Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Встретились как-то три блондинки... Уже анекдот.


Встретились как-то три блондинки... Уже анекдот.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Гретэль Лайне, Саша фон Штерн, Злата Лайне
Место: Висперширская Академия Абсолютных и Относительных Знаний
Дата: 13 апреля 1976
Описание: Злата приехала забрать любимую маму из нелюбимой Академии на своей любимой машинке. Всё бы ничего, да вот только встреча с Сашей слегка отодвинула поездку обеих Лайне домой.
Что делать, если в одном месте встречаются три блондинки? Бежать, бежать, пока не поздно.

Отредактировано Zlata Laine (21.04.13 17:20:13)

+1

2

Жёлтый карандаш не подходил к предметам, покоившимся на дне сумочки радостно-бежевого цвета. Не потому, что он был слишком коротким и мог запросто потеряться в хитросплетениях или изгибах коварного предмета ручного багажа, который спал и видел, как что-то, особенно важное в данный момент, неожиданно пропадает из видимой вселенной, отправляясь изучать теорию белых дыр или дыр в крапинку или в оранжевый задумчивый горошек непосредственно на практике. И не потому, что он был слишком длинным, что рисковал бы переломиться на части и повторить судьбу из первого примера. И совсем не потому, что он был единственным жёлтым в этой кучке расистов карандашей, что рисковал бы быть избитым и выброшенным на ближайшем повороте. Карандаш просто не принадлежал Гретэль. Он был чей-то ещё.
Преподавать резко вскинула голову и взглядом обвела аудиторию. Руки она по прежнему держала в сумочке, и карандашу явно грозило остаться в чужом хранилище навсегда. Однако, молнию застегивать женщина пока не спешила. Своим чуть ли не механическо-компьютерным взглядом она с тщательностью сканера или радара ощупывала местность на предмет случайно задержавшихся ученичков. Но как видно, те успешно смылись со звонком, как только Лайне объявила, что все свободны. Не долго колебавшись с угрызениями совести, она просто положила карандаш рядом с ключами от дома, очевидно намереваясь дома разобраться, куда и зачем его девать.
Оглядевшись по сторонам, удостоверившись, что никого в классе действительно нет, и что Линси не затаилась за партами, чтобы напугать подруг, и даже Альберт бросил свою затею остаться на ночь в школе, Гретэль вышла и закрыла дверь кабинета, с невероятным удовольствием защёлкнув замок. Этот маленький замочек всегда приводил её в восторг из-за своего простого на первый взгляд устройства. "Кевин", - подумала Лайне-старшая, разворачиваясь по направлению к выходу. Заботливая крупная зелёная стрелка указывала куда-то наискосок и вниз. Преподаватель решила последовать совету и покинуть здание как-нибудь по-обычному. Например, через дверь. И не то, чтобы в прошлые разы она это делала как-то иначе, через окно, спускалась на вертолёте или устраивала подкоп под фундамент, нет. Просто события, столь бессмысленные с точки зрения логики Лайне, беспощадно стирались из памяти раз и навсегда. Как итог – ощущение новизны всегда следовало за ней, хотя женщина всего лишь спускалась по лестнице.
В холле она вскинула руку вверх, тем самым говоря: "Я прощаюсь с вами до завтра. Или до другого рабочего дня." Вахтёр смерила её уничижительным взглядом, но волна презрения сумела окатить лишь стремительно удаляющуюся спину учителя. Отношения со столь интересным объектом у неё были напряжённые, можно даже сказать, захватывающие. Гретэль всегда картонно улыбалась, а вахтёр пыталась скрыть своё раздражение.
Лайне остановилась лишь в дверях. Она задумчиво поглядела на свои часы, хотя лицо, будь оно телефоном, успешно изображало автоответчик: столь же дружелюбно и безучастно к окружающей действительности. Преподаватель взгляну на часы в холле. "Отстают", - решила женщина и вышла на улицу, не заботясь о громкости хлопанья дверьми.
Вдохнув свежий весенний воздух, она почти что гордо прошествовала до деревянной лавочки возле здания, чтобы уже там присесть и расслабиться, в ожидании своей дочери. Лицо же неизменно было отсутствующим и явственно просило надписи: "Здесь могла быть ваша реклама!"
Лёгкий и ненавязчивый ветерок теребил длинную строгую юбку, которая не могла себе позволить легкомысленно развиваться и поэтому предавалась этому процессу глубокомысленно. Пряди волос слегка колыхались, предпочитая тоже заниматься умственной деятельностью, а не бездельничать. Жёлтый карандаш молча ожидал своей участи в сумочке, которую единственную ничто не тревожило.

+3

3

- И работы за пятое число захвати! К пятнице сделаешь? – Саша сдунула с лица светлые, словно перья белого попугая, пряди, закидывая голову чуть назад, пока на и без того высокую стопку различной исписанной балбесами-студентами макулатуры закидывали пачку контрольных заданий по предмету «Секретные функции общественных институтов». Любимый предмет безумных сторонников теории заговора.
- Конечно. Завтра к семинару? – Блондиночка улыбалась так мило-невинно и уверенно, буто ей совсем не тяжело и неудобно, и не натирает больно ногу новая туфелька на десятисантиметровой шпильке, и сами ноги не немеют от продолжительной беготни по коридорам и лестницам любимого университета, а она не спала два часа за ночь и не подорвалась в шесть утра, чтобы быть вовремя на рабочем месте. У вас восьмичасовой день, кипы бумажной работы и куча скопившихся дедлайнов?  Саша расскажет вам про свои «три пары в неделю у первого курса и две пары у второго»
Нагруженная работой, как вьючная лошадь, фон Штерн передвигалась со скоростью скоростного поезда, чувствуя при этом такое напряжение в мышцах улыбающегося лица, будто тренировала брови для разгрузки вагонов с углем. Имидж требует поддержки и выдержки. Поддержка тоже требует выдержки. Да все на свете требует выдержки! А еще внимания, терпения и силы воли. О последнюю, кстати, Саша бы уже могла затачивать ножи, если б не особенности своей мгновенно увлекающейся натуры. В общем, белобрысость шла ей во всех смыслах.
Занести пару заявлений в администрацию. Получить справку из бухгалтерии. Заскочить в деканат «на пару ласковых».  Отдать первокурсникам их исправленные каляки-маляки. Отдать преподавателю работу. Подправленную под его каляки-маляки. Оставить собственные каляки-маляки на рабочем месте вечно отсутствующего научного руководителя (не иначе, студенток клеит). Куча растопочного материала заметно растаяла. Оставшееся надо было тащить на собственном горбу домой и вновь исправлять, делать рекомендации, замечания. Чертыхаться и плеваться от прочитанной чуши и удивляться, откуда такие умники и как их приняли в университет. Как обычно, в престижном университет была лишь пара человек, которых Саша назвала бы умными и талантливыми. Они, к сожалению, в большинстве своем, не совпадали со списком регулярно готовящихся к семинарам студентам. Работы невпроворот. Это у нормальных людей рабочий день заканчивается. У универсантов он только начался!
Сгрузив толстую стопку в сумку, Санни двинула в сторону приуниверситетской школы, в надежде поймать там преподавателя, которого накануне ей посоветовали в духе – «У нее все в лучшем виде». Этот самый лучший вид Саша и застала сидящей на лавочке с крайней степенью задумчивости на лице.
- Профессор Лайне? Я Саша фон Штерн, вам обо мне должен был рассказать мой научный руководитель. Мне нужна ваша консультация и помощь в моей научной работе. – В порыве блонда уселась рядом с преподавателем и добавила, включая серьезность и ответственный вид на максимум. – Это касается темы краха старой научной школы под давлением развития неабсолютных наук.
Девушка сложила тонкие ладони с лаковыми ноготками на коленках и спросила – Простите. Что отнимаю ваше время, но мне срочно необходима ваша помощь!Интересно, этот проходимец вообще упомянул ей о моем существовании? – О да! Саша боготворила своего научника. Учитывая, что она демон.

Отредактировано Sasha von Stern (24.04.13 00:10:41)

+2

4

День был насыщенным. Утро началось с того, что Злата проспала тренировку на полчаса, а в итоге, пришла позже на три. Долго ругалась с тренером, утверждая, что будильник не сработал, потому что он не заводился, хотя Злата и старалась, всячески строила ему глазки и чувственным шёпотом просила разбудить вовремя. В конце концов, тренер снова почему-то сказал, что сочувствует родителям Златы, с силой проводя ладонями по лицу. Но он быстро всё простил, после того, как блондиночка выполнила особо сложный трюк. У девушки вообще складывалось впечатление, что если бы она каталась чуть хуже, в один прекрасный день тренер бы собственноручно закатал Лайне под лёд, хотя причин такого отношения к собственной персоне Злата в упор не видела.
Тренировка прошла скомкано, девушка даже не успела накататься всласть, но пришли другие ученики.

Сегодня нужно было забрать маму, потому что Злата упросила её заехать в Тот Самый Магазин, чтобы показать ей Те Самые Туфли, на которые девушка смотрела уже неделю, но, к сожалению, её финансы пели романсы или, в случае нашей блондинки, орали попсовые мелодии, поэтому Злата готовила целую кампанию по упрашиванию мамы.
Глянув на часы, девушка решила, что успеет заскочить в кафе. Смакуя кофе, Злата осторожно осмотрелась вокруг, решила, что мужчин, достойных её королевского внимания, поблизости нет, поэтому расслабилась, вытащила из новой модной сумочки новый модный журнал и углубилась в чтение. Довольно отметила, что Анжелина Свали поправилась, у Шок-Иры совершенно отсутствует вкус, раз она нацепила эту ужасную зелёную кофточку, а красавчик футболист Дэвид Богсним расстался со своей пассией, а значит, сердце его снова свободно, и у Златы появился неплохой шанс. Ну а что? Он спортсмен, Злата тоже спортсменка, он симпатичен, а Злата восхитительна. Чем не пара?
Помечтав, Лайне перешла к гороскопам: «Сегодняшний день не предвещает ничего хорошего. Взрывоопасность повышена. Мы все умрём. Но если вы отправите письмо с указанной ниже суммой на короткий адрес, вы увеличите вероятность того, что с вами всё будет в порядке». Злата ойкнула, порылась в сумочке, выудила бумагу, ручку и деньги и для верности написала пять писем. Успокоившись, девушка решила, что можно выезжать за мамой и заодно заехать на почту.
Журнал не соврал – Злате бибикали проезжавшие мимо автомобилисты, что-то кричали, но познакомиться не предлагали, так что, ничего хорошего. Но в неё не врезался ни один столб, так что, отправленные письма действовали. Подумав, что к вечеру нужно отправить ещё одно, для верности, Лайне припарковала своё шикарное красное авто, которое ей подарили за выигрыш в каком-то там очередном конкурсе по фигурному катанию, и которым Злата невероятно гордилась, девушка вышла, закрыла машину и огляделась. Мама оказалась на лавочке, Злата быстро, но от этого не менее красиво, прошла к ней и на мгновение остановилась, нахмурившись, - рядом с миссис Лайне стояла девушка, и явно собиралась её задержать. Но туфли не могли ждать!
- Привет! – громко произнесла Злата, подходя к маме и полностью игнорируя незнакомку, перебив её на середине фразы. – Мы едем?
Злата чмокнула маму в щёку и соизволила повернуться к девушке.
- Злата Лайне, приятно познакомиться, надеюсь, вы узнали всё, что хотели? Пойдём? – Злата снова обернулась к маме.
- Кстати, папа сказал, что на ужин будет что-то особенно вкусное.
Нет, на самом деле, мисс Лайне очень дружелюбна и любит знакомиться и поболтать. Но туфли… Они остались одни-единственные, вдруг кто-то протянет свои наманикюренные когти к сокровищу, которое обязано достаться Злате? Нет, этого допустить нельзя, нужно срочно заманить маму в машину.

Отредактировано Zlata Laine (03.05.13 20:56:00)

+2

5

Гретэль отсутствующе смотрела вперёд. Мысли не витали в облаках, не думали тяжкую думу, не занимались исследованием взаимосвязей погоды и прочих факторов, таких как общесредняя неуспеваемость, плохой аппетит и низкая физическая подготовка. Мыслей просто не было. Кто-то скажет, что это невозможно, кто-то вскрикнет, что это невозможно, кто-то встанет и уйдёт, а потом вернётся, заверяя, что это по-прежнему невозможно. Лайне была бы другого мнения, если бы утруждала себя ответом на эти вопросы, которые зародились отнюдь не в её сознании. Чем же объяснялась такая молчаливая по всем частотам тишина? Дзен? Медитация? Усы?
Рядом кто-то произнёс фамилию преподавателя, а значит, необходимо было среагировать. Совершенно не меняя позы, женщина просто повернула голову в сторону говорящей, а затем немного, ну совсем слегка, склонила её на бок. Перед Гретэль предстала блондинка, которую первая в своей жизни совсем не видела, даже если учесть потерю памяти и забывчивость. Слишком сильно подведённые глаза голубого цвета больше напоминали два бездонных колодца, которые требовательно вперились в школьного учителя и просто искрили энергией, сравнимой лишь с электриком, случайно нащупавшим линию жизни на высоковольтном кабеле мокрыми руками.
- Да, я профессор Лайне. Хотя мне привычнее, когда меня называют учителем. Так проще, - пока без особых эмоций заметила женщина, сомневаясь, стоит ли тратить бесценные эмоции типа "радость" или "счастье" или "какого..?" на это безобидное, по всем мыслимым меркам, дитя.
"Научный руководитель? Хоть бы сказала, как зовут. Я тебе вообще в первый раз вижу. Добро или нет?" Лайне немного поколебалась, хотя зрительно ничего не произошло, даже в лице не изменилась. Взгляд же неизменно был строго сфокусирован на лице блондиночки. Огромная шестерёнка, которая отвечала за эмоции, с жутким грохотом и скрежетом вошла в зацеплении с лицевыми нервами. Гретэль улыбнулась по-доброму своей новообретённой знакомой.
- А, должно быть вы от Кевина. Что-то такое он мне упоминал. Подающая надежды молодая особа, с огнём в глазах и страстью к обучению, - женщина выпрямилась и чуть смягчила резкость взгляда. Чтобы продемонстрировать полную заинтересованность происходящим, Гретэль открыла сумочку и в своих недолгих поисках обнаружила маленькую записочку, в которой значилось, что действительно, некая Саша будет приходить и требовать помощи. Бумага была подписана господином фон Брутте. Кто это такой и что он вёл, учитель вспомнить не могла, да это было и ненужно.
- Ну, разумеется, я помогу. Надеюсь, вы готовы плодотворно поработать, - Лайне с доброжелательной улыбкой защёлкнула сумочку. Щелчок напоминал звук резко падающего лезвия гильотины. Оптимистично, ничего не скажешь.
И тут как раз подъехала машина. С дочерью в бонус. К сожалению, автомобиль сам ехать не мог, поэтому приходилось использовать грубую силу в лице водителя. Совершенно не церемонясь, не чураясь незнакомки, до которой рукой подать, Злата просто и без обидняков чмокнула свою маму в щёку, после этого светясь как гирлянда на новогодней ёлке. Гретэль в данном отношении сохраняла прохладность айсберга, поэтому даже поцелуйчик не растопил холодное материнское сердце.
- Папа готовит? А, точно, сегодня же вторник. Как я могла забыть, - снисходительно отрапортовала Гретэль и слегка призадумалась, как совместить несовместимое. С одной стороны дочь, которой нужны были туфли, с другой - аспирантка или кто она там, которой нужно было помочь с консультацией. Ни та, ни другая сторона, Лайне совсем не прельщали.
- Деточка, - сладким голосом обратилась маменька к своей доченьке, - Саша поедет с нами. Я куплю тебе туфли, как ты и хотела, но она - поедет с нами. Человеку необходима помощь. Мы же не откажем человеку в помощи?
Последний вопрос был провокационным и ставящим в тупик, неподготовленный детский мозг Златы, секунд на тридцать общего времени. Женщина поднялась со скамейки, прошла пару метров до авто и с удовольствием погрузилась на переднее сиденье, а чтобы Штерн догадалась сесть на заднее сиденье, поманила её пальчиком и указала на свободные места.
- Злата, милая, поехали. Туфли долго ждать не будут, - с сожалением произнесла Гретэль, мечтая о мальчике, которому была бы не нужна столь неудобная и дорогая обувь. И его бы звали Кевин.

+2

6

Саша делала послушную мордашку первой на селе отличницы. Округляя голубые глазки, хлопая кукольно загибающимися длинными ресницами, и улыбалась, показывая ряд ровных белоснежных зубок, сверкающих, как белые жемчужины под ярким дневным солнцем. Что за невоспитанная избалованная маленькая тварь – Думала Санни, светясь сахарным смайлом, расплескивая лучи красоты и доброжелательности, полностью оправдывая собственное прозвище, и поглядывала на профессора. Консультация нужна была белобрысой позарез, ибо к ее не в меру вертлявой шейке стремительно приближалась мерно раскачивающаяся гильотина дедлайна, и традиционное студенческое «за ночь сделаю» спасти ее не могло. Полет с вершин университетского Эвереста грозил кучей шишек, ссадин, переломов и пожизненного звания неудачника науки. Если первые три аспекта Сашей переживались, как чих чернокожего рэпера на другом континенте, то последний пунктик виделся ей контрольным выстрелом в голову с выносом серого вещества, которое всенепременно нарисует прекрасный узор на чистой белой стене. Так что блонда была готова не то что плодотворно поработать – она была в полной боевой готовности, чтобы пахать как единственная собака в упряжке, везущей десять чукчей. Но весь рабочий настрой ей сбивало радиоактивное существо с моторчиком в одном месте, которому ну никак не сиделось тихо и спокойно в сторонке…
- Мне очень приятно познакомиться, Злата!! – прощебетала фон Штерн, наивно округляя глаза, посылая собрату по цвету шевелюры невидимые импульсы «Мы в восхищении». – Меня зовут Саша фон Штерн, и я не узнала и десятой части того, что хотела…И если из-за тебя сорвется моя научная работа – можешь писать завещание и выбирать место на кладбище. – Санни не прекращала снисходительно-мило улыбаться.
Однако ударом пыльным мешком по белобрысой голове стало внезапное заявление учителя о совместной поездке. И она была не в том положении, чтобы отказываться…
В итоге блондинка делала единственное, что оставалось – вприпрыжку последовала за непрошибаемой Гретель, промаршировавшей до машины и с ощущением дичайшей неловкости умостилась на заднем сидении жуткого на вид по своей девчачьести автомобиля. – Как непрактично… – возмутилась в блондинке капля рационализма – Зато, наверное, весело…
И тут же, не задерживаясь, фон Штерн принялась задавать вопросы – Простите, профессор... то есть учитель Лайне! Как вы считаете, оставшиеся последователи классической научной школы имеют под собой твердую основу, или же все их современные исследования – наглая псевдонаучная чепуха? Можете назвать хотя бы три объективных аргумента в пользу вашей точки зрения? – Тайм из мани. Мани кэн бай эфрисинг. Виз тайм – ю кэн гет энисинг, вот ю вонт. Вкратце.

0


Вы здесь » Задверье » чердак; » Встретились как-то три блондинки... Уже анекдот.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC