Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » у штопаного моста; » кондитерская "как творить историю"


кондитерская "как творить историю"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

*****

0

2

Ранним зимним утром из недр кондитерской "Как творить историю", как обычно, доносилась музыка. Шуршание грампластинки, прокуренный кашель антикварного патефона и первые звуки знаменитого "Заплыва Кальвирий" означали, что мастер на месте, во всеоружии и готов делать жизнь дорогих висперширцев слаще. Ведь, как считал сам мистер Бёрк, если ты действительно собрался изменить ход истории, то нужно либо вернуться в прошлое и совершить что-нибудь эдакое (скажем, не дать родиться какому-нибудь особенно мерзкому диктатору), а потом гадать, не топчут ли динозавры в твоем настоящем времени бабочек, либо создать такие пирожные, чтобы и динозавры и диктаторы отведав их превратились в милых плюшевых мишек, при этом не забыв оставить в твоей кассе энную сумму, а потом еще и привели бы к тебе своих динозавродиктаторских друзей.  А так как что динозавров, что диктаторов, пускай и метафорических, в Виспершире было предостаточно, то и дело дело мистера Бёрка приносило плоды, а сам он мог позволить себе не терять благополучное расположение духа. Ведь каждый знает, ничто так не способствует улучшению настроения, как добрососедские отношения с окружающими и положительный кредитный баланс.
Но хватит о рептилиях! Ведь сегодня мистер Бёрк одел новую (последней осенне-зимней коллекции известного столичного модельера) белую рубашку и свежий фартук отнюдь не в ожидании какой-нибудь местной шишки. Мистер Пайтон, вы, кстати, давно к нам не заходили... Он ждал гораздо более важного гостя, точнее гостью, точнее дорогую малышку Хайди, накануне клятвенно обещавшую наконец принять неоднократное настойчивое приглашение дядюшки и явиться на персональный урок кондитерского мастерства... Не удивительно, если принять за условие, что мистер Бёрк накануне в разговоре с Хайди обмолвился, что собирается начать в своем старом гараже ремонт, а это значило, что "Лишние" на неопределенное время оставались без оперативного штаба. Позволив себя некоторое время поуговаривать он все же согласился с этим делом повременить, но лишь при условии регулярного посещения племяшкой его уроков. Так что сейчас "припудрив носик" и приготовив все необходимое для первого занятия, мистер Бёрк как раз дослушивал последние пассажи бессмертного творения Вагерна, когда дверной колокольчик прозвенел и в кондитерскую зашла она...
- Хайди, милочка, это действительно ты? - радостно удивился мистер Бёрк. - А я уже все приготовил. Проходи-проходи, моя радость. Скушай эклерчик, я специально для тебя вчера испек, с глазурью в тон твоей новой прически.

+4

3

Известный в крайне узких кругах поэт Прушкин из загадочных северных земель писал в похожей ситуации:
«Мой дядя самых честных правил!..»
Дядя Хайди честных правил не признавал. Он в принципе правил реальность так, как это нравилось его пекарскому величию. К сахарному безумию идейный вдохновитель клуба была привычна. Вся жизнь «крошки Хайди» сопровождалась запахами ванильной эссенции, коричных палочек и сахарными блестками. К поведению Клайда тоже можно было привыкнуть. Но действовать наперекор его воле!..
Мистер Бёрк был как всегда отвратительно весел. И так же отвратительно искренен в попытке удивиться. Хайди скривила губы, глядя на творение почти не невыносимого родственника. В это мгновение он был не так уж не невыносим. Эклер, покрытый глазурью такого яркого, ядовитого оттенка неоново-розового, что мисс Уиллоу невольно содрогнулась, призывно скучал на тарелочке в кокетливый голубой цветочек.
- Знаешь, дядь, я боюсь, что не готова узнать твой самый страшный секрет. А именно – чем можно добиться такого цвета так, чтобы «Это» все еще можно было есть. Вот честно. Последний раз такой оттенок я видела в каталоге игрушек для фетишистов. На третьей странице. И я даже не хочу думать о том, что это было!
Кажется, планы на предстоящие сутки для племяшки ненормального кондитера определились против ее воли. Если Хайди выживет и останется в здравом уме после уроков Клайда, она срочно перекрасит волосы!
«Прощайте мои милые розовые космочки. Вы мне так нравились!»
Кажется, дядя начал урок не очень удачно. Девушка, еще раз с ужасом осмотрев эклер, воткнула в него нож и десертную вилочку. Больше с тем, чтобы убить «Это», чем из желания его действительно съесть. Но рисковать штабом «Лишних» из-за куска теста, политого аморально-розовой глазурью, Хайди не могла. Духовным лидерам такое не прощается.
Кусок эклера отправился в рот под одобрительным взглядом дядюшки. Знал бы он, как племяннице хотелось плюнуть разжеванным тестом в его веселую и самодовольную рожу.
- Ужасно. Никому больше этого не показывай.

Отредактировано Hydie Willow (27.06.13 23:55:28)

+3

4

Малышка Хайди была как всегда прелестна. Конечно в этих бесформенных штанах, жутковатого вида худи и дутой куртке она была похожа на маленькую бродяжку, но зато ей не было холодно. Мистер Бёрк всегда удивлялся женщинам, умудрявшимся даже зимой носить юбки.
- Глупости, это сущие пустяки.
Мистер Бёрк беззаботно махнул рукой.
- Берешь марганцовку для густоты цвета, - продолжил он с добродушной улыбкой, - разбавляешь щепоткой крысиного яда, нейтрализованного активированным углем... ну и не забывай добавлять немного пищевого красителя. Так что все совершенно съедобно и очень вкусно, кушенькай.
Пассаж про пирожные он словно бы и не заметил. Во-первых Хайди была душкой по определению и любая характеристика из ее уст для дядюшки звучала как похвала, а во-вторых... вероятность того, чтобы его эклеры вдруг могли оказаться плохими стремилась к нулю со скоростью близкой к скорости света, и для мистера Бёрка это была прописная истина.
- Но довольно слов, юная леди, сладости ждут.
Он подцепил с вешалки фартук и бросил его Хайди. Висевший рядом колпак проделал тот же путь, но опустился прямо на голову племяшке, при этом чуть скособочившись и прикрыв ей один глаз.
- Снимай куртку и одевайся как положено, - сказал мистер Бёрк, потом склонил голову на бок и, подмигнув, добавил. - Сейчас мы запустим твои маленькие пальчики в сладкую негу ванильной страсти. Эх, как давно он был, мой первый раз...

Отредактировано Clyde Burke (28.06.13 18:55:04)

+4

5

Судорожно сглотнув прожеванное, Хайди задержала дыхание. С Клайда сталось бы осуществить все те манипуляции, о которых он с удовольствием рассказывал племяннице. Марганцовка, крысиный яд и активированный уголь для того, чтобы получить истерично-розовый цвет глазури и синеющее в ужасе лицо девушки. Новое  слово в кулинарии могло быть сказано и опасным для жизни способом.
Никогда еще племянница чокнутого извращенца так не радовалась разговорам о пищевых красителях.
Мисс Уиллоу посмотрела на результат творчества дядюшки так, словно эклер был в лучшем случае редкой мерзости насекомым, в худшем – тем самым изделием эротической промышленности. И зажмурилась.
Здраво рассудив, что если его не разглядывать, то оно не сможет ее поработить, Хайди затолкала оставшееся в рот. Процесс глотания был затруднен ловлей внезапных деталей одежды.
Сколько раз этот фартук фигурировал в скромных девичьих фантазиях о безудержной страсти на разделочном столе в компании прекрасного и неповторимого Грэхема. Скрывающий пол-лица колпак в этих фантазиях обычно оказывался на чужой голове.
- Хочешь сказать, меня нужно спрятать от мира? – Пальчик с заостренным ноготком угрожающе и крайне недовольно указал на криво сидящий головной убор. – Может меня завесить вуалью погуще? Или одеть пакет на голову? А что, очень модно.
Теплая куртка, как последний оплот счастья и любви в мире безумия и сахарной пудры, повесилась на крюке вешалки. Хайди облачилась в предмет сексуального вожделения и критически изучила собственный вид, приходя к неутешительному выводу. Мужчины в фартуках нравились ей куда больше, особенно если эти мужчины – Грэхем.
- Это акт насилия и развращения малолетних, - расставила точки над i племянница.  Ей мечталось, что «Ее Первый Раз» будет в кампании Единственного и Неповторимого. Но совсем не Клайда Бёрка.
Вот только в ближайшие несколько часов ей угрожало счастье плотного родственного общения. И никакого Генри.
Желание убивать постепенно пробивалось сквозь привычную пелену невинного цинизма.

+3

6

- Никаких возражений, юная леди, - с притворной строгостью сказал мистер Бёрк. - Или вместо того, чтобы постигать столь необходимые любой девушке твоего возраста маленькие хитрости, ты планируешь провести весь день в пререканиях? Не выйдет!
С этими словами мистер Бёрк повернулся, достал из кухонного шкафа пакет с мукой, отмерил нужное количество, проделал то же самое со сливочным маслом, затем бросил в муку щепотку соли, перемешал и отправил вслед за ней разрезанное на несколько кусков масло, а рядом поставил графин с холодной водой. Все это он проделал с такой ловкостью, какую сложно было ожидать от человека его комплекции и так быстро, что Хайди только и успела облачиться в фартук и колпак.
- Ну что, начнем с простенького?.. - обернувшись сказал он. - О, а ты уже готова. Великолепно выглядишь! Правда вот здесь можно было бы немного добавить...
Беззастенчиво похлопав Хайди по бедру, он сделал шаг назад и еще раз оценивающе ее оглядел.
- Немного объема в бедрах, чуть-чуть в груди - будешь как конфетка. Тебе надо больше кушать, дорогая. И что это за щеки?!
Мистер Бёрк шагнул вперед и, не обращая внимания на возможное сопротивление, взял Хайди за щеки и потянул в стороны.
- Почему я не вижу на них улыбки?! С такой кислой физиономией у тебя ничего не выйдет, а я обещал себе, что научу племянницу своими руками доводить мужчин до вкусового экстаза. Придется мне до конца жизни раз в неделю давать тебе уроки кулинарного мастерства.
Мистер Бёрк игриво подмигнул Хайди, затем достал из стола два ножа и, вручив их племяннице, кивнул в сторону мукомаслянной заготовки.
- Сто граммов масла, двести муки, щепотка соли. А теперь сотвори волшебство, моя юная фея, и преврати все это в тесто.

+1

7

Нет, Хайди действительно не заметила, как дядя сорганизовал миску с подозрительно-кондитерским содержимым. Она в это время занималась вопросами своего гардероба и его оценки. Разглядывала фартук.
Критическое замечание вместе с не менее критическим хлопаньем по филейной своей части племянница восприняла со здоровым скептицизмом. Нет, оскорбляться на действия дяди Клайда – себе дороже. И абсолютно бессмысленно. Но он до обидного мало разбирался в женской природе!..
- Что-то из курса анатомии прошло мимо тебя, дядюшка. А именно – строение женского тела. И недостаток практического опыта сказывается. Определенно, - Хайди уперла в бока кулачки и посмотрела на Бёрка так, словно он был ее личным врагом. – В области женской груди эклеры не водятся. Хотя да, жопу отрастить еще можно, - как говорится, надо быть честным и отдать должное…
Кстати, месть не заставила себя ждать. Подлая и бесчестная месть! Слезы брызнули из светлых глаз и осели медовой росой на пухлых щечках, растянутых в стороны руками мучителя и истязателя.
- Отпустибольножесумасошелстарыйчерт! – Из-за деформированных щек вся тирада, и без того лишенная пауз, осталась невнятным завыванием. Этот демон еще и улыбаться требовал! Да, мисс Уиллоу никогда не сможет стать любимицей престарелых родственников, способных оставить ей кругленькую сумму на безбедное ничегонеделанье.
Между прочим, вручать нож человеку, готовому тебя зарезать и прослыть в веках Кардиологом (до следующей жертвы, конечно же) – крайне опрометчивый поступок. Хайди взвесила в руке потенциальное орудие, присмотрелась к дядюшке и крепко задумалась. Идея была заманчивой. Тем более что практическая значимость занятий, как и возможность несъедобного пирожного в руках Клайда, стремилась к нулю со скоростью, выше скорости света.
Единственный и Неповторимый, которого племянница кондитера согласилась бы кормить с ложечки заварным кремом и бисквитами, вряд ли оценит старания дилетанта. Он сам может гораздо лучше.
- Тесто? – Из задумчивости девушку вывел голос дяди и его предложение, не укладывающееся в стройную логику вселенной. – Предлагаешь зарезать масло или найти жертву, которая будет месить его за меня?

+2

8

Ох уж эти дети! Строение женского тела им подавай... вот что это за женщина и кто ее так строил, что она даже не знает, что надо делать с тестом? Мистер Бёрк благосклонно-снисходительно смотрел на Хайди и прямо-таки сиял, предвкушая, как семена его знаний сейчас будут падать на эту благодатную, не тронутую никем почву. Может статься сейчас он казался себе лучиком света во тьме окутавших племяшку невежества, безысходности и бессмысленности бренного существования, но внешне он выглядел полноценным светилом, причем как минимум третьего класса.
- Можешь попробовать, - сказал он и его улыбка испустила очередной протуберанец счастья, грозящий несчастному ничем не защищенному спутнику-Хайди магнитными бурями и учащением частоты обмороков и обострений сердечно-сосудистых заболеваний, - но что ты, интересно, собралась месить? Смотри.
С этими словами мистер Бёрк взял племяшку за плечи, развернул вокруг своей оси в радикально противоположном направлении и пошел прямым курсом на сближение. Встав за спиной Хайди, он взял ее руки вместе с зажатыми в них ножами в свои ладони и начал быстро измельчать заготовку в мелкую относительно гомогенную крошку.
- Ну что, моя дорогая, ты что-нибудь чувствуешь?
Мистер Бёрк чуть наклонился и вопросительно посмотрел на ученицу.
- Оно уже говорит с тобой?
В этот момент он сделал ножом в горке теста "колодец", затем освободил руки Хайди, налил туда воды из графина и принялся месить.
- Ты должна чувствовать тесто, это очень важно, - тем временем, блаженно улыбаясь, продолжал он. - Тесто должно говорить с тобой, направлять тебя. Нужно ли тебе быть нежнее, или, наоборот, проявить силу и напор. Только в этом случае у тебя получатся счастливые пирожные.

+1

9

Так, обжорство грех. Смертный. И деньги зло. Если злом заплатить за зло, будет ли эффект типа минус на минус? Шер лениво размышляла, пиная балду и просто пиная ледышку, подвернувшуюся под ноги. Погода, конечно, не радовала, но вероятность столкнуться в стенах родной Академии со всеми преподавателями, которым должна, не радовала еще больше. Поэтому наш храбрый демоненок предпочитал мученически шататься посреди снежного хаоса, чем греть зад об парту. Да и вообще, скамьи такие старые, что зад можно не столько согреть, сколько занозить. Вот прям сквозь штаны и колготки. А вдруг осина?! А вдруг вней спит что-то от вампира?! Ну, там...любовь к ночным шатаниям. Правда, не по бабам. Да и не по мужикам. До такого Флаурос еще не доросла.
Недавно выданная зарплата грела душу и тяготила карман. Ну нельзя, нельзя давать девушкам деньги в руки! Вернее, можно и нужно, но не все сразу. От покупки десяти пар новых сережек спас обеденный пеперыв в магазинчике, а от примерки юбочки - подозрительно похожая на Кэрролловскую физиономия, шатавшаяся по бутику. Ну его, этого дипломного руководителя, у Шер процесс наработки данных продвинулся ровно на два листочка: на одном была гордо (и с тремя орфографическими ошибками) выведена тема, на другом красовалась схема складной гильотинки. Просто так.
Если я принесу пирожных домой, Шерман наестся, а потом сразу уснет, потому что скоро закат. Жрать перед сном нельзя, поправляешься. То есть, если не принесу, я спасу сестру от лишних килограммов. Как ни погляди, а Шеридан прям со всех сторон выходила святой. И чего ж ее, такую хорошую и заботливую, в рай не взяли? Гады, то ись.
Дверь кондитерской призывно торчала средь сугробов. Вздохнув, девушка пошла творить добро.
- Мистер Бёёёёёрк? - воспитанно отряхивая ботинки у порога, возопила голодная Флаурос. И тишина в ответ, и мертвые с косами стоят. - Кто стучится в дверь моя, видишь, дома нет никто...
Пробормотала под нос и отправилась искать. Раз-два-три-четыре-пять и всё такое. Грабить любимую кондитерскую было бы опрометчиво. Потому что грабеж - это один раз, а любовь к сладкому - на всю жизнь. Впрочем, любовь к разбою тоже, ну да она что-нибудь придумает.
С кухни раздавались голоса. Ну и что такого страшного, всего лишь в снегу, та же вода, - рассудила Шерочка и направилась прямиком на голос. Или на запах. Представшая картина глубоко запала в ранимую душу демона (ну или что там у нас?). Хайди в фартучке и колпачке, аки сексуальная мечта фетишиста, ага. Правда, факт наличия ее у плиты настораживал, и жрать пирожные, возможно, приготовленные данной особой, как-то не хотелось.
- Ой, здравствуйте, а я никого не нашла за прилавком, - ни продавца, ни очередной жертвы Кардиолога. Взгляд, которым демон сверлила сокурсницу, был многообещающим. Очень Многообещающим.
Обещающим много-много веселых историй о белой шапочке. Нехорошая улыбка против воли скользнула по губам. Впрочем, не имея достаточного опыта, ее вполне можно было принять за милую и приветливую.

+1

10

Шеридан была не права. Если бы Хайди знала, какие мысли роятся в этой, на первый взгляд, невинной голове, она бы многое решилась ей объяснить. Голове, в частности.
О том, как ужасен мир. Что доверять еде, приготовленной Бёрком, еще глупее, чем несъедобным кулинарным экзерсисам его племяшки. Что жить страшно. Но еще страшнее, не знать, что жить страшно!..
Дядя Клайд тоже был не прав. Нападать со спины на человека, вооруженного ажно двумя ножами! Изысканный способ самоубийства, кондитеру не откажешь в стиле и шике. Но еще древние феминистки утверждали, что женщина – это не только ужин и дети, но и килограмм 50 (в лучшем случае) потенциальных возможностей и неприятностей. С этой точки зрения, взгляды дядюшки были замшелыми и бесперспективными. Для его племянницы.
- Когда оно со мной заговорит - вызывай санитаров, - Хайди пыталась отследить действия кондитера, но в очередной раз поняла, что это бессмысленно. В многочисленные, как ей хотелось верить, таланты мисс Уиллоу кулинария и кондитерское искусство не входили. Конечно, мистер Бёрк хотел это исправить. Конечно, его племянница сопротивлялась. – Видимо, счастливые пирожные – это единственное, что ты можешь произвести на свет. Не пробовал лепить пряничных человечков? Счастливых пряничных человечков…
От привидевшейся картины идейный вдохновитель клуба «Лишних» вздрогнула, понимая, что вот он – миг рождения сюжета для следующего выпуска комикса. И ей даже почудилось, что вот он – сюжет! – шкрябется в дверь, топает по коридору и истошно вопит «Мистер Бёёёёрк!!»
В следующую секунду Хайди почти уверовала в спасение. В то, что неизвестный герой пришел освободить прекрасную принцессу из лап ужасных подкроватных монстров! Но лишь на мгновение.
Во-первых, в мире мисс Уиллоу героев не существовало. Во вселенной кулинарных экзекуций даже Единственный и Неповторимый не мог занимать эту должность. В силу профессии.
Во-вторых, мисс Уиллоу совсем не тянула на прекрасную и тем более – принцессу. Тем более в фартуке.
А в-третьих, появившийся из недр кондитерской чертик был далеко не Генри, а вовсе даже Шеридан. И в этом не было ничего хорошего.
- Это заговор. Весь мир куплен кондитерской мафией! Не подходи! – Ножи весьма ловко оказались перехвачены так, как показывают в кино: один занесен над головой, второй – выставлен вперед. Факт наличия на голове миленькой белой шапочки лишь усугубил эффект. Хайди стала похожа на разозленного рождественского эльфа.
Рассказы Шер на глазах обретали прекрасные, правдивые и совершенно невероятные подробности!

пысы: не удержалась

Отредактировано Hydie Willow (11.07.13 19:27:58)

+1

11

Мистер Бёрк всегда был человеком позитивного склада, что, несомненно, давало ему некоторые преимущества в этой сложной и полной стрессов современной жизни. Например, он был практически невосприимчив к ударам судьбы. Умерла любимая тетушка - что ж, все мы смертны, к тому же когда еще вся родня соберется вместе, прорвало трубу и залило любимую кухню - не страшно, все равно он давно уже присматривал туда новую мебель, Хайди не хочет учиться кулинарному мастерству - прекрасно, значит у них будет лишний повод проводить время вместе! К тому же... как она держала нож! Какая хватка, какая грация, да, у нее определенно был талант, оставалось только огранить этот алмаз, превратив его в бриллиант кулинарии. И тот факт, что алмаз по праву считался самым твердым материалом на свете и явно не собирался принимать нужную форму добровольно мистера Бёрка и не думал останавливать. Наоборот, это лишь подогревало его энтузиазм.
- О, поверь, это далеко не единственное, что я могу, - с довольной улыбкой ответил он и, подмигнув, добавил. - Ведь счастливые пирожные делают счастливых людей. Разве я не прав, моя дорогая?
Последнее было сказано уже Шеридан, внезапно появившейся на кухне.
- Проходи, проходи, Хайди шутит. Только вытри ноги - мокрых следов на кухне кондитерская мафия действительно не простит.
Приглашая девушку, мистер Бёрк добродушно замахал рукой, от чего в воздухе перед ним образовалось небольшое мучное облако.
- Как поживает Шерман? Давно ее чего-то не видно. Я уже даже начал волноваться. 

P.S. Прошу пардону, пост фиговый(

+1


Вы здесь » Задверье » у штопаного моста; » кондитерская "как творить историю"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC