Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.3. жена, облечённая в солнце


квест 6.3. жена, облечённая в солнце

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Цирк-театр "Зеркальная маска", 2 часа пополудни. Три часа до Апокалипсиса. 23 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Клементина Кане, Деклан Кентигерн, Салливан МакГинти, Ханна Ломман.

У Клементины есть книга об Апокалипсисе, нежно ненавидимые коллеги и пампушки. Если совместить всё это, можно прекрасно провести время где-нибудь в тихом уголке закулисья.
Последние дни в городе происходит черт-те что: загадочные эпидемии, всплески агрессии, неожиданные смерти. "Зеркальную маску" едва открыли после инцидента с умершими во время представления актрисами. Зритель, конечно, повалил на спектакли ещё гуще, но Что-то Происходит.
Ответ заключён в книге: меж страниц с подробным описанием Всадников и их дел обнаруживаются рукописные листы. Часть текста написана на хинди, часть - знаками в виде пляшущих человечков, кое-где встречаются изображения улиток, проползающих по чистому листу - на рисунке за ними появляются буквы. Последние страницы выразительно пусты, только в уголке ещё раз пририсована улитка.
К счастью, светская жизнь актрисы несколько раз сводила Клементину с Салливан МакГинти, полтора десятка лет прожившей в Индии и знающей язык. К счастью, Деклан Кентигерн разводит улиток, а Ханна Ломман всегда спешит на помощь. К несчастью, над городом нависла угроза разрушения.
Но кто знает, вдруг в книге таится секрет спасения?

Очерёдность: Клементина Кане, Салливан МакГинти, Ханна Ломман, Деклан Кентигерн.
Напоминаем, в течение первого круга написание раньше своей очереди только приветствуется.

P.S. если возникла необходимость привести в посте часть переведённого/прочитанного/ещё как-либо выпытанного текста из книги, обращайтесь к Иерониму в ЛС.

0

2

После того, что произошло в библиотеке, Клементина целыми днями ходила сама не в себе. Она ни на секунду не расставалась с добытым фолиантом и всё пыталась втолковать своей неверящей соседке о том, что Апокалипсис грядёт, и той стоит покаяться. Чего только Клем не предпринимала: зачитывала из книги целые абзацы, показывала пантомимы (даже к помощи театра теней прибегала), тыкала пальцем в окно, указывая на то тут, то там стихийно возникающие драки и споры, но всё, чего она добилась, - это клятвенное обещание Арденн стукнуть её «этой чёртовой книгой» по голове, если она не угомонится.
- Ты ещё вспомнишь мои слова, когда будешь спасаться бегством от всепоглощающего пламени, - надменно произнесла Клементина, не на шутку обиженная таким пренебрежением со стороны По.
Выходить на улицу актриса старалась как можно реже. Перед выходом Клементина обязательно выливала на себя флакон духов, так чтобы если кто-то и хотел подойти к ней ближе, не мог бы этого сделать без специальных средств химзащиты. И это действительно работало. Правда, была и обратная сторона: чрезмерная одухотворённость Клементины здорово мешала её коллегам-актёрам, у которых при приближении к ней начинали слезиться глаза. Ещё большие потери несли аллергики. Этот факт добавлял некоторую нервозность в общение между актёрами, но совсем немного, ибо отношения творческих людей всегда были непростыми. Что там духи, если Иветт снова утащила любимый парик!
Стоит отметить, что после того, как заварилась вся эта каша с Апокалипсисом, «Зеркальная маска» оставалась, пожалуй, единственным островком спокойствия и стабильности во всём городе. Артисты даже не заметили, что что-то назревает, интриги и скандалы были для них обычной рабочей атмосферой, без которой высокое искусство просто не может существовать. Конечно, массовая гибель актрис не самым лучшим образом сказалась на моральном духе актёров, однако взлетевшая популярность постановок заставила артистов пересмотреть свои взгляды на этот инцидент. И лишь Клементина ходила, бросала на всех мрачные взгляды и обещала на Рождество подарить наборы для выживания в условиях дикой первозданной природы.
- Если, конечно, Рождество наступит, - тут же зловеще добавляла актриса.
В перерывах между репетициями Клем продолжала читать. Книга оказалась на удивление увлекательной, но больше всего девушке нравились яркие, красочные иллюстрации. Она подолгу засиживалась за кулисами, увлечённая чтением, и частенько забывала про свой выход, чем раздражала коллег ещё больше обычного. Актрисе, впрочем, было всё равно. В театре ставили рождественскую мистерию, и появление трупов там явно не планировалось, а это значит, что постановка для Клементины не представляла никакого интереса. Куда больший интерес вызывали распиханные меж страниц книги рукописи и зарисовки. К сожалению, прочесть рукописный текст актриса была не в состоянии, так как написан он был на языке, не знакомом Клем. Путём некоторых изысканий актрисе удалось выяснить, что язык этот назывался хинди, оставалось найти того, кто мог перевести всю эту затейливую вязь на нормальный человеческий язык. К счастью, девушка знала такого специалиста. Несколько раз случай сталкивал её с мисс (или миссис? Клементина всё время забывала) МакГинти, которая, как известно, проживала в Индии. Актриса поспешила связаться с женщиной и назначить ей встречу прямо в «Зеркальной маске» (так ей не терпелось перевести загадочные письмена).
И вот прямо сейчас, прямо в этот момент Клементина лежит в своём любимом гробу, отгородившись от всего мира его дубовой крышкой, и при помощи фонарика рассматривает особо приглянувшиеся ей картинки в книге. Салливан МакГинти вот-вот должна прийти, но Клем не боялась упустить женщину – о её приходе непременно сообщат возмущённые возгласы коллег, недовольных появлением постороннего во время репетиции.

+2

3

Рауль хрипел, сопел и плевался во все возможные и невозможные стороны машинным маслом, совершенно не желая двигаться с места, но разве мог он, бедненький старенький мотороллер, вынести бешеный натиск Салливан, беспрестанно обещающий отправить его на металлолом? Нет, перспектива стать консервной банкой была выше его дизельно-двигательного достоинства рыцаря в сияющих покрышках, так что скрепя сердце и карбюратор мотороллер завёлся на радость своей хозяйке. Воодушевлённая победой над транспортным средством Салливан, с диким оскалом на лице, который по неизвестным ни ей самой, ни науке причинам почему-то именовался улыбкой, летела по улицам города, приводя в ужас случайных пешеходов полным и абсолютным отрицанием правил дорожного движения. Да и какое может быть дело до каких-то там цветных кругов на светофоре, когда тебя пригласили почитать неведанное ранее писание мудрого индийского народа? Правильно, никакого! Но несмотря на весь свой энтузиазм, на задворках сознания Салли просыпалось, неприлично громко зевая, какое-то чувство тревоги. Уж слишком всё выглядело замечательно, а, как известно, всё приятное в этой жизни либо вредно, либо аморально, либо ведёт к ожирению. Салливан надеялась на последнее.
Подъехав к печально известной смертями своих актрис «Зеркальной маске», обычно прибывающая в состоянии лёгкой эйфории старушка даже немного поёжилась, чем сама себя ужасно удивила. Такими глупостями, как съёживание от ощущения тревоги, лёгкого страха и прочих не менее милых составляющих она не занималась уже лет пять, ну не хватало на это времени как-то. А тут, на тебе! Но проникнув театр и оказавшись в бурной, кипучей атмосфере закулисья, такой родной и знакомой для любого бывалого журналиста Салливан успокоилась и снова принялась излучать жизнелюбие с частотой в тысячу герц. На репетиции всё было как всегда-жуткая суматоха в сочетании с истеричным режиссёром давала непревзойдённые результаты: одни актрисы неправильно подсказывали текст другим, кто-то не мог влезть в свой костюм, третьи же просто активно возмущались по поводу «этого ужасного жёлтого цвета новых кулис». Засмотревшись на всё это великолепие, Салливан поняла почему Клементина предпочитала проводить своё свободное время в гробу- другого тихого и спокойного места в этом заведении было элементарно не найти. Собственно говоря, это место в принципе отыскать представлялось крайне проблемным занятием, да и возмущённые возгласы актёров, недовольных присутствием экс-журналистки не прибавляли поискам скорости.
Но затратив несколько десятков минут и пару тысяч нервных клеток служителей Мельпомены, Салли удалось обнаружить злосчастный гроб.Она деликатно постучала по крышке:
-Клементина, золотце, вы меня заинтриговали своим рассказом о книге, так что показывайте свою прелесть, пока я не умерла здесь же от любопытства. Рискуете приобрести конкурента на право обладания cвоим чудесным гробом.

+5

4

Крышка гроба медленно, со скрипом отворилась, и Клементина предстала перед Салливан во всей своей потусторонней красе: худая, бледная, с красными слезящимися глазами. Пару минут актриса пялилась на женщину недоумевающим взглядом, попутно светя ей в лицо фонариком.
- А, мисс…сис? МакГинти! – Клем наконец-то подала признаки жизни. – Рада видеть вас.
Девушка выбралась из уютного гроба, прижимая к груди свою прелесть. Как только актриса покинула свою обитель, эту тихую, бархатную гавань, она тут же очутилась в ревущем море страстей, готовом захлестнуть её с головой.
- Здесь слишком шумно, - актриса недовольно поморщилась и увлекла женщину вслед за собой в тёмные лабиринты закулисья. – Поговорим в более спокойном месте.
Пробираться к гримёрной комнате было не так уж просто. Приходилось преодолевать возникающие то тут, то там завалы из неиспользуемых декораций, костюмов статистов, самих статистов…в общем, о правилах пожарной безопасности в  «Зеркальной маске» если и заботились, то так, чтобы об этом никто не знал, в том числе и инспекторы из пожарного надзора. Но несмотря на все преграды Клементине всё же удалось провести Салливан к гримёрке.
- Прошу, проходите, - девушка торжественно распахнула перед женщиной в дверь, впуская её в святая святых любой актрисы. – Будьте как дома, не стесняйтесь, комплименты и восторженные замечания можете озвучить позже, когда придёте в себя.
Клементина бережно хранила постеры всех спектаклей, в которых она играла. Каждый был помещён в отдельную рамочку под стекло и занимал почётное место на противоположной от входа стене, так чтобы у всякого входящего не возникало никаких сомнений по поводу непревзойдённого таланта актрисы. На двери же была закреплена фотография Иветт крупным планом. В данный момент у Тьерри прямо во лбу красовался дротик. Впрочем, Клем пригласила Салли не для того, чтобы обсуждать с ней закулисные интриги.
- Несколько дней назад я стала свидетелем таких событий, - актриса сделала страшные глаза. – Вы заметили, как странно ведут себя люди? Это начало. Начало конца, - теперь в глазах Клементины зажглись искорки, готовые вот-вот превратиться в фанатичный огонь. – И в этой книге об этом написано, - девушка протянула фолиант женщине. – Кое-что я прочитать не смогла, но, уверена, вы справитесь с этим.

+3

5

Зрелище было потрясающее. Даже натуральный мертвец вряд ли бы так эффектно смог восстать из могилы, как это сделала Клементина. Прямо таки судный день-даже яркий свет, бьющий в глаза присутствовал, правда, не совсем ангельский и не совсем потусторонний, но всё же. Салливан в свою очередь не сочла нужным прищуриться в попытках сохранить остатки своего старческого, стремящегося к бесконечности в своей минусовости зрения, да и когда ещё выдастся возможность увидеть мир столь светлым и ярким? Поэтому, когда актриса прекратила светить ей в лицо, мир пошёл радужными пятнами, и для старушки представлялось совершенно невозможным различать предметы окружающие её. Салливан замерла в страхе невзначай перепутать худенькую девушку с шваброй мирно стоящей в углу или манекеном. Но орудие борьбы с пылью почему-то не подавало никаких признаков жизни, да и манекен не отличался приветливостью в то время как где-то сбоку раздался вполне человеческий, хоть и загробный голос Клементины, на который и сориентировалась бодрая бабулька.
  Любому человеку, которому не хватает адреналина в крови, Салли посоветовала бы попробовать минут пять побегать по просторам закулисья. Ну как просторам- проходам и проходикам сантиметров в двадцать шириной, явно сделанных для агитации работников «Зеркальной маски» к жёсткому посту и занятиям спортом. Столь поразительная и трогательная забота о здоровье и форме сотрудников сейчас совсем не радовала Салли, попавшей в этот лабиринт из декораций, костюмов, сценариев и Шива знает чего ещё. Перспектива случайно задеть любой неаккуратно торчащий штырёк грозила возможностью быть заживо погребённым под грудой блёсток среди накладных усов. Ничего не скажешь, смерть достойная героя. Добравшись наконец до гримёрки актрисы, Салливан не поленилась мысленно поблагодарить все шесть сотен индуистических богов, стараясь не думать о том, что ей ещё предстоит обратный путь.
Она аккуратно расположилась на диванчике, стоящем в углу, стараясь не одуреть от количества фотографий Клементины на площадь одной стены.
- Вы правы, дорогая. Последнее время, я тоже подметила, люди немного агрессивны, но думаю это всё из-за магнитных бурь или ещё чего-то в этом роде. Вряд ли в вашей книге есть метеосводка на ближайшую неделю, но давайте посмотрим.-старушка с удовольствием бросила взгляд на милый её сердцу язык хинди, но уже через минуту на лицо обычно оптимистичной Салли набежала тень. Текст книги описывал события до боли похожие на те, что происходили в Виспершире и не обещали ничего радостного. Ей очень не хотелось соглашаться с фактами, приведёнными в тексте, но логика, здравый смысл и жизненный опыт объединились против своей госпожи и повелительницы.
С чересчур серьёзным для себя выражением лица Салливан посмотрела на Клементину:
- Кажется, в ближайшее время предвидится небольшой дождь, юго-западный ветер и крушение всего Виспершира заодно.-мрачно пошутила старушка.- Правда, я совершенно не понимаю к чему здесь улитки. Нам грозят улитки-разрушители? Несуразица какая-то.-она тяжело посмотрела на книгу-Думаю, придётся серьёзно посидеть с этим томом. Клементина, расскажите, что вам удалось понять из него до этого?
Старушка подскочила с дивана и быстрым шагом начала ходить из угла в угол, совершая ведическую гимнастику для дыхания, что-что, а это могло помочь настроиться на любую работу-варку борща, стирку и разработку плана спасения пары десятков жизней в том числе.

+3

6

Актриса с мрачным удовлетворением посмотрела на женщину. Теперь Салливан знала то же, что и Клементина, и, в отличие от всего этого плебса, крутившего пальцем у виска, отнеслась к полученной информации серьёзно. Видит бог, пока у Виспершира есть такая отважная актриса и не менее бравая, пусть и бывшая, журналистка, его жителям не страшны никакие всадники со всеми их копытными. Правда, пассаж про улиток Клем поняла не до конца. Она-то решила, что это фантазия иллюстратора, вдохновившегося мотивами природы постапокалиптического мира. Кто знает, вдруг одни улитки и выживут после того, как инфернальные кони потопчут висперширские поля… Слова Салливан заронили в Клементину зерно сомнения. Однако всем своим видом девушка показывала: она понимает, о чём говорит женщина. Состроив важную мину, Клем кивала и одобрительно угукала, подчёркивая таким образом своё полное согласие с рассуждениями мисс…сис? МакГинти.
- Мне удалось понять главное: апокалипсис грядёт. Всё, конец, капут, трындец. Финита ля комедиа, - девушка активно жестикулировала, нарезая по комнатке круги. – Всадники уже здесь, в городе! А ведь я с одним из них столкнулась, да, - Клем гордо выпятила грудь. – И даже стала его жертвой, да-да. Это был Война, никаких сомнений.
С трудом, но всё же актрисе удалось взять себя в руки. Она успокоилась и с видом, полным достоинства, уселась на стул перед зеркалом. Впрочем, сделала она это зря. Собственное отражение повергло девушку в уныние: кожа бледная, под глазами тёмные круги, взгляд безумен. Идеальный образ, но исключительно для сцены. И как только Салливан не испугалась при её виде?
Рука сама потянулась к стоящим на столике баночкам и тюбикам. Вскоре актрису скрыло облако из пудры и духов. Душилась она теперь помногу.
- Я тут подумала, может быть, на хинди написано, как можно спровадить этих всадников из города?
Клементина наконец снова предстала перед Салливан, но обнаружила женщину в крайне странном состоянии.
- Мисс…мадам! Вам плохо? О боже, вы задыхаетесь! – запаниковав, Клем бросилась к женщине. – У вас астма? Аллергия на духи? Скажите, что мне делать?!

+4

7

Знаете, можно многое сказать о женщине по её глазам. К примеру, если они сверкают влажным загадочным блеском и упорно стремятся покинуть орбиты, значит, дама, скорее всего, немного задыхается. Салливан, конечно, всегда подозревала, что красота требует жертв, но не человеческих же! И теперь, кашляя и меняя колер лица от миленького пунцово-красного к не менее чудесному трупно-синему искренне надеялась, что ей же, красоте в лице Клементины, удастся спасти мир в одиночку и найти более гип аллергенную пудру в придачу,если уж ей суждено погибнуть здесь от рук коварных косметологов, безжалостно крошащих в пудру что ни попадя. Так уж получилось, что ближайшие лет десять для пункта «умирание» в расписании дня МакГинти не находилось свободного времени и составить завещание тоже как-то не довелось, так что теперь на хрупкие плечи юной актрисы грозила свалиться обязанность стать духовным приказчиком старушки. Салливан многозначительно посмотрела в глаза Клементине и задушевно прохрипела:
- Рама всемогущий, Клементина, дорогая, позаботьтесь о Рауле. Ему можно только 95 бензин , тормозной жидкости поменьше и осторожнее с левой ручкой руля, она уже третий год держится на жвачке. Берегите моё сокровище! И да, половину моих денег направьте обществу по благообеспечению и воспитанию танцующих слонов индийского кинематографа, а то мне не мыслимо думать, что последующие поколения останутся без счастья лицезреть великое искусство индийских режиссёров.-старушка сильно закашлялась- Вторую же половину направьте в Аляску на построение индуистского храма для народов дальнего севера, дабы, пусть я этого и не увижу, но религия мира и гармонии должна охватить всё человечество и оленеводов в частности.
Салливан даже горестно всхлипнула как в тот момент её склерозный разум посетила мысль о противоаллергенном препарате, мирно тамящемся в её редикюле:
-Забудьте всё что я сейчас сказала! Будьте добры, принесите мне мой ридикюль.
Итак, заполучив спасительную таблетку, смерть временно откладывалась, но если верить книге, предвещающей скорый апокалипсис, то ненадолго, что совершенно не устраивало Салливан. Поэтому не теряя напрасно времени, старушка углубилась в изучение текста. Перевод давался ей нелегко, многие слова она видела впервые и старинная манера изложения отнюдь не делала книгу более понятной. Оторвалась она от неё лишь два часа спустя.
-Судя по всему, это дневник некой женщины. Знаете,очень занимательное чтиво. Такая драма в отношениях с мужем, такой сюжет! А описание стычек на рынке с продавцом овощей-это нечто. Да и в хозяйстве полезно иметь такой томик, леди, ведшая эти записи, приводит просто умопомрачительный рецепт пури.-заметив полное отсутствие интереса в глазах Клементины к быту и нравам древнеиндийского народа, Салливан поумерила свой пыл и перешла к более насущным проблемам- Видимо, город в котором некогда жила эта женщина, был также уничтожен как это грозит Висперширу, но она пишет, если я не ошибаюсь, что был некий выход из положения и она могла как-то повлиять на исход дела. Вот послушайте-старушка прокашлялась и с выражением прочла-« Сколько раз я думала об этом, наблюдая, как муж мой рассылает вестников конца - Войну, Голод, Мор, Смерть, слушая их поступь. Я загадывала то, что приходило ко мне из снов: если сейчас кто-нибудь убьёт вечно умирающую и воскресит её, сожжёт рукопись творящего дракона, уничтожит соперницу милосердием или вкусит безвкусного плода... тогда я протяну ему руку помощи. Но этого никто не сделал. »
Салливан замолчала.

+2

8

- Миссис МакГинти, ни в коем случае не становитесь актрисой, - только и смогла произнести Клементина, придя в себя после так ловко разыгранной женщиной сцены. – Ни при каких обстоятельствах. Никогда.
В противном случае актриса рисковала остаться без куска хлеба и законной пенсии в старости. Салливан Клементине нравилась, и девушке очень бы не хотелось ставить женщину в один ряд с такими недостойными людьми, как Иветт. Но, похоже, миссис МакГинти и не претендовала на роль соперницы. И слава богу! Им с Клементиной ещё мир спасти нужно.
Когда женщина углубилась в чтение, распутывая затейливую вязь письма, Клем пристроилась рядышком, ожидая, что Салливан вот-вот изречёт что-то судьбоносное.
Время шло, но миссис МакГинти не торопилась что-либо изрекать, лишь изредка бормотала что-то себе под нос. А Клементина скучала. Сначала актриса старалась делать это незаметно, но после часа безделья она начала скучать откровенно, громко вздыхая и выразительно поглядывая на часы.
- Пампушки у Рауля сегодня особенно хороши, - произнесла вдруг актриса.
Рауль – прекрасный пекарь, снабжающий театральный буфет своей отменной выпечкой. О, если что-то и могло остановить междоусобную актёрскую войну, то только его пышки, ватрушки и пампушки.
- Я вам принесу, чтоб вы сами убедились!  - Клем резво соскочила со своего места и вылетела из гримёрки.
Вернулась она минут через десять, таща в руках внушительных размеров бумажный пакет.
- Свежайшие, - губы актрисы растянулись в довольной улыбке. Может, всадники Апокалипсиса согласятся уехать из Виспершира взамен на пару-тройку таких пакетов?
А у миссис МакГинти дела, похоже, продвигались. Женщина поделилась своими открытиями с актрисой, вот только та восприняла их как-то без особого оптимизма. Какое-то время Клем лишь хмурилась, но, наконец, она произнесла:
- А не могла эта дамочка просто дать мужу подзатыльник? В чисто профилактических целях. Ох, эти загадки! – Клементина картинно схватилась за голову и принялась нарезать круги по комнатке. Внезапно она остановилась:
- Я знаю. Вечно умирающая – это моя соседка миссис Гилмор. Умирает по несколько раз на неделе, заставляя своих наследничков изрядно понервничать. Соперница…у меня есть соперница. Её портрет вы можете лицезреть на двери. Что ж, если милосердие настолько действенно, я готова простить Тьерри за всё. И даже возлюбить её! Но не сильно. Но какой такой дракон и что за безвкусный плод?..

+2

9

Салливан с грустью посмотрела на выпечку. Всё это, конечно, было чудесно, и румяная хрустящая корочка, и аромат, и, наверное, вкус… Но Брахман всемогущий-непростительно калорийно. И кара небесная за чревоугодие в форме двухчасового кросса и пяти десятков асан, грозно нависшая над старушкой, представлялась не самым увлекательным занятием, в то время как мир грозил обрушиться, все близлитящие метеориты упасть, а хомячки-джунгарики сойти с ума и загрызть собственных хозяев. Такое увлекательное шоу никак нельзя было пропустить, потратив время, пусть и на обожаемую, йогу. Так что Салливан поглубже вдохнула, закрыла глаза, собрала всю свою волю в дряхлый кулачок и отодвинула булочки в сторону, оставив их худенькой актрисе, беспрестанно нарезающей круги по комнате.
- О чём вы говорите,дорогая? Какой подзатыльник? Судя по деятельности этого субъекта, разума ему и так не хватало, разводить апокалипсисы где ни попадя-так себе бизнес. Бедная женщина, судя по всему, боялась лишить его таким образом последних остатков серого вещества.-Салливан искренне негодовала и совершенно не собиралась это скрывать. Из-за каких-то четырёх наездничков верхом на кровожадных пони её любимой клумбе на площади объятий, старому причалу, где так здорово было совершать утренние пробежки, да и вообще всему слегка чудесатому Висперширу, с его очаровательнейшими жителями-чудаками, которых так любила Салливан теперь должно было взять и кануть в лету. Это было просто отвратительно, даже похлеще трёхсот килокалорий в булочке.
Старушка внимательно выслушала Клементину и бросила осторожный взгляд на утыканный дротиками портрет девушки, висевший на двери. Понятно было одно: возлюбить Иветт Тьерри актриса способна только на расстоянии, расстоянии трёх метров под землёй. А вот уничтожить была готова в любой момент, правда милосердием ли? Салли сильно сомневалась. Да и с убийство соседки актрисы с последующим её воскрешением тоже казалось малоисполнимым. Но у них ещё оставалось два варианта.
-Безвкусный плод? Даже не знаю, спаржа на пару? Брокколи? Неужели пара съеденных реп без соли могут остановить трагедию?-Салливан упорно пыталась найти в своей голове ответы на поставленные загадочным писанием вопросы.-что же касается драконов. Видели бы вы Атаназиуса Пайтона не в настроении-натуральный дракон, и все эти его медицинские карты, написаны словно магические писания-ничего не разобрать в этих медицинских терминах…Выкрасть пару десятков историй болезней и торжественно сжечь их? Всё же, нужно сходить за репой,на всякий случай…
Салливан направилась к выходу из гримёрки и увлекла за собой Клементину. Если уж корнеплод и не поможет, то свежий воздух от прогулки должен как-то помочь разогнать туман в голове.

+1


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 6.3. жена, облечённая в солнце


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC