Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 5.8. о вреде чтения


квест 5.8. о вреде чтения

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Городская библиотека, два часа дня. 19 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Гарольд Букер, Клементина Кане, Вивьен Блэквелл, Лиселотта Нуар.
Благополучно избежав участия в постановке бестселлера Траура Венковича, Клементина Кане была совершенно свободна. Все послания тайному поклоннику были написаны, все ненужные или недостаточно нужные вещи - выброшены, все курсы повышения квалификации пройдены. И направилась прима в библиотеку, нужно же поискать новые рифмы к имени соперницы, прочитать какую-нибудь трагичную историю о любви балкона к кухонному подоконнику и поразить всех неотразимой собой.
Лиселотта Нуар и её фотоаппарат преследовали Клементину - известнейшую из актрис цирка-театра. Если удастся поймать удачный кадр, страницы светской хроники украсятся прекрасной статьёй из жизни знаменитых. А некая демоница получит премию от начальства. Ради таких целей можно и в библиотеку пробраться.
Тем временем Вивьен Блэквелл шла напитаться антидетективного чтива о сокрытиях преступлений. Вычитала ли она нечто предвещающее смуту в Книге Тайн и направилась ли в библиотеку специально - никому не известно. Если вы знаете, что написано в этой Книге - проверьте себя. Кажется, вы не существуете.

У всех троих были вполне жизнеспособные планы на день. Но в них внёс существенные коррективы странный субъект, который прошёл по улице мимо каждого из них и прицельно выдохнул дым, пахнущий не столько табаком, сколько неприятностями. Сразу же после этого всё пошло наперекосяк. Прохожие ни с того ни с сего вдруг сделались очень агрессивными, то и дело вспыхивали локальные ссоры. Каждый вёл себя так, будто нашёл своего извечного врага - и избрал в этом качестве именно мисс Кане, мисс Блэквелл и мисс Нуар.

С трудом добравшись до цели, Клементина, Вивьен и Лиселотта попадают в ещё более сложное положение. Мало им обычных препон господам читателям от Гарольда Букера, так ещё и периодически появляющиеся в библиотеке возмущённые граждане активно пытаются разобраться с ними по-своему. Но почему? За что? Долго ли воспылавшая гневом бабулька будет махать своей клюкой, прежде чем устанет и вспомнит об убежавшем молоке?
На эти вопросы может найтись ответ в памяти Гарольда, если он вдруг захочет помочь. Или - в самой библиотеке, если у атакуемых героев найдётся время для чтения.

Очерёдность: Клементина, Лиселотта, Гарольд.

Примечание 1: где-то на самой верхней полке самого древнего стеллажа хранится книга, в которой описывается подобная ситуация. Называется она "Апокалипсис для чайников" и подробно перечисляет все симптомы грядущего Армагеддона.
Примечание 2: просим принять к сведению, что в городе свирепствует загадочная болезнь, поражающая Наблюдателей и заставляющая их терять маскировку (подробнее в квесте 5.3.).
Примечание 3: ожидаются мастер-посты с явлением Очень Гневных Горожан.

+3

2

Итак, роль досталась не ей. Была ли Клементина расстроена? Ничуть. Уже сейчас актриса точно знала, что новую постановку ждет провал. Вот и пусть Иветт - привет от старых штиблет - отдувается, а Тина проведет денек, полностью посвятив его самосовершенствованию. Самосовершенствоваться актриса решила в местном храме поэзии и прозы, отдав предпочтение любимейшей своей музе Пельмонене.
В общем, в библиотеку актриса отправилась в довольно бодром расположении духа. Встречая по пути знакомых, Клементина непременно с каждым вежливо здоровалась, благосклонно улыбалась в ответ на комплименты поклонников и смущенно тупила взор, когда кто-нибудь выражал сожаление по поводу упущенной роли.
Весь настрой вмиг испортил неизвестный господин, который, не говоря ни слова, подошел к девушке и бесцеремонно выдохнул ей дым прямо в лицо. И так же беззвучно удалился.
- Это возмутительно! - воскликнула проходящая мимо миссис Боткинс - совершенно очаровательная старушенция, проживающая недалеко от дома Тины.
- Совершенно с вами согласна, - с жаром поддержала ее актриса, - надо же, каков наглец! И табак у него отвратительный.
- Возмутительно! - повторила старушка, вскинув в обвинительном жесте перст указующий. Указывал он точнехонько на Клементину. - Вы! Как вы могли выкинуть ваши газеты в мой мусорный бак? От вас, юная леди, я такого никак не могла ожидать. А с виду такая приличная девушка.
- Что? - актриса опешила от столь несправедливого обвинения, - да я вообще скгодня газет не читала. Ни одной строчки.
Миссис Боткинс даже слушать ничего не стала, лишь продолжала обвинчть молодежь во всех смертных грехах, так что Клементине оставалось лишь плюнуть и отправиться дальше.
- Смотри, куда прешь! - девушка совершенно случайно врезалась в здоровенного вида мужика, хотя, поанализировав ситуацию позднее,актриса могла бы дать голову на отсечение, что он сам бросился ей под ноги. Но сейчас спорить с этим здоровяком девушка не решилась, опасаясь за целостность своей бренной оболочки.
- Простите, сэр, виновата, сэр, - затараторила Клементина, как можно скорее стараясь увеличить расстояние между ней и мужиком.
Дальнейшая дорога до библиотеки превратилась в настоящий ад. Практический каждый встречный-поперечный бросал в ее адрес какие-то малопонятные обвинения либо же смотрел так, что Тине самой хотелось надавать себе пощечин. В какой-то момент девушка решила развернуться и пойти домой, но до библиотеки оставалось совсем немного. И вот так, пройдя стезей боли и страдания, Клементина добралась до места назначения и в библиотеку практически влетела, ища спасения за толстыми стенами здания и книжными стеллажами. Лишь закрыв за собой дверь девушка перевела дух.

+4

3

Гарольд смотрел в окно и обдумывал новую систему организации раздела орнитологии в библиотеке. Эта система будет куда лучше, чем существующая, а также безусловно и бесповоротно изменит представление читателей о столь мало затрагиваемом аспекте человеческих знаний.  С другой стороны ему было плевать на самих читателей. Книги – вот, что имело значение!
Мысли о птицах заставили Букера вспомнить о недоразумении, с которым ему приходилось делить квартиру, будучи неспособным физически выпихнуть его на улицу к обожаемым крысам, блохам и дождевым червям, а еще тому пчелиному гнезду, совершенно недавно появившемуся над крыльцом.
Гарольд вздохнул и повернул голову на шум.
Перед ним стоял юный читатель или человек, который собирался стать таковым, т.к. прежде библиотекарь его здесь не видел. Возможно тот был заядлым любителем историй о Битлмене, как его дурацкий сосед, который был ба в два раза более дурацким, отрасти он бороду.
Впрочем сейчас не об этом.
- Хэй, хэй! У вас есть книжка про этого парня, который был в воде и за ним гонялись эти люди. Вроде бы Шмоби Бик его звали, мне пацаны сказали – такой триллер, такое напряжение?
Букер устало глядел на парня, который жевал казинак прямо в его библиотеке.
- Ты уверен, что это предложение стоило начинать с «хэй, хэй»? – Гарольд вскипал от злости, крошки тем временем падали на пол, откуда непременно могли попасть на книги (каким образом он не успел прордумать, но это и не требовалось, красная тряпка перед быком выброшена).
- Ээээ, – озадачился парень.
- Что ты здесь вообще делаешь со своим маленьким казинаком? Пришел сюда поесть? Это тебе общественная столовая? Где ты находишься?! Говори, кому говорят, говори! – Гарольд говорил со всем возможным презрением, на которое был способен, если бы он был жив, непременно оплевал бы собеседника, с такой силой вырывались слова из его глотки.
- Я просто хочу прочесть книгу, – лепетал парень.
- Да что ты знаешь о книгах, щенок?! Ты знаешь, как трудно их хранить, знаешь какие они хрупкие? Почти такие же хрупкие, как и ценные, – внезапно на средине собственной речи Гарольд завидел охранника, - - эй, Дживс, если мне не изменяет память, здесь нельзя находиться с едом, – охранник немедленно отреагировал, лишив парня малейшего шанса на образование.
Букер был горд собой. Он не позволит, чтобы такие как этот избавляли возможности насладиться чистой книгой людей, женщин и детей.

+5

4

День как-то не задавался с самого начала (в который раз за месяц, к слову) — то ли Бог все-таки есть и теперь наказывает Винсента за все плохие поступки, который тот совершил за последние сто двадцать лет; то ли Дьявол решил немного развлечься. Черт знает. Проще говоря, день начинался плохо. Кто-нибудь мог бы заверить, что Бретт встал не с той ноги. Нет, вовсе нет. Если быть точнее, то он вообще не с ног встал — он просто упал с кровати, а там, встав на четвереньки, поднялся. Демон, конечно, не был рад такому раскладу, но всякое случается. Самое интересное, что кровать вроде как была двуспальной, посему места ему всегда хватало; к тому же спал преимущественно посередине, как царь. Падал с постели он крайне редко — обычно в пьяном виде. Однако всякое бывает.
Зная, что зарядка для слабаков, Винсент направился прямиком на кухню — завтракать и отгонять остатки сна кофе. Он пожарил себе стандартную яичницу с беконом и налил себе какого-то кофе — это был "подарок" одного из "клиентов" парня. Вроде как Бретту ещё не доводилось пробовать такой кофе — чудной какой-то был, редкий. Ну и решил он испытать судьбу и попробовать этот кофе. Отхлебнув немного, вор подумал, что отвратительнее напитка никогда не пробовал.
— На вкус, как фруктовый кефир, — поморщившись, буркнул Винс и вылил содержимое кружки в раковину. Нет, такую дрянь он пить не собирается. Уж лучше воды попить или чаю на крайний случай. Налив себе старого чая, Винсент вроде бы успокоился, отпил немного — чай оказался с плесенью. "Мать твою, да что сегодня творится?" — изумился демон и начал плевать в раковину. Содержимое чашки опять отправилось в канализацию — нечего такой дряни делать у него в кружке. В конце концов, парню пришлось довольствоваться старой доброй водой из-под крана. Она, конечно, была не такой уж и вкусной, к тому же немного опасной, но ему-то какое до этого дело? Ему все равно.
Ещё сутки назад Винс знал, чем займется сегодня — отправится в библиотеку, которая, по слухам, лишь прикрытие самого большого денежного хранилища в городе. Откуда он узнал об этом и как — политическая тайна. Но об одном стоит знать точно — источники в какой-то мере достоверные (хотя, конечно, всецело и полностью он им не доверял). По этой причине он не видел смысла в том, чтобы отказываться от возможности срубить куш. Действительно, какой нормальный вор может отказаться от возможности пополнить свои богатства? Тем более, Липтон, скорее всего, не побывал в той библиотеке. Такие люди, как Монтгомери, и читать-то вряд ли умеют, не то что по храмам знаний шляться. Ему, наверное, и в голову не придет, что демон может заглянуть и туда. Почитающие Бога — а Бретт был просто уверен в том, что Липтон верующий, ибо никто не может так бесить, как эти фанатики — редко обременяют себя такой вещью, как "мышление". Так, по крайней мере, считал Винсент. У него, конечно, были веские основания так полагать, но это все мелочи жизни.
Одевшись и покинув свою уютную каморку, демон направился прямиком к той библиотеке, в которую так хотел попасть. Идти до неё не так уж и долго — примерно двадцать минут, а то и меньше. Думая о том, как будет прекрасно оказаться в библиотеке впервые за продолжительное время — последний раз он бывал там лет эдак пять назад, а то и больше, — и о том, как восхитительно немного "подзаработать", Бретт брел по улице, игнорируя прохожих вовсе. Настроение у него было не ахти — все благодаря последним событиям. Однако он старался отвлечься и занять себя размышлениями. Он даже не слишком-то обратил внимание на то, что какой-то ублюдок решил выдохнуть ему дым прямо в лицо. Ну идиот чувак, любит дым выдыхать в лица прохожих, что с него взять? Однако примерно через минуту до ушей Винса донеслись какие-то ворчания. Парень повернулся к источнику "ворчания" и обнаружил какую-то старую бабку. Она говорила о каком-то пылесосе, нравственности, керосиновой лампе, косе и яйцах. Короче, демон вообще ни черта не понял, поэтому решил плюнуть на неё и продолжил свой путь, но примерно через пару секунд он услышал какой-то визг.
— Это ж надо обокрасть меня и моего мужа! Мразь! Как ты можешь после такого ещё на улице появляться?! — заверещала какая-то женщина, которую, к слову, он видел в первый раз в своей жизни. Винсент, конечно, несколько испугался, ибо считал себя самым хитрым на этой планете, думал, что никогда его не смогут вычислить, а тут на тебе! К тому же он был демоном, а потому ну никак не могли его раскусить. Парень не мог понять, правда ли то, в чем его обвиняют, ибо лица тех, кого он ограбил, Бретт как-то не запоминает — без надобности это. Но стали бы его просто так обвинять в чем-то? Он уже собирался начать оправдываться, ибо ему больше ничего не оставалось, но незнакомка не унималась, просто не давала вставить и слова. — Ещё и моего внучатого племянника троюродной бабушки угробил своими консервами! И на чердаке бардак устроил! Сволочь! — Тут уже Винсент понял, что совершенно ничего не понял.
— Женщина, Вы меня с кем-то путаете, — он старался быть предельно вежливым в данной ситуации. Ну, настолько, насколько это было только возможно.
— Он меня ещё и оскорбляет! Вы поглядите! — взревела она. Винс решил, что она невменяемая, поэтому поспешил ретироваться и продолжить путь. Все-таки у него сейчас совершенно другая цель. Тратить время на каких-то полоумных он не собирался, поэтому поспешил к библиотеке. Он начал замечать, что некоторые люди смотрят на него с негодованием, осуждением и прочим. Винсент уже начал думать, что  кто-то прознал о его роде деятельности, поэтому все так и пялятся на него. Некоторые, особенно смелые, что-то кричали ему вслед, но вор как-то не вслушивался в то, что они орали — а смысл? В данный момент ему, как и любому другому человеку, хотелось тишины и спокойствия. Он никогда не жаловался на то, что его редко-то кто-то замечает, а тут привычный ему образ жизни буквально разваливался. "Заебали", — думал он, чувствуя, как медленно, но верно, выходит из себя. — "Чертовы люди".
— Куда прешь, ублюдок?! — заорал какой-то огромный мужик, вставший на пути — Это ты мои колеса снял? Да, ты! Я видел тебя! — Он начал тыкать пальцем в грудь демона. Последний явно был раздражен, но старался этого никак не показывать — все-таки тот мужик был просто гигантом, а ещё и огрести сегодня Бретт как-то не хотел.
— Нет, чувак, ты ошибся, — бросил Винс. — Вон тот ублюдок их снял. — Он показал на первого попавшегося человека — это был какой-то странно одетый мужик, очевидно, гей. После этого демон пошел вперед, как ни в чем не бывало. Мужик что-то ещё отчаянно кричал вслед парню, но тот, ускорив шаг, игнорировал все вокруг. "Блядь, да что сегодня творится?!" — недоумевал он. Первый раз в жизни такое было. Первый раз в жизни он привлекает к себе столько внимания. "Какого черта все эти люди винят меня в какой-то фигне?". Он действительно не понимал, что происходит. Списать это на всеобщее помешательство было ой как сложно. Посему он решил как-то не думать обо всем этом, а потому просто шел в библиотеку.
— Верни мои вставные зубы, — схватив Винса за руку, протянула какая-то бабуся.
— Да отъебись ты! — раздраженно крикнул вор и, оттолкнув её, рванул прочь.
Нет, сегодня действительно какая-то чертовщина творится. Благо, вскоре он все-таки добрался до библиотеки. Войдя в помещение, Винс почувствовал себя в какой-то относительной безопасности. Там на него продолжали с негодованием глазеть, но никто вроде как не начинал орать — библиотека же, тишина должна быть. Стараясь не вызывать никаких подозрений, Бретт прошел в библиотеку и, взяв первую попавшуюся с полки книгу, сделал вид, что читает её. Нужно разведать обстановку.

+5

5

Уткнувшись носом в книгу, Клементина проводила рекогносцировку местности. Или как это правильно называется? В общем, всех палила и сама не палилась. Мысли о возвышенном сделали актрисе ручкой и улетели в дальние края, туда, где нет взбесившихся горожан и милых старушек, превратившихся в самых настоящих гарпий, где тепло и круглый год растут бананы. Девушка бы с радостью отправилась туда же, но сейчас она даже нос высунуть на улицу боялась. Оставалось уповать на прочные стены библиотеки да мужественного библиотекаря. Клементина ничуть не сомневалась в отваге местного смотрителя пыльных фолиантов. Вы видели, как он только что выпроводил этого наглого мальчишку? Сколько праведного гнева и здорового возмущения было в его словах! На такое не каждый способен, тут уж точно требуется определённое мужество. И вообще, чего мог бояться мистер Букер, если он и так уже мёртв?.. Это обстоятельство несколько огорчало Клементину. Актриса была уверена, что мужественный облик библиотекаря был бы ещё более мужественным, отрасти он усы. Знаете, такие пышные, подкрученные, как у любителей купать лошадей в шампанском, гусар то бишь. Да, из мистера Букера получился бы отменный гусар с усами, сражающими наповал всех окрестных матрон. Но, увы, восхищаться чудесными усами Гарольда Клементине оставалось лишь в своих фантазиях.
И так сильно девушка замечталась, что совсем не заметила, как к ней подсел мужчина средних лет и среднего достатка. Актриса с опаской на его посмотрела и на всякий случай стала отодвигаться, но не тут-то было. Незнакомец вдруг вцепился в книгу и яростно зашептал:
- Я эту книгу первый начал читать, - он с такой силой тянул несчастный томик на себя, что переплёт начал трещать, причём довольно громко, и грозил вот-вот порваться.
Ошарашенная Клементина спорить с явно нездоровым любителем прозы не стала и выпустила книгу из рук. Мужчина к такой подлости определённо был не готов и полетел на пол, с грохотом опрокидывая стул, а девушка, перепуганная учинённым странным господином (ну не ею же!) беспорядком, юркнула под стол и на четвереньках стала отступать к ряду стеллажей. Неужели и здесь не будет Клементине покоя? И куда ей деваться? 
Актриса на секунду обернулась, чтобы взглянуть на горе-читателя, наделавшего столько шума, и как назло упёрлась затылком в чью-то ногу. Подняв голову, девушка взглянула на неожиданное препятствие, которым оказался молодой парень, вошедший в библиотеку немногим позже Клементины.
- Прошу прощения, - бросила актриса и поползла дальше в успокаивающий полумрак книжного лабиринта.

+4

6

Свернутый текст

давайте попробуем взаимодействовать друг с другом больше)

Гарольд был доволен собой, ничто не доставляло ему большего удовольствия, чем восстановление справедливости в библиотеке. В его любимой библиотеке. Человек должен быть привержен к чему-то чрезвычайно сильно, чтобы вернуться после смерти и все еще продолжать заботиться об этом. Мелвин, человек, который считал его своим другом, до сих пор был уверен в том, что Гарольд не покинул эту бренную землю исключительно из-за братской любви, дружеских чувств и горечи из-за их таких кратковременных встреч. Знаете, как в той песне «летать по небу с клевым мужиком».
В действительности все было несколько иначе. Книги и только они имели значение, а их чтение наполняло жизнь смыслом, радостью, светом и все такое прочее.
Букер оторвался от своих мыслей, когда заметил, что в библиотеке опять начало происходить все неладное. Люди кричали, злились, вырывали друг у друга ценные фолианты. И все это происходило вокруг странной парочки. Одна дама была ему уже знакома по случаю с горизонтальной мамбой.
Здесь необходима ремарка от автора. Не подумайте ничего лишнего, речь идет о том, что Клементина репетировала роль очередного трупа, а Гарольд шокированный горизонтальной вечеринкой в дневное время в бухгалтерии шел мимо и все перепутал.
Второй нарушитель порядка тоже был еще тем субчиком, но об этом призраку говорить нельзя, а, если он и станет, то вместо нужных слов получится набор совершенно других, выйдет что-то типа рецепта пиньяты со свежими прованскими травами и нежно выглаженными пижамными брюками.
- Эй! – Гарольд поменял свою величественную позу короля джунглей, на позу миссершмитта, заходящего в пике. - Вы что? Не видите правил? – он прошел прямо сквозь свой стол и указал на небольшую доску на стене. - Тут четко написано: 1. Не шуметь. 2. Никакой еды, – он повернул голову и присмотрелся к своему корявому почерку, - ничего из этого и ничего из вон того в нижней строке тоже!
Народ не умолкал. Все кричали и даже дрались, а это...это... Призрак мерцал, злился, он даже увеличился в размерах, приподнялся над полом и заорал нечеловеческим голосом.
- Воооооооооооооооооооон! Все вон! – посетители внезапно встрепенулись и начали выходить, будто очнувшись ото сна. - А теперь вы двое. Ну-ка ко мне.

Отредактировано Harold Booker (13.09.13 10:26:13)

+4

7

Через какой-то очень короткий промежуток времени Бретт понял, что здесь что-то не так. Дело даже было не в книжке, которую он взял с полки — а это была какая-то романтическая история двух гомосексуалистов; дело было, скорее, в общей атмосфере, царящей в библиотеке. Ему по какой-то загадочной причине казалось, что с ней что-то не так. Впрочем, он не собирался об этом слишком много думать, поэтому, отделавшись от навязчивых мыслей, глянул на книгу, которую держал в руках, а затем, поморщившись, поставил её на полку. Лучше даже не делать вид, что читаешь подобное, а то люди невесть что подумают... Демон тут же взял с полки другую книжку. Тысяча рецептов из травы, растущей у Вас за окном. Уже лучше. Как бы невзначай он поднял глаза и быстро оглядел помещение, а затем вновь предался "чтению", хотя точнее будет сказать, что он начал обдумывать, где могут находиться сокровища. Скорее всего, здесь есть какая-то книга, вытащив которую, можно открыть потайную дверь, хотя ему казалось это слишком старомодным и банальным. Тут он припомнил, что один человек, которого Винс как-то ограбил, любил хранить целые состояния в книгах — это удобно, да и никто не заподозрит, что там что-то есть. Возможно, здесь использован и такой прием, но здесь же тысячи книг! Кто знает, в какой может оказаться клад? "Нужно смотреть среди тех книг, которые не пользуются спросом", — подумал Бретт и кинул взгляд на стеллаж, находящийся перед ним. Иронические детективы, просто детективы, фентези, классика — все это пользовалось спросом, а потому под категорию "книги, где может быть клад" уж точно не подходили. Чуть выше находили книги, которые были не так интересны читателям. Среди них были такие книги, как "Создание из разрушения: единственный Бог — шестиногий Ёж", "Сунта-Пардара для детей в стихах" и ещё куча всяких бредовых книг. Возможно, в одной из них и находится то, что ищет демон. И он бы уже начал искать заветный клад, если бы его не отвлекла одна вещь: периферийным зрением Винсент смог заметить какое-то оживленное движение в библиотеке. Он, конечно, обратил на это внимание. Оказалось, что кто-то занялся перетягиванием книги. Да ещё библиотекарь начал отчитывать их. Винс по достоинству оценил это занятие, но сейчас у него было поважнее, но вдруг...
— АПЧХИ! — громко и со страстью чихнул на драгоценные книги вор. Он, конечно, припоминал, что шуметь в библиотеке нельзя, но что поделать? В ту же минуту Бретт приготовился обороняться от столов и стульев, которые могут в него полететь после столь громкого чиха, но, к его удивлению, никто не стал кидать в него какие-либо предметы. Большинство просто укоризненно на него посмотрело и неодобрительно покачало головами, кто-то начал бубнить себе что-то под нос, а один, стоявший позади от демона, как-то странно пихнул парня локтем. Реакция была хорошей, жаловаться не на что.
— Прошу прощения, — извинилась мимо проползавшая девушка — участница недавнего восстания... скандала... да черт знает, что это было. От неожиданности парень даже вздрогнул, а затем как-то странно на неё посмотрел и сделал вывод, что она не совсем адекватная, раз ползает по библиотеке. Хотя ладно, его это не слишком-то касается. Сейчас важнее всего найти заветную книгу. Поставив "Тысячу рецептов из травы, растущей у Вас за окном" на полку, Винсент принялся с задумчивым видом гулять среди стеллажей, выискивая самую глупую и никчемную книгу, которую никто никогда не найдет и где-то в самой глубине библиотеке ему удалось найти целый стеллаж таких книг. Он подошел к нему (стеллажу) и почувствовал неожиданную необходимость высморкаться. Платка у него с собой, конечно, не было, а посему следовало спросить кого-нибудь из посетителей. На глаза попалась та самая "девушка на четвереньках".
— Можете одолжить мне платок или салфетку? — поинтересовался Бретт, чувствуя, что из носа вот-вот выйдет на свет одна из армии соплей. "Ну не мог же я простудиться", — думал он, хотя помнил, что ещё вчера у него как-то странно болело горло. Может, это все взаимосвязано? Внезапно вор чихнул во второй раз и прямо на девушку. Теперь она была гораздо прекрасней: на её одежде появился восхитительный узор из соплей. В какой-то мере демон был ценителем искусства (не зря же хотел украсть картины известных художников), поэтому не мог не оценить её "новый образ". — Приношу свои соболезнования. — Он, кажется, догадывался, что после всего ей захочется выкинуть к чертям это платье.

+2

8

Методично переставляя ноги и руки, Клементина  двигалась к своей цели, которой как таковой и не было. Девушка просто-напросто хотела убежать от творящегося в главном зале библиотеки бедлама. Убежать, по возможности избежав травм и кровопролития.
В какой-то момент актриса поняла, что побег будет более эффективным, если она вновь примет вертикальное положение. Встав на ноги, Клементина вновь столкнулась с тем самым парнем, чья нога стала для неё незамеченным препятствием. Девушка уже готова была выслушать очередную порцию отборной брани, но вместо этого молодой человек вежливо попросил платочек и даже чихнул на неё, тем самым подтверждая необходимость предоставления ему носового платка. Клементина буквально расцвела, глядя на замаравшие платье сопли. Она-то думала, что сейчас незнакомец обвинит её во внезапно возникшей у него аллергии, а он взял и извинился.
- Вот, возьмите, - актриса протянула парню бумажный платочек, а сама принялась точно таким же стирать с одежды замысловатый сопливый узор. – Знаете, вы первый человек, который не нагрубил мне за последние два часа.
Клементина хотела сказать что-то ещё о магнитных бурях и поголовном вставании висперширцев не с той ноги с утра пораньше, но речь её внезапно была прервана мощным и раскатистым «Воооон!» Актриса вздрогнула и замерла на месте, словно ребёнок, страдающий диатезом и застуканный за поеданием варенья. Воистину, даже после смерти мистер Букер обладал мощными лёгкими. Поспорить с ним могла лишь миссис Кривли, преподавательница младших классов и по совместительству классный руководитель Клементины. Эта женщина одним своим «Тиха!» могла угомонить целый этаж. Даже после выхода на пенсию она одним своим видом внушала своим бывшим ученикам страх и благоговейный трепет. Возможно, библиотекарь брал у неё уроки ораторского мастерства.
В библиотеке вдруг стало заметно тише. Правда, как следует насладиться тишиной девушка не успела. Мистер Букер, похоже, сильно жаждал общения с её персоной и вот с этим парнем. Но почему? Она-то как раз тихо себя вела, и еды у неё с собой не было.
Покорно склонив голову, будто нашкодивший ученик, Клементина предстала пред ясны очи библиотекаря:
- Мистер Букер, я ни в чём не виновата. Я шла в библиотеку, преследуя исключительно благородную цель приобщиться к прекрасному. А потом какой-то идиот обкурил меня своей сигаретой, или что у него там было, я поругалась с миссис Боткинс, с этой милейшей женщиной! Все так и норовили меня в чём-то упрекнуть, - Клементина всё больше распалялась, выплёскивая всю ту обиду, которая успела накопиться за последние два с половиной часа, - а теперь и вы ступили на кривую дорожку несправедливых обвинений и скорой расправы?!

+3

9

Все очень просто. Гарольд не любил людей (хотелось бы поставить точку), которые бесцельно ходили по библиотеке, портили его (упустим факт принадлежности библиотеке) книги и чихали тут...или дышали. Не важно. Он расстраивался еще больше, чем обычно и судорожно начинал придумывать оправдания, которые позволили бы ему выйти сухим из воды после двойного убийства. Интересно, такое подойдет?

- У вас есть алиби?
- Да, ваша честь, вот!
- Но это же обычный помидор!
- О, ну тогда нет.

В своем зале Букер наблюдал странные картины, одна страннее другой. И он должен был разобраться в этом, найти корень, изыскать причину и устранить всю странность из ситуации будто злокачественную опухоль. Ну, или просто выгнать этих двоих из зала и насладиться ароматом чая.
– Знаете, вы первый человек, который не нагрубил мне за последние два часа.
- А я стану первым, кто разрушит эту цепочку приятных событий! - заметил Гарольд, приподняв бровь и направился к парочке настолько стремительно, что буквально прошел сквозь них, пришлось сдать назад, чтобы смотреть им в лица.
Девушка быстро заговорила льстивые речи в свое оправдание тогда, как молодой человек молчал, чихал, сморкался и снова молчал. Даже для призрака это выглядело ужасающе мерзко, что уж говорить о прекрасной даме. Кстати говоря, прекрасность дамы библиотекарь заприметил еще тогда на мосту, ее тонко обрамлял мороз, безумие миссис Резник и бездарность игры. Впрочем, речь не о том, а об оправданиях. Итак:
- Я шла в библиотеку, преследуя исключительно благородную цель приобщиться к прекрасному...
- А оказалась всячески поругана, - не румянься, юный зритель, речь о нечистом состоянии платья.
- А теперь и вы ступили на кривую дорожку несправедливых обвинений и скорой расправы?!
Лицо Гарольда прояснилось и засияло, а потом преобразилось и стало еще более хитрым, чем обычно. Так считал сам призрак, ведь в действительности хитрость была ему совершенно не присуща.
- Девочка моя, - решил использовать высокопарный слог просто на всякий случай, вдруг она ключет на архаиста, - я никогда не сворачивал с этой дороги, - он прищурился потому, что подмигивания мертвому старому кокетке удавались плохо и больше походили на нервный тик.
- Но с вами понятно! А вы что тут делаете с моими бесценными книгами? Вы все перемешали, гадкий неумелый читатель без высшего образования.

+4

10

Пожилая дверь проскрипела пару нот из "Шумной сонаты", и порог библиотеки переступил мистер Такни, улыбчивый здоровяк, владелец мясной лавки возле Штопаного моста. Любовь к крикету он сочетал с поклонением говяжьей вырезке, что находило отражение и в его облике: на распираемой мышцами одежде всегда красовались нашивки в виде крикетной биты на фоне сочного куска мяса.
Мистер Роб Такни был незатейлив, беззлобен и всегда испытывал к миру и его обитателям грубоватое одобрение.
Так было и в этот день.
- Доброго вам дня, мистер Букер. Погодка-то какая, а! - было заметно, что он с трудом, из уважения к храму знаний, приглушает свой зычный голос. - А вы бы не дали мне книжку какую про ножики? Или, это... словарь. Я тут прикупил один по случаю, острый - страсть! - так продавец сказал, он называется как-то странно... Ма-че-те. И вот мне узнать бы, правду он сказал, нет.
Клементине досталась чуть смущённая улыбка - Роб всегда терялся в присутствии красивых девушек. Каждую он немедля начинал представлять в образе миссис Такни, но просто не мог связать и двух слов, когда стоило пригласить одну из них на танцы.
Но улыбка зачахла, стоило Робу вдохнуть странный, почти неуловимый запах, что исходил от мисс Кане. Тёмные брови нахмурились, в широком изгибе плеч прорисовалась угроза, а из-за пояса показался тот самый мачете, что достался сегодня мистеру Такни за пять крон.
- Это... Мисс, вы это очень зря сделали. Не след так поступать, - пророкотал Роб, забыв про словарь. - Вы уж простите, но такое совсем ни в одни ворота.
Тяжело дыша, он оттолкнул в сторону мешающегося Винсента и навис над Клементиной. Он не мог причинить вред девушке, но каждый вдох заполнял его грудь самой кипучей ненавистью, и вскоре злость должна была застить глаза.
- Прекращали бы вы это, вот что.

+2

11

Чем дольше стояла Клементина перед мистером Букером посреди зала, тем явственнее она чувствовала себя нерадивой ученицей, которой миссис Кривли вот прямо сейчас влепит двойку с занесением в личное дело. Ситуацию спас...ну, как сказать спас, несколько смягчил появившийся на пороге бибилиотеки мистер Такни. Девушка с облегчением выдохнула. Этот здоровяк хоть и казался грубоватым и несколько неотесанным, в душе был добрым малым. Он как большой пес, который с высоты своего роста с некоторой долей снисходительности посматривает на шныряющих под ногами и вечно на всех лающих шавок. В общем, от мясника Клементина никакой подлянки не ожидала и, пока он разговаривал с библиотекарем, вновь продолжила свой путь, стараясь слиться с корешками книг ближайшего стеллажа. Не успела. Мистер Такни вдруг тоже решил присоединиться к спятившим горожанам и возжелал...чего? Крови? Во всяком случае, мачете в его руке поблескивало очень многообещающе, и обещало оно явно не букет свежесрезанных ромашек.
- Роб, - проникновенным голосом произнесла актриса, пытаясь сдержать прорезающиеся панические нотки, - Роби, не совершай того, о чем будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.
Клементина точь-в-точь повторяла слова одной из своих героинь, вот только в спектакле ревнивец-муж все-таки задушил неверную жену. Ах, что это была за постановка! Весь зал - Кентигерн не даст соврать - буквально умывался слезами, а под конец потонул в овациях, большая часть которых, естественно, адресовалась Клементине. Вот и сейчас актриса надеялась произвести на мистера Такни впечатление, дабы выйти из сложившейся ситуации победительницей. Попутно девушка бросала многозначительные взгляды на Гарольда, мол, теперь вы все поняли? А помочь не желаете?
- Ты ведь хороший парень, добрый, отзывчивый... А то, что ты хочешь сделать... Это, между прочим, преследуется по закону. Тебя посадят в тюрьму. А там совсем нет мяса, только овощи. Ты ведь не хочешь в ближайшие лет пятьдесят питаться вареной кукурузой? - Клементина сама себе готова была по губам надавать за тот бред, что она сейчас несла, но главное сейчас было заболтать Такни.
Вот так вот, неся всякую околесицу, девушка пыталась отвлечь Роба от его страшного оружия и потихонечку, бочком, точно крабик, отодвигалась от мужчины и заодно осматривала зал, ища спасения хоть в чем-нибудь. Краем глаза девушка заметила открытую дверь, ведущую, видимо, в кабинет библиотекаря.
- Между прочим, я владею древним боевым искусством. Очень древним и очень боевым. Эй, что это там? - актриса указала куда-то в сторону и, когда мужчина отвлекся, нырнула ему под руку и с низкого старта бросилась к кабинету. Забежав в помещение, Клементина быстренько закрыла дверь и подперла ее стулом. И наконец-то перевела дух.

+3

12

Какой чудесный день! – могла бы спеть Лиселотта, если бы была сереньким мышонком с шестиструнной гитарой, беззаботно танцующем на чудесном пеньке посреди леса.  И если бы на улице не было 20 градусов мороза. Плюс если бы в городе не бушевала непонятно как выживавшая в такую холодрыгу эпидемия, грозящая раскрыть человеческой части города присутствие нечеловеческой его части. Впрочем, к обеду эта угроза превратилась в волне себе реальное явление. Ангелы и демоны повсюдно теряли свою маскировку, люди в ужасе недоумевали, и только призраки оставались относительно равнодушными ко всему происходящему.
Но все же день для Лотты был не так уж плох. Она все еще не заболела, куртка у нее была достаточно теплой, чтобы не отморозить себе фотоаппарат,  а Клементина Кане, на хвост которой Лис так удачно упала, точно-преточно собиралась сегодня совершить что-то эдакое, чтобы порадовать и фотокора,  и читателей "Шепота" скандальнейшими действиями. За этим-то прима цирка-театра наверняка и направилась в библиотеку.  Шмыгнув носом, демоница отправила в рот аскорбиновую пастилку, с огромным неудовольствием заметив, что это была последняя. Активированный уголь, который, по настоятельным утверждениям медсестры из летнего детского лагеря "Чипева", был универсальным   средством от всех болезней, тоже весь вышел. Или провалился сквозь дырку в кармане куртки.
Поразмыслив пару секунд о том, что Клементина вряд ли успеет за пару минут вытворить в библиотеке что-то достойное внимания, Лотта отправилась в аптеку, скромно ютившуюся на углу недалеко от храма знаний. Пара минут, проведенных в очереди, длились, наверное, лет сто, в течении которых мисс Нуар деликатно прикрывала рот и нос платочком, чтобы уберечься от микробов, распространяемых прочими участниками очереди. Получив желанные лекарства плюс бутылочку минералки, девушка, довольная и почти здоровая, вышла из аптеки и тут же попала в облачко сигаретного дыма, выпущенного проходившим мимо и даже не извинившимся человеком.
Закашлявшись скорее от возмущения, чем от самого по себе дыма, Лис все же решила, что в такую погоду бегать за каким-то неизвестным хамом и требовать возмещения моральных убытков неуместно, тем более, что ее ждали библиотека и мисс Кане. Перебегая (а точнее говоря, скользя) через дорогу, девушка услышала скрежет тормозов, от чего инстинктивно кинулась бежать, но поскользнулась и упала чуть ли не под колеса тормозившей машины.
- Мисс, с вами все в порядке? – запричитала выбравшаяся из автомобиля водительница. – Я тормозила, но эти дороги… - Женщина приблизилась к пострадавшей девушке, чтобы помочь ей встать на ноги. – Ах ты ж глупая корова, не смотришь куда идешь! – вдруг разразилась она потоком брани.
Немножко оглушенная падением и сильно ошарашенная резкой сменой настроения водительницы, Лотта самостоятельно поднялась на ноги, проверила надежно зачехленный фотоаппарат, и во избежание назревающей драки (прохожие начали останавливаться и присматриваться) быстренько юркнула под защиту библиотеки. Как раз вовремя, чтобы стать свидетельницей удивительно фотогеничной сцены с участием мисс Кане, огромного ножа и владельца мясной лавки (имени которого она не знала, так как в виду своих не слишком выдающихся изобретательских способностей и не слишком скандального образа жизни он не попадал в сферу интереса ни Лотты Нуар, ни Бельфегора). В этот конкретный момент трудно было сказать, кем является местный Призрак Библиотеки, мистер Букер – участником или зрителем. Лотте так и захотелось закричать "Замрите все! Мистер Букер, отодвиньтесь от лампы, вы некрасиво просвечиваетесь!", а потом сделать парочку красочных снимков, но Клементина, так эгоистично разрушив композицию, убежала и заперлась в ближайшем кабинете.
- Мистер Букер, отодвиньтесь от лампы, вы некрасиво просвечиваетесь, - выдала расстроенная неудачей журналистка, щелкнув пару раз добытым из чехла фотоаппаратом. – А вы, молодой человек, - она обратилась к мяснику, - чего стоите? Бегите к двери, стучите, ломайте, доставайте оттуда мисс Кане!

+2

13

- Я? Жалеть? - от гнева Роб, казалось, вырос в размерах. Стеллажи с книгами опасливо попятились. Стены, подумав, - тоже. - Да ты, никак, угрожаешь мне?
Его глаза налились кровью, под напором клокочущей ярости он уже плохо видел Клементину. Да, воспитание и взгляды на жизнь ни за что не позволили бы ему напасть на девушку. Вот только перед ним сейчас маячило только смазанное пятно - а мировоззрение Роба никак не запрещало атаковать пятна. Пусть даже под разговоры о варёной кукурузе.
Забыв про нож, Роб протянул огромную, перевитую вздувшимися венами руку. Схватить и крушить - а там хоть трава не расти. Но девушка оказалась быстрей - пальцы только воздух и поймали.
- Гррр! - клокотнул горлом тот, кто уже перестал быть Робом Такни, кто стал воплощённой агрессией. Дверь. Крепкая.
Шаря пустым взглядом по преграде, Роб заторможенно кивнул в ответ на подбадривания из-за спины и врезал по двери чугунным кулаком. Раз, другой. Дождь щепок и расползающиеся круги - почти как по воде от брошенного камня.
Но помимо желания смять дверь, как скорлупку, и добраться до Клементины, было ещё что-то. Тревожащее, не отпускающее.
Точно. Она - тоже.
Развернувшись всем телом, Роб невидяще уставился на Лиселотту. От неё тоже так пахло. Она тоже была врагом.
Долгие, болезненно растянувшиеся секунды, Роб воевал с собой. Он хотел вломиться в кабинет библиотекаря. Он хотел заняться второй девушкой. Эти два желания сводили с ума перегревшийся мозг.
Но одна из целей была ближе. И раздражающе щёлкала вспышкой фотоаппарата.
Роб по-бычьи пригнул голову и с рёвом ринулся вперёд.

+2

14

Клементина не металась в панике по кабинету. Методично и тщательно она осматривала помещение на предмет какого-нибудь средства самообороны. Похоже, библиотекарь ничуть не заботился о своей безопасности. Единственный предмет, который мог хоть как-то сдержать разбушевавшегося Роба – толстенный словарь, обнаруженный на письменном столе. Да, таким, пожалуй, не только отбиться, но и покалечить, а то и вовсе убить можно. Вот оно – истинное воплощение фразы «знание – сила». Которое, правда, ещё в руках удержать нужно. Да и ростом Клементина не вышла, чтобы обрушить всю мудрость человечества на затылок Такни.
Сердце заходилось в бешеном ритме. При каждом ударе в дверь актриса невольно подпрыгивала и даже, кажется, подвывала, вторя грозному рёву мясника. Наконец, в углу кабинета был обнаружен зонт-трость, который Клементина поспешила схватить и выставить перед собой на манер шпаги. И вот только девушка приготовилась встретить противника с открытым забралом, удары стихли. В кабинет больше никто не ломился, но вряд ли стоило рассчитывать на то, что Робу надоело колотиться в запертую дверь и он  ушёл. Скорее всего, он просто устал и решил взять тайм-аут.
Тихонечко, стараясь не издавать ни звука и по-прежнему сжимая в руках зонт, Клементина подкралась к двери и заглянула в замочную скважину. Такни по-прежнему стоял возле кабинета, только повернулся к нему спиной. Что творилось в зале, Тина не видела – спина мясника загораживала ей обзор, но, судя по всему, актриса вдруг стала Робу неинтересна. На какую-то долю секунды девушка почувствовала разочарование. Ну как к ней можно потерять интерес?! Впрочем, разочарование прошло, стоило Клементине вспомнить лихорадочный блеск безумных глаз.
Внезапно мясник снова взревел и бросился прочь от кабинета. Вот он, шанс выбраться из западни и убежать! Возможно, Клементине удастся позвать кого-нибудь на помощь. Актриса, не теряя драгоценного времени, разбаррикадировала дверь и выбежала в зал, намереваясь добраться до выхода из библиотеки. Первое, на что обратила внимание девушка, - разъярённый мистер Такни, несущийся… Кстати, на кого? На ещё одну несчастную, имевшую неосторожность попасться ему на глаза? Да уж, Робу определённо пора жениться.
Здесь следует отметить, что у всех представителей благородного семейства Кане есть одна особенность – они не могут оставить нуждающегося в помощи человека на произвол судьбы. Вот и Клементина принялась действовать, прежде чем успела хорошенько подумать. Да какое там подумать, нужно было срочно что-нибудь предпринимать! Издав боевой клич команчей, и привлекая таким образом внимание Роба, девушка с разбегу атаковала стеллаж с книгами. Невероятно тяжёлый, он качнулся и принялся заваливаться на бок, теряя в полёте содержимое своих полок. Если мистер Такни и избежит встречи с шедевром мебельной фабрики, то, по крайней мере, точно на него отвлечётся.
Клементина же теперь ясно осознала, что смерти ей не избежать. За учинённый ею беспорядок библиотекарь убьёт её, причём с особой жестокостью.

+3

15

Вы когда-нибудь собирали пазлы? Нет? Это и логично, ведь наверняка у вас есть друзья и потребность в общении. А вот Гарольд Букер бесконечно много времени посвящал одиночеству и всем занятиям с ним связанным. Через всю молодость, отрочество, зрелые годы и загробное существование (в которое, напоминаем, сам Гарольд не верил) библиотекарь пронес любовь к аппликации из макарон, чтению, долгим ванным, курению и распиванию большого количества вина, пазлам, сочиненительству, воображательству и многим другим вещам. Некоторые до сих пор остались в числе излюбленных. Но не аппликация из макарон. Хотя, пожалуй, не будем акцентировать внимание.
Так вот суть подводки к происходящему в городской библиотеке через пазлы сводится к тому, что один пазл из общей картины точно выпал. Этим пазлом был сам Гарольд, как ни странно.
На словах «А вы бы не дали мне книжку какую про ножики?» он действительно развернулся и заскользил по  воздуху мимо полок в поисках книги о холодном оружии, его видах и типах применения. В этом смысле Гарольд был словно роботом, он выключался в нужные моменты, при чем нужность моментов объяснить мог лишь он сам.
Итак, мизансцена: библиотека, кричащие люди, бегающая и прячущаяся Клементина, еще один новый посетитель с фотокамерой и унизительными замечаниями в сторону призрака. Интересно, кто-нибудь учил ее толерантности?
Когда Гарольд вернулся с книгой, он был впечатлен, расстроен, разочарован и, что самое главное, зол. Злость придавала призраку сил, уплотняла эктоплазму и давала возможность решать проблемы физически. Кстати, этот же принцип применялся для аппликации, процесс затягивался и был невероятно сложно, от того и не особенно частым. Нужно было хорошенько разозлиться и только потом быстро все наклеить.
Сейчас произошел аналогичный процесс, Гарольд разозлился и был готов к действиям. Он схватил швабру, которая удобно располагалась между столом и подсобным помещением, стукнул ею господина Такни по голове, от чего древко разломалось на две части, а затем сунул ему в руки книгу о ножах и страшным голосом заорал:
- Не сметь нарушать устав библиотеки!!! Пошеееееееееееел вооооооооон! – глаза его впали, прозрачность уменьшилась, в голосе появились зловещие нотки совсем как у антихриста или рожающей женщины. – Не забудьте отметить книгу в личной карточке, – он все еще говорил, когда выталкивал Роба из зала и закрывал дверь.
- Быстро ко мне! Обе! – сейчас он покажет им по чем в Виспершире фунт лиха, сейчас он изобразит миниатюру под названием «Кузькина мать». -Да положите Вы книгу на место, не богохульствуйте, ради всего Мерло двадцатилетней выдержки. А теперь отвечайте мне отчетливо и без колебаний! Когда это началось? Когда на вас лезли с кулаками все подряд? Отвечает Клементина. Таааак, – он выслушал и продолжил. - Теперь Вы. Кто учил Вас манерам и фотографии? Так вот передайте им, что они бездари!

+3

16

Опять довольно улыбаясь, Лиселотта продолжала фотографировать мясника, пытающего выломать дверь. Что за выразительна поза!  Сколько ярости! Сколько экспрессии! Из этих фотографий получится отличнейший репортаж, за который она заслужит не менее как Пулитцеровскую премию в награду. Вот только надо придумать хорошие подписи. Фотокор начала мысленно перебирать подходящие фразы для ее репортажа, а также для некролога мисс Кане ("Библиотека: тут мертвые живут, тут живые умирают",  "Лебединая песня в тишине", "Гнев среди книг"… ), когда натурщик решил все испортить.
- Продолжайте, не останавливайтесь! – вдохновенно крикнула она мяснику, обернувшемуся от двери и уставившемуся на нее. – У вас все отлично получается!
Лис успела еще пару раз запечатлеть искаженное яростью лицо мясника, когда до нее наконец-то дошло.  Словно у тореадора, на которого мчится разъяренный бык, у нее осталось где-то полторы секунды для того, чтобы решить: стоить ли швырнуть в него первый попавшийся предмет мебели (то ли стул, то ли стол, демоница не была уверена в своих физических возможностях), или же лучше проявить чудеса ловкости и отпрыгнуть в сторону.
Ситуацию весьма неожиданно, но весьма вовремя спасла Клементина, мысленно уже  похороненная Лиселоттой, которая никак не ожидала от хрупкой богемной девицы такого проявления смелости. В голове засветился  новый заголовок ("В искусства омуте вандалы водятся") и мгновенно погас, так как миг героического столкновения актрисы и стеллажа был упущен и не сфотографирован.
Но журналистка даже не успела расстроиться из-за утраченной возможности, потому что в зоне боевых действий объявился библиотекарь и со свойственной всем миротворческим силам целеустремленностью, принялся разрешать их мелкий конфликт. В следствии чего взбеленившийся молодой человек в довесок к удару шваброй по голове получил желаемую книгу,  обе девушки – травму барабанных перепонок, а лично Лиселотта – парочку фотографий призрака, вот-вот готового превратиться в злобного полтергейста (и все равно он некрасиво просвечивался!). 
Изобразив на лице крайнюю растерянность и испуг, мисс Нуар с виноватым видом подошла к мистеру Букеру, выполняя его приказ. Ей даже показалось, что состояние полтергейста для него вполне привычно.
- Лиселотта Нуар, фоторепортер "Висперширского Шепота", - представилась девушка, не обращая внимания на недоброжелательный тон, она ведь все-таки была папарацци и уже совершенно привыкла к тому, что ее часто недолюбливали или перененавидели. – Уверена, сестры милосердия в монастыре святой Аномалии Бердской  были бы рады услышать о вашем  восхищении их педагогическими методами, но они, к сожалению, погибли во время извержения вулкана на складе топлива рядом с монастырем…
Она собиралась еще добавить, что от взрывной волны здание провалилось в вымытые подземной рекой пещеры, и монашки все до одной утонули в ее водах, но потом решила, что такая информация будет излишней. Зато не лишним было бы поразмыслить, почему в ярость в присутствии Лотты или Клементины впадают только люди, потому как призрак-библиотекарь не проявлял никакой особой агрессивности свыше той, которую проявил относительно нарушившего тишину и спокойствие мясника. Да и сама демоница не испытывала особого желания броситься на актрису (или может причиной тому был тот факт, что сама она тоже стала жертвой таинственного курильщика?).
- Полагаю, на улице сейчас не слишком безопасно, - Лиселотта покосилась на дверь, раздумывая, не стоит ли ее чем-нибудь забарикадировать до выяснения обстоятельств.
И хоть она вполне могла справиться с парой-тройкой разъяренных людишек, целая толпа могла бы вполне умертвить это облюбованное Бельфегором тело.

+4

17

В общем, Клементина промахнулась, и стеллаж пролетел мимо мистера Такни, с грохотом приземлившись неподалёку от его ботинок. Свалившиеся с полок книги теперь сиротливо валялись на полу, производя своими корешками довольно удручающее впечатление. Удручало актрису ещё и то, что боевой запал прошёл, а неприятная пульсирующая боль в плече осталась. «Синяк будет», - с тоской подумала девушка.
А тем временем голова Роба Такни справедливого возмездия избежать не сумела, за что отдельное спасибо библиотекарю. Однако мистер Букер не позволил Клементине воздать ему должные почести. Вместо того, чтобы успокоить испуганных хрупких дев, едва не лишившихся голов и других важных и любимых частей тела, предложить им домашнее печенье и напоить чаем с коньяком (можно без чая), он снова принялся орать. «Теперь понятно, отчего он так рано помер», - с раздражением подумала Клементина. В отличие от мисс Нуар, которой, похоже, всё было нипочём, актриса такое отношение к себе терпеть больше не собиралась. Сейчас этот призрак на собственной прозрачной шкуре узнает, что будет, если вывести Клементину из себя. Кане она, в конце концов, или не Кане!
- А ну-у-у хватит повышать на меня голос! Я вам не сопливый подросток, жующий козинаки, я Клементина Кане! И я требую уважительного ко мне отношения! – актриса топнула ножкой, раскрасневшись от негодования. В висках стучала кровь. – Сначала меня обкуривают, потом бросаются с ножом, а теперь ещё и кричат, да я в суд на вас подам! На всех!
Девушка уже не стояла на месте, она нарезала круги по опустевшему залу, то и дело спотыкаясь о книги. Внезапно Клементина остановилась:
- Мисс Нуар права, - совершенно спокойно произнесла актриса, - Выходить на улицу опасно. И впускать кого-то сюда - тоже. Нам нужно забаррикадироваться и приготовиться к возможной осаде. Мистер Букер, заприте двери, а вы, - она указала на девушку-фотографа, - помогите мне подвинуть этот стол. Одного замка здесь будет мало. Так что же, этот мясник и на вас набросился? – Игривым тоном вопросила Клементина, будто речь шла о самом популярном мальчике в школе. – Я, признаться, уже с жизнью попрощалась. Мстер Букер, а на вас сегодня никто не покушался? Экзорцисты не доставали? Как же всё это странно, народная любовь такая непостоянная. – Девушка принюхалась к своим волосам, - ещё и этот ужасный запах табака. Вот ведь крепкий какой, въелся намертво. – Клементина произносила свою речь, не отрываясь от производства, то есть от перестановки стола.

+4

18

- Лиселотта Нуар, фоторепортер "Висперширского Шепота".
- Здравствуйте, очень приятно, – внезапно смягчился Гарольд. - Что Вы несете? – также внезапно вернулся к своему привычному состоянию он, уже обращаясь к Клементине.
-... да я в суд на вас подам! На всех! – дамочка явно нервничала, а Гарольду было не совсем понятно «почему», ведь момент с попыткой расчленения он пропустил, отключившись полностью от проблемы.
Он слушал то, что говорили обе девушки, размышлял, пытался состыковать факты и вывести алгоритмы, не говоря уже о том, чтобы сделать выводы. Если бы библиотекарь до сих пор был жив, он непременно бы потирал подбородок, хмурился, ходил из стороны в сторону, да и вообще – проявлял бы всяческие когнитивные признаки размышлений.
- Нет-нет, на меня никто не покушался… – призрак сместился на пару сантиметров выше, все еще пребывая в размышлениях.
- И что-то подсказывает мне, что дело не переменчивости народной любви, ведь, по сути, жалкие попытки претворить написано в книгах в жизнь, жалкие потуги передать великое слово жестами – лишь пыль и позерство, – он прищурился, бросая меткий взгляд на мисс Кане.
Видите ли, Гарольд Букер не намеревался обидеть никого, просто он высказывал то, что думал, и был в этом вопросе крайне щепетилен. А думал библиотекарь следующее: здесь явно что-то не так, логически предположить, что горожане были ополчены на мисс Кане за что-то конкретное, но только на первый взгляд…ведь предыдущий посетитель также был объектом гнева. С другой стороны вторая юная леди, если так можно выразиться о мисс Нуар, испытывала иные трудности, а это значит…
- ЧУМА! – изверг вывод Гарольд. - Бубонная чума и скоро вы все умрете! – он обвел указующим перстом присутствующих, а потом издал что-то вроде смешка, только похоже это было на икоту.
- А смешно вышло, да? Впрочем, оставим шутки, вы явно чем-то больны, вы и тот другой прихожанин. Остается вопрос – чем именно? Ну-ка покажите язык. Да, и Вы тоже…Прекрасно, теперь дотроньтесь кончиками пальцев до носков…Хм, а теперь покашляйте. Я так и знал! – Гарольд обратил взор на книжные полки. - Ну-ка, достаньте мне вооон ту книгу, – на верхней полке красовалась книга 1000 и 1 способ снять сглаз.

+4

19

Видимо, слезливая историйка о бедной сиротке и погибших монашках возымела свое действие, так как библиотекарь внезапно подобрел. Лотте даже показалось, что в его призрачных глазах мелькнул слабый огонек душевной теплоты и сожаления. Но в тот же миг его посмертное плохое настроение обратилось против возмущающейся мисс Кане. Пока актриса металась по залу, журналистка пыталась как можно менее заметно сделать еще парочку фотографий разозленной и растерянной звезды. К сожалению, у нее не было с собой диктофона, а упомнить все красочные выражения Клементины, чтобы потом передать их в статье, она, к сожалению, была не в состоянии. Значит, придется опять строчить обычную отсебятину.
- Боюсь, запирание дверей не входит в компетенцию мистера Буккера в виду его метафизического состояния, - пробормотала Лис, пытаясь помочь Клементине пододвинуть стол к двери. -  Да, мясник был весьма неразборчив при выборе жертвы, - ответила она актрисе, не уточняя, кого считала неподходящей жертвой, себя или ее.
Позволив мисс Кане почти самостоятельно дотолкать стол до двери, Лота изобразила чрезмерную усталость и оперлась о ближайший книжный стеллаж, вытирая платочком якобы вспотевший от непомерной физической нагрузки лоб.
- Как странно, - добавила она, - меня тоже сегодня, так сказать, окурили ужаснейшим табачным дымом. Буквально за несколько минут до того, как я вошла в библиотеку, – тем же платочком она любовно протерла объектив фотоаппарата. – Мне еще показалось, что люди сегодня необычно агрессивны. Хотя с моей профессией всякого можно ожидать…
На пару секунд в библиотеке воцарилась тишина. Лиселотта с интересом наблюдала за мистером Буккером, который, как она предполагала, то ли думал, то ли уснул. В любом случае, мешать ему очень не хотелось. Журналистка успела отправить в рот аскорбинку, которой удачно подавилась, услышав результат размышлений библиотекаря. Если бы ей не пришлось мучительно откашливаться, она бы наверняка попыталась убить шутника, не смотря даже на то, что в его случае было уже поздно. Она, конечно, не так уж сильно боялась смерти, но все же ее не радовала мучительная агония, сопровождающая уход в мир иной по причине чумы, так же как и мучительное ожидание в очереди за новым телом.
- Пошутите мне, - злобно сверкнула глазами Лис и показала Буккеру язык скорее из вредности, чем из-за его приказа. – Лично я сомневаюсь, что это сглаз, - буркнула она, считая, что скорее всего тут виноват кто-то из собратьев-демонов, решивших поразвлечься. Но все же полезла за книгой.
Чтобы достать ее, низкорослой Лотте пришлось подтянуть стул и, совершенно не замечая припаркованной рядом лесенки,  тянуться, встав на цыпочки, за указанным фолиантом. Книгу эту, видимо, давным-давно не только не читали, а вообще не брали в руки. Толстый слой пыли радостно поднялся в воздух, щекоча глаза и ноздри девушки. Громко чихнув, она потеряла равновесие и плюхнулась со стула на пол, подминая под себя фотоаппарат и книжку. Что-то громко хрустнуло. Лис очень надеялась, что это одна из ее собственных костей. К сожалению, все кости были целы. В отличие от объектива.
- А что б вам с вашей дурацкой книжкой! – злобно зыркнула она сначала на библиотекаря, а потом на актрису и повторно чихнула. – И вообще это  не о сглазе, а о каком-то апокалипсисе… - обижено насупилась она, как будто кто-то был виноват в том, что она взяла не ту книгу.

+

Простите, я очень плохой развивальщик сюжета. Если надо что-то развивать определенным образом, стучите.

+4

20

Клементина с прищуром глянула на библиотекаря, углубившегося в философические дебри. Интересно, про позёрство он это серьёзно? И если да, то в чей огород только что приземлился здоровенный булыжник? Актриса вдруг вспомнила, что она актриса, и решила на всякий случай обидеться на призрака. Впрочем, девушка быстро «отошла». Кане никогда не держали зла на ближнего своего, даже если этот ближний – знатная редиска.
Актриса вместе с журналисткой (или кем она там была, Клементина запамятовала), наконец, дотолкала стол, намертво подперев им входные двери.
- Какой тяжёлый. Я думала, вдвоём его будет легче двигать, - девушка критическим взглядом осмотрела плоды совместного труда, уперев руки в бока. Да так и подпрыгнула, исполнив в воздухе балетное па с элементами гопака.
- Какая чума, вы что? – Глаза девушки округлились. Она бы ещё и пальцем у виска покрутила, но ограничилась лишь взглядом а-ля «месье, вам пора принять ваше лекарство».
Клементина точно была уверена, что ни о какой чуме в данной ситуации не может быть речи, иначе она бы уже давно почернела. Ведь от чумы чернеют, верно? Вот, а она бела, как снег, можно даже сказать, неестественно бледна, что, в общем-то не удивительно и вполне себе простительно. После всего пережитого…
А вот сглаз или порча – почему бы и нет? У талантливой актрисы всегда найдётся в шкафу пара-тройка скелетов, оставшихся от её злопыхателей. Да та же Иветт-завядший букет так и метит на её место, хотя сама только красивыми коленками и может похвастать. Никакого таланта, сплошные амбиции на пустом месте.
Обо всём этом Клементина размышляла, глядя на лезущую куда-то наверх мисс Нуар. Актриса продолжала размышлять, даже когда с этого самого верха раздалось какое-то «ах», а потом уже снизу «бум» и «хрясь». Лиселотта крайне неудачно приземлилась, подмяв под себя орудие своего ремесла, так что Клементине даже жалко её стало, но вместо слов сочувствия актриса выхватила найденную журналисткой книгу и принялась листать её. Так, интереса ради. Вообще, она надеялась найти там красочные иллюстрации. Все ведь любят книги с картинками.
- Смотрите! – Актриса ткнула пальчиком в одну из страниц, на которой был изображён мужчина с трубкой в руках, окутанный плотным дымом, и дерущиеся вокруг него люди. – Да тут же наш случай описан, - пробормотала Клементина, пробегая глазами исписанные страницы.
На всякий случай девушка глянула название книги. «Апокалипсис для чайников». Звучит обнадёживающе. Вот так выйдешь из дома за хлебушком, а на дворе конец света.

+2

21

Гарольд всегда поражался людям, поэтому одна из его бровей всегда была чуточку приподнятей, волосы стояли чуточку дыбом, а на лице застыло извечное выражение удивления смешанного с разочарованием.
Будучи маленьким ребенком, Букер даже плакал, но потом, осознав всю невыносимость бытия, маленький социопат зарылся в книгах, которые и спасли ребенка от помешательства и карьеры маньяка-убийцы. Хотя именно он мог сейчас блестать во всех полосах местных газет вместо бездарного Кардиолога.
Ух, он бы показал этому городу, ух он бы развернулся на всю мощь и превратил все это жалкое кровопролитие в искусство. Не обошлось бы без аппликаций из макарон на трупах и загадочно вырванных из середины книги листках со стихами Боблера или Редбо. В общем, повеселился бы.
Мечты мечты... А мы возвращаемся к унылой реальности, хоть сегодня она и не настолько уныла, чем прежде. Но так могло показаться лишь простому обывателю. Гарольд же, в свою очередь, ненавидел приключения, встряски и всякого рода отклонения от нормальности. Он с горечью вспоминал такие моменты, как сюрприз-вечеринка на фальшивый день рождения Мелвина, лежачая вечеринка в библиотеке, тот день, когда Мелвин привел домой коня... Если подумать, больше 50% всех его бед были связаны с Мелвином. Но с этим он разберется позже.
Библиотекарь вышел из задумчивого состояния. а дамы уже листали одну из книг с полки.
-Нет, вы взяли не ту книгу! - взъерепенился Гарольд, его взъерошенные волосы стали еще более беспорядочными, если такое вообще возможно.
- Хотя постойте, - как бы ему не хотелось признавать собственную неправоту, все равно пришлось, картинка и описание очень даже подходили к ситуации. - Так вы говорите, вас обеих окурил странный тип похожий на этого? - Гарольд не хотел знать ответ, он и так его помнил, но мыслительный процесс требовал соблюдения определенных шагов. - И все это в книге "Апокалипсис для чайников"...хм. Знаете, что я думаю? Знаете? Нет, хотите ли вы знать, о чем я думаю?! Это достаточно занимательный факт! Хотите знать, хотите? Я вас не слышу, хотите? - призрак перевозбудился, а когда такое случалось, он мог свернуть горы, найти зарытый под ними клад, вернуть горы обратно и успеть к ужину.
- Я встану вот здесь, чтобы вам лучше было меня видно, - он расправил плечи. - Не только вы умрете, но и мы все умрем, - прозрачное лицо Гарольда осветила улыбка, он был хорош, да что там, он был блестящим.
Нет, правда, эктоплазма призрака слегка светилась от радости. Такое случалось редко, в основном, когда по его милости кто-то что-то ломал или в библиотеку возвращали все книги. Но это! Это настоящая находка.
- Поэтому давайте-ка быстренько, тут есть рецептик, снимем симптомчики, потом выпишу вам рецептик, придете через десять дней закрывать больничный, - Гарольд заметил недоумение на лицах своих нежданных гостей, - ну, хорошо, не хотите играть в Доктора и не надо, - он надул губы, - тогда и в подсобку не суйтесь, там синяя будка, вам это явно не понравится...
Библиотекарь засуетился возле стола своей коллеги, взял оттуда несколько склянок и сунул Клементине в руки.
- Хорошо, что эта старая ведьма Беатрис, считает себя ведьмой, у нее тут куча барахла, которое ни разу не поможет ей омолодится, зато поможет вам. Возьмите мяту, потом немножечко из этой склянки, заварите, вон чайник, смешайте с чесноком, он развешам между вторым и третьим рядом от вампиров, выпейте и все как рукой снимет. Останется неприятный амбре, но вы же не замуж собрались да?  - он подмигнул мисс Нуар.
- Сделайте все это, а потом идите и расскажите о моей доброте людям, пусть знают, что Гарольд Букер способен на свершения. Хотя нет, постойте, тогда они будут обивать мой порог, просить помощи. Никому не рассказывайте, держите в тайне, а то завалюсь к вам и напугаю в душе.

+4

22

Клементина стояла, зажимая пальчиками всученные призраком пыльные склянки, и лишь глазами хлопала. Хлоп-хлоп. Библиотекарь суетился, что-то рассказывал. Пожалуй, в этот момент  он выглядел живее, чем когда действительно таковым являлся. Надо же, как весть о скором конце всего может изменить человека. Даже мёртвого. Актриса же впала в некое состояние лёгкого транса. Перед её мысленным взором пронеслась вся её короткая, но такая насыщенная жизнь, все её роли, все те трупы, которые ей посчастливилось сыграть. Пожалуй, больше всего Клементине будет не хватать уже ставшего ей родным бутафорского гроба. Да, пускай обивка его уже потускнела, а бархат кое-где повытерся, он стал девушке уже родным. И в нём так удобно было лежать. Как-то раз Клементина натурально уснула в гробу прямо посреди спектакля. Та роль ей особенно удалась. Актрисе даже вручили за неё золотую каску. Но теперь всё это в прошлом, никто больше не оценит её талант, никто не восхитится её блестяще сыгранными трупами, потому что все сами скоро ими станут. Тщетно бытие…
Актриса вздохнула, возвращаясь в мир, в котором она привыкла жить. Она вновь посмотрела на мистера Букера чистым, незамутнённым взглядом. Так смотрят люди, познавшие шмао. Или конченые шизофреники.
- Признайтесь, вы ведь сами сейчас всё это придумали. Этот рецепт годится разве только для того, чтобы травить тараканов по подвалам. И то, я уверена, эти сволочи выживут, - Клементина уже приходила в себя, исчерпав весь лимит рефлексии и себяжаления.
Девушка отставила склянки, при этом брезгливо поморщившись. Она даже пальцем шевелить не желала, чтобы приготовить какую-то неудобоваримую гадость. Это библиотекарю терять уже нечего, а Клементина на тот свет пока не торопилась, тем более тот свет сам в скором времени обещал к ней заявиться.
- Вот что, сами делайте свою микстуру, а я найду способ поприятнее покончить с собой. Хотя… Да, определённо, делайте эту микстуру! Мы напоим ею того самого курильщика, и он сдохнет, - глаза девушки загорелись от посетившей её гениальной идеи. – А пока что мы будем обороняться. Мистер Букер, крепки ли стены библиотеки так же, как ваша вера в скорую кончину всего? Мисс Нуар, баррикадируйте окна и двери, у вас отлично это получается.
Клементина была прекрасна. Стоя на столе, с растрёпанными волосами, она была похожа на древнюю (возраст здесь не при чём!) воительницу, сошедшую с полотна великого художника. Немного портили вид испачканные коленки, но и воительницам иногда приходится ползать на четвереньках.   Интересно, были ли в роду актрисы лендлорды? Определённо. Иначе как ещё можно было объяснить то особенное выражение лица девушки, с которым хозяин земель обычно осматривает свои владения? Если бы ещё её так же слушались… Однако никто, похоже, её пламенной речью не вдохновился.
- Что, никто не собирается мне помогать? Что ж, прекрасно, сделаю всё сама, - Клементина слезла со стола, явно обиженная таким пренебрежением к её персоне.
Актриса в задумчивости глянула на раскрытый фолиант. Голову её посетила внезапная мысль и оставила там неизгладимый след. Девушка обеими руками подхватила книгу и направилась куда-то вглубь зала:
- Пойду-ка я подумаю в тишине и спокойствии, - сообщила девушка парочке. Правда, она и так уже всё придумала.
Клементине нужны были единомышленники, от этих же двоих толку явно не было. По пути актриса подхватила оставленную кем-то куртку (бедняга, замёрзнет ведь), которую явно стирали в духах, но это играло девушке на руку. Авось приторный аромат забьёт табачный дым, и ей удастся проскользнуть мимо толп разгневанных горожан. Главное самой не задохнуться.
Едва не теряя сознание от одуряющего аромата, Клементина всё-таки добралась до пожарного выхода и выскользнула из библиотеки. Девушка вдохнула полной грудью. Свежий воздух опьянял и рисовал в глазах разноцветные фигурки, которые, в более подходящее время Клементина непременно рассмотрела бы, но сейчас у неё была ответственная миссия. Она должна была донести до горожан страшную правду, а заодно сбагрить кому-нибудь оттягивающую руки книженцию. И Клементина дала дёру.

+2

23

Тёмный силуэт за окном не двигался достаточно долго, чтоб его можно было принять за тень от какого-нибудь архитектурного изыска.
Силуэт наблюдал и выжидал.
Разжигающий вражду табак действовал прекрасно. В скором Апокалипсисе силы Войны покажут себя с лучшей стороны.
К тому же одной из смертных удалось вынести из библиотеки чрезвычайно познавательную книгу. Если весь город просто уничтожат, даже без попыток сопротивления, если никто из жителей не узнает о грядущей напасти - разве же это война?
Когда двери пожарного выхода закрылись за мисс Кане, источающей резкий запах духов, силуэт кивнул сам себе и растворился.
На улице бродячий оркестр затянул тревожную мелодию. Впрочем, музыка быстро оборвалась - трубач без особых причин ударил гитариста, а предводитель оркестра, владелец музыкального треугольника, принялся беспорядочно лупасить обоих.

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 5.8. о вреде чтения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC