Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » А зомби здесь тихие


А зомби здесь тихие

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Мы все должны умереть. Но, как выясняется, Мелвин Тодд должен больше всех! Неожиданно у основателя фан-клуба Битлмэна и владельца зоомагазина "Кавабунга!" (достижения именно в таком порядке) появляется враг, который не то чтобы желает его смерти, но просто не хочет видеть его среди живых. И кто как не лучший друг должен помочь Мелвину морально подготовиться к переходу в загробный мир?
Однако мысль о том, чтобы провести вечность вместе с Мелвином, почему-то не очень радует Гарольда Букера, и он прилагает все усилия, чтоб его "лучший друг" задержался в мире живых на подольше.

Отредактировано Melvin Todd (22.08.13 23:42:33)

+2

2

Мелвин Тодд был необычным человеком. Некоторые бы даже сказали – со странностями. С причудами. Или с придурью. Например, стоило бы вам дотронуться до его бластера (что большинство жителей Виспершира воспринимает более чем спокойно), он бы разразился диким визгом и начал атаковать вас первым, что попадется на глаза и в руку – вилкой, карандашом, ножкой табурета, тем самым бластером… И это, дорогие друзья, ни разу не метафора – самым ценным и неприкасаемым в его квартире действительно был бластер от игровой приставки.
В его квартире.
Выходной Мелвина (он нечасто их устраивал, оставляя за старшую, младшую и козла отпущения Хайди, что само собой уже было трагедией, готовой произойти) начался с того, что, почесывая одной босой ногой об другую, он вышел на кухню. Не спрашивайте, как у него получалось ходить, почесывая ногами друг о друга – даже если бы государство решилось спонсировать исследования этого феномена, они не продвинулись бы в своих изысканиях ни на йоту хотя бы потому, что редко кому Мелвин позволяет присутствовать при своем утреннем ритуале прогулочного почесывания. Широко зевнув, Мелвин потянулся в разные стороны, попутно сбив со стола кружку и с холодильника – клетку с Сексшпиром. И если кружка, обиженно тренькнув, просто разбилась, то попугай разразился возмущенным криком, в котором обвинял Мелвина и всю его семью до третьего колена в грехах, которые приличным попугаям знать не положено.
Крик, шум, звон – Мелвин вдруг выпал из происходящего. Он застыл посреди кухни, как был – руки в стороны, прямо-таки вылитый Руди Рудпекер, - и удивленно смотрел на окно, стекло которого отливало зеленой свежей краской. Кто бы ни оставил послание, он явно постарался: буквы были выведены так, чтоб их можно было прочитать, - соответственно, снаружи их писали задом-наперед. Однако Мелвин не оценил стараний своего анонимного друга по переписке – он был слишком занят, пребывая в шоке – там, знаете ли, много достопримечательностей.
Надпись гласила:
МЕЛВИН ТОДД ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ
Он испытал смешанные чувства на этот счет. С одной стороны, зеленый цвет успокаивает, напоминая о весне, скошенной на свежих лугах траве и прохладе леса; умиротворение растекается по вашему лицу, стоит увидеть этот оттенок. С другой стороны, КТО-ТО ХОТЕЛ ЕГО СМЕРТИ!
Горько всхлипнув и прижав ладонь тыльной стороной ко лбу, он принял наиболее мудрое в данной ситуации решение. Он упал в обморок.
Впрочем, сознание отсутствовало недолго, если судить по тому, что шишка на лбу не успела налиться. Мелвин вскочил на ноги и понесся по квартире, яростно выкрикивая имя Гарольда.

Отредактировано Melvin Todd (24.08.13 21:46:39)

+3

3

Гарольд не занимался ничем особенным. Хотя на осях его координат ничего особенно не означало нечто негативное, скорее просто другое, отличное от чего-то особенного.
Сегодня у него был выходной. Обычно в такой день он валялся бы допоздна в постели и сладко потягивался, нежился бы в лучах пробивающегося сквозь полупрозрачные шторы солнца, радовался бы тому, что другие сейчас на работе. Затем по плану были джем, чай и утренней чтение, которое перетекало в дневное, а затем и в вечернее. Вечера Гарольд любил проводить за бутылочкой красного и пачкой сигарет. Эта превосходная компания никогда не надоедала. Какие проказники, какие шутники!
С переменой состояния, слагаемые несколько изменились. Нет-нет, не подумайте, Букер все равно проделывал все тоже самое, но без особого удовольствия.
Чтобы как-то повысить уровень радости в организме, он даже решил пробовать каждые две недели что-то новенькое, хотя сама идея чего-то новенького претила библиотекарю так сильно, что он выл неупокоенным призраком каждый раз, когда делал это. Но, как говорится, клин клином вышибают, мозгу нужно давать пищу (раз уж рябчиков не отведать), да и воров неплохо от дома отгоняет. Поэтому такие вещи, как рисование голышом (он не мог раздеться, так что просто представлял себя нагим), чтение верх ногами, насвистывание под душем, иммитация кошачьего концерта, огуречное варенье и вязание верхом на люстре были доволно таки привычными в его доме каждую вторую субботу нового месяца.
Сегодня было воскресенье.
Оно шло мерно своим чередом, даже успело немного наскучить Гарольду, который парил над своей кроватью с красным балахином и рассматривал потолок, по которому ползла сороконожка. Он принял вертикальное положение, по своему обыкновению отправился в ванную комнату, постоял там, рассматривая свое прозрачное отражение и направился по другим воскресным делам. Видите ли, порядок дел для Гарольда имел свое особое и крайне важное значение. Особенно сейчас, когда ему приходилось страдать вдали от книг и множества людей, которых можно было оскорбить.
Крик застал его в неожиданном положении, которое крайне сконфузило Гарольда. С ненавистью в глазах Букер оторвался от полюбившегося ему занятия и заскользил, злобно скалясь, по воздуху в кухню, откуда и доносился голос.
-Что происходит? Я требую объяснить, кто ты и что делаешь на моей кухне? – заорал Гарольд возле уха Тодда.
Минуту погодя, когда глаза привыкли к буйству красок, Гарольд скинул лишний яд, стабилизировав позитивную заряженность эктоплазмы, он смог разглядеть
- Ааааа, – протянул он, рассмотрел Мелвина, поморщился. - Оооо, – протянул еще раз, когда рассмотрел надпись на окне. - Искусно. Скажи своим друзьям, чтобы больше не играли с моими окнами. А теперь сделай мне сэндвич! Нет, шарлотку. Нет, сделай мне чай на травах и залей его в красивый чайник. Мне нравится как пахнут красивые чайники!
Гарольд пристально посмотрел на Мелвина, подозревая, что тот расстроен и ничего не будет делать.
- Хорошо, просто скажи мне кто это! Тебя оскорблять могу только я. Это миссис Резник? Просто признайся, старая корга действует мне на нервы? Это Билли Марпл? Мальца нужно проучить. Да не переживай так, скорее всего это просто один из твоих клиентов.

Отредактировано Harold Booker (01.09.13 01:15:54)

+2

4

Вот смотрите. У каждого есть страхи, так? Кто-то боится птиц, кто-то боится клоунов, кто-то боится птиц-клоунов. Мелвин тоже боялся – не птиц (это было бы смешно), но смерти. На самом деле он был уверен, что у него, как в видеоигре, есть несколько жизней, которые просто сгорают. Этой теорией он ни с кем не делился, но и проверять ее на практике не спешил. Так, на всякий случай.
Гарольд возник из ниоткуда. С ним это часто случалось.
Вид у Гарольда был такой, словно на него сзади налетел курьерский поезд, когда он мирно собирал на рельсах ромашки.
При виде происходящего он поморщился, что случалось с ним еще чаще.
Классифицировать поморщивание непросто, но конкретно это поморщивание любой эксперт сразу определил бы как поморщивание презрительное, порожденное созерцанием бездны, до которой человеческая натура способна опуститься, а если учесть, что они были на втором этаже и надпись на окне была сделана снаружи – то подняться.
Мелвину хотелось кого-то обнять и прорыдаться ему в грудь, приправляя рыдания возгласами «О как я молод!», «Я не хочу умирать!» и «Пу-пу-пи-ду!». Да, все с восклицательными знаками. Впрочем, обнять Гарольда было проблематично, так что Мелвин вполне рассматривал повторный обморок как запасной вариант.
- Я не знаааааю! Ну кто, кто может желать мне смерти? У меня совсем нет врагов. Я же солнышко!
Впрочем, он быстро взял себя в руки – он ведь все-таки был мужчиной. Сейчас было время действовать! И если кто-то и мог ему помочь – так это Гарольд. Гарольд по натуре был призраком мыслящим. Большую часть времени, если только он не матерился или не висел над диваном, Гарольд прогуливался с наморщенным лбом и разгадывал космические тайны.
- Гарольд, скажи мне, скажи честно и не таясь. Каково это – умирать? Ты знаешь, я сильный и судьбу свою приму достойно. Я просто должен знать. Я просто хочу подготовиться.
Это же и дела надо в «Кавабунге!» передать. И завещание написать. И Трише Оз прощальное письмо написать. И костюм из химчистки забрать. Ой, сколько всего-то.
- Я знаю, весь я не умру. После меня останется мое дело. Фанклуб Битлмэна!
Он прокашлялся.
- Так вот, расскажи мне о душе. Что с ней будет? Останется только она? А я смогу читать мысли людей и видеть в темноте? Я при жизни был очень хорошим человеком, а что, если моя душа сразу же отправится в рай? Ах, оставь мою душу в покое. Она мне как раз впору.
С грустным возгласом тигра, застигнутого на вершине горы туманом, он уселся на стул и уронил голову на руки.
- Гарольд, ты обязан мне помочь! Мы же лучшие друзья!

+3

5

- Я не знаааааю! Ну кто, кто может желать мне смерти? У меня совсем нет врагов. Я же солнышко!
При жизни Гарольд старался избегать ответов на провокационные вопросы, сейчас же такая необходимость отпала, так что можно было расправить крылья, подключить логику, дедукцию, слухи и сполна ответить на ложное утверждение правдивым.
- Это мог быть Бэнни, которому ты продал кусающегося хомяка, миссис Резник, которая в качестве «какого-нибудь милого питомца» получила змею, те люди из соседнего магазина, которые постоянно жалуются на попугаев и человек из администрации с новым любимцем – вороном-сквернословом.
Гарольд посмотрел на Мелвина и решил не подливать масла в огонь, он бесшумно двигался по кухне, размышляя о том, как сейчас прекрасно в библиотеке, как далек он мог быть от этих проблем, если бы однажды не предложил случайному прохожему выпить стаканчик красного (и это был даже не господин Тодд). Его размышления прервал голос Тодда, который поднял совершенно неожиданную тему. Казалось, из ряда вон выходящую, вопиющую и на голову не натягивающуюся – жизнь после смерти. По правде сказать, Букер и при жизни-то не особенно верил в эти росказни, а сейчас и подавно. Нет никакой жизни после смерти и его неоспоримое здесь присутствие абсолютно ничего не доказывает. Уже некоторое время библиотекарь старался убедить всех в том, что он просто воспоминание, и при этом специально вел себя как можно хуже, чтобы действительность не отличалась от того, к чему все привыкли.
- Гарольд, скажи мне, скажи честно и не таясь. Каково это – умирать? Ты знаешь, я сильный и судьбу свою приму достойно. Я просто должен знать. Я просто хочу подготовиться.
- Умирать не очень сложно, это быстро – раз-два и ты уже паришь над своим гробом, а какой-то идиот приделывает красный цветок к твоему черному погребальному костюму. Готовить можно заранее, нужно все продумать, должен быть костюм и туфли одного цвета...Постой, – внезапно до него начала доходить стращная правда. - Ты хочешь подготовиться...к смерти?
Гарольд уже не слушал то, что лепетал Мелвин, наверняка там было много лишних слов и очевидные утверждения, что-то о его бесполезном фанклубе и сопливые признания. Вот это все великолепие могло остаться в его квартире навсегда. И, говоря «навсегда», он имел в виду именно всегда – бесконечный поток времени, все меняется, а они нет, в их квартиру кто-то заселится, Мелвин будет обучать нового владельца магазина и председателя фанклуба, надоедать ему каждое утро, петь в душе, века будут сменяться, а они останутся вместе...вдвоем...вечно.
- Мы же лучшие друзья!
Эктоплазма Букера плотнела с каждой новой мыслью, внезапно он повернулся к кухонному столу и смахнул с него несколько мисок прямо на пол.
- Полегче! – заорал Гарольд, но тут же сделал над собой усилие и успокоился.
- Ты не умрешь, я не допущу, ведь мы же лучшие друзья, правда? – этот парень однажды уехал, но и на эти 12 часов он не оставил библиотекаря в покое, оставив ему записку, позвонив и прислав открытку из поездки, вечность – не была вариантом. - Посмотри на меня, Мелвин! Ты сейчас же должен вспомнить, кому сделал что-то плохое в последнее время и не просто эти твоя «я же хотел как лучше», а действительно плохое. Хотя, с другой стороны, – он  поднял глаза к потолку, - это может быть и Кардиолог. Но я не слышал, чтобы он оставлял записки. Сейчас я выйду посмотреть на надпись снаружи, а ты вспомни и запиши.
Призрак приблизился к окну, пролетел сквозь него и остался висеть на улице, разглядывая надпись.

Тем временем в дом тихо ворвалось несколько человек в масках, они надели мешок на голову Мелвина, связали его и доставили в подвал. Помещение само по себе не могло сказать ничего о здании, в котором находилось, там было довольно-таки темно, дверь закрыта снаружи, а на полу лежало несколько предметов: воронье перо, восковая свечка, спички, блестка и сырая морковь. Руки и ноги у Мелвина были развязаны к тому времени, как он остался один.

+3

6

Ух ты. Кажется, его похитили. Опять.
Прошлый раз, когда тело Мелвина оказалось захвачено, но дух не сломлен, в городе окрестили «Похищением века», и плевать, что так его называл один лишь Мелвин, а остальные проявляли ярую настойчивость в неверии, будто его вообще похищали, а зачастую вообще отказывались слушать эту историю.
Но нет, это все была правда, разве хоть раз Мелвин что-то соврал, что-то приукрасил? Разве только тогда, когда пригласил Тришу Оз проверить камин, а оного у него в доме совершенно случайно не оказалось. Но речь не об этом, а о том, что однажды Мелвина похитили инопланетяне.
Дело было так. Он со своим приятелем по фан-клубу Битлмэна Руфусом (сыном миссис Резник, дружба с которым стала камнем преткновения и причиной явной нелюбви последней к магазину «Кавабунга!» в целом и Мелвину Тодду в частности) возвращался из паба. Они-то из паба вышли, но паб не вышел из них, поэтому Руфус был слегка не в себе и историю эту не запомнил, а то что он говорит, будто тащил храпящего Мелвина на себе до дома, так это он врет. Мелвин не храпит. И не имеет обыкновения разъезжать по улицам на спинах отпрысков миссис Резник. И вообще.
Так вот, была поздняя ночь, и Мелвина похитили инопланетяне. Они хотели использовать его в своих экспериментах для размножения почкованием. Но Мелвин от них отмахивался и говорил, что у него уже есть возлюбленная и если он кому-то и отдаст свои почки, то только ей. Инопланетяне обиделись и отпустили его. Вот так любовь остановила вторжение инопланетян и спасла весь Виспершир от космических захватчиков.
Конечно, Мелвину в городе никто не поверил, но его это нисколько не смутило – не в первый раз толпа отвергала героев.
Возможно, его старые зеленокожие друзья вернулись?
Мелвин сорвал с себя мешок и бросил на пол, затем стащил через голову пижамную рубашку и замер. Действовать нужно было быстро. Эти марсиане только и ждут, когда ты расслабишься, чтобы получить свое.
- Эй, я знаю, что вы где-то здесь! – он поднял кулаки на уровень лица. - Надеюсь, вы любите китайскую кухню, инопланетные захватчики, потому что сегодня в меню «цыпленок кунг-фу». Наедитесь до отвала!
Мелвин изобразил что-то, напоминавшее стойку каратиста: одна рука вытянута вперед, другая сзади. Он был похож на кактус из мультфильма. Вы бы удивились, как это ему удалось махнуть руками так быстро, что они со свистом рассекли воздух — но потом бы поняли, что он издал этот звук ртом.
Комната ответила ему тишиной. Он постоял пару секунд, повертел головой – ничего не происходило. Тогда Мелвин поднял рубашку, надел и как ни в чем не бывало пошел к центру, где лежали оставленные захватчиками предметы. Мелвин чиркнул спичкой и с третьей попытки понял, что поджигать надо не морковку, а свечу. Комната наполнилась слабым, но мягким светом и морковным хрустом. Перо оказалось у него в волосах. Если выживать, то выживать как настоящий мужчина, как выживали индейцы – Тень Ночи, так он себя назовет. Но настоящему мужчине никогда не помешает капелька гламура, так что в дело пошла и блестка.
Подняв подсвечник на уровень лица, Мелвин обошел комнату, очень похожую на подвал, или на чердак, или на любое другое помещение в здании.
- В любом случае, меня скоро начнут искать, - сказал он сам себе вслух. – Кто-нибудь обязательно поднимет панику. Гарольд, например. Или Хайди. Или Руфус. Ой-ой-ошеньки… Кажется, я здесь умру.

Отредактировано Melvin Todd (05.09.13 23:20:51)

+3

7

Все это было весьма любопытно. Гарольд успел разглядеть, что надпись была сделана зеленой краской и весьма неаккуратно, будто трясущейся или детской рукой. Но как ребенок, старик или очень испуганные ребенок и старик забрались на второй этаж снаружи здания с ведром краски? Ответ на этот вопрос он нашел, когда заметил лестницу аккуратно прислоненную к торцу дома.
- Любопытно, – протянул он, вознамерившись потереть подбородок, но вспомнил, что это невозможно, и разозлился.
Спустившись на мостовую, Гарольд исследовал лестницу. Возле нее как раз стояла краска фирмы «Радуга» и валялось воронье перо.
- Весьма любопытно, – еще больше разозлился Букер.
Значит, все-таки это дело рук человека из администрации. Круг подозреваемых стал уже и это прекрасно. Но что такого мог сделать блаженный Мелвин этому человеку, кроме продажи питомца? Ворон-сквернослов не такой уж и плохой компаньон, если вдуматься. Ведь что в нем плохого, по большому-то счету? Ну, разве только то, что эта поганая птица гадит везде...и сквернословит. Да, лучше бы Мелвин подсунул этому клиенту свинью. В прямом смысле слова.
Гарольд исполнился решимости и вернулся в квартиру, но в ней уже никого не было. Он не мог поверить своим эктоплазменным глазам. Мелвин никто не уходил без завтрака, ведь это важная часть дня и еще какой-то бред связанный с Битлмэном, в который библиотекарь даже не вникал.
Если сотрудник администрации решил, что сможет отобрать у Букера вечность в одиночестве, то он связался не с тем призраком! Дело оставалось за малым - найти то место, куда увезли его друга. Мерцая от злости, призрак направился в магазин красок, лаков и обоев на Угловой улице, где устроил погром и допрос с пристрастием, обвинениями в укрывательстве возможного убийцы и выяснением того, кто же купил зеленую краску на днях.
Журнал покупок указывал на владельцев соседнего с "Кавабунгой" магазина.
- Здесь замешаны все! - Гарольд схватил продавца красок милого Кенни за ворот и, отпустив, молча покинул здание.
Оказывается, что у человека, который все это время называл его своим другом, гораздо больше общего с Гарольдом, чем они оба думали. Ну, раз уж такое количество людей желает ему смерти.
Призрак направился к выясненному месте, где тем самым временем со скрипом открылась дверь в подвал, куда чья-то трясущаяся рука забросила банку с вареньем и термос с чаем, а следом и пару печенек.

+3

8

Что-то ударило Мелвина по голове и он взвизгнул. Не как девчонка, нет. Очень мужественно. Просто тонко и высоко. Освещая путь свечой, он исследовал подачку таинственного похитителя. Мелвин обнаружил, что ему дали: банку его самого нелюбимого варенья; печенье, которое потом тяжким грузом окажется на бедрах и помешает ему влезть в кожаные штаны; а термосом с чаем его вообще чуть не убили – шишка на лбу уже набухла и начала болеть. В общем, похититель явно издевался над ним.
Мелвин сел на пол, прижал колени к груди и обхватил их руками. Спустя пять минут до него начало доходить, что до этого момента он понятия не имел, что такое скука. В его жизни выпадали минуты менее интересные, чем другие, но ничего, похожего на эту агонию. Чтобы хоть как-то разбавить всепоглощающую тишину, Мелвин сказал сам себе:
- Нужно действовать! Я не погибну здесь вот так, без борьбы. Я буду сражаться до последнего и испробую все варианты.
И встал, и испробовал.
Мелвин толкнул дверь своей тюрьмы, и она открылась. Воодушевленный, он вышел наружу, в свет. Он смотрел в глаза смерти – и она моргнула; он одержал победу в этой битве. Но впереди еще – война… и все в таком же духе.
Кстати, о духах. Стоило ему выйти из подвала и оказаться на лестничной клетке, как он нос к носу столкнулся с Гарольдом – если, конечно, уместно говорить о наличии носа у последнего.
- Где ты был? Я там умирал! – драматично воскликнул он. – Они морили меня голодом и издевались! Ууу, жестокие… - Он откусил печеньку.
Прожевав, Мелвин продолжил:
- Это война, Гарольд. Они объявили мне войну. И знаешь что? Я к ней готов. Я буду во всеоружии, когда они нанесут следующий удар, потому что теперь я знаю, чего ожидать. Предупрежден – значит… как там дальше? Забыл, ну да ладно. Мне понадобится два литра зеленой гуаши, тени для век, кожаная куртка с заклепками, банка оливок, самый стойкий лак для волос и взбитые сливки. Застанем их врасплох!
Мелвин хитро усмехнулся и потер руки. Он стоял на месте, от нетерпения немного приплясывая и переминаясь с ноги на ногу: он был готов к действиям. И выпил слишком много виноградного сока вчера вечером.

+3

9

Гарольд Букер был целеустремленным призраком и ничто не могло остановить его на пути. Он промчался по всему городу, одних прохожих с толку, а других с ног. Снежинки взвивались причудливым вихрем под его ногами и ложились серебристым узором на грязную мостовую. Мыслительный процесс было не остановить, в какой-то момент Гарольд поймал себя на мысли о том, что ему крайне интересно отгадывать такоо рода загадки и лучше бы Мелвину почаще угрожали смертью, но тут же одернул себя, пришел в норму. Ведь это человеческая жизнь, нельза даже думать о таких вещах. Хотя, в другой стороны, кто ему запретит? Букер пожал плечами и продолжил мечтать о карьере сыщика, которую он мог бы сделать, не будь он таким любителем книг и и таким противником счастливых концов.
Домчавшись до нужного места, призрак притаился. Вдруг недоброжелатели уже ждали его и приготовили контратаку? Пока на горизонте все было чисто. Уже воображая себя героем блокбастера, Гарольд пробрался в здание, прошел по коридору и...
- Нет, – коротко сказал он, - нет, – повторил протяжней, - неееееет, – взвыл на весь дом.
На полу перед ним были разбросаны книги в хаотичном порядке. Некоторые из них валялись раскрытыми, на некоторых страницах виднелись следы от чьих-то грязных ботинок.
- Какое коварство! – глаза Гарольда горели, а эктоплазма набирала мощь.
Он уже собирался перевернуть вверх дном весь этот магазин, как откуда ни возьмись появился Мелвин в том же виде, в котором он пропал из квартиры Букера.
- Где ты был? Я там умирал!
- Я вычислял преступное логово, – со всем возможным пафосом заявил он
Мне понадобится два литра зеленой гуаши, тени для век, кожаная куртка с заклепками, банка оливок, самый стойкий лак для волос и взбитые сливки.
Гарольд был уверен в том, что это война, только вот объявлена она была не Мелвину, а ему. Сначала угроза проведения вечности в компании с Тоддом, потом эта засада с книгами. Так просто оставлять нельзя.
- У нас есть карандаш, нотка, твоя одежда и плакат «С Днем рождения!», который я видел на входе, подойдет. Но сначала убери свое хрупкое тело с прохода и спрячься за меня, – хотя, с другой стороны, это не особенная защита, ведь сквозь Гарольда в Тодда могут метнуть ножом или вилкой, или даже котлетой, кстати, такое уже случалось. - Ты прав! Это война, я отомщу за тебя, – сказал он, а сам покосился на изуродованные книги на полу.
Дверь внезапно распахнулась, с дикими криками, хлопушками, шарами и конфети в комнату ворвались люди. Это был высокий худой человек из администрации, миссис Резник, парнишка с хомяком и близнецы владельцы магазина, в котором они сейчас находились. На прилавок спикировал ворон-сквернослов и выдал утреннюю порцию сквернословия.
- Назад! Если кто-то и убьет его, так это буду я, – заорал Гарольд.

+3

10

Противоположности притягиваются. Вот и у них с Гарольдом было мало общего: Мелвин всегда одевался модно и ярко, а Гарольд был потертым, как заплатка; Мелвин умел разговаривать с животными и людьми (если они, конечно, не были Тришей Оз), Гарольд же лишал и тех и других дара речи; прическа Мелвина была средоточием красоты, изящества и гламура, тогда как у Букера на голове умерла в мучениях ворона; Гарольд чах на книгами, а Мелвин обожал комиксы. Ну и главное, конечно: Гарольд был мертв, а Мелвин, невзирая на обстоятельства – буквально-таки вопреки им! – жив. И намеревался продолжать в том же духе. Однако в одном они были схожи: беззаветно, страстно и с полной самоотдачей оба они любили Мелвина Тодда.
Так думал сам Мелвин Тодд.
Хотя, возможно, у Гарольда было свое мнение на этот счет. С которым Мелвин предпочитал не считаться.
- А знаешь, я бы тоже мог стать библиотекарем. Но у меня оказалась хорошая наследственность.
Неожиданно распахнулась дверь – и Мелвин, уверенный, что на него набросится по меньше мере стая голодных орангутангов-каннибалов, взвизгнул и прыгнул Гарольду на руки. И все бы ничего, но руки Гарольда, как и сам он, были прозрачны, нематериальны, эфемерны – в общем, не было этих рук. Так что Мелвин упал на пол, больно ударившись копчиком.
Он крепко-крепко зажмурился и прикрыл голову, защищая средоточие красоты, изящества и гламура. Знаем мы этих орангутангов, они всегда метят в самое больное.
Однако в ближайшие секунд десять-пятнадцать ничего не происходило, что дало Мелвину храбрость приоткрыть левый глаз и взглянуть на мир вокруг себя.
Мир продолжал существовать. И был вполне себе материален. И Мелвин был до сих пор жив – потому что если в загробной жизни вы можете чувствовать, как ваш копчик жалуется и скулит и собирается покинуть вас из-за плохого с ним обращения и найти себе приемный организм, то что-то с этим миром не так, вот что я вам скажу!
Он расхрабрился и открыл правый глаз. Некая мысль, тщетно пытавшаяся достучаться до сознания Мелвина, вконец отчаялась, не выдержала и пустил в ход молоток. Яркие праздничные колпаки. Хлопушки. Торт. Повсюду рассыпаны конфетти. Воздушный шарик, взмывший в потолок. Огромный плакат «С днем рождения, Мелвин!». Хм-м-м… Что бы все это могло значить?
Он поднялся на ноги, подозрительно огляделся. В комнате было полно людей, и все улыбались ему так искренне и радушно, что было очевидно: они не собираются его убивать. Они планируют что-то похуже!
- Сюрприз-вечеринка на день рождения! – Мелвин захлопал в ладоши. – Только он у меня через два месяца. И другого числа.
Сексшпир недовольно посмотрел на него – мол, не зли меня.
- Ой, ну да ладно, празднуем, ребята! – поспешил исправиться Мелвин.
Второй такой сюрприз-вечеринки он уже не выдержит.

+3


Вы здесь » Задверье » чердак; » А зомби здесь тихие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC