Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Шах и мат


Шах и мат

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Место: пентхаус Важдры Сингха на крыше небоскреба «Три слона».
Время: черт его знает
Гроссмейстеры: Важдра Синг, Кеннет Росситер.
Королевский гамбит: два закадычных демона встречаются на досуге, чтобы поиграть в шахматы. Вот, собственно, и все, зачем время терять.

0

2

«Давненько я не брал в руки шашечек…»,- думал главный факер театра «Зеркальная маска» Ваджра Сингх, возвращаясь со службы в свои апартаменты системы пентхаус-люкс в затрапезном районе Виспершира.
Пентхаус он выиграл в русскую рулетку в закрытом клубе. Владелец пентхауса с перепугу ошибся в подсчете прокруток барабана, и единственный холостой патрон вышиб ему мозги. А факиру досталась недвижимость – таково было условие пари. Наличные же деньги у него водились редко, да и те уходили на оплату алиментов. Все, чем он обладал, состояло из сундука с фамильными драгоценностями. Там были: пара рубинов-близнецов каждый величиной с куриное яйцо; изумруд «Хан Баба», владельцы которого неизбежно становились жертвой проклятия касты барменов, у которой этот камень был украден пять веков назад; неограненные алмазы россыпью, добытые незаконным путем из кимберлитовой трубки где-то южнее экватора. Всякую мелочь типа жемчугов, яхонтов,  аметистов и серебряных браслетов Сингх вообще в расчет не брал. Иногда, в самые тяжелые моменты до получки, он относил пару-тройку  камушков в ломбард Шаху, с которым давно приятельствовал. А через некоторое время отыгрывал их обратно в шашки или шахматы. Он выигрывал у Шаха всегда и во всем, это было даже неинтересно!
Познакомились они при темных обстоятельствах. Однажды поздно ночью факир торопился домой, отыграв огненную репризу на каком-то корпоративе. Настроение у него было прекрасное: он не только получил оплату налом, но еще и всласть насмотрелся на мини-юбки и макси-ножки сотрудниц компании.
А дома у блюдца с молоком его поджидала верная подруга жизни очковая кобра Зубейда. Соскучилась, поди, проголодалась без хозяина… Сингх верил в карму и в то, что в следующей жизни он перевоплотится в очковую кобру и сочетается с  Зубейдой законным браком. По сравнению с его бывшими она была воплощением нежности, верности и домашнего очага.
Размышления о превратностях супружеской жизни не мешали ему приплясывать чечетку, притопывать копытами, игриво шевелить рогами под чалмой и напевать последний хит из блокбастера «Миллиардер из чащоб» :
-Jai Ho! Трам-пам-пам…Jai Ho! Трам-пам-пам…Jai Oh! Uh-uh-uh-ooohhh!
Как вдруг… внезапно… из темной-темной подворотни вынырнула согбенная фигура и проскрипела: «Огоньку не найдется?»
От неожиданности Сингх прекратил свои песнопения и защелкал пальцами – из них полетели искры и зажгли не только толстую сигару, протянутую ему незнакомцем, но и все вокруг.
Но это никак не повлияло на случайного знакомого: он невозмутимо затянулся сигарой, и сказал:
«Ну чо, пацан, узнаешь брата демона?"

+3

3

Летним субботним вечером так хочется отдохнуть от надоевшей каббалы и отдаться приятному времяпрепровождению.

Шах давил клопов в своей лавке и лениво перебирал в уме, чему бы этакому ему отдаться. И с кем. Все знакомые внезапно куда-то подевались.

Театр вместе с незабвенной Иветт Тьерри гастролировал где-то на задверьях Виспершира.

Патрульный Корх забрасывал мелкоячеистые сети и ловил крупную рыбу  в мутных криминальных водах.

Филипп Аддамс, кажется, разводил дромедаров и бактрианов. По крайней мере, такая информация регулярно поступала из Центра.

Мелвин Тодд полностью погрузился в поиски объектов национального достояния и потерянной игуаны.

Франк Херринг явно переключился на других, более перспективных больных, а Кеннет не входил в его выборку, поскольку шел на поправку.

Грейс Бишоп… О, эта изменчивая Грейс! Она исчезла, просто исчезла, не оставила ни записки, ни упаковки антидепрессантов, и демон проливал слезы по несбывшейся мечте старого одинокого холостяка.

Куда пойти, куда податься и чем, собственно, заняться? Оставался единственный вариант спасения от сплина: навестить старого приятеля Хабарила и поиграть с ним в какую-нибудь настольную игру.

Шах закрыл ломбард и лавку на висячие замки, наложил перед дверями заклятья и со спокойным сердцем направился к месту обитания факира. Почему факира не взяли на гастроли – этого демон не знал, и хотел выяснить. Так, промежду делом.
Придя к дому Сингха, демон поднялся по увитой паучьими гирляндами лестнице на последний, чердачный этаж  (о да, именно заброшенный чердак и был обиталищем мистера Сингха), и, не постучавшись, вошел сквозь плохо прикрытую дверь.

-Сыграем в очко? – сразу взял быка за рога Шах. Даже не поздоровался, чертяка: а чего там было здороваться, ведь эти двое знали друг друга целую вечность.

+3

4

За долгие годы знакомства Ваджра привык к маленьким странностям своего соигрока по настольным играм. И к его единственной шутке тоже. Поэтому, когда Росситер внезапно появился из-за двери и предложил сыграть в очко, он совсем не удивился. Оба они прекрасно знали, что играть в очко не будут, это было просто что-то вроде приветствия, не более. Иногда Ваджра задумывался, сколько еще веков должно пройти, прежде чем Кеннет научится здороваться по-человечески и стучаться, прежде чем войти. Очко было визитной карточкой Кеннета, по нему его узнавали всегда и везде.
Поэтому факир ничего не ответил, а просто снял змею, пригревшуюся и разомлевшую на его груди, и чалму, приклеившуюся к голове, и посадил первую во второю, чтобы не набросилась на старину Кена. Зубейда отчего-то отрастила на его приятеля большой и ядовитый зуб, впрочем, все жены Ваджры его не любили и подозревали в самых разных пакостях.
-Ох, хорошо-то как! – блаженно вздохнул он, избавившись от тяжелого и жаркого головного убора. Накладные усы он тоже снял и выбросил в мусорное ведро под раковиной. И теперь стоял перед Кеннетом в чем мать родила: в расшитом золотыми огурцами этническом халате и тапочках с загнутыми носами. – Сельдерейный сок будешь? – гостеприимно предложил он другу, хотя прекрасно знал, что тот не будет ни сок, ни другие безалкогольные напитки. Это был его собственный вариант ответного приветствия Кену. Весь цимес заключался в том, что когда он впервые так пошутил, Кен не понял и очень обиделся. И продолжал обижаться впоследствии. Таким образом счет был 1:0 в его пользу, впрочем, как и всегда.
«О_о! Сейчас начнется!» – подумал он, увидев, что губы его  старого друга предательски задрожали и  он уже готов разразиться упреками. Но на этот случай у него всегда с собой было: он быстро вытащил из кармана халата фляжку с коньяком и помахал ею перед носом Кеннета. Нагретый его огненным телом коньяк призывно булькнул, а Зубейда высунула голову из чалмы и от негодования раздула капюшон: она тоже была строгой вегетарианкой и не одобряла фокусы с коньяком.
-Рад тебя видеть, старина, - наконец признался Ваджра, поудобнее усаживаясь в глубокую позу лотоса. – Доставай шахматы, я сегодня в настроении разыграть королевский гамбит.

+2

5

«Ясен ферзь – гамбит!» – подумал Шах, расставляя фигуры на доске. Гамбит был любимой комбинацией Хамадрила и заключался в том, что он без зазрения совести тырил фигуры с доски.
Поэтому Шах особенно не старался и поставил фигуры как получилось, все равно это не имело ровно никакого значения. Так же, как и первый ход, который он любезно оставил за собой.

-Е2! – озвучил он начало игры и смело выдвинул вперед королевскую пешку белой гвардии.

«Пусть помучается с ответным ходом!» - злорадно подумал он и встал, чтобы немного поразмяться, пока его соперник будет изобретать продолжение. По опыту он знал, что факир, посаженный в позу лотоса, думает долго и отвечает невпопад. А он пока походит по чердаку и посмотрит, что новенького появилось в квартире друга со времени его последнего визита.
Он немного побаивался кобры, но в-общем признавал, что факир неплохо ее выдрессировал, поэтому кусалась она не часто.

«Когда же, когда вернется Аддамс и сделает мне красивого берсеркрыса!» - размышлял демон, меряя шагами чердак. Намерялось сто девяносто в длину и столько же в ширину: стандартный размер, разрешенный висперширским управлением по архитектуре. Поначалу, пока еще Сингх не въехал, чердак был более узким и вытянутым, но главный архитектор быстро внес свои поправки и придал ему нужные городу габариты. Теперь комната радовала своими пропорциями и Шах с удовольствием ходил по периметру как солдат по плацу, иногда посматривая на шахматную доску и пересчитывая оставшиеся фигуры. Факир вроде бы уже погрузился в медитацию и даже слегка похрапывал, но это было явно обманчивое впечатление. Внезапно Шах остановился и пересчитал фигуры три раза подряд: так и есть, его белый конь исчез! Видимо, ускакал за помощью. А Сингх сидел тихо, слегка раскачиваясь взад и вперед в такт движениям Зубейды, которая высовывала свою голову из семейного гнездышка и внимательно наблюдала за происходящим на доске.

«Смотри, смотри какой твой господин и повелитель до чужого добра жадный!» – с негодованием обратился Шах к свидетельнице нечистоплотности факира. Разумеется, вслух он не сказал ничего, а просто вернулся к доске и сделал ход оставшимся конем.

+2

6

Ваджра не спал и  не медитировал. Он давно уже потерял всякий интерес к игре. е2-е4, вот и вся премудрость! Никаких вариаций и комбинаций, тупо, скучно и просто.
А вот украдкой брать с доски фигуры было сложно и требовало настоящего мастерства, ловкости пальцев и усилия мысли. Взять-то коня он взял, но куда его спрятать так, чтобы дотошный Шах не нашел? Раньше он прятал фигуры под чалму, но сейчас головной убор был занят Зубейдой. А следующим ходом Ваджра собирался лишить противника слона. Потом – ладьи, и напоследок незаметно присвоить пару проходных пешек. Шах как будто и не замечал, что происходит на клетчатой доске, он был начисто лишен талантов как стратега, так и тактика. Делал ходы как по учебнику и ни разу не проявил оригинальности и творческого мышления.
Ваджра гордился своими способностями к древней игре, которую сам же и изобрел. Это потом ее извратили жалкие недоумки. А как все начиналось! Ваджра придумал многоходовку с обстрелом  противника фигурами. Фигуру разрешалось брать строго двумя пальцами правой руки.  Запрещались попадания между глаз, в третий глаз, в солнечное сплетение и все остальные чакры. Выигрывал тот, кто метнул больше всего фигур и первым отправил соперника в астрал.
Чтобы отвлечь внимание противника от ловкости своих рук, Ваджра постучал по доске и попросил: -Послушай, дружище, не дашь ли мне в долг сотенку до получки? – он прицельно бил прямо в больное место Шаха.  Знал, что тот, услышав о деньгах, сразу же задергается и занервничает.
Первой задергалась Зубейда, она всегда остро реагировала на стук по деревянным предметам. Зашипев, кобра изготовилась к броску.
-Тихо-тихо-тихо! – заворковал факир. –Проголодалась, о несравненная гурия моих покоев? Накося, закуси,свет очей моих! - и он молниеносным движением кинул Зубейде прямо в пасть фигурку белого коня.

+1

7

"Cовершенно не умеет играть , совершенно!" - в который раз негодовал Шах, наблюдая за манипуляциями Ваджры Сингха. Сколько лет и зим он ему обьяснял, что по новым правилам конь ходит буквой "зю", слон- по косой налево, а ладья -напрямки.  Но нет, Сингх всегда двигал любую фигуру  по одному ему известной траектории: с доски себе в рукав или под чалму. И при этом думал, что Шах не в курсе его махинаций!
Ха-ха-ха! Трижды, нет, четырежды и еще десять раз ха- ха!
Шаху все было известно!

Вопрос о деньгах тоже не застал его врасплох: идя к Сингху, он всегда брал с собой образцово-показательное портмоне с дыркой. Вот и сейчас он достал его и картинно продемонстрировал пустые отделения:

-С удовольствием одолжил бы, но, как видишь, сам на мели. – и вздохнул.

Что-то белое просвистело в воздухе и влетело в рот змее, после чего тело ее  пошло волнами, а изо рта показалась белая пена. Было впечатление, что у нее началась падучая, в таких конвульсиях она извивалась.
-Смотри, что это с ней! – в непритворном ужасе заорал Шах и, воспользовавшись тем, что Ваджра оторвал взгляд от доски, быстро схватил левой рукой черного ферзя. Потом подумал, и правой прихватил еще и пешку.
В конце концов, если Ваджра не хочет ничему у него учиться, то он сам кое-чему научился у Ваджры. От краденого надо было срочно избавляться, но бережливый Шах никогда ничего не выбрасывал.

«Возьму с собой в ломбард,- решил он, - вдруг кто придет прикупить недостающие фигуры для набора.»

Тут он заметил, что белых тоже поубавилось: за конем в туманную даль ушли слон и ладья.
«Да что он с ними делает, - недоумевал Шах, - ест, что ли?!»

Зато, о счастье! Черному королю кто-то поставил шах!  «Кто бы это мог быть?  Я-то  точно этого не делал, - нахмурив брови домиком, размышлял Шах. И тут его осенило : «Автошах!!!! Ваджра ошибся цветом! Может, дальтоник?»….но нет, до сих пор Шах такого за другом не замечал.

+1

8

-Нее-ее-ет! Нет-нет-нет!!!!!!! -  стонал Сингх, наблюдая за муками своей возлюбленной. - О нет! Звони в реанимацию! – приказал он Шаху, а сам бросился к кобре и прижал ее к своей груди: вдруг придет в себя от теплового шока?!
Но очкастая гурия продолжала агонизировать. Она сворачивалась кольцами и распрямлялась в прямую линию, выгибала истерическую дугу и поникала головой, сморщивала капюшон и вновь раздувала его как десантник свой запасной парашют.
Противоядия не было. Выхода не было. Плана как спасти от полного исчезновения редкий вымирающий вид – тоже. Оставалось умереть самому – как Междун и Умрео  почили в бозе вместе со своими Лолой и Жулией.
Ваджра решил использовать последнее средство: губную гармонику. Бросился к комоду, где под слоем нестиранных носков лежал музыкальный инструмент и схватил его как утопающий хватается за спасательный круг. Приложив его к губам заиграл единственную известную ему мелодию для губной гармошки: хит душескупительного сезона Daft Punk…
Кобра дернулась и затихла. Но буквально секунды спустя мощным толчком извергла из себя злополучного коника и распростерлась у ног своего повелителя. Капелька яда стекла по ее зубу как знак признательности своему спасителю.
Ваджра осторожно поднял ее и обвил вокруг своей шеи. По его лицу огненной лавиной текли слезы благодарности судьбе.
-Шах! – сказал факир. – Ты выиграл эту партию. Ты, мой наиглавнейший, наивернейший, наилучший и самый отвязный сукин сын!

+1

9

-Кто бы говорил, - сквозь зубы пробормотал Шах, шокированный тем, что его вечный соигрок в шахматы впервые признал свое поражение. И даже не дождавшись мата* и свистка админа.

По всему было видно, что Ваджре не грозит стать безутешным вдовцом : кобра высовывала страстно подрагивающий раздвоенный язык, нежно  обвившись вокруг шеи своего султана.
«А чо ты дразнишься?! – хотел было упрекнуть ее Шах, - я тебе жизнь спас!» - но скромно промолчал. Он вообще был скромником и интровертом - не то что экстраверт Сингх. Когда они вместе шли куда-нибудь выпить ( пил, разумеется, один Шах), все внимание окружающих было приковано к факиру, поджигающему салфетки на столах. А Шах скромно сидел в уголке и наблюдал.

Бывают же такие счастливцы,- думал он , глядя на умиротворяющую сцену семейной жизни. И ведь не впервой! Сколько у его приятеля было жен, Шах точно не знал. Но завидовал умению Харикришны* от них избавляться.

Зачем ему усы? – недоумевал Шах. – Гораздо больше подошла бы борода, причем синего цвета.
В его записной книжке грехов и тайн Виспершира факир был единственным отсутствующим лицом. Сколько Шах ни бился, он не мог вызнать ни одной постыдной тайны своего друга-демона.

Где-то хранился ключ от двери темного и сырого зиндана, где многоженец Сингх складывал в штабеля тела своих любопытных жен. Надо было отыскать этот ключик к разгадке и, возможно, прославиться на весь Виспершир в качестве разоблачителя маньяка семейной жизни. Полиции в таком деле Шах довериться не мог : слишком много горестных воспоминаний было связано с посещениями участка. Слишком много следов и шрамов оставили после себя эти визиты.

*Мат - завершающая фаза шахматной игры.
**Страдающий от визитов доктора Ольцхеймера демон никак не может запомнить второе имя своего друга-факира.
На "Х" начинается и много букв - вот единственная усвоенная им информация.

0


Вы здесь » Задверье » чердак; » Шах и мат


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC