Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Сказка — ложь, да в ней профит


Сказка — ложь, да в ней профит

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Любите ли вы сказки, так, как любим их мы? «Мы» — это блистательная мисс Элеонора Делмар и небритый, но по-прежнему восхитительный (по его непоколебимому убеждению) во всех отношениях Штефан «Сжечь ведьму!» Грабовски. Что мы собираемся делать вместе? Укладывается ли это в рамки отношений ангела и демона, границы возрастного рейтинга и моральных приличий? Сколько колокольчиков на ошейнике у оленей Санта-Клауса? Спокойствие, только спокойствие! Отложите в сторону валидол и вазелин. Два самых талантливых писателя Виспершира, в поисках сюжетов для своих мяурмемуаров, всего лишь решили прощупать на достоверность парочку городских мифов. С этой благородной корыстной целью оба отправляются в Центральную Библиотеку, где между пыльных стеллажей их ожидает многообещающее Что Угодно: проход в параллельную Вселенную, взбесившийся полтергейст, комната с трупами, принадлежащая серийному маньяку-библиотекарю, and so on. Ведь нет ничего интереснее, чем развенчивать легенды, и ничего прибыльнее, чем писать о них.

Да пребудут со мной чернила, да не затупится кончик карандаша моего, да не убоюсь я ластика и стану почитать пергамент как отца своего; во имя Славы, Гонорара и ещё раз Славы. Печать.

Отредактировано Stephan Grabowski (24.03.13 14:42:42)

+3

2

Шестнадцатого сентября семьдесят пятого года мирозданье отличалось повышенной солнечностью. Мурмур в своём роскошном котичном особняке вертелся перед зеркалом высотой в Прекрасного Себя. Спецзеркало по спецзаказу спецрейсом не специально чуть не потеряли по дороге, пока доставили адресату. Ибо в обычное зеркало дылдо-демон мог разглядеть разве что свой пупок. В лучшем случае, кадык. Пупок, конечно, был вне всяких похвал, кадык своей обворожительностью тоже мог заткнуть за пояс кого угодно; но борода-то у Мурмуса не на коленях растёт. Демон критически оглядел торчащие из трусов корявые ноги с кудрявым начёсом. Впрочем, да — на коленях тоже. Однако к эпиляции псевдо гомосексуальная натура Штефана ещё не была готова.

— Свет мой, зеркальце, скажи: где я пил вчера и что? — воняя двухдневным перегаром, поинтересовался Штефан у предмета интерьера. К сожалению, зеркало не ответило. Значит, демон трезв. Что по законам мироустройства классифицировалось как нечто из ряда выходящее. В это время суток светило висперширского бомонда, наклюкавшись до зелёных ангелов, привык обнимать торшер, приставать к дивану, вести высокоинтеллектуальные беседы с обеденным столом и слушать, как комод декламирует ему Александра Мушкина. Но сегодня писателю предстояло вынести свою персону в люди, поэтому из спирта ему полагался только одеколон. И то не внутрь.

Вздохнув, мужчина принялся разглядывать украшавший лоб синяк размером с остров Шмэн и приблизительно таких же очертаний. Синяк чем-то напоминал любую из девушек Мурмуса: демон не помнил, откуда тот взялся, но познакомились они явно вчера.

— Я всегда, когда напьюсь, головой об стену бьюсь.
То ли вредно мне спиртное, то ли это возрастное!
— с выражением (стыда и отчаянья?) продекламировал Мурмус своему помятому отражению. (Да, стихи он тоже умел.) Потом отражение расстроенно поковыряло в носу, почесало подбородок и поковыляло к шкафу. Долго выбирая между баклажанным пиджаком, горошковым галстуком и канареечными брюками, демон не растерялся и одел всё сразу. Но, посовещавшись с врождённой скромностью, решил, что выглядит непростительно хорошо для этого города, этой страны и в общем этой планеты. Поэтому с сожалением сложил одежду обратно в шкаф, втиснул своё привлекательно не-идеальное тело в идеально отутюженный костюм траурных расцветок, напялил сверху пальто из латекса на полтора размера меньше — так, чтобы шмотка обтягивала фигуру на грани элегантности и порнографии, — после чего, вооружённый парой блестящих туфель, солнцезащитными очками в пол-морды и совершенно бесполезным, но моднявым зонтом, покинул родную берлогу.

Птички пели, небо голубело; на газоне жизнерадостно совокуплялись бродячие собаки. Демон сел в дорогущий автомобиль марки «Хрено», плавно тронулся с места и плавно, со всего маху въехал в машину соседа. Поучаствовав в двухминутной интерлюдии «кто кого переорёт», Штефан откупился от мужика росписью на помятом бампере. Теперь, клеймённая вихрастыми вензелями «Т. В.», разбитая тачка стоила в десять раз дороже новой и не битой. Отъезжая от дома демон слышал, как сосед рыдал от счастья и клялся взять машину в жёны. До библиотеки Штефан добрался без происшествий, если не считать дефиле по встречной под задорный вой полицейских сирен. (Оказывается, ребята гнались за ним, чтобы сказать, как любят его творчество. До чего мило.) По прибытии в учреждение Мурмус изо всех сил старался вести себя тихо, воспитанно и не вынуждать библиотекаршу хвататься за кардиостимулятор. Благородные намерения пали жертвой безжалостной машины пиара, — обречённое «Шшш!» библиотекарши потонуло в топоте девичьих ног. Читательницы прямо на месте устроили кумиру презентацию с раздачей автографов на неприличных местах. Когда красивые девочки кончились, а начали подтягиваться некрасивые мальчики, демон максимально корректно сообщил поклонникам, что его мочевой пузырь прямо-таки мечтает об уборной, и, отбиваясь от многочисленных «Мы Вас проводим! И подержим!», слинял в противоположное крыло. Там Штефан долго бродил по лабиринту из многоэтажных шкафов; полюбовался собственным портретом в отделе Особо Ненаучной Фантастики; пару раз заблудился между стеллажей с орфографическими словарями; до полусмерти напугал уборщика загадочным скрипом туфель о паркет. Но ничего паранормального так и не нашёл. Исключая отсутствия в библиотеке уборной. И Гарольда Букера.

На очередном повороте в одном из бесконечных коридорных перешейков, мужчина налетел на нечто мягкое, живое и не подготовленное к столкновению с Великим Писателем на пространстве шириной в шестьдесят сантиметров.

— ...ять! — совершенно искренне возмутился демон Мурмус. А человек-гей Штефан поспешил его поправить: — То есть: звезда в шоке. Вы мне зонт сломали. Хнык.

Потерев второй по счёту синяк, демон попытался рассмотреть, кого он так удачно уронил на пол. Может быть, Ту Самую Легенду?

Отредактировано Stephan Grabowski (25.03.13 06:01:00)

+4


Вы здесь » Задверье » чердак; » Сказка — ложь, да в ней профит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC