Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, как ему не повезло


Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, как ему не повезло

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Ричард Рид, Арчибальд Дрейк, боль, кровь и слёзы в остросюжетном драматическо-псхологическом триллере по мотивам классического произведения С. И. Пургенова "Отцы и эти".

Осторожно! Могут, должны и обязательно будут присутствовать сцены физического насилия, сцены морального растления, надругательство над честью и достоинством личности, нарушение прав человека, попрание идей гуманизма и несколько натуралистичных иллюстраций к некоторым статьям Уголовного Кодекса.

29 сентября 1976 г. Смеркалось. В кабинете начальника полицейского управления раздался телефонный звонок...

Отредактировано Richard Reid (21.11.13 07:01:20)

+3

2

...Смеркалось. В кабинете начальника полицейского управления раздался телефонный звонок. Старый аппарат надтреснуто дребезжал на всю комнату, надрываясь на последнем издыхании, словно за героическое исполнение долга ему были обещаны премия и повышение по службе. На пятом звонке окутанная дымным облаком фигура, выглядывающая из-за стола, где стоял телефон, неохотно зашевелилась, издав недовольное «Гм!». Потушив окурок в пепельнице, Ричард снял трубку.
— Да. Зайти ко мне? Сейчас? Хорошо, только быстро. Я очень занят.
Отодвинув в сторону стопку документов, Рид мрачно прикурил вторую сигарету. Ему не нравилось, когда его отвлекали от работы. Ему не понравилось, что звонящей оказалась миссис Потт, куратор по делам несовершеннолетних преступников. Тон женщины Ричарду тоже пришёлся не по душе: похожие интонации ему приходилось слышать от своей жены, и подобное почти всегда предрекало экстренную перемену планов и лишнюю трату времени — например, когда Оливия мягко журила Рида за то, что он снова купил в магазине кашне вместо кашпо или перепутал крем для бритья с кремом для чистки обуви, после чего отправляла незадачливого мужа обратно в магазин.

В дверь постучали. На пороге собственной необъятной персоной, неизвестно каким волшебством втиснутой в невзрачную полицейскую униформу, возникла миссис Потт. За руку дама держала мелкого, тщедушного мальчишку, черноволосого, бледного и с подозрительно умными, внимательными глазами, от проницательного взгляда которых печёнки Рида пробрало холодком.
Нет, он не испугался. Страху в сердце храброго полицейского давно не находилось места — его потеснили жажда справедливости и любовь к жениным пирожкам.
Скорее, то было особо мерзопакостное в своей природе ощущение, какое испытываешь, съев просроченный на один день творог. Вроде бы ничего потенциально ужасного, но нутром чуешь — неприятности, возможно, уже неподалёку.

Ричард поднялся из-за стола, буравя гостей глазами, красными от недосыпа и едкого табачного дыма.
— Какого кактуса... кхм. Зачем здесь этот ребёнок?
Миссис Потт не дрогнула. Как и Ричард, она многое повидала на своём веку; если не больше. Ведь работать с детьми подчас гораздо страшнее, чем с самыми злостными уголовниками. Вооружившись любезной улыбкой, женщина начала быстро-быстро объяснять:
— Его привели к нам в отделение десять минут назад. Слонялся возле книжной лавки, выклянчивал мелочь у прохожих. Он утверждает, что его зовут Арчибальд Дрейк и что у него есть опекун. Хотя кто в здравом уме отпустит такого малютку гулять в одиночку по тёмным улицам? — монументальный бюст почтенной леди угрожающе заколыхался над не менее внушительным животом от охватившего её негодования. Успокоившись, миссис Потт пояснила: — Я позвонила в приют. Они обещали взять малыша к себе, пока мы во всём не разберёмся. К сожалению, моё дежурство уже закончилось; но ведь я не могла оставить крошку совсем одного, без надзора взрослых. Поэтому я подумала, что Вы... Что Вы могли бы присмотреть за ним, пока кто-нибудь из сотрудников приюта не приедет, чтобы забрать его.
— Я?! — ошарашено переспросил Рид. Перспектива почувствовать себя в роли бородатого няня его ничуть не прельщала. — Но я не могу, у меня полно дел. Пусть с ним посидит кто-нибудь другой. Блэйк, например.
— Блэйк на вызове, сэр.
— Найджел?
— У Ханны сегодня праздник в школе, и...
— Понятно, — перебил Ричард  и, не веря сам себе, что произносит это в здравом уме, уцепился за последний возможный вариант: — Тогда... Коралайн, может быть?
Женщина отрицательно покачала головой.
— Хоть кто-нибудь, чёрт побери?!
— Никого, сэр. Только Вы.
Капитулировавший под грузом неутешительных фактов мужчина взял паузу, пытаясь понять, а в той ли реальности он проснулся сегодня утром. Однако Миссис Потт истолковала подавленное молчание Ричарда по-своему:
— Вот и славно! Вы обязательно понравитесь друг другу, мальчики. Уверена, всё пройдёт как нельзя лучше. Арчи, будь паинькой и слушайся мистера Рида, — женщина ласково взъерошила и без того лохматую голову сиротки, после чего с удивительным для своих лет и массы проворством выпорхнула из комнаты, оставив «мальчиков» наслаждаться обществом друг друга. В полнейшей тишине и тяжеловесном молчании. Стремительность, с которой миссис Потт миновала коридор управления и исчезла из поля зрения, убила в Ричарде последнюю надежду предотвратить неизбежное.
Слишком поздно.

Отредактировано Richard Reid (21.11.13 10:39:18)

+4

3

В планы Арчибальда на вечер входило многое, но никак не душевные посиделки в полицейском участке с последующей передислокацией в приют. Как же он, величайший ум своего поколения, умудрился попасть в такую неприятную ситуацию? Эксперимент. Очередное исследование на стыке психологии, виктимологии и естествознания привело мальчишку сначала в паб, затем в самую тёмную и подозрительную подворотню, после – под окна мэрии, ну и напоследок - к дверям книжного магазина. Полученные сведения предстояло обобщить и проанализировать, но вместо того, чтобы заниматься делом в своей уютной коробке из-под холодильника (подарок заботливого опекуна на день осеннего солнцестояния), Арчи был вынужден выслушивать нелицеприятные увещевания и есть конфеты в невыносимых количествах. Тяжело признаваться, но когда Дрейк понял, что обществом миссис Потт ему осталось наслаждаться совсем недолго, вздохнул с облегчением. Кандидатура следующей няньки не могла быть хуже, юное исчадие Ада всё же верил в существование вменяемых людей в стенах полицейского управления.

Надпись на медной табличке, прибитой к двери кабинета, в который уверенным шагом вела Арчи миссис Потт, зоркий глаз разглядел за сорок метров до приветственного скрипа петель. Фамилия, сияющая на табличке, совершенно точно не предвещала ничего хорошего. Само собой, как начинающий криминальный элемент, Дрейк знал, кто такой мистер Р. Рид, как часто он лично патрулировал город по пути домой, почему никогда не смешивал вязание и работу.
Дверь открылась, на пороге кабинета стоял начальник висперширской полиции собственной персоной. В приглушённом свете его тёмный силуэт таинственно обрамляли клубы сизого дыма.
― Здравствуйте, мистер Рид, ― подытожил Дрейк объяснительную тираду миссис Потт.
Мальчик, прекрасно осведомлённый о том, что глава городских полицейских вычеркнул из состава семьи собственного сына, даже не пытался понравиться, произвести благоприятное впечатление. Он просто глядел на опытного копа прямым, равнодушным, немигающим взглядом.
Арчибальд совершенно точно знал, что подход можно найти к любому человеку, вот только сперва нужно хорошенько проанализировать его личность, найти слабые стороны и выработать стратегию. Сейчас на это попросту не было времени. Поэтому, когда шаги миссис Потт стихли на лестнице, молчаливый мальчишка решил действовать неожиданно - прибегнуть к правде.
― Послушайте, мистер Рид, вам не хочется приглядывать за мной, мне совсем не улыбается в очередной раз сбегать из приюта. Мы с вами оба разумные люди и всегда найдём компромисс, ― в животе призывно заурчало. ― За столом переговоров и чашечкой чая. С тем обворожительным песочным печеньем, что так превосходно готовит ваша супруга. Нет, не беспокойтесь, я не слежу за миссис Рид, с печеньем успел познакомиться, пока сидел с дежурными копами, вы, по всей видимости, бережёте фигуру для великих свершений. Похвально, поддерживаю вас в смелом отказе от простых человеческих радостей.

+4

4

Микроскопический офф: брови. Они повсюду. Начинаю подозревать.

Ричард дёрнул правой бровью. Левая было хотела последовать примеру правой, но Рид вовремя пресёк попытку саботажа волевым усилием.
Мужчина был в замешательстве. Его опыт общения с детьми сводился к неудачному отцовству, и в парадигме этого восприятия равнялся, можно сказать, нулю. И все же, опираясь на дедуктивный метод — единственное, что не подводило Ричарда, когда подводило всё остальное, — он догадывался, что маленьким мальчикам не пристало обнаруживать здравомыслие и хладнокровность в ситуациях, где растерялся бы и взрослый. Если бы Рид был верующим человеком, он бы, наверное, даже перекрестился и прочёл «Pater noster»; но от духовной близости с Богом Рид был так же далёк, как Блэйк и Коралайн — от звания лучшего полицейского года.
А вот про печенье Арчи заикнулся совершенно зря. Обсуждать (даже поминать всуе) при Риде стряпню его жены было делом столь же авантюрным и наказуемым, как пытаться заглянуть ей по юбку. Кулинарные достижения Оливии Ричард полагал вещью интимной, предназначенным исключительно для внутрисемейного пользования. И хотя сердобольная супруга исправно снабжала всё управление горячей выпечкой, её муж, в энный раз натыкаясь на знакомые крошки в коридорах подконтрольного участка, делал вид, что те оказались здесь абсолютно случайно. Подчинённые молча жевали угощенье по углам и не отсвечивали. Показушно-показательная игра в прятки, худо-бедно поддерживавшая шаткий нейтралитет, устраивала всех.
В общем, Дрейк уже был на волоске от хорошей воспитательной взбучки или долгой нудной нотации на тему «на-чужой-каравай-рот-не-разевай». Сироту спасли юный возраст, ювенальное законодательство, связывавшее Риду руки, и неожиданно раздавшийся из соседнего помещения шум. Кто-то по ту сторону облезлой стены сильно тосковал по свободе.

— Выпустите меня! Волки позорные! Весна опять пришла, и лучики тепла доверчиво глядят в мое окно-о-о... — затянул простуженный мужской голос, сбиваясь поочерёдно на кашель, сипенье и нервное хихиканье. Ричард мгновенно залился краской гнева, но промолчал. Узник меж тем не унимался, горланя во всю силу связок баллады о нелёгкой тюремной доле. Продолжив хранить гробовое молчание, Рид снёс два куплета «Висперширского централа»; злобно сверкнул глазами, заслышав мотив ненавистного «Гоп-стопа»; но когда до его слуха донеслось фальшивое: «мурка, я твой мурёнок», терпение полицейского лопнуло. Он стукнул по стене кулаком, взметнув в воздух облако штукатурной пыли, и взревел:
— Прикуси язык, Кавендиш! Ещё один звук, и я подобью им подошвы своих ботинок!
За стеной ненадолго стихло. Слышно было только, как перестукиваются морзянкой обжившие камеры крысы. Мужчина раздражённо потёр виски. Сопляк, конечно, прав — нянька из Рида никудышная, да и не до того ему. Но он не мог поступиться служебным долгом. Как же честь мундира? Не говоря уже о сотрудниках приюта, которым Ричард будет вынужден что-то наплести насчёт внезапно пропавшего ребёнка, а это уже попахивает 142 и 159 статьями: дача ложных и введение в заблуждение должностных лиц.

— Прости, пацан, — сказал Рид, не глядя достав и закурив третью за полчаса сигарету. Лёгкие окутал дым, душу окутывали сомнения, погано, словом, было, — не везёт тебе сегодня.
«Да и мне не больше», — подытожил мужчина, хмуро стряхивая пепел на паркет. Необходимость торчать в кабинете, когда он давно должен был быть в камере, выбивать из недоноска Кавендиша свидетельские показания, чистосердечное признание во всяком и обещание больше никогда-никогда не петь в государственных учреждениях, выводила Рида из себя. Но пока с ним этот мелкий гадёныш, заниматься любимой работой не представлялось возможным. Нельзя же просто взять и попросить мальчишку тихо постоять в сторонке, пока дядя-полицейский будет наносить тяжкие телесные вон тому нехорошему гражданину. Из-за стены послышалось издевательское посвистывание. Ричард скрипнул зубами и продолжил давиться сигаретным дымом.

Отредактировано Richard Reid (09.12.13 19:34:45)

+4

5

Что-то из сказанного Арчибальдом произвело на Рида весьма интересный эффект. Воздух в кабинете накалился и стал почти осязаемым. Дрейк явственно почуял, что вот-вот разразится метафорическая гроза совсем не метафорических масштабов. Мысленно прокрутив в голове несколько раз собственный монолог, мальчишка так и не понял, что из всего им сказанного могло возыметь над шефом полиции подобное действие. Информация сия была небесполезна, а потому в дальнейшем ей грозило быть тщательно проанализированной. Сейчас же Дрейку следовало мгновенно перестроить стратегию, чтобы вновь повысить до пятидесяти процентов свои шансы на тихий уход из полицейского участка. И тут из-за стены послышались крики, в скором времени мутировавшие в отвратительное пение. Если и стоило за что-то казнить людей, так это за подобные издевательства над органами чувств окружающих. Воняешь? Смертная казнь. Мерзкий голос? Смертная казнь. Страшная рожа? Смертная казнь. Вот после подобных мер в мире воцарились бы красота и гармония.
У Рида нервишки тоже сдали, не выдержали пытки звуком. Арчи и сам бы сейчас с радостью пнул стену, а ещё лучше – того, кто за ней сидит.
Мальчик пытался затыкать уши, но громкое, надрывное пение преодолевало любые заслоны, пространство и время.
― Уже догадался, до какой степени мне не повезло, ― пробухтел Арчи под нос. Голова начинала раскалываться, отторгая неприятный звук, насильственным путём проникавший в голову. Дрейк бы сейчас всё отдал за вой какой-нибудь бюджетной сирены.
― Кавендиш, вы сказали? ― мальчик отсутствующим взглядом уставился на горстку пепла, украсившую втоптанные в паркет многочисленные следы ботинок. ― Тот ирландец, который раздавал горшочки с лепреконским золотом под тридцать три процента годовых?
Арчибальд старался не упускать из вида криминальных деятелей Виспершира, пусть и беспримерно далёких от аристократии преступного мира.
― Это он так ждёт допроса? Думаю, ваша работа важнее приглядываний за уличным мальчишкой. В конце концов, я же не один такой в городе, а вот Лепрекон – один и вы не должны упускать возможность допросить его как следует.
Попытка сбежать из-под полицейского надзора, прикрывшись чужим чувством долга, провалилась с треском, но Дрейк не собирался расставаться с вменяемостью и дееспособностью из-за какого-то излишне музыкального мошенника.
― Чёрт возьми, мистер Рид, у меня мозг сейчас взорвётся. Давайте, вы его быстро допросите (пару раз врежьте ему по почкам и от меня), а я постою на шухере.
В сложившейся обстановке Арчи был уверен, что сделал Ричарду предложение, от которого невозможно отказаться.

+2


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, как ему не повезло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC