Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 5.4. искусство требует жертв


квест 5.4. искусство требует жертв

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Цирк-театр «Зеркальная Маска», шесть часов вечера. 19 декабря 1976 года.
Подозреваемые: Коралайн Уайатт, Виктор Пайтон, Марджери Тёрнер, Иветт Тьерри, Деклан Кентигерн.
Громкая премьера сезона, скандальная и неоднозначная постановка бестселлера Траура Венковича. Впрочем, когда занавес торжественно поднимется, узнать своё произведение не сможет даже его автор. Внеся серьёзные изменения в сценарий (одним из которых стала смена пола главного героя), господин Парк-Лейн вынужден был спешно покинуть город, страну, континент и планету. Ничего криминального, просто супруга под угрозой ухода к маме выпроводила творца на конференцию по борьбе с алкоголизмом.
И всё бы ничего, но градус скандальности постановки увеличивался с каждой новой актрисой, отказавшейся от роли. Все до единой жаловались на ухудшившееся самочувствие и начавшиеся кошмары и галлюцинации, настойчиво предрекающие скорую гибель. Впрочем, жажда признания сыграла свою партию в жизнях нескольких подающих надежды молодых дарований.
Сам Виктор Пайтон в сопровождении своей верной помощницы посетил главное культурное событие месяца. Сама детектив Уайатт променяла дежурство на спектакль по книге своего любимого писателя. Сам Штефан Грабовски неприметно раскинулся в партере, всем своим видом выражая, что оказался в первом ряду случайно, коньяк в публичном месте не употреблял и вообще шёл в уборную, но ошибся дверью.
Действо началось, зрители затихли. Через пятнадцать минут спектакля зал удивлённо охнул – главная героиня рухнула замертво прямо посреди пространного монолога. Занавес с тихим шуршанием опустился. Возмущённое перешёптывание зрителей прервалось продолжением эпохального монолога. Вот только главную героиню теперь играла другая актриса. Пятнадцать минут, труп, занавес. До регламентированного в программке антракта ситуация успела повториться ещё дважды.
Как только зрители, оживлённо обсуждающие метафоричность смертей и смену исполнительниц главной роли, переместились в буфет, трое заинтересованных висперширцев выдвинулись за сцену. Мэр озаботился благополучием и безопасностью горожан, Марджери всецело поддержала начальство, Коралайн почуяла неладное и пончики в сахарной пудре. За кулисами Иветт страдала о том, что отказалась от такой прекрасной роли, но ведь никто не предупреждал, что главная героиня умирает, да ещё так часто. Деклан же, напротив, перестал переживать о превращении главного героя в главную героиню. Подоспевшим вольным сыщикам актёры сообщили один занимательный факт – всех погибших артисток объединяло то, что в недавнем времени все они чудом избежали внезапной смерти.

В течение перерыва действующим лицам предстоит найти ответы, подобрать к ним вопросы, заменить закончившихся актрис хоть кем-нибудь и спасти не только Виспершир, но и спектакль. Марджери и Коралайн выдано по сценарию – так, на всякий случай, это же всё в интересах следствия. И города. Даже к Пайтону костюмеры начали подкрадываться с мерными лентами, булавками и мелками.
Шоу должно продолжаться!

Очерёдность: Иветт Тьерри, Деклан Кентигерн, Виктор Пайтон, Марджери Тёрнер, Коралайн Уайатт.
Напоминаем, в течение первого круга написание раньше своей очереди только приветствуется.

+1

2

- Ныть иль не ныть? - терзалась извечным вопросом Хамлета беспокойно бродящая по закулисью Иветт, поглядывая в сторону побледневшего администратора, временно исполняющего обязанности режиссера.
 
Ну кто мог подумать, что в этом спектакле столько триумфально-гибельных сцен? Да еще с такой завидной периодичностью и точностью, будто режиссер ставил спектакль в сотрудничестве с  местным театральным бухгалтером - редким педантом и занудой:  работа, гонорар, налоги ... спектакль, труп, занавес ... Иветт вздохнула - и это при полном зале! Артистки-то, конечно, из юных и неопытных, не набивших еще синяков об углы реквизитных гробов и не обтесавшиеся об сценический пол.  Даже погибнуть как следует красиво не смогли. Актриса на сцене даже умереть должна достойно сцены - простирая руки, медленно оседая на пол и тщательно следя за тем, чтобы складки платья легли ровно, без заломов. А глаза? Ресницы ни в коем случае  сразу не опускать, что за вульгарность. А медленно закрывать глаза, иногда трепетно вздрагивая ресничками, да так, чтоб тень от них под нужным углом падала. А эти - хлоп, стук, кирдык. Халтура!
   
Впрочем, справедливости ради, Иветт должна была заметить, что высказать свои поучения уже некому - актрисы  умерли на самом деле. Именно этот досадный момент и мешал ей сейчас сделать окончательный выбор в пользу нытья по поводу упущенных возможностей. Ведь что ни говори, а актерская душа жаждет зрительских оваций, обожания публики,  цветов от поклонников - всего того, что зовется признанием публики и без чего не может существовать ни один уважающий себя артист.

А Иветт себя не просто уважала, а очень даже горячо любила. Поэтому решила пока повременить с нытьем и отойти в сторонку, тем более свободного места за кулисами становилось все меньше, а постороннего пришлого народа все больше. И некоторые лица вполне себе узнаваемы и,кажется, сейчас именно они претендуют на главные роли театрального закулисного действа. А на них Иветт и не рассчитывает, здесь она согласна побыть зрителем. Вот тут, в сторонке тихонько постоит, послушает да глаз не спустит.  Что-то царапнуло ее душу, заставив забыть на некоторое время про нытье и Хамлета.

Обыкновенное любопытство и примам не чуждо.

Отредактировано Yvette Thierry (05.06.13 22:20:55)

+8

3

Такого количества смертей – да еще и настоящих! – в сценарии спектакля точно не было. Деклан знал, Деклан читал. Даже если бы он в глаза сценарий не видел, сразу было ясно, что рыбки-актриски всплыли кверху брюшком не по роли, а по факту. Какими бы дрянными исполнительницами эти молоденькие кривляки не были, они бы все равно попытались сделать сцену смерти мало-мальски красивой. В их понимании, разумеется. Сейчас же было видно, что их смерть стала для них такой же неожиданностью, как и для зрителей и труппы вместе с администратором.
Деклан маялся в закулисье, зная, что ему опасная для жизни роль не грозит. Три подряд смерти главной героини – всегда пожалуйста, но на смену пола администратор не пойдет ни в коем разе. А если и пойдет, то придется искать кого-нибудь другого. Не хочу, чтобы зритель воспринимал меня как недавнюю девчонку…
У Деклана был свой способ добиться великолепной игры. Он ни в коем случае не «вживался в роль», он «вселялся в зрителя», оценивая собственную игру будто со стороны. Таким образом, в театре было два Деклана: Деклан-актер и Деклан-зритель.  Деклану-зрителю не доставляла удовольствия внезапная перемена, а Деклан-актер хотел доставить Деклану-зрителю удовольствие! Поэтому для Деклана-зрителя будет лучше, если Деклан-актер вообще не появится на сцене в этом спектакле.
В разгаре мыслительной деятельности Кентигерн обнаружил, что в закулисье становится все тесней. Продолжить размышления он решил в малозаметной нише позади себя. Я всех вижу, а меня – никто… Идеально! Идеальная ниша! Обожаю ее!
Клаустрофобией Деклан не страдал, поэтому, втиснувшись в не очень просторную нишу, почувствовал себя даже в какой-то степени уютно. Извернувшись, он даже мог видеть значительную часть сцены.
Подгнило что-то в Тадском государстве, а вот что конкретно? Деклан решил все же занять позицию наблюдателя, а не следопыта. Стану призраком – Большой Аквариум осиротеет… Отсижусь здесь.

+8

4

Культурное событие с катастрофической некультурностью продолжало удивлять смертями актрис. И ладно бы, если умирали разные героини в спектакле под бодро-радостные аплодисменты из зала. Так нет же, умирала одна и та же под разное исполнение, не успев закончить трагическую речь, наполненную кучей домыслов и приукрашений. Только мистер Пайтон привыкал к одной, как тут же приходилось менять вкусы на другую, при этом не забывая надеяться, что вот сейчас и эту постигнет замена. Брови мэра лихорадочно прыгали по лбу, в попытке выразить смешанную гамму эмоций: раздражение, любопытство, задумчивость, не полное понимание деталей и даже удивление. Нет, оно конечно интересно, новое прочтение старых текстов, но песни о старом уж лучше пускай исполняют по-старому. А ведь всё так хорошо начиналось!
…Виктора пригласили на столь эпохальное событие ещё за неделю до его начала, и он был крайне польщён выбором автора пригласить первое лицо Виспершира на свою премьеру. Не то, чтобы у автора был выбор, но всё равно приятно, когда это делают лично и обещают такое, что ещё никогда не ставилось. Пользуясь своими полномочиями, Пайтон попросил своего заместителя сопровождать  в этом нелёгком путешествии до «Зеркальной Маски».  Разумеется, Марджери не могла отказать в сопровождении, да и самой посмотреть на феерию, которую сейчас значительно портили быстроумирающие актрисы.
Когда умерла третья, с вполне очевидным намёком на четвёртую, мэр немного заволновался. Но он не мог выбежать из зала прямо на сцену, чтобы разобраться, что и к чему. В таких случаях полагалось соблюдать чувство такта и маломальских знаний этикета, чтобы не выставить себя посмешищем перед всеми приглашёнными. Следующую смерть мужчина встретил отстранённо, полагая, что лучше пока не проявлять резких эмоций и сидеть смирно, решая, что же именно сказать товарищам актёрам.
Тёрнер Пайтону тоже тревожить не хотелось. Всё-таки девушка проявляла слишком много старания при исполнения своих обязанностей, а маленький отдых ещё никому не вредил. Тем более, что наблюдая за дикой неорганизованностью труппы, можно было извлечь множество полезных уроков по усмирению персонала в диких условиях. Например, как не стоит поощрять провинившихся сотрудников. Их всегда можно уволить или заставить бесплатно отрабатывать целый месяц неверно выполненной работы.
Но опять же, все эти смерти были до правдоподобного натуральны. Ничто не намекало на наигранность или актёрское мастерство. Это действительно были самые настоящие трупы. И через каждые пятнадцать минут их благополучно оттаскивали куда-то, освобождая дорогу другой королеве быстрой смерти.
- Мисс Тёрнер, я предлагаю в перерыв посетить закулисье этой Чудесной Страны, чтобы выяснить причину загадочных смертей, - как можно мягче и тише высказал своё мнение мистер Пайтон, ненавязчиво склоняясь в сторону Марджери. Говорить о том, что смерти самые натуральные очень не хотелось. Хотелось помощника со стабильной психикой, а не с расшатанной, после этого представления.

+9

5

Мисс Тёрнер всегда уважала творчество Траура Венковича, со сдержанным восторгом относилась к оригинальным и обескураживающе провокационным работам мистера Парк-Лейна и всецело поддерживала стремление своего непосредственного начальника оставаться в курсе тенденций современного искусства в независимости от того, куда эти тенденции могут завести. Все эти факторы вместе заставили Марджери не просто пожертвовать своим законным выходным ради посещения "Зеркальной маски" в компании мистера Пайтона, но и вовсе забыть о том, что оный выходной планировался.
Сейчас, наблюдая за тем, как главный герой, загадочным образом сменивший пол, теперь безостановочно менял обличья, мисс Тёрнер начала задумываться о том, что, может быть, выходной в компании велосипеда, обезжиренного творога и новых пластинок был не такой уж плохой идеей. Творившееся на сцене не просто не укладывалось в рамки приличий и  экспериментального спектакля - оно было верхом неорганизованности, безалаберности и безответственности. Пожалуй, даже присутствовавшего здесь же мистера Грабовски нельзя было считать ответственным за подобное действо.
Сурово хмурясь, Марджери то и дело сверялась с программкой и с каждым разом всё больше мрачнела. Если актрисы на сцене умирают не по-настоящему и всё это - лишь часть не в меру оригинального замысла, то почему исполнительницы не указаны, поимённо и в алфавитном порядке? Если же это череда трагических случайностей, то почему никто не поднимает тревогу, не обзванивает спасательные службы или хотя бы не пытается передать ведущую роль актрисе, способной уцелеть и противостоять напастям судьбы? Неразрешимый ребус, и остаётся только гадать, как переносит это буйство беспорядка мистер Пайтон, выкроивший время для посещения громкой премьеры.
Разгладив на коленях твидовую юбку, мисс Тёрнер скосила глаза на мэра. Брови мистера Пайтона пришли в движение, причём соблюдали столь причудливый ритм, что легко было догадаться: их обладатель сохраняет присутствие духа, однако явно озабочен происходящим и слегка встревожен. Марджери понимал, сколь серьёзный диссонанс должно было вызывать несоответствие между театральными порядками и нравами муниципалитета, а потому искренне сочувствовала шефу. Не будь мисс Тёрнер так уверена в силе духа своего начальника, она, возможно даже попыталась бы остановить спектакль однако этикет прежде всего, и дождаться антракта было необходимо.
- Непременно, сэр, - так же мягко и тихо откликнулась Марджери, не желая тревожить начальника лишними эмоциями или выказывать возмущение неорганизованностью сотрудников театра. - Судя по всему, антракт начнётся в ближайшие пять минут и, если мы пройдём через оркестровое озеро, то попадём прямо за кулисы, не привлекая особого внимания. Для придания визиту юридического и - в случае необходимости - карательного веса предлагаю взять с собой представителя полиции, - мисс Тёрнер понизила голос до зловещего заговорщицкого шёпота и указала взглядом на увлечённую спектаклем детектива Уайатт.
В зале стало постепенно светлеть, что можно было считать верным признаком начинающегося антракта, и Марджери выпрямилась и принялась собираться с ухом для визита в закулисье. Параллельно она пыталась подать знак Коралайн и привлечь её внимание.

Отредактировано Marjorie Turner (09.06.13 23:53:05)

+6

6

Коралайн сидела, подавшись вперёд, рассматривая происходящее на сцене с нескрываемым восторгом, охая, ахая и толкая соседа в плечо в особо острых и интересных моментах. Сосед возмущённо сопел, получая подзатыльник от сидящей с другой стороны жены каждый раз, когда Коралайн шлёпала мужчину по коленке с громким шёпотом: «Нет, вы видели, видели?»
Возмутиться вслух бедному соседу не давал полицейский значок, прицепленный Уайатт к своему платью. А что, пусть все знают, с кем имеют дело! В платье без значка было как-то неуютно: ни кричащей расцветки, ни сумасшедших принтов, изображающих любимых супергероев. Скукота. А значок несколько разбавлял эту унылую картину.

Спектакль был восхитительный. Правда, смущали некоторые несоответствия книге и смерть актрисы. И ещё одной. И ещё. Уже после третьей Уайатт подозрительно оглядела сцену, актёров, кулисы и даже прожекторы, освещающие сцену. Слишком уж натурально выглядели смерти. И если после первой полицейский еле удержалась, чтобы не подскочить на кресле и не броситься с комплиментами, то теперь Коралайн еле удерживалась, чтобы не выскочить на сцену и не оказать первую помощь, попутно арестовав всех присутствующих.
«Ну, может, это такая блестящая игра», - эта мысль шевелилась в голове как-то вяло и неуверенно, её вытесняла: «Надо сходить и посмотреть, что там у них происходит». Полицейское чутьё вопило о том, что это всё – неспроста, и что выходной постепенно превращается во внеурочные.

Дождавшись антракта, Коралайн встала со своего места, отметив краем глаза, как жена утаскивает соседа, колотя того сумочкой. Странная женщина. Уайатт всего лишь держалась за руку мужчины последние пару смертей, чтобы тому не было страшно. Чего нервничать-то?
В этот момент девушка заметила Марджери, которая старалась привлечь к себе внимание Коралайн, и улыбнулась. Приятная встреча. Вот только Уайатт некогда. Протолкавшись поближе, девушка поздоровалась с мисс Тёрнер и мэром и выпалила:
- Прошу прощения, у меня срочное дело. Мне нужно за кулисы, там… - девушка запнулась. Ну не пугать же людей, в самом деле. – Я там, в смысле, мне там… Одна актриса упала под запрещённым законом углом, и мне нужно с ней поговорить. До встречи. Приятного просмотра.
В конце фразы Уайатт уже оглядывалась, решая, как бы поскорее пробраться за кулисы. «Жаль, что с работы у меня только значок и пончики, а пистолет с наручниками остались дома».

Отредактировано Coraline Wyatt (13.06.13 12:02:07)

+7

7

Иветт сейчас старательно исполняла роль закулисного призрака, пытаясь слиться со стенкой. Это на сцене она - прима и просто дышит вниманием зрителей. И не просто дышит, а жадно глотает, взахлеб пьет и с головой окунается. А сейчас, простите, оваций не нужно. Венков тоже, несите их лесом и огородами, мимо ее гримерки.  Одноразовый успех со смертельным исходом ее категорически не устраивал.
      Прима намеревалась укладываться в разноцветные сценические  гробы еще неоднократно! Поэтому сейчас вовсе не торопилась подменять актрис, оставшихся навечно молоденькими в памяти благодарных и не очень зрителей, несмотря на возможность лишний раз с чувством умереть. Нет уж, она лучше постоит, посмотрит, послушает, потому что кровно заинтересована в информации. По настоящему  умирайте сами.
     Вон, например, Деклан, который сейчас в нише пристроился и  бутафорскую скульптуру изображает. А ведь, между прочим, парик кудрявый ему нацепить, туфельки лодочкой подобрать, под блузку выпуклостей натолкать и сгодится, если еще и побрить как следует. Зрители привыкли что артистки меняются, присматриваться не будут, если что - можно будет выдать за гениальную режиссерскую находку.
 
Эх, жаль, что сейчас ее престарелого приятеля,  Кеннета Росситера рядом нет. Тот, когда при встречах понимал , что Иветт будет за все расплачиваться сама, становился воплощением вселенского счастья и был готов  помочь чем угодно. Что угодно у него уже было местами бито молью, потеряло товарный вид и не годилось для активного использования, а вот мозги выглядели вполне прилично и сейчас бы очень пригодились его юной подруге. Но придется теперь обходиться своими.
   
Так, кто это у нас тут на закулисной сцене появился? Чей выход? Ага, первое действующее лицо,  главная мужская роль - мэр Виспершира. Пришел на премьеру,  отдохнуть как простой смертный, подремать с открытыми глазами,  показать себя тонким ценителем театрального искусства. Мэрам, им же до смерти нужно выглядеть ценителями  разных видов искусств - от политического до циркового, кстати, последнее куда полезнее. Должность такая. Иветт сочувственно вздохнула. Подремал. Теперь вон как бровями двигает, будто два мохнатых сурка на лбу проснулись и недовольно заворочались, толкая друг друга задницами. Наверное, эта мимическая гимнастика способствует мозговой. Ну пусть шевелит.
   
А вот рядом с ним молодая женщина, несомненно,  помощница. Его правая рука, правая нога и правое полушарие мозга. Иветт вздохнула - мне бы такую. Но поскольку желающих на ее правые части тела сейчас не наблюдалось, приме оставалось обходиться своими силами.
   
Еще одна, ну эта сама по себе. Рыжая. А еще полицейская.  Осматривается так, будто ищет мишень для прицельной стрельбы. Наверняка пытается найти подсадную артистку, чтобы выяснить в чем дело. Действительно, одной актрисой больше, одной меньше, подумаешь. Значок от этого не потускнеет. И наверняка уже насвистели доброхоты, что она, Иветт, лучше всех умирает на сцене. Так ведь не по настоящему, а рыжая со значком уже смотрит в их сторону. Сейчас будет требовать, чтобы именно ей, Иветте передали смертельную эстафету. Ох, спаси, муза Жельпомена.
   
Подгоняемая вопящим инстинктом самосохранения, Иветт тихонько подошла к застывшему в откровенном любопытстве Деклану и осторожно положила ладонь между его лопаток, будто желая ненавязчиво  обратить на себя его внимание. И быстро толкнула его вперед так, чтобы он резко дернулся  по направлению к незваным гостям.

- Гениально! Браво, Деклан! Ты так громко думал, что я расслышала все! Из тебя выйдет прехорошенькая замена ушедшим артисткам. Парик и туфельки на шпильках есть, а блузочку я тебе отдам, ту, которая тебе всегда так нравилась - шелковая, с рюшечками.- И растроганно всхлипнула, - Ты прав, шоу должно продолжаться!

Отредактировано Yvette Thierry (16.06.13 14:20:36)

+6

8

Я думал, меня в этой нише никто и не заметит! Вот же ведьма! Да, ведьма, просто так она бы меня ни за что не обнаружила!
Вот она меня толкнула, а вот я вижу полицейскую, которая больше похожа на девчонку из кабинки поцелуев, но от этого ее значок менее внушительным не становится. Что бы она тут ни искала, незнакомцы, а тем более незнакомцы, представляющие закон, за кулисами – это плохо и неправильно. Чем меньше меня она увидит, тем лучше. Да и не только она, а и все остальные непонятные личности… В особенности мэр. Мало ли, чем это может быть чревато.

Скорость мысли, как известно, зависит от многих факторов. Деклан был напряжен, насторожен, наблюдателен, и поэтому его думы были быстрей дум Деклана в обычном состоянии, как бунтарь Джерри был быстрей всех остальных улиток Большого Аквариума.
Поэтому за долю секунды он решил, что единственный способ избежать ненужного внимания – переключить это самое внимание на кого-нибудь другого.
Отточенным движением хозяина постоянно разбегающегося и рискующего быть раздавленным улиточного государства Деклан затормозил и, не теряя времени, юркнул за спину приме-ведьме.
- Иветт, Иветт, послушай меня, Иветт! – горячо зашептал он ей на ухо. – Как ты думаешь, кто из нас двоих более женственен, Иветт? Кому больше подойдет женская роль  - женщине или мужчине? Подумай, Иветт! Ты права, шоу должно продолжаться, но что важней – этот единственный спектакль или шоу всей нашей «Зеркальной Маски»? Кто заменит исполнителя главных мужских ролей? Как бы ты меня ни ненавидела, Иветт, признай – зрители любят меня! Без меня шоу завершится, и его невозможно будет воскресить еще долго, пойми, Иветт! Ты хочешь пожертвовать всем ради одного представления?
Деклан, даже особо не задумываясь, шептал ведьме на ухо, попутно зыркая вокруг в поисках еще каких-нибудь… персон. Он прекрасно понимал, что несет пафосную чушь, но в конце концов, это же его ежедневная работа, и выполнял Деклан ее замечательно.

+2

9

Что всегда радовало, так это правильный выбор помощника. Она была идеальна в отношении понимания происходящего и лишь по едва заметным деталям могла воссоздать картинку в своей чудной голове. "Пожалуй, её можно выдвинуть как мою достойную замену. Исполнительна, миловидна, сообразительна, трудоголик и её любят. Ну, один человек, так точно. Как же его звали..? Ах да, Артур Хадсон. Прекрасная вышла бы пара. Чудная. У них будут замечательные дети, Марджери как раз отдохнёт от забот. Думаю, лет через сорок, можно будет уступать место мэра."
- Тогда так и поступим. Полиция будет приглашена так же. Помощь нам не повредит, - доверительно шепнул в ответ мужчина и выжидательно замер, ожидая перерыв.
Прозвенел звонок, возвещающий о долгожданном антракте. Все желающие рванули перекусить, облегчиться, подышать свежим воздухом и даже успеть устроить маленькую потасовку, столь необходимую молодой горячей крови. В перерыве удалось обнаружить столь необходимую полицию, хотя бы в лице Коралайн, что тоже очень радовало, ведь можно было прижать всех недовольных и ропщущих одним ударом: сначала психологически - мэром, а затем и самой Уайатт, в физическом плане.
- Нам тоже за кулисы, мисс Уайатт, - благосклонно заметил Виктор, не замедляя темпа и не совсем не меняя направления. - Конечно, конечно, угол. А мы туда идём проверять их состояние после падения. Видите, все при делах.
На сцену Пайтон по ступенькам всходил как живой мертвец из волн обманчивого океана зрителей, при этом, не забывая благодушно улыбаться и слегка махать рукой тем, кто категорически был против присутствия посторонних лиц. Однако, завидев подозрительно доброго патриарха в сопровождении двух внушительных дам позади, море из актёрского состава (включая сценаристов, осветителей и прочих) благоразумно расступалось.
- Минутку внимания, господа! - вежливо, но с нажимом обратился Пайтон к присутствующим на сцене, став спиной к закрытому занавесу. - А теперь, когда наступила тишина, потрудитесь объяснить, почему в вашем спектакле неожиданно и так резво сменяются актрисы? И насколько они живы, если живы вообще?
- Господа, затаившиеся в нише, попрошу выйти на сцену, чтобы вы смогли рассказать, что видели. Я так понимаю, вы всё видели, так как в спектакле задействованы не были. До этого момента точно. Если не хотите рассказывать мне, - Виктор сделал приглашающий жест в сторону Коралайн, - Можете рассказать представителю полиции. Нам просто важно знать, что с этим делать, пока вездесущий "Шёпот" не превратил наш город в пустыню с населением в три человека.
- Скорую, надеюсь, вызвали? Или уже в этом нет нужды? - спросил мэр, усиленно жестикулирую бровями, которые гневно дёргались, но держали себя в руках, если это вообще было возможно.

+6

10

Видимо мистер Пайтон и мисс Тёрнер тоже заметили странную смену актрис, но это даже хорошо - визит за кулисы будет выглядеть внушительнее.
Шли великим гуськом, так было легче сопротивляться толпе, спешащей в другую сторону к буфету-туалету-улице. Впереди шёл мэр в качестве ледокола. Перед ним расступались люди, они кивали, пялились, украдкой тыкали пальцем и самые смелые очень вежливо спрашивали у него: «Доколе, доколе будет твориться…», а далее каждый уже озвучивал свой собственный вопрос или жалобу.
За Виктором шла Марджери, толпа по инерции проходила, не задевая помощницу мэра. Но вот беда, за ней кольцо людей вокруг власти смыкалось, и смыкалось оно ровно на Коралайн, поэтому детективу приходилось, периодически то поругиваясь, то извиняясь, протискиваться между людьми, стараясь не отставать от мистера Пайтона и мисс Тёрнер, и при этом выглядеть внушительно, гордо и независимо. Получалось плохо, поэтому Коралайн была счастлива, когда процессия, наконец, достигла пункта назначения. Можно было вздохнуть и оглядеться, пока мэр держал слово.

Уайатт начала рыскать взглядом по углам. Ну не могли же далеко уволочь четырёх актрис? Они должны быть где-то тут. Фанатики-актёры, режиссёры и прочие рабочие должны были бегать и искать замену, а не бегать и замуровывать трупы в стены.

Предположение оказалось верным, и поиски увенчались успехом: Коралайн увидела торчащую из-под какой-то ткани, сваленной в углу, ногу. Пройдя туда и сдёрнув ткань, детектив обнаружила актрис, уложенных на полу ровными штабелями. Уайатт быстро осмотрела девушек и убедилась в том, что никаких признаков жизни и призраков погибших не наблюдается, поэтому спросить у самих актрис, что же произошло, не удастся. Грустно. И девушек жаль, и уплывшую возможность узнать факты из первых уст жаль.

Единственным человеком, которого могла бы обрадовать сложившаяся ситуация, вероятно, был преступник. Хотя нет, ещё, наверное, мисс Бэкет, промышляющая чем-то гробообразным. Коралайн никогда не интересовалась, чем именно и вообще старалась держаться подальше от кладбища и той странной женщины. В любом случае, сама Уайатт помрачнела – предчувствия не обманули, поход в театр обернулся работой, причём какой! В подозреваемые попадали все зрители и работники, от актёров до уборщиков. Но ничего не поделаешь, нужно разбираться. И Коралайн разберётся, в этом она была уверена.

Уайатт вернулась к Виктору и Марджери, рядом с которыми обнаружилась пара новых лиц.
- Здравствуйте, детектив полиции, Уайатт, - девушка сверкнула значком и начала методично и строго бомбардировать пару вопросами. - Как вас зовут? Вы всё время были здесь? Вы видели, как погибли девушки? У вас в театре уже были подобные случаи?

Коралайн придерживала сумочку на плече рукой, активно делая вид, что в сумочке находится небольшой склад оружия и, как минимум, штук двадцать наручников, только чтобы остальные не поняли, что на самом деле Уайатт может полагаться только на собственные силы в случае задержания преступника. А убийца должен быть. «Может, он стрелял отравленными дротиками, лёжа на балке под потолком? Да нет, вряд ли». Но почему бы, например, Иветт не оказаться преступницей? Может, она ревновала и злилась, что роль не досталась ей? Говорят, в театре жёсткая, в чём-то даже жестокая конкуренция.
- Мисс Тьерри, а вы хотели быть главной героиней? Мистер Кентигерн, вы никогда не играли женских ролей? И кто из актёров выйдет на сцену после антракта?

Отредактировано Coraline Wyatt (09.07.13 20:42:15)

+5

11

Брови главного человека в городе невероятно раздражали и отвлекали Иветт. Они ей теперь напоминали не сонно толкающихся сурков, а неведомых лохматых зверюшек, вдруг впавших в отчаянные любовные игрища. И совершенно забывших что, собственно, делать дальше и чем же это все должно закончиться. И вот наскакивают теперь друг на друга, не в силах остановиться. Пристрелить бы, чтоб не мучились,  - жалостливо подумала прима.
   
А происходящее нравилось ей все меньше. И дело даже не только в том, что у них под занавесками усопшие актрисы аки мухи дохлые лежат, к тому же весьма не эстетично. Ну что за вульгарность - ровным рядком их устроить, будто очередь в буфет. Вот она бы, Иветт ... разгуляться замечтавшейся фантазии не удалось, потому как полицейская девица начала так жадно хватать свою сумку, что прима несколько испугалась - а ну  бросит сейчас как волейбольный мяч на подаче? На всякий случай Иветт пристроилась поближе к Деклану,  чтобы в случае вбрасывания нырнуть за не слишком могучую, но все же мужскую спину. Вот пусть и принимает полицейские подачи. Получится - она тихо порадуется, а нет - так штабель  чуть побольше будет, одним телом больше, одним меньше - занавескам все равно.
 
А вот это уже чересчур мило, чтобы равнодушно оставаться в стороне. Слова и вопросы летели от полицейской дивы, будто автоматные очереди. И что самое возмутительное, первой под речевой прицельный огонь попала она, Иветт. Решительно отодвинула в сторону отчего-то все время путающегося под ногами  Деклана и, переступив через лодыжки упокоившихся навеки девиц, выступила вперед, воинственно уперев руки в бока. Волейбольных сумок и устрашающих бровей у примы не имелось, поэтому  приходилось обходиться тем, что было под руками. А был там вечно мешающийся Деклан.

Кто же не хочет быть главной героиней, правда, мистер Кентигерн? - Иветт раскрытой ладонью так хлопнула главного героя-любовника по спине, будто хотела вытрясти наружу его желудок. Затем, вдруг всплеснув руками и красиво распахнув глаза, воскликнула.
-Деклан, а ведь они все, - тут пальчик Иветт мазнул по живописному женскому штабелю, - Крутились вокруг тебя. Вон та, блондинка вечно роняла что-то у тебя перед носом, а потом медленно нагибалась и поднимала, повернувшись к тебе всем своим декольте. Кстати, я первый раз видела вырез у платья до колен. А вон та рыженькая, наоборот, наклонялась совсем другой стороной, где по моему разумению, должна быть юбка. Но представляете, ее никогда не было на месте! А что уж там было, лучше нашего Деклана никто не скажет, - Иветт ласково стряхнула пылинку с плеча любвеобильного артиста. Потом стрельнув глазами в сторону мэра и чуть зардевшись, продолжила.
- А брюнетка с шатенкой частенько отирались рядом с ним, и такие телодвижения вытворяли, точь-в-точь моя соседская кошка Шалава, ну только что не орали как она. У нас краснел даже осветитель Мудакян! Поэтому после антракта на сцену согласен выйти мистер Кентигерн, в память о доколенном декольте, безъюбочной задн.., простите, спине и жарком кошачьем танце.

Отредактировано Yvette Thierry (14.07.13 19:18:12)

+4

12

Брови мэра, безусловно, впечатляли. При всем желании Деклан не смог бы смотреть Пайтону в глаза – настолько прочно брови приковывали к себе изумленный взгляд.
Но это было даже полезно, так как избавляло Кентигерна от необходимости любоваться на трупы неудавшихся звезд сцены, которые сверкали изящными копытцами из-под  убранной симпатичным детективом ткани.
Когда мэр указал на «девчонку из кабинки поцелуев», зрачки Деклана облегченно соскользнули на нее. Кажется, у нее в сумочке были какие-то полицейские атрибуты… Или нет? В такую даже корочки с трудом бы влезли. Прижавшаяся к Кентигерну Иветт определенно так не думала.
А ну как эта сумка больше внутри, чем снаружи?...Где-то я  уже такое видел…
Кажется, Иветт преодолела опасения и смело выступила навстречу граду вопросов от детектива Уайатт. Деклан почувствовал легкое облегчение. Но ненадолго.
Кхх… Что эта ведьма несет?
Но Деклан, хоть и неохотно, все же признал, что роль «плохого свидетеля» («плохого, разумеется, для самого Кентигерна) Иветт играла потрясающе. Прима есть прима.
Надо было срочно уворачиваться от града косвенных обвинений. Деклан выступил на шаг вперед. Правда, шаг этот даже дюймовым назвать было трудно.
- Дамы и господа! Мисс Иветт Тьерри была бы невероятно счастлива, если бы ей досталась эта роль. Она мечтала о том, чтобы сыграть героиню Траура Венковича очень, очень долго. – Деклан, улыбаясь, повернулся к Иветт. – Я очень рад видеть, что ты готова уступить мне эту роль, но… Не стоит. Ты сыграешь ее в сотню раз лучше, чем я.
Кентигерн повернулся на каблуках к «зрителям» и, сделав широкий жест рукой, продолжил:
- Кого вы хотите видеть в роли романтичной героини? Уж явно не мужчину, ведь так? Детектив Уайатт, мистер Пайтон, простите мне мою патетику. Просто я так рад, так рад за мисс Тьерри! Она была очень расстроена, что эти, как она изволила выразиться, представительницы древнейшей профессии, которых я, к слову, даже не знаю толком, заняли ее нишу в этом спектакле. Мисс Тьерри только и делала последние дни, что выясняла с ними отношения. Она даже специально назубок выучила реплики, чтоб показать, насколько она лучше. Теперь у Иветт есть возможность продемонстрировать результат своих стараний! Удачи, мисс Тьерри!
На этой мажорной ноте Деклан, не переставая улыбаться, быстро попятился в глубину закулисья. Через секунду ему в голову пришло, что основным вопросом был отнюдь не тот, на который он так старательно отвечал.
Но Кентигерну было откровенно плевать. Первоочередной задачей было смыться отсюда поскорей.

+4

13

Мэр молчаливо и с долей участия, будто сопереживая, а не участвуя в этом балагане, слушал каждого оратора. Сначала своё всепоглощающее, будто губка, внимание он обратил на мисс Тьерри, что стало понятно, после заслушивании второго выступающего, а фамилию второго удалось услышать лишь от первой. "Ох и мороки же с этими двумя будет..."
Морока началась всё ещё с Иветт. Она сразу дала понять, что та ещё штучка, облив на мистера Кентигерна поток грязи, правда, почему-то прячась за его же спиной. Потом наждачкой Правды она прошлась по актрисам, ныне покойным, и заверила, что закрыть "Зеркальную Маску" стоит в самое ближайшее время, чтобы затем на этом месте воздвигнуть древнее захоронение индейцев. Ну, вернее, она сказала, что в театре не всё так спокойно, как это выглядит со стороны, однако мэр благополучно перескочил на последний пункт, который был логически вытекающим из предыдущих. И что страшнее всего, пункт несказанно радовал сердце старика.
Морока продолжилась после короткого антракта сразу же со слов мистера Кентигерна. Будто в большом теннисе, мужчина сделал героический прыжок и совершил сокрушающий удар по своей сопернице, так что ком грязи, из оскорблений и откровенного хамства, летел уже в Иветт. Из слов господина-циркача, следовало следующее логическое заключение: на месте кладбища древних индейцев, необходимо построить автозаправку, предварительно закатав в бетон все захоронения. Конечно же, эту мысль тоже никто не высказывал. Она просто логическим ползком закралась в мысли Пайтона, разогревая сердце мэра.
- Мистер Кентигерн! Куда же вы? Вы нам понадобитесь, - вежливо, но предупреждающе, заметил Виктор, дежурно улыбаясь отдаляющемуся мистеру. Чтобы Тьерри не последовала плохому примеру Деклана, мэр обратился и к ней: - Вас тоже я попрошу остаться. Так как вы наблюдали за ходом сценических действий и при этом никуда спешили, мотивируя остывающими углями от дома или голодным десятком детей, то значит, что вы с состоянии сыграть как замена отсутствующим по уважительной причине. Вы оба. Кто будет первым - не столь важно. Думаю, место найдётся всем.
Рука Пайтон ненавязчиво и чуть рассеянно взмахнула в сторону штабеля мёртвых девиц. Чтобы успокоить совесть, мэр проговаривал про себя, что совсем не хочет погубить эти юные дарования. Напротив, он хотел бы их наставить на путь истинный и чтобы они прекратили собирать ерунду, а говорили по существу. В основной идее была Коралайн, которая с пуленепробиваемым жилетом играет роль, которая как священный факел переходит из рук в руки сегодня особенно часто. Тогда бы был шанс, что спектакль наконец закончится, а преступник будет пойман. "Не знаю, кого подозревает детектив Уайатт, но как по мне, самые подозрительные - эта парочка. У обоих мотив и оба не очень лестно отзываются о мёртвых."

+4

14

С мужчинами ей всегда не везло.  Вроде как и есть они рядом, да только вон один, прикинувшись тенью отца Хамлета, пытается тихо просочиться сквозь занавеси, а у главного мужчины города того и гляди брови  отвалятся от гнева. Ловить потом всем театром замучаются. Ну нет, не на ту напали. Видали мы и Хамлетов, ловили мы и брови. Сначала Иветт быстро догнала сообразительного беглеца и скорбно повисла у того на шее, намертво сцепив руки у него на шее.
- Ах, дорогой Деклан, ты же не оставишь меня в этой закулисной покойницкой? Ну пупсик, ну не бросай свою беззащитную мышку, - При этом Иветт так налегла на артиста, чтобы он точно понял - еще один шаг в неправильную сторону и она запрыгнет ему на ручки. Что касается противного сюсюканья, то это было почти правдой - на сцене. Им так часто приходилось играть всякие влюбленности, что они до смерти надоели друг другу. И отцеловавшись все положенное по гонорару, долго потом отплевывались за кулисами. Но сейчас она страстно прижималась к нему, намертво вцепившись женским хватом. Надоел-не надоел, сейчас не до капризов.
- Ну цыпленочек, ну что ты  стесняешься того, что хотел выйти в женской одежде на сцену? Тут все свои и поэтому никто больше не узнает, что ты брал у меня белые ажурные чулочки и ту юбочку в горошек. - Затем, внимательно выслушав бровястого мэра, мысленно и снайперски прицельно оплевала тот час, когда  за него голосовала.
- Ах, как вы мудро заметили. На сцене хватит места всем! Правда, Декланчик, котеночек? - Затем Иветт мучительно-задумчиво вгляделась в лицо мэра, как это делает на репетициях их местный режиссер. Склонила голову и решительно повернулась к Деклану.
- Платье возьмем у нашей примы-легенды Гадины Ржаневской. То, шелковое, миленького поросячьего цвета с рюшечками. Шляпку в костюмерной, соломенную, с ярким попугаем. - Затем подошла к главным бровям города и в немом восхищении смотрела на него несколько секунд.
- Как вы правы, мистер Пайтон. Действительно, место найдется всем. И вам тоже!

+1

15

Интересно, почему Кристиан до сих пор не давал этой ведьме роль Мотелло? Она бы задушила Дрездемону ничуть не хуже черномазого оригинала!
Деклан изо всех сил старался не согнуться под весом хрупкой Иветт, чтоб не уронить еще больше собственное достоинство.
Как там в песне? «Не стоит прогибаться под изменчивых прим, тебе на сцене с ними играть»?
Пока Деклан отвлекался на собственные чудеса стихосложения, Тьерри измывалась над его гордостью как могла. Чего один «пупсик» стоил! Она изо всех своих ведьминских сил цеплялась за безопасное закулисье, и эта целеустремленность даже заставила Кентигерна искренне восхититься. Правда, ненадолго.
Цыпленочек? Ажурные чулочки? Котеночек?! Она смерти моей хочет! Надо парировать, Деклан, срочно, иначе не видать тебе больше твоего Большого Аквариума!
Улучив момент, когда Иветт все же отцепилась и начала нести откровенную чушь в адрес мистера Пайтона, Деклан громко заявил:
- Уговорила, Иветт! Как я могу отказать, когда ты так просишь! Я сделаю так, как ты сказала. Нет-нет, не стоит беспокоиться, - Кентигерн выставил перед собой ладони, - я сам найду все, что потребуется. Даже грим наложу сам: все ради завершения представления!Сейчас же отправляюсь в костюмерную! Во имя Шмельпомены, спектакль продолжится!
Деклан не стал повторять ошибок недавнего прошлого и не стал пятиться. Он просто развернулся и ломанулся в спасительное закулисье, пока его мягко, но твердо (да, именно так), в лучших дипломатических традициях не остановил Виктор Пайтон.
Уж я найду место, где спрятаться. Сейчас главное – скрыться из поля зрения.

+2

16

- Мисс Уайатт?.. - вопросительно полувопросил Пайтон, не замечая деятельности по своему правому борту.
Мэр покосился на Коралайн. Бедняжка была погребена под доносами, заявлениями, обвинениями и жалобами, поступившими только лишь из небольшой группки осветителей. На очереди стояли актёры, которые шёпотом переругивались. Определённо, это занятие надолго. Дамочки показушно щёлкали клювиками сумочками из настоящего кожзаменителя, а пареньки и мужчины демонстративно воротили нос, прицокивая бутафорскими сигарами.
- Мисс Тёрнер?.. - уже чуть обречённе, но не без энтузиазма и оптимизма, спросил Виктор, не наблюдая деятельности и с левого борта.
Взгляд главного человека нехотя сполз на свою помощницу. У той тоже были определённого рода проблемы. Все удовлетворённые, в определённом смысле этого слова, и страждущие, тоже в конкретно прямом смысле, атаковали Марджери. Будто атакуя неприступную крепость, актёры и персонал брали с собой устрашающий реквизит, неспешно замыкая кольцо вокруг мисс Тёрнер.
Это означало лишь то, что с проблемой нужно разобраться самому. Проблема носила лишь местный характер, не угрожала местному населению, но рисковала внести раскол в сплочённые ряды труппы. Пайтон улыбался актёрам, как особо нашкодившим детям, которых стоило бы поставить в угол и сыграть в игру. Например, в русскую лотерею или ещё что-нибудь захватывающе опасное. Добродушный взгляд, не теряя вежливости и обходительности, скользил с дамы на джентльмена с ловкостью мясника. Нужно было что-то решать и заткнуть эти две бочки с брозией (напиток богов, которым никто не доверял), пока в них не включились функции автополива на расстоянии.
- Мистер Кентигерн, как вы правильно заметили, главная женская роль достаётся вам, - заметил будто невзначай мэр, продолжая свою мысль, то есть подкрепляя свою речь весомыми и упрямыми фактами: - Умирают на сцене женщины. Вы же - мужчина, а значит вас обойдёт это горе стороной.
- Мисс Тьерри... - "А тебе надо что-нибудь из этой же оперы. Никто не уйдёт без роли. Никто!" -... вам достанется главная роль. Главная мужская роль. Мы не хотим рисковать здоровьем актёра-мужчины. Да и мистеру Деклану будет привычнее видеться с вами.
- А вы перебьётесь. Мы не можем вами рисковать, - резко отрезал Виктор, на начавшего мямлить прежнего главного мужского персонажа.

+1

17

Как говорил в день зарплаты театральный осветитель Мудакян, пересчитывая наличные и шумно вздыхая  - "танцуй - не танцуй, все равно получишь ...". Пожалуй в некоторых случаях Иветт склонна была с ним согласиться и вот теперь настал именно такой момент. Как они тут ни выплясывали с Декланом, каждый уж во что горазд, все без толку - их отсылают генеральским приказом на сценическую передовую.
    Иветт вдруг вспомнился какой-то момент из старого фильма про войну, в котором  солдат бешено строчил из пулемета и что-то орал.А здесь поле боя - зрительный зал и кто  его знает от какой напасти упокоились эти будущие дарования. Иветт посмотрела в сторону кулис, из-за которых ей уже чудился  заговорщический недобрый ропот, затем в сторону безвременно павших актрис, горестно вздохнула и повернула лицо к Деклану.
- Будешь подтаскивать патроны, - Затем спохватившись, легко рассмеялась, - Это из роли, я слова повторяю.
Но что-то нужно было придумывать. Рассчитывать на коллег - смешно, сейчас на передовую никто не хочет, никаким гонораром не заманишь. Поэтому все с удовольствием выпихнут их с Декланом из-за кулис, а потом облепят все возможные щели, чтобы затаив дыхание поглядеть за волнующим действием и, наверняка делая ставки.
   Они с Декланом, конечно, все сыграют, хоть мужскую роль, хоть женскую, талантами их бог не обидел.  Вот мэром обидел, это факт.  Стоит бровями вращает и их посылает туда, куда им вовсе и не хочется. Послать бы его самого, кучу интересных адресов, благодаря падающим иной раз осветительным приборам, Иветт выучила. Исполнителем мужской роли он рисковать не хочет, видите ли, а ей, Иветт, можно! Женоненавистник, чтоб в следующие выборы главного мужчины города  одни феминистки на голосование явились!
- Какой быстрый пригов... замысел, мистер Пайтон. Настоящее Охламоново решение! Нам только нужно загримироваться, мы быстро, - Иветт быстро взяла под руку коллегу по несчастью и ущипнула, она старалась это сделать несильно, надеясь, точ тот сообразит и у них будет прекрасный способ отсюда смыться, или как говорит осветитель Мудакян, пропадающий на пару дней после получки - уйти в полный асрал!

+1

18

Из темноты соткался загадочный, стройный и чертовски сексуальный силуэт с большим носом. Траур Венкович, прикончив коньяк и написав пять рассказов из одних только ругательств, явился на разбор полётов. Пытающимся сбежать он не просто отрезал пути отхода, но даже отрубил. Выглядел он так одухотворённо, что мало кто решился бы попытаться обогнуть его и шмыгнуть в безвестие. Такой запросто может и пару людей расчекрыжить исключительно для достоверности описания смерти в романе.
- А ну прекратили поганить высокое искусство своей гомофобией! - свирепо тараща глаза и трепеща ноздрями, гаркнул Штефан. Он слышал всё, а потому мог сразу перейти к обвинениям. - Ты! - длинный узловатый палец с подчёркнуто неброским маникюром взрезал воздух между Штефаном и Декланом. - Никуда не идёшь, переодеваться не надо. Играешь Франциска. Да, именно Франциска, а не ту сиськоносицу, что вы, театралы, вместо него подставили. Испоганили мою захватывающую гомо-драму, вот и расхлёбывайте. Ты! - палец энергично ткнул в сторону Иветт. - Гримируешься под мужчину и играешь Адриана, как господин мэр и говорит. И учти: врать нехорошо, особенно главному лицу в городе. Это плохо сказывается на коже и карьере. Ты! - Штефан сгрёб бывшего исполнителя главной мужской роли и эротично выдохнул ему в лицо перегаром. - Можешь взять мой автограф.
Вальяжно повиснув на актёре, Штефан холодным взглядом одарил будущих звёзд своей пьесы.
- Если вы боитесь, что помрёте, то знайте: на сцене вас, может, и пронесёт. Мрут-то только актрисы, а вы будете вовсю мужчинами. А вот если откажетесь, я вас абсолютно точно убью.

+2

19

Все точки, запятые, восклицательные знаки и другие, не менее важные, знаки препинания расставил Сам Автор, галантно подходя оттуда, откуда не ждали. К сожалению, форма подачи текста была несколько непозволительно грубой и изобиловала разного рода простонародными выражениями и эпитетами, однако, оставалась содержательной и нетерпящей возражения. Из чего следовало, что.
Кентигерну досталась всё же мужская роль. Вернее, вроде как, женская, но она на самом деле мужская, правда, в программке нигде не было указано, что прочтение будет только в лице мужчин, без прямого или косвенного участия женщин. "Неужели я зря читал этот роман? Никогда бы не подумал, что в нём нет дам. Должно быть, это новые веяния культуры... Хотя, я изучал план на развитие культуры в ближайшие полвека и там не было новых прочтений классики. Должно быть, письмо от Штефана затерялось где-то на столе. Под грудой отчётов полиции о проделанной работе по поимке преступника." Мэр смущённо вздохнул, а его брови замерли в недоумении. В последнее время и вправду всё меньше времени остаётся на такие вот обыкновенные походы в места отдыха. То ненормальный маньяк полосует своих жертв, то поступающие сведения о похищении людей из своих домов, загадочные круги под глазами и так далее. "Постойте-ка. Кардиолог никогда ещё не убивал на расстоянии. При всех. В смысле, он и раньше умудрялся убивать в людных местах, но не на глазах же у полгорода! Либо наш дорогой радетель чистоты изменил тактику, либо он тут совсем не причём."
Тьерри досталась.. мужская роль. Как и было до этого предсказано самим мэром и подтверждёно Штефаном. Плакать от этого или радоваться - вопрос спорный и совсем не профессиональный. По сути, мисс Иветт была защищена от возможного нападения на свою персона суровым, буквально непробиваемым, образом Адриана, сдобренным щетиной и прочими мужскими характеристиками. "Ну Адриана-то я помню, он половину книги сражался за свою любовь, распутывая мелкие семейные дрязги. В конце... он что-то говорит о величии каждого мужчины и героически погибает, защищая свою возлюбленную.. возлюбленного от нападок толпы и недоброжелателей." Это могло лишь означать, что загадочный убийца не покусится на девушку и она будет спасена. Более-менее, всё зависит от того, как именно будет переиграна концовка романа.
Неизвестному бывшему главному герою посчастливилось лишиться своей главной роли и получить автограф своего любимого автора, что тоже неплохо.
- Мистер Грабовски, оставляю вас с вашими подопечными творить историю. Уверен, в ваших руках они будут в целости и сохранности, - Пайтон энергично потряс руку Штефана, не забывая уворачиваться от удушающих волн перегара и улыбаться, - Мисс Тёрнер, мисс Уайатт, пройдёмся в зал. Кажется, антракт заканчивается. Не переживайте, полиция и врачи заберут все.. тела.

Отредактировано Victor Python (27.08.13 20:07:13)

+3

20

Коралайн начала выслушивать ответы Деклана и Иветт, даже успела состроить серьёзное, суровое и устрашающее выражение лица. В голове полицейского мгновенно зароились догадки, предположения, подозрения и новые вопросы. Кажется, ещё несколько минут, и она окончательно всё поймёт, найдёт преступника, но…
- Извините, – по плечу Уайатт неуверенно похлопала широкая ладонь.
Девушка обернулась и уткнулась носом во что-то клетчатое. Клетчатое оказалось рубашкой. Коралайн задрала голову и обнаружила, что перед ней стоит высокий широкоплечий мужчина. Тот переминался с ноги на ногу и не знал, как встать, чтобы не биться головой о потолочную балку. А вот Коралайн стало как-то неуютно. Ощущать себя одним из семи гномов из сказки про Чернозёмку было немного неприятно.
- Да-да? – голос не подвёл, и Уайатт не выдала своих не совсем уютных ощущений. Уже хорошо.
- Мы тут это… Пришли, - прогудел великан и слегка отодвинулся, неуклюже взмахнув рукой, указывая на стоящих за ним людей. Людей было много.
- А вы, это кто, простите?
- Ну… осветители, уборщики. Кулисы там поднять, тяжелое чего на сцену вынести, скелет в шкаф повесить, рояль в кусты поставить. Вызывали же. Спрашивать хотели.
- А вас чего много-то так? – невольно копируя манеру мужчины, спросила Уайатт, прикидывая, как долго придётся с ними возиться. Подкрепление что ли вызвать? Но не хочется – она же прекрасный полицейский, сама может со всеми справиться.
- Сейчас ещё эти, театралы подойдут, - мужчина состроил недовольную мину, и добавил громким шёпотом, - Их пока из комнатушек их вызовешь, времени много пройдёт, с нами со всеми успеете поговорить. А теперь они выходить боятся ещё – такие смертоубийства и посреди сцены, да у всех на глазах. Поди тут не испугайся.
Рабочий помолчал и добавил с грустью.
- Жалко девок. Молодые ещё. А актрисульки-то всё равно, хоть и боятся, за славой лезут, не хотят спектакль останавливать.
- Не волнуйтесь, полиция и мэрия теперь держат всё под контролем, - с напускной уверенностью заявила Уайатт. – Сейчас я быстро всех допрошу и найду преступника.
Оставив Деклана и Иветт на растерзание мэру, Коралайн преступила к своим прямым обязанностям. И если рабочих она и вправду допросила на удивление быстро, как раз к приходу актёров, то вот с самими актёрами всё вышло не так радужно. Каждый старался перечислить все свои титулы, звания, спектакли, награды, медали, количество букетов, полученных от поклонников, количество самих поклонников, названия театров, дерущихся за их скромную персону, вывалить все сплетни, слухи, своё отношение к другим актёрам, припомнить все обиды… В конце концов, Коралайн окончательно запуталась в "показаниях", перечеркнула всё написанное, запихнула блокнот и ручку в сумочку и схватилась за голову.
- С вами поговорят позже. Да, ещё раз. Нет, уже в отделении. Да, хорошо пусть говорит начальник. Я думаю, мистер Рид будет рад. Вот сами ему всё и говорите. Все свободны.
Занятая рассказами, Коралайн не сразу заметила грандиозное явление Грабовски. А услышав предложение мистера Пайтона пройти в зал, обрадовалась и первая рванулась по ступенькам вниз. Усевшись на своё место, детектив Уайатт постаралась держать в поле зрения как можно большее количество людей - главное не пропустить убийцу и вовремя кинуться на сцену.
Тем временем, в зале зааплодировали, и занавес ожил.

Отредактировано Coraline Wyatt (29.08.13 23:58:20)

+4

21

На галёрке вальяжнейше восседал некто, слишком довольно ухмыляющийся, чтоб не иметь отношения к недавним трагедиям на сцене. Винни Сандерс, Прах, конь Смерти, жевал попкорн в виде разноцветных черепов, поглаживал пузо и ждал, когда же спектакль продолжится.
Дождавшись, он почесал бровь коленом и принялся смотреть. Новый виток пьесы заслужил его искреннее восхищение: хрустящие черепа были забыты, а в глазах Сандерса поселился живейший интерес.
- Бггг, гомогеи? Круто! Интересно, а пони-плей будет?
Такой радости ему не отвалили, но Винни и не строил особых надежд. Зато актёрскую игру и неподдельный накал страстей он заценил. И позволил шоу продолжаться.
В конце концов, он уже изобразил предвестие Смерти на должном уровне, а что там люди поняли или не поняли, это не его проблемы. Вон, в городе уже Инфекция, Гастрит и Конфликт куролесят, они тоже в объяснения не вдаются...
Опрокинув ведёрко аккурат соседу на голову, Винни присоединился к бурным овациям.
- Бис! БИС! - вопил он. - И с сексом, пжалст!

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 5.4. искусство требует жертв


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC