Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » для тех, кто любит помертвее


для тех, кто любит помертвее

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 17 ноября 1976 года, 20:00, а дальше - как повезёт.
Место: студия, арендуемая на последнем этаже многоэтажки близ городской больницы.
Соучастники: Чарли Корпслэнд, Кит Харди, Патти Вудроу.
Фабула дела: В последнее время в Виспершире участились нападения на призраков. Подмастерье самого сэра Кейнса самостоятельно берётся за дело. След приводит мистера Харди под дверь самого подозрительного из существующих в городе клубов по интересам - клуба танатофилов. Хорошенько поразмыслив, Харди решил обзавестись планом, прикрытием и только потом вернуться в обитель преступников. В качестве прикрытия согласилась выступить ничего не подозревающая мисс Вудроу, в качестве плана - непропиваемая способность к импровизации.
Кто бы мог подумать, что двух молодых призраков в клубе будет поджидать Смерть.

+2

2

- Ты делаешь большую ошибку. Огромную. Век смерти не видать - это настоящий череп!
Если бы главный предсказатель Двубережного парка вопросил с утра у хрустального шара, что готовит ему будущее, то узнал бы: на вечер намечены длительные ссоры и препирательства. Но для этого и шара не требовалось.
Уже которую среду Смерть, если не был пьян, не лежал в морге или не пытался на спор перегрызть ножку стула, посещал встречи клуба танатофилов.
Его привела туда случайность. Коварная случайность с хорошим чувством юмора. От скуки выбив у городской смерти право упокоить человеческую душу, Чарли со служебным визитом явился к председателю данной организации. Он был при полном параде: коса, мантия с капюшоном, оголённые кости, вороной конь - и как же он удивился реакции своего объекта! Тот расхохотался и сказал, что костюм неплох, но слишком старомоден, сейчас настоящие поклонники смерти одеваются совсем иначе. Заливисто посмеявшись вместе с шутником, Смерть отделил душу от тела и отправил её в загробный мир, но сам не спешил уходить.
Остальные танатофилы его не видели, к тому же всё их внимание было сосредоточено на трупе. Господина Семьдесят Часов Без Дыхания, как он представлялся в клубе, обнимали, укладывали в наперебой привозимые гробы, один из собравшихся даже станцевал с ним вальс.
Эти люди были глубоко безумны и чрезвычайно трогательны. Они явно не находили себе место от счастья: на их глазах свершилось таинство. Поглядев, как господина Семьдесят Часов разбирают на сувениры, Смерть решил вернуться в более человекоподобной оболочке и вступить в клуб.
Благо, это оказалось несложным. Клуб танатофилов всегда распахивал свои гостеприимные, слегка попахивающие объятия для новых участников. Кроме одного. Розмари Бэкет, самой открытой смертепоклоннице, вход был заказан. Третьим правилом клуба танатофилов было никогда не рассказывать Розмари Бэкет о клубе танатофилов. Четвёртым - не пускать её в клуб танатофилов. Пятым - в завещании оговорить пункт о запрете на похороны при участии конторы "В добрый путь". Первые два Смерть не помнил, потому что в момент их оглашения ел канапешечки в форме трупов и за ушами у него трещало.
Зато он понял, почему существуют эти запреты. Танатофилы попросту завидовали мисс Бэкет, ведь она имела круглосуточный доступ к мертвецам.
Встречи проходили по-разному. Иногда танатофилы пили цикутный пунш, иногда - обсуждали свои саваны и новые веяния в их покрое, иногда кто-нибудь приводил своего престарелого деда - и все дружно надеялись, что им повезёт стать свидетелями того самого прекращения всех жизненных процессов. Смерть легко влился в коллектив - уже в первый же свой визит он получил подзатыльник, что стало лучшим свидетельством: его приняли. Он назвался Дохлая Дохлость и с огромным удовольствием проводил время среди столь милых шизиков.

На встрече семнадцатого ноября ожидалось нечто необычное.
Во-первых, исполнялось ровно шестьдесят шесть лет со дня, когда здании клуба последний раз делали ремонт. Время подточило несущие балки, лишило раствор крепости, расшатало плитки. Любой из танатофилов только и мечтал, чтоб во время собрания ему на голову упал кирпич. И у подобный фантазий появлялось всё больше оснований.
Во-вторых, председатель, господин Навязчивая Тень С Улыбкой, обещал особых гостей.
В-третьих... в третьих, Дохлая Дохлость вот-вот должен был вывести из себя привратника по имени Заблудившийся Ключ От Вечности.
Каждый член клуба обязан был приносить с собой человеческий череп. Он играл роль пропуска, условленного пароля и, конечно же, фетиша. Уж Смерть-то запросто мог раздобыть череп - но из принципа не делал этого. Он из раза в раз пытался проскочить с черепом гориллы, с вырезанной тыквой или бутылкой соответствующей формы. Теперь же он притащил череп из пластилина, который ещё хранил тепло умелых рук Сандерса, который за сахарок и не такое мог вылепить. А за дополнительный кусочек рафинада - так и убрать все свои креативные излишества.
- Ключ, друже, ну разве ты не видишь: он настоящий! Загляни в его глазницы, ты увидишь там потустороннюю тьму. Просто взвесь его в ладонях и всё поймёшь. Лови! Оп, его поймал, меня - нет!
Ловко прошмыгнув подмышкой у привратника, Дохлая Дохлость двинулся сквозь загадочный полумрак к залу, где уже собрались члены клуба. Редкие свечи, больше нагнетающие тьму, чем разгоняющие её, отмечали путь. Пахло ладаном, подогретым воском и яблочным повидлом.

+4

3

Дело об исчезновении призраков в Виспершире помимо Кита могло заинтересовать разве что инспектора Ломмана. Живые горожане не предавали ни малейшего значения загадочным пропажам, говорили, что, мол, со всеми своими незавершёнными делами наконец-то расправились и освободили долгожданные рабочие места для тех, кому надо жить, питаться и платить за крышу над головой не в силу привычки, а по необходимости. Что, кстати, само по себе было неплохим мотивом.
За тот практически месяц, что Харди был мёртв, в общей сложности в городе пропало пять призраков. Ни следа, ни записки. Начав прорабатывать популярную версию о завершении незавершённого, очень быстро подмастерье лучшего детектива Виспершира пришёл к выводу, что совы – не те, чем кажутся, сам он – на половину мёртв, на половину ватрушка, а версия не стоит и выеденного яйца.
Досконально изучив прошлое, будущее (спасибо гадателю из Двубережного Парка!), а также возможно-невозможное всех жертв, Кит пустился по следу. Тут-то он и успел оценить всю прелесть его ныне эктоплазменной натуры – ни двери, ни стены, ни кодовые замки отныне не могли остановить бесшумный полёт правосудия на крыльях ночи.
След мисс Элизабет Грин обрывался за дверью одного подозрительного здания, из тех, в стенах которых можно безбоязненно репетировать перед соревнованиями караокеров, пытать должников, не беспокоя взыскательных и подозрительных соседей. Уютно застряв в стене студии на последнем этаже, Кит узнал о таинственном сборище много интересного и главное – он узнал, что необходимо для вступления в клуб.

Мисс Патти Вудроу являлась счастливой владелицей замечательного пса, которого Кит частенько выгуливал, будучи живым. Умерев, свою любовь к собаке, пусть и чужой, Харди не утратил, напротив, забеспокоился, что столь замечательный пёс может окончательно осиротеть, если загадочный маньяк доберётся до его просвечивающей хозяйки. Поэтому, вкратце обрисовав Патти размах трагедии и красочно расписав причитающиеся им роли героических героев, Кит снабдил мёртвую девушку черепом, выкраденным с кафедры экспериментальной кулинарии. Для себя в качестве входного билета Харди прихватил собственный череп. В интересах следствия пришлось потревожить кейнсовские маргаритки, высаженные в качестве маскировки на самопальной могиле.

― Держись естественно, не заговаривай о пропаже призраков, восхищайся смертью, ― в сто тридцать первый раз нагрузил мисс Вудроу напутственным предостережением.
Сегодня два призрака были почётными гостями на этом празднике смерти. Киту с трудом удалось выстроить отвлекающий внимание след от него через председателя клуба любителей русской рулетки к и.о. председателя клуба танатофилов. Окончательно запутав следы, себя и Патти, Кит торжественно постучал в дверной молот, скалящийся на всякого гаргульей мордой. Из-за двери раздалась серия звуков – падающий стул, спотыкающиеся друг о друга, мечущиеся в волнении члены клубы, страшный грохот, с которым, должно быть, рухнула крыша, и приглушённое «Ой, как я выгляжу? Они же призраки, а я недостаточно припудрил нос!».
Потянув дверную ручку на себя, Кит с достоинством вплыл в потонувшее в пыли помещение, держа Патти под руку. Его опасения насчёт крыши оправдались, внушительный кусок, пестрящий яркой черепицей, устало покоился на полу.
― Ах, как жаль, что мы не успели под этот смертоносный обвал! – стремительно входя в образ, воскликнул Кит.

+3

4

В жизни каждой уважающей себя мертвой девицы должно быть место подвигу, решила Патти, и согласилась. О, как наивен будет тот, кто полагает, будто хоть тень сомнения пала на ее желание поучаствовать в расследовании. Мистеру Харди можно было и не расписывать все бонусы и полагающиеся героические пряники, а просто молча вручить девушке череп, она бы не сомневалась ни секунды.

  Итак, при полной экипировке (в одной руке деловой Кит Харди, в другой чудесный череп какой-то давно почившей, приготовленной и возможно съеденной животинки) Патти стояла перед дверью в таинственный, но веселый клуб. С другой стороны, надо было бы упаковать череп в ридикюльчик, а то ведь таскаться призракам с чужими костями это как-то совсем гротескно и безвкусно.
  Огромных трудов стоило ей изображать сосредоточенный вид во время подробных инструкций мистера Харди. Так, тут главное не улыбаться и сознательно кивать, и брови, хмурить брови. Из недавно прочитанной в журнале статьи девушка узнала, что мужчинам нравятся умные женщины. Авторитетный источник не может врать. Или там было наоборот? Женщинам нравятся умные мужчины? Патти не запомнила точно, поэтому она хмурила одну бровь и вопросительно приподнимала вторую. Проблема была не в том, чтобы запомнить все наставления, а чтобы в процессе их осмысления не сочинить чего-нибудь своего. Такое с Патти иногда случалось. Точнее только такое и случалось.
  За стеной что-то грохнуло, ухнуло, забегало, запричитало и кажется даже икнуло, дверь отворилась.
- Здравствуйте, товарищи! То есть хворайте… Да снизойдет на кого-нибудь освобождение от жизни мирской, – сказала девушка, и в голосе ее зашкаливало дружелюбие. По поводу надлежащих приветствий инструкций от Кита не поступало, пришлось импровизировать.
  Если говорить совсем честно, о массовом исчезновении призраков мисс Вудроу слышала не слишком много. То есть да, пропадают там всякие полупрозрачные личности, но разве стоит придавать этому столько значения. Мало ли что кому взбредет в голову. Может, кто-то просто день и ночь вышивает крестиком, закрывшись в собственных апартаментах. Или улетел в долгожданный отпуск. Или, задушенный рукой вдохновения, придумывает любовные романы, боясь при этом выглянуть на улицу и потерять нужный настрой. Кстати про роман. Эту историю непременно нужно будет включить в автобиографию, только обставить как-то иначе. Во-первых, должна быть полночь, полнолуние и страшная гроза, чтобы ветер завывал. И вот например, Киту в своем повествовании она надела бы на голову викторианский котелок и приклеила гусарские усы, а себя бы облачила в длинное бордовое платье, и чтобы тонкий мундштук в свободной руке. Хотя, кажется, свободных рук больше не осталось.
  Вообще почему никто не подумал о надлежащем прикрытии?
  - Мистер Харди, а как нас зовут? – прошипела Патти в ухо своему сопровождающему.
  – Давайте я буду не Патти, а Паттея! – в полной тишине шепот прозвучал громко и натянуто. Удивленные танатофилы воззрились на званых гостей. Мисс Вудроу смутилась и даже потупила взгляд, застенчиво прижимая к груди черепушку.
– Ой.  А какая у вас тут культурно-развлекательная программа?

+3

5

Господин Дохлая Дохлость не пользовался особенным авторитетом среди членов клуба. Во-первых, потому что его имя состояло всего лишь из двух слов, а во-вторых, потому что он по-прежнему считал укус наилучшим приветствием. Остальные чопорно кивали друг другу черепами-пропусками.
Дохлая Дохлость кусался, пытался чокнуться своим пластилиновым черепом с чужими костяными, наступал на ноги и пробирался к центру зала. Там обычно размещались подносы с канапешками, с которыми Смерть свёл нежное знакомство. И его бездонные карманы. И дожидающийся дома Сандерс. И даже пара особенно наглых голубей, которые так легко шли на приманку, а потом так весело булькали в закипающем супе.
Утолив первый голод, он принялся осматриваться. Его товарищи по клубу выглядели ещё более торжественно и болезненно, чем в обычное время. Чарли не удивился бы, если бы половина из них морила себя голодом в преддверии важного события. Интересная бледность, впалые щёки, горящие глаза - только так следовало встречать особых гостей. Познавших, как называли их благоговейным шёпотом. Судя по всему, гости должны были быть более полными жизнью, нежели эти одухотворённые юноши.
"Этак перемрут все мои поклонники. Грустно будет. Придётся долго плакать в жилетку Сандерса... хотя сначала нужно ему эту жилетку украсть. Воровство... как это печально", - заев скорбные мысли опустошённым блюдечком, Чарли двинулся дальше. Помахал одной измождённой фигуре, открутил пуговицу у другой. Чихнул в лицо третьей - взметнулось белое облако, пострадавший вскрикнул и метнулся прочь, к тумбе с пудрой, что были расставлены по углам. Дохлая Дохлость громко шмыгнул носом и извинился, дескать, простуда проклятущая замучила. К нему тут же бочком-бочком потянулись те, кто стеснялся своего возмутительного здоровья и желал приобщиться к бактериям.
Так он проводил время до тех пор, пока по зданию не прокатился гулкий стук дверного молотка. Танатофилы так ждали гостей, что специально убрали привратника от входа, предоставив господам познавшим ударить в молоток и прочувствовать всю мимолётность существования. Заодно с гостями это прочувствовала крыша, рассыпавшись в скрипе-апплодисментах и забросав людей черепицей. Чарли поднял аппетитно блеснувший кусок и отправил его за щеку. Замечательно, можно будет не покупать леденцы на этой неделе.
Стоило призракам войти внутрь, как на них обрушилось внимание всех присутствующих. "Прозрачные! Они прозрачные и совсем мёртвые!" - уловил Чарли прокатившуюся по мозгам толпы мысль. Кто-то из человеко-единиц ещё пытался думать в высокопарных выражениях, остальные же просто хотели коснуться этих потрясающе мёртвых существ, вдохнуть их застывшее в вечности дыхание, задать сотню вопросов о том свете и Пороге.
Корпсленд запросто их всех опередил - он, как вовремя питающийся, обладал большей скоростью реакции и подскока.
- Здравствуйте, меня зовут Дохлая Дохлость. Приветствую вас, - сказал он, обращаясь к черепу в руках Харди. - Вы замечательно мёртво выглядите, лет на пятьсот, не меньше! - обернулся он к черепу в руках девушки-призрака, что просила называть себя Апаттеей. Выделываясь лишь чуть, он провёл гостей вглубь зала, предупредительно останавливая руку в сантиметре от касания к бесплотному локтю.
- Как вас зовут? Как давно вы мертвы? Хотите поговорить об этом? - танатофилы издали согласный гул.
- О, развлекательная программа у нас самая разнообразная. Планировалось, что вас представит наш и.о. председателя, господин Навязчивая Тень С Улыбкой, но он почему-то задерживается. Думаю, вы можете чувствовать себя свободными и заняться, чем вам интересно. У нас есть тёмная комната Размышлений - идя туда, не забудьте сказать кому-нибудь, через сколько часов вас выпустить. Ещё можно поесть канапе, очень советую. Вон в том углу проходят уроки шитья саванов, все эти модные тенденции, очень познавательно. Вон там господин Тихий Шелест Отсутствующих Пальцев собирается читать монолог черепа Рюрика к Хамлету. Чуть дальше - коллекция гробов господина Пустые Глазницы Вечности, он всегда рад желающим полежать в них. Если пойдёте на надсадные звуки, выйдете к нашему потустороннему оркестру, все музыканты играют на давно почивших инструментах, вам понравится. Если я вас утомил своей болтовнёй, можете просто побродить вокруг и пообщаться с другими. Главное, - он значимо подмигнул и покачал черепом в полутьме, - не позволяйте себя похищать. Слишком надолго.

Отредактировано Charlie Corpseland (12.01.14 20:23:19)

+3

6

О прикрытии Харди не подумал по одной простой причине - танатофилы прекрасно знали всех почивших жителей Виспершира. Если не лично, то, по крайней мере, фотографии и общие факты биографии этим ценителям настоящей английской смерти раздобыть было проще простого. Но раз уж девушка хочет всецело погрузиться в мир любительского шпионажа, то кто Кит такой, чтобы лишать её этого удовольствия. В конце концов, всегда можно поведать любопытствующим танатофилам, что после смерти проблема самоидентификации встаёт остро как никогда, не все могут позволить себе роскошь остаться собой.
Харди прохаживался по просторному залу, с каждым восхищённым взглядом, брошенным в его сторону, чувствовал себя увереннее. Снисходительно отвечал на однотипные вопросы, всматривался в лица, пытаясь разобрать, кто же скрывается там, под слоями грима.
― Здравствуйте, меня зовут Кит и я умер. По знаку зодиака – Дева. Люблю собак, парикмахеров и заварные пирожные.
Будто чёртик из табакерки на двух призраков из бледной, чахоточной братии вынырнул вполне живой и бодрый мистер Корсплэнд, проходящий в деле в качестве свидетеля под кодовым именем «Двубережный Гадатель» (Кит гордился своей фантазией и кличками, коими наделял всех без исключения участников следствия). Встретить тут своего тайного консультанта Харди не ожидал, а потому сразу же заподозрил. В первую очередь – что Корпслэнда обманным путём заманили в клуб, чтобы убрать его с пути (обвалившаяся крыша вполне вписывается в эту версию и сразу же переквалифицируется из несчастного случая в покушение на убийство), вторым направлением было подозрение самого предсказателя в похищениях. Если быть честным, то Киту нравились обе версии, в них в равной степени чувствовался потенциал, а вот сделать решающий выбор в пользу одной из версий он не мог.
― Синий или красный? ― таинственно шепнул на ухо Патти, тем самым предприняв попытку переложить бремя выбора на хрупкие мёртвые плечи прекрасной спутницы.
В первом раунде внутренней борьбы победила жадность, а потому Харди решил прорабатывать пока обе версии. Защищать и обвинять Корпслэнда одновременно наверняка будет не так уж сложно.
― Восхитительная культурная программа, особенно часть с канапешками, ― Кит вёл допросные беседы на ходу, стараясь пройтись по всем достопримечательным пунктам, озвученным предсказателем.
Мисс Вудроу он предоставил полную свободу слова, действий и хождений сквозь стены. В конце концов, практика показала, что Патти умеет задавать наредкость неуместные вопросы, грозящие ответной информативностью.
― И часто у вас тут бывают гости с того света? ― поинтересовался Харди у гида-добровольца. ― Мне, знаете ли, обещали эксклюзивность, что я буду долгожданной рок-звездой. А на деле выходит, что я так, гастролирующий кантри-певец с подтанцовкой?
Продемонстрировав подозреваемому потерпевшему образную метафоричность мышления, Кит прошёлся мимо гробовой коллекции.
― Достойные экземпляры. Если бы у меня была официальная могила, то я с удовольствием упокоился бы с миром именно в вашем гробу.

+1


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » для тех, кто любит помертвее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC