову теряют только от любви, никогда не пропускал ланч. Или не знал, как работает гильотина.
Так или иначе, Мелвин с криком: "Спички, где-то были спички" начал вытряхивать карманы своего блестящего плаща. В разные стороны полетели монеты, лак для волос, карамелька (впрочем, на пути перехваченная цепкими тоддовскими зубами. Прямо в обертке.), праздничный колпак - всё вместе щедро припудренное разноцветными конфетти. Почему конфетти? Мелвин сегодня собирался опробовать новый способ эффектного появление перед свежепреставившимися клиентами. Но не судьба - если он в ближайшее время не вгрызется во что-нибудь, таким клиентом будет он. Ох, Иероним не выдержит такой кадровой потери!
Окажись в мешке не конь, а какая-нибудь упитанная девица, Мелвин не поручился бы за себя. Как говорила его бабушка, один раз – не каннибал.
В общем, он сжал зубы и собрал остатки здравомыслия.
- Джентльмены, - скрип зубами. – Прежде чем мы совершим непоправимое, предлагаю, - скрип, - обсудить сразу два жизненно важных вопроса.
Он внимательно обвел присутствующих взглядом. Взгляд был с поволокой. «Кажется, - подумал Мелвин, - я сейчас упаду в голодный обморок.» От голодного обморока его спасла мысль о том, что, окажись он здесь такой бессознательный и беззащитный, то вполне может отправиться в костер вместо лошади. Мелвин эту публику хорошо знает, с них станется!
- Вопрос первый – уверены ли мы, что готовы попрать человечность и милосердие и убить эту милую, но очень тяжелую лошадку, ради собственного удовольствия и чревоугодия? И второй – будем ли мы ее жарить, варить, коптить, запечем ли на углях или сделаем ростбиф, а если ростбиф, то с хрустящей корочкой или сочный с кровью?
Мелвин закончил, гордый, что смог собраться и проявить толику разума там, где любой другой был бы давно сметен нахлынувшими страстями. И только тогда обнаружил, что стоит, развязывая мешок.

+4

18

Отношения с женщинами у Гарольда не заладились именно с того самого периода времени, когда он орущий, голый и недовольный познакомился со своей матерью, войдя в мир со словами «это ма…де…мальчик».
Этим самым действием ма…де…мальчик вызвал саркастическую ухмылку у своей прародительницы, тогда она еще надеялась исправить оплошность во время следующих родов, но случай так и не представился, госпожа Букер больше не имела детей.
К слову сказать, вся история их отношений строилась на взаимной неприязни и попытках терпеть друг друга до того самого момента, когда Гарольд покинул отчий дом, чтобы на просторах Виспершира портить отношения с другими женщинами, что, нужно сказать, получалось у него превосходно.
Редкие визиты до того момента, как желтуха унесла обоих его предков, сделав библиотекаря счастливым обладателем язвы желудка и кучи ненужного хлама.
Почему Гарольд вспомнил об этом именно сейчас? Кто знает. Возможно, вся нелепость ситуации напоминала утро его рождения, а может, потому, что точно также, как и все женщины мира, его не любили вот эти двое одинаковые с лица. Единственный, кто необъяснимо и по-настоящему любил библиотекаря, был Мелвин, хотя и в этом он теперь засомневался, когда шаловливые рученки последнего развязывали мешок с дохлым конем.
- Эй, парни, он сейчас все сам сожрет, куда вы смотрите?!
Призрак злобно ринулся вперед, пролетел сквозь мистера Тодда и оказался за всем происходящим лицом к лицу с Филиппом Адамсом, еще бы чуть-чуть и губы их коснулись друг друга, оба разнежились бы с сладостной неге и все такое прочее. Гарольд поднял обе брови так высоко, как мог, поджал губы, собрал волю в кулак и оттолкнул Адамса с видом "не для тебя цвету".
- Кхм, - надменно прокашлялся он и вернулся к главе угла всего происходящего.
- Жрать, жрать, - забыв обо всем скандировал он сначала шепотом, а потом приличным таким криком, перешедшим в визг, когда мешок наконец был развязан и из него выскочил вполне себе живой конь.
Ну, как выскочил? Конь попытался подняться несколько раз, потом ему это удалось, животное, покачиваясь, тряхнуло головой, которая прошла сквозь призрачное тело Гарольда и заставила его возжелать чизбургер еще больше.
От чего же случился этот конфуз? - спросите вы. Все дело в том, что Букер никогда не разбирался в животных, не смотря на свое сожительство с владельцем зоомагазина, а уж тем более не мог определить степень заполненности жизненной энергией кого-то из вышеупомянутых. Призрак поспешил прыгнуть на руки Филиппу, уткнуться носом в его рыжие, пахнущие химическими штуками, волосы и простонать:
- Мамочка, я больше не буду хамить другим детям!

+4

19

Все присутствующие были полны энтузиазма. Голодного такого энтузиазма, немного смахивающего на озверение. Но Рэнди прекрасно помнил, что у них имеется целая толпа преследователей, которые наверняка будут против того, чтобы их коня сожрали, осознавал, что в рюкзаке у него имеется достаточно припасов, которые жареная лошадиная ляжка только украсит, и уразумел, что им нужно спешить и ни в коем случае не упустить свою добычу. На мгновение он задумался над тем, почему протестующие анорексики сами не сожрали целого вкусного, сочного, соблазнительного коня, но потом он отвлекся на Мелвина, из которого сыпалось самое обыкновенное бумажное конфетти. "Надо будет ему салюты предложить.... которые взрываются в виде яичниц и бекона", - Рэнди даже облизнулся.
- Зачем убивать дохлого коня? - бездумно уточнил он у Мелвина, погруженный в мечты о салютах в виде еды, после чего выбросил все лишние мысли и сосредоточился на рецепте, -  будем жарить на вертеле! С приправами и соусом... У нас были!
Старший был уверен, что в бездонных карманах его не его одежки, то одежки брата точно отыщется все необходимое. Всегда отыскивалось. Оставалось только убедиться, что в этот раз все обстоит точно так же, как и всегда. "Но мы же шли на пикник, как можно было бы забыть!" - подумал Рэнди, запуская свои загребущие руки в карманы и вытаскивая из них на свет божий набор предметов, собравшихся там не за один год и запросто могущих составить конкуренцию всему тому, что нашлось в карманах Мелвина Тодда самого. Там нашлись пакетики с неизвестными кристаллами радужной расцветки, кубик Трупика, резиновый таракан, клубок красных ниток, бумажные сверточки неизвестного происхождения, горсть бирюзового табака, несколько шприцов с жидкостями неустановленной этимологии и привлекательной расцветки, открывашка в виде черепа утконоса, бабушкина сломанная вставная челюсть и прошлогодний папин подарок - красно-белый носок. Его Рэнди  намеревался через пару дней присобачить дома на дверь - как вместилище для новой партии подарков от папочки, который как-то совсем безответственно наведывался к своим детям только раз в году. И то за компанию со всеми остальными детьми планеты.
Одним словом, содержимое карманов Рэнди легко и ненавязчиво намекало всем присутствующим, почему местная полиция питает такую нездоровую любовь к андроидам Ры и Фу. Но сейчас вокруг были только товарищи во голоде, так что Рэнди ничего не смущало. Ровным счетом до тех пор, пока из мешка не вытряхнули коня. Съедобного, вкусного, сочного... и живого!
Это в планы совершенно не вписывалось.
Животина топталась на месте, пока Рэнди пытался собраться с мыслями. А потом она куда-то отправилась, а это уже было совершенно не по плану! Желудок Рэнди беззвучно сжался и заплакал, а сам Рэнди уже мысленно освежевал тушу и жарил прекрасный фирменный бифштекс "а-ля Аддамс". Разбрасывая все, что до сих пор трогательно сжимал в руках, Рэнди метнулся следом за конем.
- Стооой, - завопил он, чувствуя, как внутренний Рэнди начинает скандировать что-то вроде "Ату его! Ату!" Конечно, убивать живого коня Рэнди в общем-то не планировал. Он хотел просто догнать и удержать свой бифштекс... точнее, мечту о бифштексе... Или... Одним словом, старший Аддамс кинулся коню вослед и повис у него на крупе слева.
А вот дальше начались сложности. Потому что в процессе бега Рэнди растерял все, кроме пару пакетиков и шприца, которые и сжимал в руке. Впоследствии Рэнди Аддамс и сам бы не смог сказать, случайно ли слетел со шприца колпачок, специально ли внутренний Рэнди подтолкнул его к этому поступки - в любом случае, оголенный как средневековый стилет шприц воткнулся в пятую точку взбрыкнувшей лошадки. Конь обернулся и бросил на Рэнди осуждающий, грустный как сам апокалипсис взгляд, и совесть Рэнди крепко зажмурилась. После чего от неожиданности ("Откуда у меня совесть?!!") Рэнди нажал на поршень.
И потом уже вспомнил, что в шприце была их новая разработка. Совершенно не токсичный для людей инсектицид на основе никотина и каннабиноидов. Но конь человеком не был, и Рэнди судорожно принялся вспоминать, сколько и чего они туда намешали. Никотин, даже капля, в лошади - это было, конечно, плохо. Но бодрящий эффект второго компонента обещал, что конь сначала отключится, а потом очнется с новыми силами. И тоже голодный. Если они, конечно, к тому времени...
Проще говоря, Рэнди Аддамс успокоился. Он сделал что мог - задержал уносящее ноги животное, способное спасти их голодающие телеса. Довольный собой Рэнди отступил на шаг назад и осознал, что с другой стороны коня видит что-то повисшее и рыжее. Это было подозрительно.
В высшей степени подозрительно.

Отредактировано Randy Addams (24.03.14 20:09:42)

+3

20

Филипп в призраков не верил. Совсем не верил, пусть окружающие и утверждали, что видят их на каждом шагу. Существование их было антинаучным, а, следовательно, подвергалось сомнению со стороны любого порядочного химика. Аддамс уже бавно думал, что было бы неплохо отловить парочку и провести ценные опыты, но все никак не было случая.
Зато теперь призрак лез к нему сам.
"Пинцет! Нужен пинцет!" - в перерывах между мыслями о еде промелькнуло в голове у Аддамса.
Еще больше от мыслей о необходимости взять пробу призрака на анализ отвлек убегающий обед.
- Держи, - шустро спихнув Гарольда Мелвину, Филя ринулся вслед за сбегающим конем. И братом, который сбегал вслед за добычей. Почуявший неладное (еще бы - такой ужин улепетывал!) Роджер завозился под шапкой и со страху цапнул себя за ногу, о чем говорил обиженный писк.
На бегу Филипп шарил в карманах в поисках вещей, способных задержать коня. Чего обычно в карманах у старшего не водилось! Разве что порядка там никогда не бывало, но это как раз не проблема. В сторону летели карандаши, чудом сохранившаяся дополнительная морковка для Роджера, варежки, скрепки, коробок с роданидом... Наконец ладонь сжала шприц с никотиновым раствором - новой разработкой.
И практически одновременно с младшим братом Филя вцепился в коняжку и ввел раствор ей в круп.
Сообразив, что произошло, Филя практически сразу отцепился от шприца, так и оставшегося... кхм... в лошади, отскочил к брату, радуясь, что совесть его грызла очень редко. И уж точно не по поводу ужина.
- Капля никотина убивает лошадь... - он задумчиво почесал щеку. - Сиречь можно разделывать. Думаю, это не сложнее, чем лягушку препарировать.
Просто больше. Но химики - люди ученые, справятся. Особенно с голоду.
- Тащим коня к костру и готовимся готовить обед! - скомандовал Фил, ухватываясь поудобнее за одну из ног будущего шашлыка. - Говорят, некоторые кухни специально предусматривают приправы на основе никотина, чтоб вкуснее было...

+3

21

Еда! Как мало в этом слове звуков! Зато как много смысла! Кони, кони, что за кони... Из-за еды человечество вечно обречено на войны. Из-за еды - и еще милых пушистых кроликов, которые на самом деле не так уж милы и пушисты. Да и кроликами они только прикидываются. Это помогает им осуществить коварный и хитроумный план по захвату мира.
Но сейчас не об этом.
У Мелвина ведь тоже есть чувства! Сейчас он, например, чувствовал голод. Инопланетные клоны решили поиграть в настоящую охоту и загнали коня. Мелвин с Гарольдом ненадолго остались вдвоем. Мелвин похлопал глазами.
- Гарольд... - ошарашенно прошептал он. - Что же это делается-то! Они же... Они ведь... Они ведь собираются нас кинуть! Сейчас сами все съедят! Ууу, неблагодарные, да я для них лучшие годы своей жизни!..
И, с бешеным визгом, который ставил под сомнение, кто из них двоих еще привидение, Мелвин погнался вслед за коварными сотрапезниками.
- Гарольд, ату их, ату! Убегут, физкультурники! Особенно вон тот, самый рыжий!
Кого из двух абсолютно идентичных братьев Мелвин считал самым рыжим, так и осталось загадкой, потому что он на полном ходу налетел на лошадь, которой и так сегодня пришлось несладко. Мелвин вцепился ей в загривок, бешено воззрился на близнецов, рыча и едва ли не гавкая.
- Так вы, лукавые, презлым заплатили за предобрейшее!.. Сами хотели наесться!..
Голод открыл темную сторону Мелвина. Все самые худшие стороны своего характера, о которых он не подозревал, вдруг всплыли наружу: подозрительность, мелочность, ревность, кровожадность и любовь к народным песнопениям.
Тем временем никотин открыл темную сторону лошади. Она взбрыкнула - и упала замертво, придавив своей немалой тушей Мелвина. Взвизгнув, как девчонка, тот повалился на землю и начал хрипеть - трагично, прямо в духе Сексшпировских трагедий, но чересчур живо для того, кто собрался умирать. А он собрался.
- О, я умираю... Гарольд, неси пергамент и перо, записывай завещание... Или нет, запомни. Наш с тобой дом можешь оставить себе. Хайди отдаю"Кавабунгу!". Городскому музею - мои комиксы. Сбережения - Бартлби. Свободу - попугаям. Футболки продадите с аукциона, и всю выручку - на благотворительность... Нет, лучше постройте мою скульптуру в городском парке. В полный рост. В золоте и костюме Битлмэна. О как я мало пожил! Я слишком молод, чтоб умереть!
Он огляделся в поисках света в конце тоннеля, поющих ангелов и Иеронима, а потом вдруг вспомнил, что тот сейчас занят, а его ученик... ну, тоже не может унести эту жизни. В силу личных обстоятельств.
- Уф, нет, весь я не умру... Ну кто-нибудь, снимите с меня коня. Заметьте, я радко прошу об этом вслух!
Пока он бился в предсмертной истерике, полянка начинала наполняться людьми: сюда стягивались тощие адепты, те самые, что стали корнем всех бед и проблем. Они потихоньку окружали наших героев, пока ничем не выражая своих намерений. Так что сложно было понять, какова цель подобных передислокаций: массовый обед или человеческое жертвоприношение. Так или иначе, Мелвин был согласен на все при условии, что не будет выступать гвоздем программы.

Отредактировано Melvin Todd (31.03.14 23:16:51)

+4

22

Гарольд редко в своей жизни чувствовал стыд. Практически никогда не чувствовал, скорее это было чем-то типа помеси "нужно больше оскорблений!" и "эти недостойные лицезрели мой конфуз".
Когда призрак оказался на руках у Филиппа, целый ряд чувств обуял Букера. Кто бы мог подумать, что у призрака бывают чувства и, что они имеют обыкновение выстраиваться в ряд?! Хотя, с другой стороны, призраком он себя считал постольку поскольку  об этом говорили факты, а в загробную жизнь так и продолжал упорно не верить.
Так вот вернемся к чувствам и их рядам. Там был страх, смущение и искреннее обещание самому себе (а они, как известно, выполняются лучше всего) смешать бросившего его рыжего со всем самым низменным и недостойным. Кстати, большую часть последнего Гарольд познал во времена своей псевдодружбы с Мелвином.
Будучи призраком позабывшим гнев, он пролетел сквозь Тодда и оказался на земле в то время, как остальные погнались за шустро убегающей лошадью. Лежа на траве, Гарольд смотрел на происходящее горизонтально словно в замедленной съемке. Это походило на родео с какими-то дикими фокусами джигитовки.
Что поражало больше всего, так это даже не прыть Мелвина, а привязанность обоих рыжих парней к крупу коня...
По мере того, как конь отдалялся, Гарольд чувствовал себя все лучше и лучше, его отпускало и недавние желания относительно всего, что было похоже на еду, было едой или могло ей когда-нибудь стать, рассеивались словно дымка над коксохимическим производством.
Призрак поднялся, чувствуя себя героем пережившим ужасные события, он будто абстрагировался, почувствовал умиротворение и покой, на сколько они было вообще свойственны Гарольду Букеру. В отдалении что-то произошло, конь рухнул и, кажется, придавил Мелвина. Как-никак этот человек обозначал хоть какое-то присутствие живой сущности в его доме, поэтому где-то под ложечкой у призрака засосало. Он устремился в гущу событий, где застал интересный монолог.
- Наш с тобой дом можешь оставить себе.
- Это мой дом...
- Хайди отдаю"Кавабунгу!"
- Хорошо, сожгу.
- Городскому музею - мои комиксы.
- Они остались в Кавабунге, а ее я сожгу.
- Сбережения - Бартлби. Свободу - попугаям. Футболки продадите с аукциона, и всю выручку - на благотворительность...
- Хватит ныть! Что тут с тобой могло вообще произойти? Ну, максимум позвоночник сломал,- Букер махнул на лошадь, схватил Мелвина за руки и поняла из-под лошади, он пятился некоторое время, пока не уперся собственным крупом (подмигивание рыжим) в толпу голодных и худых.
Как Гарольд понял, что худощавые люди были голодны? Просто некоторые из них уже пускали слюни на его эктоплазму. Извращенцы.

+4

23

Все происходило очень быстро. Прямо-таки очень-очень быстро, и даже с ранних лет сообразительный (сообразительный же?) Рэнди Аддамс  едва поспевал за событиями. Вот был живой конь - а вот он уже мертвый. Только что на животине болтался он один - теперь их было двое... А теперь сразу - трое, причем участие Мелвина было настолько же неожиданным, насколько бывали внезапными попытки их лысой кошки выкусывать у себя блох. Нуу, то бишь - рефлексы, все дела, всё понятно, но все равно выглядит странно.
Особенно в сопровождении заунывного воя.
- Тихо, предобрейший, - отмахнулся Рэнди, даже и не заметив, что "предобрейший" с другой стороны коня плотно припечатан к земле. Химик был занят куда более увлекательным делом - он отыскал в своем рюкзаке два разделочных ножа, должных было послужить шашлычному делу, и вручил один из них брату.
Надо сказать, после смерти коня чувство голода как-то поугасло. То есть жрать-то все равно хотелось жутко, и в желудке словно было сразу три черных дыры, готовых поглотить все сущее и потом прикончить на десерт еще и антиматерию, и мозг при виде трупа несчастного коня думать был способен только и исключительно о гастрономической стороне вопроса... Но по крайней мере больше не хотелось отгрызть самому себе руку или облизать призрака. Который, между тем, пытался извлечь из-под крупа коня, разделкой которого уже занялись братья, четвертого участника эпопеи.
К тому моменту, как участников неожиданно стало намного больше, Рэнди успел отхватить хороший, качественный кусок ляжки животного и вместе с ним отправиться к костру, где была пустая кастрюля, в которой можно было по-быстрому замариновать мясо - по одному из многочисленных экспресс-рецептов Аддамсов, у которых нетерпение почти всегда побеждало здравый смысл.
Правда, по пути у него попытались отнять мясо, но Аддамс отпинался, криками пугая соперников.
- Себе сами отрежьте, - пинок под ребра какой-то тощей леди, - там еще есть, - попытка отдавить ногу какому-то сэру, - да отвалите же! - удар ниже пояса, - ЭТО НАШЕ МЯСО!
В итоге ему удалось отправить всех к полуразделанной туше, а самому пробиться с добычей к месту назначения. С потрясающей оперативностью нарезав мясо кусками и засыпав приправами, Рэнди закрыл кастрюлю крышкой и уселся на нее задницей. Для надежности, шибко уж ушлые тут все.
- Фил, я уже замариновал! - крикнул Рэнди брату и почти сразу пожалел о содеянном, потому что все отощавшие присутствующие разом оторвались от созерцания мертвого коня и повернулись к нему.

+3

24

Филиппу большое количество народа, подоспевшее на праздник Жизни, Живота и Мертвых Коней, категорически не устраивало. То есть в принципе он был не против компании, особенно такой шумной и бодрой - одни только взгляды, полные надежды и безграничной любви к мясу, стоили того, чтобы завязать с ними более тесное знакомство, хотя бы в научных целях. Исследовать зависимость едкости желудочного сока и цвета слюны от количества родинок на пятке, к примеру.
Но в этот раз была одна существенная проблема: жрать хотелось и самим химикам. Правда, не настолько сильно, как прежде, однако конь не мог оставить пустые желудки равнодушными. Решив не отставать от младшего брата, Филипп Аддамс с воплем "Положь на место, я это уже откусил!" ринулся  в борьбу за обед. Он был крайне горд, когда ему удалось отхватить несколько хороших кусков. Прямо как древний человек, одолевший соперников в борьбе за мамонта. А если учесть, что они с братом этого "мамонта" еще и сами завалили, то ...
Фил еще не сообразил, что ему делать с выхваченным мясом - жарить или тушить - когда добрался до Рэнди, неосмотрительно похваставшегося обедом.
- Ой, тот толстый мужик сейчас сожрет все ребрышки! - завизжал химик, и толпа, заострившая было свое внимание на маринованной конине, принялась оттаскивать ни в чем не повинного мужика от тушки и самостоятельно делить добычу между собой. Кто-то, не страшась паразитов, жрал мясо прямо сырым.
- Молодец! Где-то в сумке были шампуры, - поковырявшись, Филя извлек несколько шампуров, пакетик с каким-то порошком и морковку. Морковку сунул под шапку, где ею принялся хрустеть Роджер, оставшееся сунул в руки младшему.
- И не забудь добавить порошок - это наш фирменный ускоритель для маринада, помнишь?
Оглядевшись и убедившись, что толпа полностью занята конем, Филипп достал несколько других кусков мяса и принялся заворачивать их в фольгу. Плох тот химик, что не носит с собой фольгу!
- А это мы запечем в углях, - деловито сообщил он вполголоса. - Как только эта братия окончательно разбредется.
Половина уже и вправду разошлась по своим делам. Остальные мирно жевали коняжку и на химиков не обращали никакого внимания.

+3

25

Оптимизм - не конек Мелвина. Вообще ничего не конек Мелвина. Разве что Буцефалит.
Он всегда подозревал, что умрет из-за животного. Правда, он планировал сделать это от какого-то ядовитого укуса или удара рогами (и такие звери тоже продавались в "Кавабунге!", надо было только сказать кодовое слово), однако не подозревал, что его смерть может быть такой... глупой.
Надежда забрезжила ярким светом костра в конце тоннеля - и не успел Мелвин выдать напоследок что-то этакое, обязательно остроумное, но с толикой торжественной грусти, как бедное мертвое животное над ним начали буквально расхватывать по кусочкам. И тогда Мелвин испугался. Второй раз за минуту. Но уже тому, что в порыве гастрономического экстаза вместо с конем зажарят и его, Мелвина. И не посмотрят, что там есть-то совсем нечего, так, кожа да кости, да бархатный плащ с блестками, да всепоглощающая сексуальность.
Больше всего было жалко блестки.
Странное действие оказывает на человека голод. Ты и не подозреваешь, на что способен, пока сыт и доволен. Но когда тебя начинает терзать повышенное слюноотделение, а в желудке воют ветры и погоняют бури, тебе уже не до сантиментов. Тут-то и выясняется, из какой ткани ты пошит. Каким пальцем сделан. Какие иллюстрации на твоих страницах - и все в таком же духе.В общем, дайте самому уравновешенному человеку хорошенько проголодаться, и вы познаете его темную сторону.
Темная сторона Мелвина только что поняла, что обед состоится без него. Что люди, с которыми он пережил столько тревог, волнений и приключений (пусть они и знакомы всего десять минут, и не то чтобы очень-то и знакомы, и не то чтобы десять), бросили его на произвол судьбы и пошли есть. И даже не пригласили!
- Прочь отсюда, кривомордые затычки! - прошипел он окружающим сектантам и цапнул одного из них за руку, что уже любострастно тянулась к лицу Мелвина на предмет мясца. Укушенный обиженно заверещал, глаза Мелвина зажглись огнем праведного негодования.
А что до близнецов, то широкой общественности они, может, и известны как инопланетяне, но он обозначил их как проклятие рода человеческого и его, Мелвина Тодда, в частности.
В едином порыве гнева он сбросил с себя коня. Возможно, сил ему придало возмущение. Возможно, тот факт, что от коня осталось не так-то и много. В любом случае, Мелвин освободился, вскочил на ноги и уж было решительно направился к костру, как заметил, во что превратилось бедное животное.
Мелвин увидел - и взвизгнул. В этом визге слышались и утечка пара, и случайная встреча двух-трех кошек с двумя-тремя собаками, и шипение кобры, вставшей поутру не с той ноги. Увидев, что сделали с несчастным животным, Мелвин решил, что попасть под коня - не самое худшее в жизни. И, закатив глаза, хлопнулся в обморок.

+5

26

Кровавая оргия чревоугодия, порицание человечности и попранные принципы. Все это напоминало Гарольду среднюю школу. Он мечтал, чтобы его похороны прошли вот также, но те были скучны и заурядны. Грустная музыка, вынужденные гости по работе на час и единственный пришедший по своей воле - Мелвин, который то и дело шлепался в обморок, рыдал и вопрошал "на кого же это я его покинул?". Каково было его удивления, когда Гарольд появился из-за дерева и спросил, в чем драма.
Мелвин вообще всегда был королевой Драмы или командиром Драмы, тут как посмотреть. Букер всегда или почти всегда смотрел на него как на королеву. Двое рыжеволосых хватали части коня и жарили их, некоторые следовали их примеру. За короткое время знакомства с близнецами Гарольд усвоил об этих двоих несколько вещей, которым собирался следовать до скончания своего существования: никогда не пытайся понять, что у Адамсов на уме, никогда не попадай в поле зрения Адамсов, когда они голодны.
Толпа голодных горожан проходила сквозь прозрачное тело призрака, будто его здесь не было. Все это уменьшало смысл происходящего и есть хотелось намного меньше, а потом и вовсе не хотелось. Гарольд посмотрел на небо и задумался о самом страшном времени в своей жизни, когда не было видно просвета и хотелось поскорей умереть, только не так, как сейчас, а навсегда. Да, речь идет о средней школе. Хотя был еще один период в его жизни, который Гарольд называл декаданчеством. Он много курил и пил. Вот бы сейчас...
Призрак выдернул зажженную сигару изо рта зеваки, всунул в свой и пошел по траве к центру буйства. Пепел падал как снег на траву, а затем и на тщедушное тело Мелвина наверняка покрытое блестками. Оно лежало на земле, такое худощавое и в черном. Что в нем было? Килограммов 50 живого веса и плоский живот. Не то, что в винно-бифштексном брюшке Гарольда при жизни. Все вдруг потеряло смысл и появилась ясность.
События складывались в одну цепочку и не было им никакого другого объяснения, кроме как - конец близок.
Призрак грустно посмотрел вдаль, собрал силы и пнул Мелвина носком ноги в бок.
- Пошли домой, - пробормотал он и снова погрузился в тяжелые думы.

Отредактировано Harold Booker (29.04.14 22:32:15)

+4

27

- В углях - это хорошо, - поддержал Рэнди первую идею. Вот вторая ему нравилась куда меньше. Народ вокруг то разбегался, со сходился, кто-то падал, кто-то дрался, мимо пролетело копыто, когда-то гордо носившее лошадиное тело по Висперширу... Старший Аддамс нахмурился и помотал головой.
- Не пойдет, - сообщил он, соскакивая с кастрюли и принимаясь распихивать по карманам все, что совсем недавно оттуда выгружал и раскидывал по сторонам, - не пойдет!
По ходу дела приходилось еще зорко следить за тем, чтобы никто не позарился на их мясо. И кастрюлю. И приправы. Желающих было куда больше, чем замаринованного мяса.
- Давай лучше мы разбредемся, - негромко сообщил Рэнди брату, когда был уже окончательно готов к побегу: рюкзак за плечами, кастрюля под мышкой, - быстрее и спокойнее будет.
Острый, душераздирающий голод сменился тупым, настырным бульканьем в пустом желудке, и эта ситуация требовала немедленного вмешательства. Ждать не хотелось совершенно, так что Рэнди, когда вся толпа обернулась поглазеть на какую-то бурно ссорящуюся из-за лучшего куска парочку, потянув брата за рукав в кусты.
Из-под крышки кастрюли начинала медленно лезть на свет божий пена - шашлык был почти готов, оставалось только приготовить.

+2

28

- Давай, - Филя живо поддержал младшего брата. Вдруг за голодной толпой придет другая голодная толпа? А конь-то был один, и того почти сожрали или расхватали на сувениры.
"Надо было копыто захватить для опытов," - Филипп бросил печальный взгляд туда, где еще несколько минут назад лежал полноценный конь, но от идеи бежать за копытами отказался. Умереть в цвете лет от того, что тебя спутали с кониной, это не есть гуд. Должны же в мире остаться живые гении. Так что за копытами лучше сходить в любимую мясную лавку.
Быстро закинув в рюкзак вещи и проверив наличие Роджера, уже сытого и мирно посапывающего, под шапкой, Филипп вместе с Рэнди поспешил скрыться. Кустами, огородами, но братья выбрались из парка на улицу, к счастью, пустынную, и направились домой.
- Пикник превращается в домашние посиделки, - рыжий хмыкнул, прислушиваясь к звукам, доносившимся из парка. - Но меня это почему-то даже не расстраивает. В следующий раз выбираем более безлюдное место.
Остановившись лишь раз, чтобы вытереть пену, начавшую отчего-то приобретать странный свекольный оттенок, Аддамсы двигались домой. Аппетит они нагуляли, дело оставалось за малым: поужинать.

+3


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.5. конная доставка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC