Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Now you see me

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Бертрам Блейк и Харлан Верн в психологическом триллере о кроликах...
... когда-то давно, когда Блейк был моложе, а Верн только-только объявился в Виспершире.

Итак, из зоомагазина похищены белые кролики. Полиция в тупике, но что-то подсказывает, что намечается целая серия подобных ограблений. Копам приходится обратиться за помощью к иллюзионисту, который очень кстати сидит в соседней камере.
Но какое отношение Верн имеет к преступлению? Сколько тузов у него в рукаве? Будут ли похищены белые голуби из голубятни?

+4

2

Маленький магазинчик выглядел тихим и пустым. По обе стороны от входа громоздились клетки, тускло блестящие прутьями в темноте, напоминая какой-нибудь фильм ужасов вроде «Молчания гусар». На полу за прилавком нашли озадаченного кролика с чёрным пятном на спине – единственного оставшегося. Продавец объяснил, что уже как раз собирался закрываться и только на минутку вышел в кладовку, а когда вернулся, все кроличьи клетки были открыты.
- Кто мог это сделать? – жалобно спросил он.
- Не знаю. Фокусники? Профессор Кэрролл? У ваших кроликов были враги?

Дело оказалось намного серьёзнее, чем хотелось бы Блейку. У них не нашлось ни одной зацепки из ряда «эти олухи обронили визитку своего парикмахера» или «роняли по кролику вплоть до самого своего дома, так мы их и выследили, босс». И вот уже все разошлись по домам, а Блейк составлял компанию дежурному полисмену, излагая ему мысли по поводу дела, как кивающей, агакающей и чавкающей пончиками пустоте. Завершающим аккордом послужило предположение о фокусниках.
- Да? А мы как раз поймали сегодня одного. Он там, - сказал дежурный, нервно оглядываясь на камеру изолятора, - Сидит в смирительной рубашке.
- Почему?
- Снял с себя все наручники. Потом открыл камеру и сбежал. Его нашли в сейфе Рида, заперся там изнутри. Когда открыли, он попросил утопить сейф вместе с ним в резервуаре с водой или хотя бы в реке, и смотреть внимательнее. Этот парень чёртов псих! Надеюсь, скоро его переправят в психушку.
Блейк вспомнил сейф Рида, - который сам любил иногда вскрыть ради тренировки, - и ужаснулся: размерами тот не превышал чемодан.
- По крайней мере, - продолжил дежурный, прожевав пончик, - мне так рассказывали, сам-то я не видел.
- Марти, дай ключи, - решительно сказал Блейк, вставая, - Мне надо с ним поговорить.
Дежурный, которого звали Сид, проводил детектива восторженным взглядом поверх непрестанно двигающихся щёк.
На секунду остановившись перед дверью и глубоко вдохнув, Блейк сделал шаг.
- Мистер Верн, - широко улыбнулся он, щёлкнув замком, - наслышан! Приятно познакомиться. Что скажите, если я предложу вам игру? Правило одно: вы помогаете мне, я помогаю вам... Эм, а где вы?

Отредактировано Bertram Blake (21.06.13 20:27:03)

+4

3

Серые, нависающие стены камеры предварительного заключения сменились ещё более нависающими и мрачными стенами одиночки. Позёвывая на нечётное, но впечатляющее количество ремней, украшающих смирительную рубашку, а вместе с ней и Харлана, иллюзионист с грустью думал о том, что этот мир ещё не готов принять настоящую магию.
Это была первая встреча Верна и Виспершира. Они сразу друг другу понравились. Не то чтобы такой прагматичный и всецело преданный науке обмана юноша верил в судьбу и прочую дребедень, но в этой встрече города и человека явно присутствовал налёт мистицизма и сумрачной таинственности.
В Виспершир Харлан прибыл с новой программой и в новейшем образе. Мрачный, хладнокровно-отстранённый, не разменивающийся на пышные эффекты, но с невероятным достоинством и высокомерием чистокровного волшебника демонстрирующий магию в чистом виде. Никакого специального оборудования, потайных дверей и отвлекающих внимание зрителей маневров.

— Вы внимательно смотрите? — именно произошедшему после этой сакраментальной фразы Харлан был обязан своим нынешним местоположением. Тонкий, потусторонне-сумрачный юноша, похожий на внучатого племянника Маркиза Рявкулы, прямо на сервированном свежими яствами столе разрубил топором светскую даму, у которой, если верить проводившим допрос служителям Закона, даже имелся дворянский титул.

В замке тяжело звякнул вворачиваемый тяжёлой рукой ключ. Не смотря на малое количество зрителей и скудно обставленную сцену, шоу продолжалось.
— Чем же я могу вам помочь… инспектор Блейк?
Голос отражался от близко стоящих стен, диссонировал, скатывался в потустороннее эхо.
— Само собой, я здесь, — дверь за спиной полисмена закрылась с тяжёлым вздохом. — Иначе за разговоры с самим собой вас сочли бы сумасшедшим.
Звук дыхания. Шорох. Пляска теней на стенах в тусклом свете коридорной лампы.
— Предложил бы вам обняться, — таинственный шепот у самого уха инспектора, — или чашечку чая. Но связанные руки не позволяют мне быть гостеприимным хозяином. Присаживайтесь, инспектор. Вы ведь наверняка уже поняли, что не все похищенные кролики были белыми, — металлическая бляшка одного из ремешков таинственно сверкнула в поддержку слов фокусника.

+4

4

- Нет. Зато теперь я знаю, что надо проверить звукоизоляцию камер, - потирая переносицу, сообщил детектив, - У меня что, брюки в разноцветной кроличьей шерсти или это был риторический вопрос?
Он пробыл в камере каких-нибудь секунд тридцать и уже устал от этого подростка. Подростками Блейк называл всех,  кому не повезло быть младше инспектора хотя бы на два года, и все они его раздражали. А этот к тому же имел крайне неприятную привычку постоянно перемещаться с места на место, но проблема состояла в том, что всё то время, пока на него падал взгляд, парень оставался неподвижен.
Это нервировало почище Генри Грэхема, который с недавних пор регулярно являлся к Блейку во снах, мягко говоря, необычного содержания. Бертрам отогнал навязчивое видение кондитера в фартуке и взбитых сливках на голое тело, в сотый раз оправдывая себя перенапряжением на работе, и попытался сосредоточиться на действительности.
- За чем же дело стало, - рассеянно пожал плечами Блейк, решивший продемонстрировать добрую волю и освободить руки фокусника, потому что поздно сообразил, до чего эта идея может оказаться плохой. Но отступать было некуда, кроме того Блейк прекрасно осознавал, насколько неловко себя почувствует, если (когда?) парень высвободится сам.
Рука, протянутая к застёжке, задержалась. Ещё есть шанс отвесить поганцу подзатыльник и уйти спать. Но Блейк потянул на себя ремешок, потом ещё и ещё один – и рукава смирительной рубашки свободно повисли.
Теперь его будет удобно ими задушить, - сумрачно подумал Блейк и улыбнулся этой мысли.
- Чтож, мистер… Верн, так? - инспектор отвлёкся на тонкую папку у себя в руках. Опомнившись, он резко перевёл взгляд обратно на собеседника, возможно, чуть более резко, чем хотел.
- Вы ведь недавно в городе? Конечно недавно, иначе бы попадались нам так часто, что получили бы именной ошейник с телефоном участка. Сами присаживайтесь, – его тон был спокоен, ничем не выдав сдерживаемое «чёрт бы вас побрал», - Если вам есть, что сказать, начните.
Блейк вытянул ноги под стол и сложил пальцы домиком под подбородком. Он не был легковерным и с детства привык смотреть не на ту руку фокусника, которой он размахивает перед публикой, а на ту, которую прячет в карман. Верн явно не собирался так просто отказываться от своих любимых трюков, так что Блейку предстоял шанс провериться на внимательность.

+5

5

Руки для фокусника – важнейший инструмент, который требует тонкой настройки и бережного обращения. Но если руки иллюзиониста связаны, скованы или перемотаны липкой лентой и присыпаны пухом, это вовсе не значит, что фокус заключается в освобождении. Возможно, это просто часть более глобального действа, призванная отвлечь внимание.
— Вы так великодушны, инспектор! Уверен, ваши коллеги вам этого не простят, — таинственно улыбнувшись, Верн расправил плечи и сел напротив Блейка. Пальцы, скрытые широкими длинными рукавами крутили шесть монет разного размера, веса и достоинства. Откуда взялись монеты у парнишки после тщательного обыска и изъятия всех вещей? Само собой ответ прост – магия.
— Итак, вам нужна информация, — внимательный, насквозь пронизывающий взгляд вперился в лицо инспектора, подмечая движение каждой мышцы. — Мои преступления слишком серьёзны и непростительны, чтобы пытаться обменять мои знания на свободу, понимаю.
Не каждый ведь день не добравшиеся до совершеннолетия юноши прилюдно распиливают знатных дам.
Еле уловимое движение плечом, громкое «Апчхи!» с опрокидыванием вперёд. За дюйм до встречи лба с металлической столешницей Харлан выпрямился и тряхнул головой, откидывай назад волосы.
— Я помогу вам, инспектор. Но взамен, — Верн поднял вверх руку, позволяя рукаву сползти вниз. Между указательным и средним пальцами фокусник ловко прокручивал удостоверение Блейка. — Мы поговорим о вас. Мой вопрос, ваш ответ, моя подсказка. Согласны? Расскажите мне про ваше самое радостное детское воспоминание. К слову, за ваш ответ я уже заплатил тринадцать крон. Можете проверить левый карман брюк.

+3

6

- Эм, да, конечно. Вы правы, обещать вам свободу я никак не могу.
Бесспорно, Верн убил ту знатную особу…
…В этом-то и заключалась проблема: дама осталась в восторге. Она материализовалась в морге и тут же объявила, что её недописанное завещание – это как раз и есть её незавершённое дело на земле, а раз так, то она собирается дождаться смерти всех своих прямых наследников и ни в какой мир иной уже не пойдёт. Ещё она пожелала усыновить того чудного молодого человека, который организовал её скоропостижную кончину и отблагодарить его как следует.
Поэтому-то, собственно, полицейские и прятали Верна подальше от её глаз: они надеялись, что она бросит поиски фокусника и усыновит кого-нибудь из них. Это не считая того, что тюремные решётки надёжно защищали молодого человека от разъярённо толпы родственников почившей леди, которым тоже нашлось бы, что ему сказать.
- Зато я могу носить вам печенье каждые выходные. Будьте здоровы… Что?
Блейку уставился на удостоверение в длинных пальцах, испытывая неприятное ощущение нарастающего беспокойства. Такое чувство посещало его нечасто, но на этот раз оно, похоже, пришло с чемоданами и заняло полочку в ванной. Особенно если учесть, что он оставил документы в пальто.
Следующее заявление Верна и вовсе заставило холодок пробежать по спине детектива: карманы на брюках у него были только сзади, а ведь он всё это время сидел на стуле.
- Сначала убедите меня, что вам есть, что сказать, помимо «вы внимательно смотрите?», - холодно отрезал Блейк, невероятным усилием, как дрессировщик, окорачивающий рвущихся с цепи собак, заставляя свои руки продолжать лежать перед ним на столе, а не обшаривать карманы или сжимать шею собеседника.
- Или хотя бы объясните, зачем вам это. И отдайте бумажник.

+2

7

— Вы совсем плохого мнения обо мне, инспектор. Бумажник всё ещё в вашем пальто, я позаимствовал только удостоверение, — Харлан протянул полицейскому его документы через стол и устремил на копа проникновенный, полный таинственной загадочности взгляд. Инспектор явно не собирался поддаваться на провокации – либо не верил в магию, либо поспорил с сослуживцами, что Верну не удастся превратить служителя Закона в восторженного зрителя. Подобный вызов Харли не мог не принять.
— Зачем мне что, инспектор? Формулируйте свои вопросы яснее, если не хотите познакомиться с ментальной магией поближе, — спрятав за длинным рукавом ухмылку, Верн пальцами отбил по столешнице один цирковой мотивчик, предвещавший смертельный номер.
— Я всё ещё не услышал ответ на свой вопрос, поэтому вы не получите подсказку. Надеюсь, вы не затаите мелочную обиду, инспектор, и в выходные порадуете меня печеньем?
В действительности, за те несколько дней, что юный иллюзионист провёл в Виспершире, он успел познакомиться с немалым количеством интересных личностей, узнать много чудного о добрых горожанах и обзавестись собственной винтажной каруселью по дешёвке. Собственно, у Харлана было много творческих планов, которые хотелось как можно скорее начать реализовывать. Тюремное заключение шло вразрез с этим простым, но искренним желанием.
Во время вечерних посиделок в одном из богемных пабов городка Верн услышал очень забавную историю о любви, мести и кроликах. Но не мог же он так просто взять и выложить всё полицейскому, отказывающемуся верить в чудеса.

+2

8

Как ни странно, просьбы уточнить вопрос, каким бы он ни был – начиная с «берёте ли вы её в жёны?», оканчивая «каковы ваши требования в обмен на живых заложников?» – напрочь отбивают желание его уточнять. Даже внутренний голос Блейка, который в обычной ситуации вещал как радио, не находил слов, только фыркал рассерженным ежом. И в комнате на некоторое время наступила идеальная тишина.
А потом часть сознания, до сих пор отвечавшая только за протирание очков, миролюбиво заметила, почему бы не уступить? Почему не сделать,  как Верн хочет?
С другой стороны, из памяти детектива внезапно вышибло все воспоминания, словно они были бильярдными шарами, и кто-то блестящим ударом загнал их все в лузы, очистив стол. Можно бы было рассказать, как им с Ломманом довелось подделывать водительские удостоверения и покупали на них выпивку, но это произошло на прошлой неделе, а детство, насколько Блейк мог помнить, кончилось несколько раньше. Оставалось импровизировать, склеивать обрывки чужих рассказов, увиденных фильмов и анекдотов с обратной стороны пачки хлопьев для завтрака в одну историю, лишь бы дать фокуснику то, чего он хочет. В какой мере это получится ложью не имело значения.
– Хорошо. – Блейк тяжело откинулся на спинку стула, и тишина рухнула, как мог бы рухнуть театральный занавес, придавливая осветителя. Правда, последовавшая пауза продлилась так долго, словно Бертрам успел передумать, и всё-таки он заговорил:
– В четыре года, когда я боялся монстра под своей кроватью, никто и не пытался объяснить мне, что его не существует. Однажды мой старший брат сказал мне, что я перестану бояться монстров, только если смогу их победить – и тогда мы сняли матрас с ножек, чтобы монстру негде было прятаться. До двенадцати лет дрых на полу... Этого вам достаточно, чтобы дать мне подсказку, мистер Верн?

Отредактировано Bertram Blake (15.08.13 15:54:28)

+2

9

Харли уже и не помнил, когда он в последний раз вот так просто сидел и никуда не спешил. Обычно его ожидало тысяча и одно важное дело, мириады планов и великих свершений, ну и, конечно же, целеустремлённое продвижение ко всемирной извести. Посему выходило, что даже в тюремном заключении можно найти немало плюсов. Отдых, тишина, бесплатная кормёжка, крыша над головой и благодарная публика – что ещё надо творцу для оттачивания своего мастерства?
Наступила очередная затяжная пауза в разговоре, снова тяжёлый взгляд инспектора принялся прожигать во лбу фокусника одно за другим воображаемые пулевые отверстия. Верн непринуждённо откинулся на неудобную спинку стула и посмотрел на полицейского ответно-пристальным взглядом. Казалось, температура в комнате повысилась на пару градусов от столь пристальных переглядываний.
— Воображаемый старший брат – это уже интересно, — конечно Верн не мог утверждать наверняка, ведь брат инспектора Блейка мог давно покинуть сей бренный мир или же город, стать в собственной семье изгоем, о котором не говорят. И всё же с большей вероятностью выходило, что никаких братьев у инспектора за всю его жизнь не наблюдалось, иначе до Харлана обязательно донёсся хотя бы один слушок о нём. Когда дело касается ментальной магии, главное – сохранять хладнокровие и источать уверенность.
— Какой ответ, такая и подсказка, — Верн укоризненно наставил на полицейского рукав смирительной рубашки, — Именно так следовало мне вам ответить. Но, так уж сложилось, что я не желаю зла пропавшим кроликам, поэтому, всё же, увеличу их шансы на выживание. Где сегодня к ужину подают рагу из крольчатины?
Впрочем, именно в этот день полиции Виспершира будет труднее всего найти похитителя драгоценных тушек, потому как в День Благ Дарения каждый горожанин готовил обязательное блюдо из крольчатины.
— Вы любите кошек? Ответите на этот вопрос, и я помогу вам сузить круг подозреваемых.

+2

10

- Хорошо, вы правы, возможно, это была сестра. Вероятно, двоюродная.
Помнится, в далёкие времена, когда Блейк учился в школе, по истории им рассказывали о ещё более далёких временах. Якобы тогда люди готовы были поверить во что угодно кто бы и какую чушь им не внушал, правда, после этого оратор редко смеялся последним: на костре не очень-то посмеёшься. Блейк не слишком хорошо учился в школе, поэтому не знал всех тонкостей психологии людей эпохи королевы Елезалезлы, иначе бы он понял, за что с каждой минутой начинает ненавидеть этого наглого мальчишку всё сильнее – потому что начинает ему верить.
Пришла пора играть наиболее честно, решил для себя Блейк, в конце концов, ну что ему терять, кроме самоуважения?
- Рагу из крольчатины? Нет, это уже слишком. Никто не станет красть столько кроликов просто ради того, что бы их съесть. Или преступники нынче повелись совсем без фантазии, - он горестно вздохнул своим мыслям. Даже участие в деле Верна не могло скрасить названное обстоятельство.
- Вы считаете, что нам больше не увидеть кроликов живыми?.. Кошки? Да, конечно, я люблю кошек, к слову, намного больше кроликов, но обычно это ими подменяют последних, а не наоборот. Но если вы намекаете на агентство «Кейнс и кошечки», то ответ будет – нет, я терпеть не могу кошек. Да и зачем Кейнсу грабить крольчатню?
Стоп. Решение быть откровеннее развязало ему язык до такой степени, что он начал думать вслух. Идиотская ситуация. Но не более идиотская, чем само преступление.
…Кстати о школе. На ум инспектору наконец-то пришла одна история.
- Ладно, дело было так. Самое лучше воспоминание, как во втором классе меня поцеловала Кесси Саммаер. У неё был блеск на губах, он пах как жвачка с Битлменом. Что я несу, вас же ещё тогда на свете не было: не со вкусом Битлмена, а с наклейками, естественно. В общем, - заключил Блейк, поднимаясь со стула, - Я благодарен вам, мистер Верн, за помощь и обязательно обдумаю ваши слова. Но боюсь, мы ещё встретимся, так что если вам есть что добавить – сделайте это сейчас.
Это была стандартная формулировка при общении с осведомителями и свидетелями, так что Блейк не надеялся на успех. Он направился к двери, напомнив себе пересчитать все ключи от камеры изолятора.

+2

11

Упомянув свою несуществующую сестру, инспектор заставил воображение Верна заработать с утроенной красочностью. Не так-то просто представить Блейка в женской ипостаси, а затем, с учётом заявленной двоюродности, прибавить несколько штрихов, отличных от оригинала, но не настолько, чтобы кровное сходство утерялось. Харлан тряхнул головой, прогоняя из мыслей навязчивый образ бородатого инспектора в вечернем платье.
― Помилуйте, что же ещё делать с кроликами в таком количестве? Если их съесть, это хоть немного уменьшит энтропию Вселенной, ― Верн опустил взгляд в таинственной многозначительности. ― На вашем месте я бы внимательнее отнёсся к сказанному мной, ведь Виспершир – такое место, где самые бредовые версии оказываются обыденностью, вам ли не знать.
За всем этим позёрством и нагромождением выдумок Харли и сам постепенно начинал забывать, что же с кроликами случилось на самом деле и как со всем этим связан детский надувной круг в красную клубничку.
― Вот видите – немного правды с вашей стороны и мы уже вычеркнули из списка подозреваемых мистера Кейнса, ― Верна очень впечатлил внезапный монолог полицейского, он понял, что совершенно случайно набрёл на ту самую больную мозоль, которую не стоило топтать без особых на то оснований.
«Как интересно: частный детектив, сварливый полицейский и их неразрешимый личный конфликт».
Следом за признанием о Кейнсе, инспектор поведал о лучшем воспоминании. К слову, Харли был практически уверен, что сейчас в городе не проживало ни одной дамы по имени Кесси, как не было и семьи с фамилией Саммер. Однако если фантазия Блейка была способна генерировать такую ванильную умилительность, Верну нетерпелось узнать, на что ещё способен этот ворчун в погонах.
― Постойте, инспектор, ― парнишка картинно вздохнул, будто принимал труднейшее решение в своей жизни. ― Ваше откровение тронуло меня за душу, потому я помогу вам. Амалия. Это имя наверняка сказало вам о многом. Но прежде, чем вы прикоснётесь к разгадке, вы должны поверить в волшебство.
Харли возвёл полный театрального драматизма взгляд на инспектора. Та Амалия, о которой заговорил фокусник, была двенадцатилетней школьницей, которая всё ещё верила в сказки. По её версии продавец зоомагазина был темнейшим колдуном всех времён и народов, превратившим в белоснежного кролика прекрасного принца. Умница Амалия решила отомстить злому колдуну, лишив того ценного товара, ну и заодно обзавестись личной жизнью в лице расколдованного морковкой любви принца.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC