Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » апостроф сокровищ


апостроф сокровищ

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Осень 1976 г.

Самым дорогим сокровищем Дитера Бауэра был его шеф. Ну и ещё рецепт баварских колбасок. У главврача городской больницы с сокровищами дела обстояли получше. Однако клады лишними не бывают. Особенно, если речь идёт о фамильном сокровище Пайтонов, существование которого тщательно скрывалось от Атаназиуса Первого и Единственного всеми членами его собственной семьи. Что же скрывается под толщей плодородной почвы на кукурузных полях? Вход в секретную лабораторию? База инопланетян? Философский камень? Копаем!

+3

2

— Да что это за дрянь всё время норовит хлестнуть меня по ляжке?
Осенью пять часов утра было довольно сложно отличить от двух часов ночи – так же темно, холодно и безлюдно. Хотя вряд ли у общественных масс вообще пользовались популярностью заброшенные кукурузные поля. Разве что у представителей преступного мира и тех, кто имел неосторожность им не угодить.
Атаназиус Пайтон героически продирался через сплошные заросли кукурузы, подпихивая впереди себя исполнительного помощника, вооружённого лопатой. Светило современной висперширской медицины старалось не думать о том, какие химические добавки заставили эту чёртову растительность вымахать до подобных размеров.
— Если узнаю, что какая-нибудь травинка с этого поля попала в мою пищу, быть тебе битым, — Атаназиус натянул поглубже капюшон толстовки и зябко поёжился. Не смотря на свой почтенный возраст и ещё более почтенный социальный статус, одеваться Пайтон-младший предпочитал модно, стильно и комфортно. — Период полураспада любой поганки отсюда равен как минимум годам сорока. Впрочем, тебя бы я тоже есть поостерёгся.
Тут Атаназиус подумал, что ему давным-давно нужно было обзавестись собственным дегустатором. Правда, в отличие от традиций старины, современным дегустаторам пришлось бы лет тридцать ждать проявления всех побочных эффектов, ибо школа отравления уже не та.
Что забыл досточтимый горожанин на нехоженых тропах загородных полей ранним утром? Как известно, все проблемы людей проистекают из семьи.

С трёхчасовым опозданием явившись в особняк Пайтонов на важный до неотложности разговор, Атаназиус наткнулся на бесстрастную физиономию брата, набравшуюся наглости заявить, что у господина мэра, видите ли, встреча, которую нельзя перенести ни в коем случае. Атаназиусу было предложено подождать своего кровного родственника в гостиной, на что доктор Пайтон забаррикадировался в кабинете мэра Пайтона, пообещал не брать заложников и перевернуть всё вверх дном.
Вернувшись в своё рабочее пространство спустя полчаса, Виктор в очередной раз убедился, что Пайтоны своё слово держат. Ни один предмет в кабинете не лежал на отведённом ему месте. В своей мелочной мести Атаназиус был методичен и последователен, но он никак не ожидал, что помимо морального вознаграждения его настигнет ещё и материальное. Выудив из секретного отделения запертого ящика карту, доктор сощурился на участок, отмеченный гербом Пайтонов.

— Сверься с картой, компасом, мхом на своём левом ботинке и скажи, когда мы прибудем на место. В твоих интересах, чтобы это произошло как можно скорее, потому как я начинаю терять терпение и чувствую подкатывающуюся потребность тебя уволить.
Слова подкрепились затрещиной, доставшейся белобрысому затылку Бауэра.

Отредактировано Athanasius Python (07.09.13 23:29:28)

+4

3

Дитер был рад: он всё сильнее сближался с герром Пайтоном. Обязанность забирать начальственное бельё из химчистки - это ли не признак высшего доверия?
И загородная прогулка с любимым шефом укрепила трепетный росток надежды. Перспективы кружили голову.
"Может, даже зарплату выдадут, - думал Дитер. - Хотя бы за семьдесят четвёртый год".
- Какой загадочнен туман накатывайся, - промолвил он вслух. Не зная, о чём говорить, он начинал рассуждать о погоде. Или чистить ботинки, но сейчас, в полевых условиях, это не имело смысла.
Земля чавкала под ногами, ржавчина с черенка лопаты красила ладони, поощряющие тычки в спину вселяли энтузиазм и новые силы для поддержания и без того идеальной осанки.
- Найн, герр Пайтон, ни один травинка! Исключителен зёрна от лучший кукуруз! - бодро отрапортовал он, не выказывая ни одного признака сонливости. Он так и не понял, считать ли нежелание начальника съесть его комплиментом или мягким, покровительственным указанием на ошибку. Если это был укор, то следует немедленно исправиться: озаботиться аппетитным оформлением и встретить герра Пайтона в готовом к поеданию виде. Если же комплимент... тогда яблоко во рту придётся проглотить целиком, зажевать укропом, запить соусом и сделать вид, что это новый тип диеты.
По указанию шефа и его святого подзатыльника Дитер извлёк из рукава карту. Родные очертания Виспершира, напоминающего по форме лёгочную систему, были обрамлены чем-то непонятным, подозрительно лишённым улиц, проспектов и бульваров. Кто-то мог назвать данную часть мира природой, Дитер же считал, что существование всех этих вольных просторов обусловлено исключительно ленью градостроителей.
- Так, я сверяться... Мы выходитовайт из этот закорюк и шествовать к правый край карт, я? - как он ни крутил головой, ориентировке это не помогало. Окружающая картина отказывалась распознаваться в памяти как сколько-нибудь знакомая, мха не было, зато со всех сторон вздымались зелёные роты другой растительности. Дитер невольно почувствовал себя военнопленным. Хотелось бросить лопату, поднять руки и сдаться. Впрочем, герр Пайтон единолично мог победить целую армию одним косым взглядом, поэтому лопату никто не бросал, а руки если и поднимал, то после письменного разрешения.
Полтора десятка шагов - и в тумане проступил чей-то силуэт.
- Я извиняйся, вы не мочь нам подсказайт, как проходить?.. - Дитер осёкся, обнаружив в собеседнике ухмыляющееся чучело. На резной тыкве сидела одичавшая курица и буравила незваных гостей взглядом инквизитора.
Сглотнув, Дитер отошёл в сторону. Повозив пальцем по карте, он обнаружил мушиное пятнышко, очень похожее на чучело сверху и размещающееся совсем рядом с отметкой клада.
- Казайся, это нужный нам место, герр Пайтон. Я начинай раскопки - и да помогай нам Бог.
В животе у Дитера заурчало, и он поспешил замаскировать этот звук тихим мурлыканьем песенки о приключениях Штруделя, что от бабушки ушёл, от дедушки ушёл, от жены ушёл, с работы ушёл и вообще стал отшельником и познал истину.

Отредактировано Dieter Bauer (14.09.13 22:10:54)

+3

4

— Мне всё равно, каких гастарбайтеров ты призовёшь к себе в помощники, только поторапливайся с раскопками, — Атаназиус недовольно чихнул, кашлянул и прокряхтел древний рыцарский гимн. Не нравились старому доктору немецкие напевы, пусть даже исполненные в приятной слуху тональности. Настоящий патриот должен перекряхтеть любой национальный дух, выходящий за рамки юрисдикции Её Величества.
Пока Дитер неумело орудовал лопатой, Пайтон наворачивал вокруг него круги равного диаметра и сверлил землю недовольным взглядом. Предполагалось, что под темномагическим действием этого взгляда почва должна разлететься в стороны, обнажив сокрытый клад. Надежда не оправдалась, земля весьма неохотно наползала на совок и позволяла сменить своё место дислокации.
— Это штыковая лопата, фриц! Знаешь ли ты, как с ней нужно управляться? Конечно, зна-а-аешь. Сколько еврейских трупов зарыто на заднем дворе твоей однокомнатной кладовки?
— Копай с востока на запад, бездарность! Неужели в ваших школах не учат таким элементарным вещам?
— А теперь с юга на север. По диагонали. Крота засунь на место. Земляных червей складывай в эту банку, пригодится для рыбалки.
В достаточной степени отогревшись и взбодрившись, Атаназиус остановился у одной из сторон ямы, которая, судя по начинавшему светлеть небосводу, была западной. Злобно поморгав на перепачканного землёй Бауэра, главврач решительно уснул. Забавнейшая болезнь нарколепсия привнесла в недоброе пайтоновское утро немного белых пушистых кроликов, прыгающих по зелёному лугу среди ромашек-одуванчиков.
Проснулся Атаназиус лицом к пугалу. Сварливо переглянувшись с аборигеном сих полей под мерные звуки соприкосновения лопаты с землёй, Пайтон поджал губы, доведя их практически до полного исчезновения с начальствующего лица.
— Ты-то чего уставился? Тебя сюда наверняка поставил Виктор и поручил дезориентировать мудрейших, величайших и гениальнейших представителей фамилии Пайтон, — беседа с пугалом наверняка могла бы дойти до плавного перехода к рукоприкладству, но внимание доктора очень вовремя отвлекла курица. Затем ещё одна. И ещё две.
— Немецкий мальчик, как ты относишься к курятине? Кажется, нас окружают. Копай быстрее, в скором времени лопата тебе пригодится для кое-чего куроубийственного.
Загадочно сверкнув из-под толстовки пёстрым воротником пижамной рубашки, Атаназиус во всеоружии развернулся к пернатой мафии. Тут-то невидимый тумблер в организме мистера Пайтона вновь перемкнуло на режим сна. Под музыкальный храп главврач так и замер с занесённой для пинка ногой.

+3

5

Происходящее можно было трактовать только как семимильный шаг к блестящей карьере. Подумать только, герр Пайтон пригласил своего заместителя на природу - а теперь они занимаются одним делом и поют! Верный признак того, что вскоре кабинет с табличкой "Главный врач. Не входить - вылечит от жизни!" сменит хозяина. И тогда...
Дитер несколько секунд наслаждался круговертью соблазнительнейших картин, полных превышения служебных полномочий, попирания профессиональной этики и насилия над личностью. Но тут же опомнился. В присутствии Атаназиуса о таком не стоило даже думать. Пришлось пустить по всем каналам мысли о швабских варениках и колбасном супе. Для безопасности. Ну и было приятно хотя бы в своём внутреннем мире видеть еду.
- О какой еврейский труп проходит речь? - Дитер изумлённо поморгал. Голубые глаза на фоне запылённого лица выглядели ещё ярче. - Я брать работу на дом, я, но не из морг, найн, никогда не из лейхенхалле! Весь труп долженствовать лежать на свой мест! - горячо оправдываясь, он продолжал копать под чуткие начальственные указания. Это походило на проведение операции под надзором опытнейшего хирурга, который всё видит, всё знает и, конечно же, ещё по рукопожатию пациента определил, что сердце у него находится справа, - но ни за что не скажет об этом окровавленному паникующему стажёру, пока тот не расплачется.
Схватка с кротом стоила Бауэру рукава от куртки и самоуважения. Чья-то разветвлённая корневая система уничтожила то, до чего не добрался крот. А земляные черви вели себя ну совершенно беспардонно, отняли всю имеющуюся наличность и лишили часов.
Как итог, из ямы на уснувшего Атаназиуса смотрела воплощённая иллюстрация с анти-анти-коммунистического плаката под названием "Угнетённые товарищи шахтёры восстанут и воспылают". Задумчивый взгляд оценил беззащитность старичка и цвет его толстовки, идеально сочетающийся с интерьером ямы. Но Дитер ещё давно выбрал иной путь к Силе и креслу главврача. Поэтому продолжил копать.
И поступил разумно, поскольку проснулся герр Пайтон почти сразу же. Аккурат за две минуты до появления банд-формирования несушек. На опустевшую голову пугала спикировал их предводитель - восхитительный, агрессивный и переливающийся, с острыми шпорами и мощными крыльями. Петух-убийца, петух-царь полей. Стало ясно, куда пропали из окрестностей все лисы и волки.
Первый рассветный луч раскололся об острие его клюва. Дитер крепче сжал штыковую лопату и выбрался наверх.
- Я отвлекать их. Клад быть близко, вы обнаружайт. Но... если я иметь нечто случиться со мной, мочь вы передавай весть майн мутер?..
Кивнув шефу (стальные нервы, спать в такое время) и осенив крестным знамением, Дитер мягко, почтительно, но бесповоротно столкнул его в яму. "И чего столько медлил?" - философски вопросили из глубины души воспылавшие товарищи шахтёры.
Дитер не ответил им. Он вышел навстречу куриному войску.
- Подходить все сразу, куриц швайне!
Вожак трижды прокукарекал, отдавая сигнал к атаке. И бой начался.

Отредактировано Dieter Bauer (23.09.13 12:30:12)

+3

6

На этот раз доктору Пайтону снились смутные времена и дворцовые перевороты. Доктор Брейд был бы счастлив узнать, что его старого однокашника навещают сны о гигантских немецких колбасках, вальяжно пропитывающих своим мясным, с баварскими специями запахом кресло главного врача городской больницы Виспершира. Проснулся Атаназиус от собственного чиха и довольно быстро осознал себя как часть ямы – практически буддистское просветление снизошло на него в то мгновение. В состоянии просветления (кое некоторые по причине необразованности частенько именуют аффектом) мистер Пайтон готов был вгрызться в лодыжку Бауэра и терзать её до тех пор, пока фриц-карьерист не решится отпилить себе ногу. Однако гуманизм и заглянувшая в яму курица спасли незадачливого работника от необходимости приобретать начальству новую вставную челюсть.
— Если что, я тебя прикрою, — Атаназиус благосклонно махнул на Дитера рукой в поистине царственном жесте. Он всерьёз подумывал отобрать у Бауэра лопату для ведения дальнейших раскопок, но потом всё же пришёл к выводу, что против нынешних генномодифицированных кур с голыми руками не выстоишь.
— Начисти им клювы, обдери перья и осени кошачьими консервами!
Копаться в земле голыми руками Атаназиус не собирался. Пошарив обутыми в кеды ногами из стороны в сторону, он почувствовал, что под его аристократической ступнёй оказалось нечто интересное. Уже пободрее раскидав ногой землю в стороны, Пайтон извлёк из плена чернозёма сундук.
Тем временем, Дитер не на жизнь, а на раздевание сражался с птицами. Перья летели во все стороны, хлопанье крыльев заглушало звук загородной тишины, а немец, как оказалось, умел брать впечатляюще высокие ноты.
Повозившись с замком, Атаназиус всё же смог открыть сундук и там его ждал… Сундук поменьше. Оба вместилища выглядели дорого и были явно ручной работы, однако эксклюзивный дизайн, по мнению доктора, оставлял желать лучшего.
— Омерзительно. Кошмарно... Превосходно! — всё новые и новые сундуки выныривали наружу в лучших традициях матрёшки, а их внешнее убранство Пайтон оценивал, как завзятый искусствовед.
Последний сундучок получил наивысшую оценку от гения медицины и рыцаря ордена Спонтанного Маразма. Интуиция подсказывала Атаназиусу, что этот замок является последней преградой на пути к семейному сокровищу. Попыхтеть над пришлось подольше, но взломщик, некогда умерший в докторе Пайтоне, ожил и решил показать бесчувственному механизму настоящую жару.
В таинственном, полном куриных воплей, гаме, замок тихонько щёлкнул. Лёгкий тремор верхних конечностей выдавал волнение Атаназиуса, а ни в коем случае не возраст и не пинту пива, выпитую перед походом. Пайтон открыл сундук, будто пылинку стряхнул. На обитом бархатом дне его ждала ржавая подкова, загадочно посверкивая изъеденными коррозией гранями в лучах заходящегося рассвета.
— Бауэр, ты уволен, — только это обыденное действие могло сейчас восстановить пошатнувшееся душевное равновесие.

+3

7

- Яволь, майн Пайтон! - ответствовал Дитер и приступил к куриному геноциду. А они, в свою очередь, приступили к изничтожению сынов рода Бауэр.
Первой на него накинулась главная несушка стаи. Хотелось верить, что её положение действительно было так высоко, иначе пришлось бы признать: его исклевала, растоптала и отшлёпала крыльями самая простая курица. Издав боевой клич домохозяйки, что со шваброй и бронетранспортёром наперевес атакует паука, Дитер сорвал с себя куртку, набросил её на курицу и пинком отправил обеих в светлеющие небеса.
И остался один против всего лишь семи куриц и петуха. Не то чтобы это утешало.
Они ринулись все разом. Дитер обухом лопаты своротил клюв одной, древком пихнул в грудь другую, отшвырнул третью - но остальные погребли его под собой. Свет застила мешанина перьев. Дитер бешено извивался, пытаясь сбросить с себя этих обнаглевших шницелей, но тщетно. Острые клювы срывали его нежно любимый эпителий вместе с одеждой, десяток когтистых ног топтался по всему телу, а вожак терзал его грудь и рычал.
Дитер, как мог, защищал глаза рукой и безадресно пинался, всё больше преисполняясь покорности судьбе. Так он окончит свою жизнь, разорванный на куски стаей кур.
Он ещё столького не сделал. Не выучил английский до того этапа, когда герр Пайтон прекратит швыряться учебниками и логопедами. Не расписался почерком шефа на контракте по продаже души. Не съел пятнадцать сосисок за один присест, не щёлкнул себя по раздувшемуся животу и не сказал при этом "Боммм!"
Одно радовало: он встретит смерть, до последней капли крови защищая обожаемое начальство. Так на могиле и напишут: "Дитер Хейнкель Бауэр, героический заместитель главного врача по лечебной работе".
И тут герр Пайтон сказал три коротких слова.
- Уволен ист? - переспросил Дитер. - Герр Пайтон сердоваться? Я худо воевать с куриц? Я немедля исправляйся!
В его душе заиграла ария, под которую с неба должны спускаться дородные воительницы в рогатых шлемах. Ослабевшие было руки нашарили оружие - и Дитер вышел на тропу войны. Он махал лопатой, крутил ею в воздухе и наносил меткие удары, рассекал перья, срезал когти, нахлобучивал гребешки на сторону, прижимал поверженных к земле и подбрасывал отступивших вверх, чтоб веселее убегалось. Пух лип к свежим царапинам и покрывающей тело грязи; Дитер всё больше походил на кровожадную подушку со штыковой лопатой. Последним ударом он сшиб вожака, зажал его голову рукояткой и заглянул в налитые кровью глаза. Там можно было рассмотреть ненависть, злобу и... уважение. Долгие две минуты заклятые враги тяжело дышали, взирая друг на друга, после чего Дитер выпустил петуха и поклонился ему.
- Война окончаться. Забирай женщин унд детей. Мы не становайт вас преследовать.
Петух поклонился в ответ, обронив пару перьев.
Дитер обернулся на своего временно-не-начальника. Чумазое лицо светилось радостью. Синяки и ссадины тоже светились радостью. Свисающая плетью рука была в восторге.
- Герр Пайтон, я есть подержать победа! Мочь я возвращайся к свой должность?

+3

8

Дитер сражался героически. Об этой славной битве должны были сложить пару-тройку баллад, дабы воспеть её в летах. Медаль, титул, орден боевой славы – всё это непременно должен был получить мистер Бауэр, будь его великий подвиг был замечен хотя бы одним свидетелем. Хотя бы одним, копошащимся в яме старым маразматиком. Но нет, Судьба в очередной раз решила, что путь Дитера к величию должен быть тернист и долог. Возможно, Судьба тут вовсе ни при чём, и всё дело в карме. Впрочем, эта версия тоже не могла считаться истинной. Справедливее всего было бы сказать, что чёрную полосу, которую из себя представляла жизнь Бауэра после его встречи с доктором Пайтоном, не смогли разбавить даже куриные перья разных цветов и оттенков.
Пока наверху велась кровопролитная битва за власть и территорию, Атаназиус вертел в пальцах подкову и думал. В его седой голове никак не укладывалось, что этот ржавый мусор мог считаться ценностью в его снобистской семье. Наверняка у подобной нелепости имелось здравое объяснение, и главврач намеревался его отыскать, словно зарождающуюся раковую опухоль в организме – не имея никаких фактических данных, руководствуясь лишь интуицией.
Голос, раздавшийся над головой Атаназиуса, привлёк к себе внимание. Заслуженный врач Виспершира опрометчиво поднял голову и получил пару щепоток грязи в лицо из-под поскользнувшейся на краю ямы ноги Дитера.
— Тьфу! — многозначительно провозгласил главврач и вытер рот тканью толстовки.
Меж рёбер знакомо ёкнуло вспышкой раздражительности, затем Пайтона бережно накрыло волной неконтролируемой злости, кою сам Атаназиус частенько путал с интуицией.
Поудобнее взяв добытое сокровище за край, доктор Пайтон подкинул подкову на ладони, перехватил её в воздухе и метко швырнул.

Конечно, к минусам принятого единственно верного решения можно отнести то неприятное обстоятельство, что из ямы Атаназиусу пришлось выкарабкиваться самостоятельно, однако ту необыкновенную лёгкость на душе, что образовалась после применения подковы по её прямому назначению, ничто не могло омрачить. Познав истинную просветляющую силу пайтоновского сокровища, Атаназиус милостиво оставил записку на груди бессознательно устилающего собою землю Дитера и побрёл к автомобилю, припаркованному у кромки бескрайнего пространства кукурузных полей.

«Милчка, поздравляю, ты снова принят на работу!
Но если к девяти утра я не получу на завтрак гренки, обзаведись каской и не снимай её ни в коем случае.
С пожеланиями скорейшего пробуждения,
А.А.А. Пайтон».

+3


Вы здесь » Задверье » чердак; » апостроф сокровищ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC