Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » Кормить и пугать животных посетителям строго воспрещается!


Кормить и пугать животных посетителям строго воспрещается!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Место: зоомагазин «Кавабунга!»
Время: 15 апреля 1976 г.

Нет ничего более утомительного и абсурдного, чем выполнение чужих обязанностей. Так, во всяком случае, считает Джорджия Готорн, ведь не приходит же ей, к примеру, в голову выращивать вместо вирусов в пробирках картошку! Но виртуозное в своей непредсказуемости руководство не дремлет и бросает ценные кадры на боевые амбразуры: в Виспершире нет, не было и не предполагается в будущих статьях бюджета на ближайшие десять лет бюро контроля ввоза животных. Зато есть  эпидемиологическая служба.
После очередного выпуска остросюжетного фильма «Внук Нарзана в стране лемуров», в городе растёт опасная мода на экзотику. Дома и лужайки обывателей уже готовы впустить в себя пушистых тарантулов, плюющихся ящериц и сумчатых тигров. Остался всего только  шаг до начала оккупации, и сделан он будет в «Кавабунге!»: где, как не в зоомагазине должна оказаться самая первая, Бог весть откуда появившаяся, неведомая зверушка, симпатичная снаружи и наверняка ужасная внутри.
Миссия мисс Готорн  ясна: найти и обезвредить жуткое существо до того, как оно покинет пределы магазина и найдёт сторонников и последователей.
Миссия Мелвина Тодда и Гарольда Букера не менее отчётлива: отразить нападение странной дамочки, заявившейся в «Кавабунгу!» без намерения купить хомяка, но зато с внеплановой проверкой и кучей шитых белыми нитками претензий.

+1

2

Ни один визит в кабинет Атаназиуса Пайтона не заканчивался для Джорджии Готорн мирно. Кому будет приятно напоминание, что твоя – твоя! – лаборатория вовсе не суверенное государство, а младший внебрачный сын, жалкий вассал сюзерена, которого-то с досады и заразить особо нечем, ибо поговорки врут редко*.  Инфекции же, с её мягкой уступчивостью и глубоко компромиссной натурой, после любого разговора с многоуважаемым главой всея лекарей Виспершира  хотелось только одного:  развалить госпиталь до фундамента, вместе со всем живым и не очень содержимым. Но сроки нового конца света маячили на горизонте весьма туманно, в отличие от дня квартплаты, - и лошади Апокалипсиса приходилось закусывать узду и идти с самым дурацким заданием, куда скажут, даже если это будет последнее место, где ей хотелось бы находиться.
Например, в зоомагазин. Искать неведомо что.
Хорошо, что хотя бы служебный фургон, единственная отдушина в непривлекательной рабочей рутине, не успел укатить по вызову. Инфекция долго скрипела зубами, крутила баранку с кровожадным остервенением и нажимала на педали газа и тормоза попеременно так, будто хотела продавить их до асфальта. Равно опасное для жизни пешеходов и остальных водителей безобразие продолжалось без малого десять минут. И лишь потом она вспомнила, что не повернула ключ в замке зажигания…
Память об остатке пути подчистую съели глубокие переживания. В подобном месте наверняка вздохнуть нельзя от пыли. И полно шерсти. И перьев. И, главное,  шевеления за прутьями клеток. А под рукой не будет ни верного пылесоса, ни монтировки, потому что вместо них придётся тащить стопку бесполезных бланков, предупреждений и разрешений на вторжение.
Дошло до того, что нервная, взвинченная до предела (не все самонакрутки одинаково полезны),  Джорджия по дороге к «Кавабунге!» совершенно забыла, что направляется в магазин. То есть место, куда в установленное время теоретически может войти любой желающий, не утруждая себя при том нажиманием на дребезжащие звонки, барабанной дробью кулаков по дверям или размашистыми пинками всё тех же дверей с магнумами сорок пятого калибра наперевес, которые так красиво получались у полицейских в кино. Возможно, ей просто не стоило смотреть так много криминальных сериалов на ночь. Так или иначе, Инфекция не удосужилась отцепить от воротника куртки заранее заготовленную бумажку с надписью «Именем Закона, откройте!»,  да и внутрь ввалилась почти бегом: авось посчастливится, служебный вход окажется открытым, и она просто  на большой скорости просочится сквозь магазин с чувством выполненного долга. Ничего не нашла, ничего не знаю, ничего никому не должна, а подпись хозяина заведения на документах вообще можно подделать. Будто в первый раз. 
Но удача демонстративно повернулась к мисс Готорн крупом, в который раз подтверждая, что вставать утром вообще не следовало. А уж с какой ноги она этого не сделала бы, правой или левой, неважно. Она впечаталась в прилавок, только чудом сумев устоять на ногах, и немедленно огляделась по сторонам.   
- Добрый день! – весомостью утверждения можно было бы легко забивать сваи, а неподвижный, немигающий взгляд тонко намекал, что конкретно приключится со всяким бедолагой, которому взбредёт в голову согласиться, мол, день и вправду замечательный. – Могу ли я видеть владельца? Санитарно-эпидемиологическая служба. С проверкой.
«По ваши души» - предостерегающе прищурилась Джорджия в сторону первого попавшегося на глаза попугая. Ей, кажется, даже удалось подумать это шипящим голосом, вопреки всем правилам лошадиного ржания. Показалось, или птица действительно зыркнула  в её сторону чересчур нахально?.. Признаки некоего, потенциально заражённого, животного, поиски которого поручили Готорн, вообще не объявлялись. Кто знает, может, это и не попугай вовсе?
Девушка бочком пододвинулась к клетке поближе.
«А ну-ка цып, цып, цып».

*Зараза к заразе не пристанет, то бишь.

+4

3

Весь этот кошмар начинается с того, что кто-то хочет купить себе домашнее животное. И места лучше, чем магазина Мелвина, они для этого найти не могут! Ну что за люди!
Они с Гарольдом как раз находились в кульминации очередной перепалки, начавшейся еще дома, но такой остросюжетной, что Букер даже пошел с Мелвином на работу, дабы узнать, чем все закончится. Ха! Закончится! Да Мелвин даже не помнил, с чего все начиналось!
Он вообще не планировал заходить в «Кавабунгу!», разве что только вскользь, крокодилом, проверить, как Бартлби справляется с его, Мелвина Тодда, обязанностями. Главная же его работа теперь заключалась в сопровождении почивших душ прямо по тоннелю, а там на яркий свет, который вполне мог оказаться фонарем – тем самым фонарем, который городское управление целых два года не может поставить близ его магазина. В общем, те счастливчики, которым доведется поместить сегодняшнюю дату на фронтон своего надгробия, обестелесившись, первым делом услышат:
Привет, я Мелвин Тодд,
Пройдемте из этого света на тот.

Он искренне постарается скрасить их променад, сделать его максимально комфортным и расслабленным – он уже заготовил пару-тройку анекдотов и историй из личной жизни.
Впрочем, была одна душа, которой о его новой профессии было знать не обязательно: Мелвин не собирался знакомить Гарольда Букера с Иеронимом, смертью Висперширской. Это чревато осложнениями. И в результате пострадает кто? Правильно, только сам Мелвин. Ну, может быть, еще пара-тройка четвертей населения Виспершира.
Поэтому посещение «Кавабунги!» было не более чем отвлекающим маневром, так что Мелвин мог спокойно – что называется, положа на сердце, – заявить, что он здесь оказался случайно.
Что и возвращает нас к появлению женщины, которая вполне могла бы оказаться Тришей Оз, но не оказалась (и вряд ли окажется). Она начала с того, что ударила по самому больному, а потом еще и заявила, что она какая-то там служба и у нее проверка. Кто и зачем собирался ее проверять, Мелвин решил не уточнять – это ее личное дело. Он только томно махнул рукой и ответила, ни на йоту не вкладывая в свои слова какой-либо смысл:
- Вы ошиблись дверью, вам в следующий дом!
Он всегда думал, что СЭС расшифровывается как Супер Экономичные Сладости. И искренне ждал их прихода.
- А владелец я. Но я здесь случайно оказался.
И он метнул красноречивый взгляд в сторону Гарольда Букера. Взгляд означал "Все ты виноват". Но он также очень напоминал взгляд "Кажется, эта щетина тебя полнит" и "Убери орешки с моего бластера!".

+5

4

Иногда Гарольду было настолько скучно, что он прерывал свои излюбленные, но порядком поднадоевшие занятия, для того, чтобы снизойти до общения с людьми.
К занятиям загробной жизни много не отнесешь, в особенности это связано с физическим выполнением каких-либо действий. Поэтому большинство из них сводилось, в основном, к воображаемым действиям или чтению лежащей на столе книги. Сегодня утром Гарольд играл в одну из классических винтажных игр «а что, если бы…». Он стоял у окна и раздумывал о том, что случилось, если бы он был королевой Виспершира, а все хомяки были размером с лошадь и умели приносить тапки.
От этого увлекательного занятия его оторвал Мелвин, который, как всегда, утром почесывался в неприличных местах и пытался обуздать свою шевелюру. Возможно, призрак сказал что-то вслух о хомяках или его прозрачность привлекла внимание невольного соседа по квартире. В общем, завязался разговор.
Он как-то быстро перешел в ссору, потом в крики, потом в перепалку… В конечном итоге Гарольд увязался за Мелвином на работу, чтобы продолжить выяснят недовыясненные вопросы.
Они дошли до «Кавабунги», немного поорали друг на друга, а потом их нагло прервал посетитель. Гарольд уставился на девушку и принялся сверлить ее глазами, пока не вспомнил, что они в магазине и посетители тут обычное дело. Мда, - подумал призрак, вспоминая с теплотой свое место работы, - это вам не библиотека, тут клиент всегда прав.
Потом она сказала что-то насчет санитарной службы и Гарольд мигом растерял свою галантность. С этими церемониться не стоит. Однажды они хотели закрыть целое крыло в библиотеке только потому, что нашли плесень. Да кому она мешала? Цвела себе на стене, глаз радовала, многие с ней начали разговаривать за долгие годы совместной жизни.
- Вы ошиблись дверью, вам в следующий дом!
Он был горд за Мелвина и сейчас с уверенностью мог называть того своим другом, игнорируя все оскорбительные почесывания и даже уверенность последнего в обладание его (Гарольда) домом.
- А владелец я. Но я здесь случайно оказался.
Призрак был согласен с линией уклонения, так в свое время он часто делал с налогами, однако не понял, почему Мелвин смотрел просил взглядом убрать орешки со ствола...
- А где письменный запрос в трех экземплярах? М? - библиотекарь прищурился, знал он таких девиц, которые только и думали, как бы испортить жизнь окружающим.
- Без письменного запроса мы не принимаем СЭС, но, если желаете, можете купить что-нибудь типа.... - он огляделся по сторонам, - что-то типа вот этого, - не найдя подходящего варианта, просто указал на всю живность в магазине. - Только чур потом не исследовать без его согласия, - красноречиво поднял брови.

Отредактировано Harold Booker (10.01.14 20:37:08)

+2

5

По долгу службы мисс Готорн приходилось сталкиваться с разными людьми. Такие встречи редко проходили спокойно и в редчайших случаях обходились без жертв человеческих, животных, материальных и моральных. Обычно же каждый домовладелец, припёртый к стенке и попавшийся на мелкой бесхозяйственности (которую СЭС с артистичным профессионализмом раздувала до масштабов городской, а то и континентальной катастрофы), упорно не желал признаваться в попустительстве, зато охотно сваливал вину на кого угодно ещё, вплоть до самих эпидемиологов.
Дошло до того, что в привычку вошло регулярно зарисовывать целые комиксы по мотивам лучших отговорок. На страницах молниеносно исписываемых  блокнотов   вздымали склизкие щупальца древние монстры,  поднявшиеся со дна океана прямо через чью-нибудь канализационную трубу вместе с илом; копошились космические микробы гигантских размеров, в честь которых устраивала приветственные вечеринки местная микрофауна; мелькали Неместные в грязных ботинках из параллельных миров. Отдельно от фантастики шли бытовые, увлекательно-детективные истории с таинственными, однако известными пострадавшим злоумышленниками: здесь цвело скудное разнообразие в виде соседских кошек, соседских собак, соседских мальчишек и просто соседей. Последним, по всей видимости, отводилась роль Главного Босса в особо тяжёлых случаях.
Однако стадии полёта фантазии предшествовала начальная, тоже с широким разбросом вариантов тактики поведения. Многоуважаемый владелец «Кавабунги!» по всем признакам выбрал самую неприятную и затяжную из всех: откровенное виляние. Инфекция вздохнула. Разговор обещал быть долгим.
- Нда? - она с трудом оторвалась от созерцания клетки в сторону идентифицированного хозяина окружающего безобразия. За спиной тотчас раздался торжествующий крик: наверняка проклятая пичуга сочла, что первый раунд игры в гляделки остался за ней. И без того слабенькое желание договориться миром таяло, как фруктовый лёд на солнцепёке.
«Помни, курица, везение преходяще, а я потенциально вечна».
- Зоомагазин «Кавабунга!», владелец Мелвин Тодд, дата последнего засвидетельствованного осмотра предшествует дате открытия, отметок о вопиющих нарушениях - ноль, количество жалоб - одна, - торжествующе оттарабанила Готорн, почти не сверяясь со шпаргалкой. После чего демонстративно обвела взглядом помещение, предлагая либо сознаться во всех грехах на месте, либо немедленно предоставить близнеца магазина вместе с отражением хозяина и двумя независимыми свидетелями. Честно говоря, увиденное ею и на один-то комплект тянуло с огромным трудом, о беспристрастных зрителях вообще можно было молчать, многозначительно сняв шляпу. Жизненный опыт трубил Джорджии в левое ухо, что всякая, на первый взгляд невинная, лавочка, во время визитов СЭС на поверку всегда оказывается настоящим притоном, наводнённым пособниками и прихлебателями хозяев, и нет никаких причин сомневаться, что на сей раз исключений не предвидится. Все, от управляющего до игуаны, будут мельтешить, путаться под ногами и заметать мусор из светлых углов под шкафы и витрины.
«Вот и первый кандидат в защитники нарисовался. Выплыл? Материализовался? Возник?.. Да тьфу же!».
- А Вы, собственно, кто? - поинтересовалась, не особо интересуясь, Джорджия. Но всё-таки всем корпусом повернулась к призраку и свободной рукой уперлась в незащищённый от случайного коварного нападения бок.   - Совладелец? Сожитель? Сопереживающий? С..стоп. Сообщник, верно?
Последняя идея идеально объясняла  поведение подозрительной парочки и давала пищу для размышлений. Владелец вроде бы определился и казался орешком без скорлупы - бери и раскусывай на здоровье, а о роли полупрозрачного субъекта оставалось лишь догадываться. Вдруг парадом командует именно он, а долговязым мистером Тоддом прикрывается от властей?
- Запрос есть, - с ласковой улыбкой голодной акулы сообщила девушка. Удивительно, сколько удовольствия порой можно получить от заведомо утомительной и гарантированно скучной части работы. Сейчас она была готова пожать руку каждому бумагомараке в секретариате и расцеловать лично А. Пайтона - с дополнительным презентом в виде бубонной чумы, разумеется. Обычно решительное наступление до жути официальной Инфекции в белом халате пробивало оборону до того, как жертва вспоминала о своих правах. Зануды, требовавшие проводить процедуру осмотра по всем правилам попадались редко, поэтому шансу выложить справочный пасьянс всякий раз приходилось пылиться в бардачке и ждать своего следующего часа. Теперь же ей можно было оставить всю пачку документов здесь вместо того, чтобы тащить её в ближайший пункт приёма макулатуры.
- Три экземпляра предварительного запроса в трёх экземплярах, разрешение на внеплановый осмотр в пяти, приказ о проведении обследования, с подписями и печатями, служебное удостоверение с чёрно-белой и цветной фотографией на имя Джорджии Готорн в качестве проверяющего, свидетельство, подтверждающее соответствие лица на удостоверении личности с фотографиями анфас и в профиль... - монотонное бубнение «лица при исполнении» нарушалось только тихим  шелестом; поочерёдно называемые бумаги уже успели равномерно покрыть прилавок слоем средней толщины.
-   Бланки изъятия проб для анализа и животных по необходимости, журнал учёта мероприятий по контролю работы на месте, удостоверение контролирующего на имя Джорджии Готорн как руководителя эпидемиологической службы… Кстати, меня зовут Джорджия Готорн.
Поступила информация о том, что Вы держите у себя провезённое контрабандой опасное существо, мистер Тодд,
- Инфекция хмуро и очень пристально вперила взгляд в парящего подозреваемого, будто намекая, что пора бы признаться. – Выдайте его добровольно, и я тотчас же удалюсь восвояси. Только перед  этим выпишу значительный штраф. Для порядка. В противном случае придётся перетряхнуть всё здание в Вашем присутствии, найти это самой и тоже выписать штраф.

+4

6

- Единственное опасное животное здесь - это он, - бледный палец Мелвина обвинительно ткнул в сторону Букера. - И вы можете забрать его без всяких документов, штрафов и удостоверений, пользуясь исключительно моей добротой и истощившим себя ангельским терпением.
Видя, что грозная инспекторша не намерена сдаваться без боя, Мелвин решил прибегнуть к тяжелой артиллерии - грозному и действенному средству, от которого нет спасения: к своему обаянию. Бессовестному и беспощадному.
- Ну послушайте, к чему нам спорить? - он облокотился об клетку с пауками. - Решим вопрос мирно. Может быть, чашечку чая? Хотя нет, чай у нас закончился. Вот, - он шагнул к ближайшему столу, выдвинул его ящик, порылся там (в сторону полетели различные предметы - расческа, тюбик масляной краски, сломанный игровой бластер, батарейка, юла, шапочка из фольги), наконец извлек рыжего котенка и протянул его Джорджии со словами:
- Погладьте. Котенок успокоит все ваши печали.
А краем мозга вспомнил, что кое-что из сказанного ею больно задело по живому.
- Стоп-стоп-стоп, а что это значит – «количество жалоб – одна»? Ложь, поклеп и клевета! Должно быть ноль. Ноль жалоб. Это какая-то статистическая ошибка. Никто не может жаловаться на мой магазин в целом и на меня в частности. Я ведь солнышко, - он топнул ногой и растерянно обернулся к Гарольду Букеру, словно призывая его быть свидетелем творящихся несправедливости и беззакония.
И так как его обаяние не сработало, Мелвин прибегнул к своему запасному аргументу:
Гарольд, скажи ей.
А сам осторожненько так, незаметно, запихивал под стол мохнатый ком, который, ласкаясь, тянул щупальце к его ноге. Именно в такие моменты люди начинают искать чудо.
Возможно, в магазине «Кавабунга!» были некоторые нарушения. Мелвин даже готов был признать (с натяжкой и после многочасового спора), что его магазин не идеален. Да, некоторые из его животных были радикально и революционно настроены, планировали захватить власть в мире и подчинить себе людей как вид; порой просто в открытой форме выражали своим владельцам пренебрежение ими как отдельными представителями человеческого рода; не весь товар тут был идентифицирован и открыт наукой; клиентам тут иногда грубили; про бухгалтерию вообще промолчим; жалобная книга состояла только из обложки и авторского предисловия, а хранилась в чугунном сундуке, закопанном в подвале; пончики надолго не задерживались. Однако никто – слышите, никто! – не мог сказать, что остался недоволен тем, кого купил в этом магазине. Потому что Мелвин Тодд был продавцом от бога.
Бог, правда, придерживался другой точки зрения. Однако и он не жаловался на поросенка, которого приобрел здесь пару лет назад.
(Не стоит удивляться тому, что Создатель, насмотревшись на людей, завел себе новое домашнее животное. Это легко объяснить.)
Так или иначе, Мелвин аж покраснел от негодования. Мохнатое щупальце тем временем нежно обвивалось вокруг его правой ноги.

+3


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » Кормить и пугать животных посетителям строго воспрещается!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC