Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Кто был героем, тот в цирке не смеётся


Кто был героем, тот в цирке не смеётся

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

18 сентября 1972 года, Виспершир, Северный рукав.
22:19 по местному времени.

...Когда на город опускается туман безысходности, и злодеи злодействуют свои злодеяния, а Закон бездействует,  — на помощь приходит Она. Человек-Женщина, Рыжая Поня, Cупер-констебль и просто Та, Которой Очень Идёт Обтягивающее. Днём Она — обычное Совершенство, третируемая начальством и недооценённая коллегами. Она — не Легенда, но очень старается. Её руки по локоть в сахарной пудре. Она не знает пощады, жалости и номера своего страхового полиса. У Неё нет слабых мест. Кто сказал «пончик»? Воздушные шарики уже на вашей улице.
Берегитесь!

в роли героини-однодневки неподражаемая Коралайн Уайатт
Ричард Рид в роли жертвы обстоятельств
какой-то мужик в роли какого-то мужика

Выражаем благодарность всем тем, у кого мы украли эту идею. Нам стыдно.

to be continued.

При написании этого эпизода ни один пончик не пострадал
просто так.

Отредактировано Richard Reid (15.03.13 15:05:31)

+5

2

Тьма накрыла оберегаемый Ридом город.

Что, в общем-то, вполне объяснимо, учитывая, что был глубокий вечер. Густой, словно гороховый суп, туман баюкал городок в своих объятиях, чесал кирпичные бока спящих домов, гладил аккуратные двухскатные крыши и закрывал прохожим глаза мягкими ладошками. Из темноты доносились редкие возгласы удивления и боли по поводу нечаянно отдавленных ног и ушибленных лбов. Кто-то, налетев сдуру на фонарный столб, по ошибке бормотал ему слова извинений. К десяти часам улицы стали абсолютно пусты: сегодня по телевизору транслировали юбилейную серию «Битлмэна», и это был Повод.

У Ричарда тоже был Повод, но другой. Он занимался крайне важным и общественно полезным делом: ловил маньяка. Некто, по понятным причинам пожелавший остаться не идентифицированным, нападал по вечерам на ничего не подозревающих граждан и отнимал у них самое ценное — парики. Да, неуловимый маньяк обрушил свою порочную длань на самый незащищённый слой Висперширского населения — тех, кто в силу различных обстоятельств вынужден скрывать от окружающих лишённую растительности макушку. Париковый Маньяк был безжалостен. За десять дней он совершил восемь вопиюще дерзких ограблений; мужчины, женщины, старые, молодые, даже одна собака (!) — злодей не щадил никого. Буквально накануне преступник вероломно напал на беззащитного пенсионера. Бедного старика обчистили, как мальчишку. Пропал не только парик, но и накладная борода! Рид сжал увесистые кулаки. Никто, чёрт возьми, не будет лишать мирных жителей волос, пока Ричард на посту, — он просто обязан поймать и обезвредить негодяя. Это его служебный долг.

Колючий осенний ветер взметнул полы Ридова пальто. Начальника полиции было не узнать: на его голове красовалась роскошная искусственная шевелюра, превратившая уже немолодого, начавшего лысеть мужчину в жгучего брюнета с элегантной укладкой. Густые волосы вились из-под широкополой шляпы крупными кудряшками. Ричард надеялся, что маньяк не устоит перед такой обольстительной приманкой, и непременно попытается присвоить парик себе.

Похоже, надежды вот-вот должны были оправдаться. Поблизости раздался приглушенный звук шагов. На противоположной стороне улицы показался мужской силуэт. Рид прищурился. Он с трудом мог разглядеть очертания фигуры, но сразу понял: Тот Самый. Ричард достал пистолет и храбро шагнул из-за угла здания, навстречу надвигающейся опасности. Его лицо выражало мрачную решимость; блюститель порядка возвышался посреди тротуара, грозный и непоколебимый, как утёс над неспокойным морем, и вообще Производил Впечатление.

Жаль, из-за тумана этого было почти не видно.

Отредактировано Richard Reid (15.03.13 17:36:42)

+4

3

День не задался с самого утра. В кондитерской не было пончиков, и это стало бы настоящей катастрофой, если бы не стратегический запас, рассованный по всем возможным уголкам и постоянно обновляющийся, - ну не есть же чёрствые. Найджел ворчал и даже не пытался поговорить с Коралайн, хотя та от скуки и старалась обратить его внимание на свою рыжую персону. На пересказе тринадцатой серии Чёрного Клюва, Ломман не выдержал и прикрикнул на девушку, заявив, что та мешает работать. Но разве же это работа – сидеть в кабинете и смотреть в потолок? Настоящий полицейский должен ловить преступников, обезвреживать маньяков, хватать за руки воришек, спасать заложников, да хотя бы снимать котят с деревьев, но никак не сидеть в кабинете. А после обеда и вовсе свершилась трагедия, Коралайн не смогла скрыться от начальства, и мистер Рид заставил бедную Уайатт составлять отчёт, и никакие увиливания не удались. Единственное, что грело душу девушки и не давало сверзиться в пучину обиды на весь мир, так это приближающийся вечер, который должен был скраситься юбилейной серией Битлмэна.
Промучившись до конца рабочего дня, но так и не доделав отчёт, Коралайн попыталась аккуратно выскользнуть из полицейского участка, стараясь не наткнуться на мистера Рида. Выполнив эту миссию с гораздо большим успехом, нежели своё непосредственное проучение, приободрившаяся девушка зашагала домой.

Серия была достойна того, чтобы называться юбилейной. Настолько достойной, что после просмотра, Коралайн уже носилась по комнатам, напевая мелодию из заставки. Боевой дух толкнул девушку на подвиги, она даже убралась, беспощадно убивая грязь в квартире, потом запихнула вещи в шкаф и наткнулась взглядом на костюм Супергероини-Коралайн. Внимательно посмотрев на него, Уайатт заулыбалась. Пробормотав нечто среднее между «а я что, рыжая что ли» и «вот я сама поймаю всех преступников, будете знать, а то отчёты-отчёты», девушка стала поспешно переодеваться.

На улице было промозгло и ничего не видно – темнота и туман хорошо сработались и мешали Коралайн выискивать нарушителей закона. Людей было мало, и все выглядели довольно безобидно, вот только тот мужчина в огромной шляпе… Почему он выглядывает из-за угла? Подозрительно.
-Я спичка, поджигающая несправедливость, я корректор, замазывающий изъяны общества, я бируши, не слышащие угрозы злодеев, я самый настоящий герой, спасающий бедных Висперширцев! - прошептала девушка, настраивая себя на подвиг, заскользила по направлению к Подозрительному и с радостью обнаружила, что он оказался Настоящим Злодеем - мужчина шагнул в сторону, а в руках у него появился пистолет.
У Коралайн пистолета, как и чувства самосохранения, не было, но зато было чувство справедливости и желание обезвредить потенциального убийцу, поэтому она, не раздумывая, разбежалась, прыгнула на спину Злодея, давая возможность человеку вдалеке осознать весь ужас ситуации и весь героизм мисс Уайатт. Не ожидавший нападения преступник не устоял на ногах и приземлился на асфальт. Висящей на нём рыжей падать было удобно, а вот Злодею, кажется, нет. Он даже успел сказать что-то неприличное во время полёта, но злодеи на то и злодеи - им простительно. Жаль только, что наручников не было - негодяй всерьёз вознамерился сбросить спасателя человечества со своей спины и подняться.
«Надо найти его пистолет».

Отредактировано Coraline Wyatt (17.03.13 01:07:31)

+5

4

Он должен был насторожиться. Зловещий туман становился всё туманнее и зловещее, чёрные тучи, похожие на прохудившийся ватник, начали ронять на землю первые тяжёлые капли. Порыв ветра донёс до мужчины едва различимый запах сахарной пудры. По спине, как обычно бывает в таких случаях, пробежал липкий холодок, означавший, что владелец спины в ближайшем обозримом будущем рискует получить несколько синяков/ушиб копчика/вывих ребра, уязвлённое самолюбие, внушительный счёт из химчистки за испачканное пальто, и ещё что-нибудь из того, на что богата жизнь простого борца с преступностью, если он склонен недооценивать все коварные перипетии судьбы и собственную удароустойчивость.

...Бум! Хрясть! Ба-бах!

Ощутив себя находящимся неподобающе низко для занимаемого им в обществе положения, Ричард потянулся потереть стукнутый об асфальт подбородок, попутно обнаружив несколько разного калибра информативности фактов, никак не входивших в его планы на сегодняшний вечер: a) шляпа, купленная буквально сегодня утром в дорогущем бутике, слетела с головы и упорхнула в неизвестном направлении вместе с париком. Это жаль; б) ушибленный подбородок жутко саднил, словно Рид впервые за последние двадцать лет решил как следует побриться, и сразу газонокосилкой. Это больно; в) Звук спешно удаляющихся шагов тактично намекнул, что напуганный шумом преступник успел скрыться, не совершив преступления, и ищи его теперь свищи. Это пи... эээ, плохо. Это пи... как плохо; г) напавший, судя по интересным выпуклостям, упирающимся в спину — женского полу. Это то ли приятно, то ли возмутительно, то ли всё сразу в равных пропорциях, — Рид с наскоку до конца не разобрался.

— Позвольте: какого х... ? — взрычал он, активно сопротивляясь попыткам неизвестного нападавшего вывернуть ему руки, что по ощущениям почему-то больше напоминало неудачные заигрывания.

Раздавшийся над головой раскат грома поглотил окончание фразы, оставить висеть в наступившей следом тишине многозначительное троеточие. Тишина, как и всё положительное в жизни Ричарда (кроме жены), длилась недолго. Сиплый до неузнаваемости голос начальника полиции продолжил складывать буквы в небоскрёбы виртуозных ругательств, перемежавшихся кашлем и хриплым «а-апчхи!»: Рид накануне умудрился подхватить простуду. Что придавало его сегодняшней авантюре дополнительный лоск героизма, но ни фига не улучшало ситуацию в целом. Сумев, наконец, подняться с земли, мужчина резво и несолидно для своих лет принялся попеременно прыгать то на одной, то на другой ноге, силясь стряхнуть с плеч незнакомца, прилипшего к Риду, словно злостная фанатка к обожаемому кумиру. Ему бы это непременно удалось, но хитрый налётчик(ца?) вовремя сообразил закрыть жертве глаза, сделав Закон на долю секунды не только слепым, но ещё и беспомощным перед лицом неизвестной опасности. Этого Ричард, и без того сбитый с толку чужой нахальностью, совершенно не ожидал; поэтому застыл на месте по стойке «смирно», неуместно моменту (зато кинематографично красиво) демонстрируя блестящую полицейскую выправку, после чего, накрыв неожиданно миниатюрные ладошки нападавшего своими грязными и мозолистыми, как-то удивительно буднично поинтересовался:

— Кто там?

Для протокола, наверное.

Отредактировано Richard Reid (17.03.13 19:01:45)

+5

5

С мужчины слетела шляпа. Мало того, он, подобно змее, сбрасывающей кожу, решил скинуть заодно и верхний слой волос, значительно более кудрявых и густых, чем открывшиеся под ними. «Точно, преступник, хотел, чтобы его никто не узнал». Несколько мгновений Коралайн даже удавалось удерживать злодея в горизонтальном асфальтообнимательном положении, но победила банальная грубая сила – негодяй вырвал руки из захвата Уайатт и начал стремительно подниматься. Не желая так просто сдаваться и отпускать возможного убийцу, карманника, насильника, медвежатника, террориста-смертника и злостного неплательщика налогов, девушка обхватила мужчину за шею хваткой, которой позавидовала бы добрая половина населения висперширских клещей. Мужчина стал прыгать, да так отчаянно, что Коралайн начала потихоньку сползать. Супергеройская кофта тоже поползла, но только вверх, подставляя супергеройскую поясницу холодному ветру. Безумно хотелось одёрнуть кофту и поплотнее закутаться в плащ, но супергерои думают, прежде всего, о безопасности города, а потом уже о собственном удобстве, поэтому Уайатт продолжала висеть на шее преступности, стараясь окончательно не сверзиться. Сначала получалось, мир то взлетал вверх, то стремительно опускался вниз, ноги мотались, зубы щёлкали. В какую-то секунду девушка поняла, что больше не может держаться, обхватила нарушителя спокойствия неудобно болтающимися ногами, найдя им более достойное применение – держать преступника. Мгновение размышлений, и Коралайн закрыла глаза злодея ладонями, понадеявшись, что тот перестанет прыгать и, как попугайчик, чью клетку накрыли, затихнет и уснёт. Затих. Не уснул. Вместо этого накрыл ладони Коралайн своими, и девушке как-то сразу стало не по себе. Теперь не только она держала злодея, но и злодей её. (То, что это злодей таскал девушку на своей спине, Уайатт в расчёт не брала, это же она за него держалась, значит, контролировала ситуацию). Преступник стоял и не двигался, полицейский висела и не рыпалась. Гармония.
- Кто там? – вдруг хрипло-осипшим голосом поинтересовался злодей.
- Я, - честно ответила Коралайн и поняла, что собственный голос её предал, став каким-то писклявым от пережитого.
Висеть было неудобно и холодно, да и просто неуютно, наверное, от осознания того, что висела она на возможном убийце. Кстати, где-то неподалёку должен быть его пистолет.
Пользуясь тем, что преступник временно пребывает в слепом состоянии, Уайатт зашарила взглядом по сторонам, в надежде найти выроненное оружие. Темнота и туман мешали творить правосудие, но в близрастекшейся луже Коралайн увидела слабый отблеск. Надеясь, что это пистолет, потому что попытка добраться до блестящей вещи была только одна, рыжая резко выдернула свои ладони из-под негодяйских и, пользуясь той секундой, пока преступник закрывал свои глаза своими же ладонями, спрыгнула с его спины. Огромный прыжок, и Уайатт долетела до лужи, схватила нечто, действительно оказавшееся утонувшим пистолетом, выскочила из пятна света от фонаря и направила мокрое и никуда не годное оружие на нарушителя спокойствия. «Может, он не видел, что пистолет плавал в воде?».
- Руки за голову, лицом к стене, - посоветовала Коралайн, надеясь, что выглядит внушительно и убедительно.
Зря. Вид её был не слишком супергеройский: маска на лице перекошена, закрывает добрую половину обзора, плащ мотается где-то сбоку, кофта с надписью «SC»* на груди выглядит так, как будто её вместо жвачки пожевало стадо слонов, мокрые ботинки. Зато есть пистолет, из дула которого несостоявшимся самоубийцей торчит дождевой червь.
- И живее, - Уайатт притопнула ногой, и червь, окончательно разочаровавшись в жизни, спикировал на асфальт.
«Надеюсь, у злодея нет другого пистолета».

*Super-Coraline

Отредактировано Coraline Wyatt (01.04.13 11:34:41)

+5

6

Начальство ещё не отошло от сессии, поэтому нынче пассивный графоман, и дико за это извиняется.

Каким бы изобретательным коварством не обладала жизнь, какие бы гнусные подарки она не подбрасывала, рано или поздно Справедливость всё-таки должна восторжествовать. Пусть не Всеобщая и Всемировая, а в единственном, частно-локальном и в целом едва ли заметном для Вселенной порядке, — но крохотная частичка Справедливости в конце концов обнаружит себя перед тем, кто смеет нарушать её границы.

Всю свою сознательную и немного — бессознательную тоже, вплоть до младенческого возраста, жизнь Ричард Рид ни во что не ставил женщин. Исключая возлюбленную матушку, которой, скрепя сердце, прощал принадлежность к неразумному полу за невероятно вкусные пирожки и трогательное мазанье зелёнкой ушибленных сыновьих коленок, пока никто не видит. И вот теперь существо, которому начальник полиции отводил место в эволюционной цепи где-то между табуретом и мохноногой выхухолью, поставило грозного Homo Borodatus в такое положение, о котором потом будет стыдно рассказать не только коллегам, но даже собственному отражению в зеркале. Ричард стоял и, забывая моргать от удивления, смотрел из-под растопыренных ладоней на вопиющий акт феминизма, разворачивающийся у него прямо под носом. Нос, кстати, озяб и промок из-за начавшегося накрапывать дождя, что добавляло подобающего трагизма ситуации.

Справедливость торжествовала. Торжествование происходило, как и положено, в сакрально-незримом для обыкновенного смертного режиме, — но Рид всё равно пропитой печенью чувствовал, как кто-то Всемогущий, Невидимый и Бесконечно Далёкий ехидно хохочет ему прямо в небритое лицо. По спине поползли мурашки стыда и отчаянья. Стыд оперативно локализовался где-то в районе между лопаток мужчины; рубашка в этом месте моментально намокла и начала неприятно липнуть к телу. То ли было так стыдно, то ли это просто ледяная дождевая вода лилась за шиворот.

— Статья семь, подпункт десять, под подпункт тринадцать — восемь месяцев общего режима за несанкционированное нарушение интимного пространства должностного лица при исполнении, плюс пятнадцать суток за нахождение в особо нелепом виде в общественном месте, — на автомате и практически без запинки пробурчал Ричард, на всякий случай предостерегая обнаглевшую преступницу от необдуманных поступков или обдуманных приставаний, после чего развернулся на сто восемьдесят негодующих градусов. Потом уткнулся носом в кирпичную стену дома. Уровень негодования мгновенно поднялся до невообразимых высот, рискуя покорить стратосферу. Рид более всего на свете не любил, когда кто-то малознакомый и злоумышленно настроенный приближается к нему с тылов. Особенно с его же собственным оружием. И даже то, что этим кем-то была женщина, не очень успокаивало. Совсем наоборот: мало ли на что способны эмансипированные дамочки в детородном возрасте, бегающие по ночному городу за женатыми мужчинами.

Будь на улице и в кипящем яростью мозгу полицейского чуть менее туманно, будь Справедливость чуть менее жестока, Ричард обязательно заметил бы торчащую из-под тряпичной маски знакомую рыжую прядь. А после, воспользовавшись своим знаменитым дедуктивным методом, сопоставил бы запах пончиковой пудры, характерную рыжеватость и не менее характерную неуклюжесть нападавшего, чтобы без труда идентифицировать его (вернее, её) незрелую личность. Скорее всего, на этом история бы и закончилась. Не факт, что хэппи-ендом, не грозящем кому-то внушительной горой отчётов на ближайшие месяца три, — но всё-таки.

Пока же мужчина молча мок под дождём, скрипя зубами от злости, гипнотизировал кирпичную кладку и соображал, как ему выбраться из столь щекотливой и нелепой ситуации. Желательно, до того, как на горизонте появится какой-нибудь неудобный свидетель, обладающий достаточным любопытством, фотографической памятью и неправомерно длинным языком.

Отредактировано Richard Reid (23.04.13 07:10:10)

+5

7

Некоторое время Королайн торжествовала и не безосновательно. Только вышла из дома, дабы спасти бедных висперширцев, и сразу же на пути встретился страшный убийца, которого она, Уайатт, обезвредила, даже не имея при себе собственного оружия. И не подала виду, что пистолет злодея теперь бесполезная игрушка, заменяющая жёлтых резиновых уточек для ванн, а преступник даже поверил в серьёзность намерений лучшего полицейского-супергероя тысячелетия. Сейчас она проверит, есть ли у него ещё оружие, и отведёт его в участок. Может быть даже, мистер Рид проникнется героизмом девушки и переложит написание отчётов, например, на Найджела.
Предвкушая всеобщее признание, Уайатт направилась к преступнику, не опуская пистолет, и соблаговолила прислушаться к словам убийцы о возможном наказании. После чего споткнулась и почти уткнулась в напряжённую, суровую и злую спину… Чёрный Клюв, спаси и спрячь.
Коралайн узнала преступника. Вместо радости от опознания и задержания, девушка почувствовала, как предательски затряслись коленки. Конечно же, из-за того, что она замёрзла и промокла под начавшимся дождём, не от страха же. Она же не боится начальника. Ну вот ни капельки. Да. Совсем. Ага. Честно-честно. И отчёты замаячили, а ещё предыдущий не доделан. И грозящее увольнение, они же совсем не пугают, нет-нет.
Уайатт сглотнула возникший в горле ком, - осталось простудиться для полного счастья. В голове проносились всевозможные варианты дальнейшего развития событий, но почему-то ни один её не устраивал.
Признаваться  Коралайн точно не собиралась, стоять просто так было глупо, нужно было уходить, прямо сейчас. Её лица мистер Рид не видел, так что была надежда уйти без потерь, но видимо, дождь и туман застилали не только видимость на улице, но и сознание Коралайн. Пока в голове девушки проносились вероятные наказания, грозящие ей в том случае, если начальник узнает, кто свалил его на асфальт, а потом, угрожая ни на что не годным пистолетом, заставил распластаться по стенке, руки Уайатт на автомате похлопали по бокам мистера Рида, проверяя того на наличие оружия. Вроде бы больше не было, зато Коралайн обнаружила в одном из карманов наручники, вытащила их, защёлкнула кольца на руках начальства и вздрогнула от звука и осознания того, что только что усугубила своё и так не сладкое положение.
И что теперь делать? Извиниться, снять наручники и подать заявление об увольнении по собственному желанию? Так Коралайн не желает уходить, да и просто опасается снимать наручники, мало ли что стукнет в голову мистеру Риду, придушит ещё ненароком. Вести начальника в полицейский участок? Так мало того, что её саму схватят, мистер Рид вряд ли простит тот факт, что на следующее утро вся полиция будет гудеть о происшествии.
Оставалось только одно. Уайатт начала быстро протирать своим плащом рукоять пистолета, стирая отпечатки пальцев – вдруг начальник захочет найти напавшего на него? Держа оружие, обёрнутое в плащ, девушка аккуратно опустила пистолет в карман мистера Рида и пискнула:
- Извините, вам парик не шёл, вот я и...
После чего поправила маску на лице, посмотрела на наручники, решила, что снимать их будет слишком опасно, развернулась и смело припустила к дому на всех парах. Нужно было срочно доделать отчёт.

Отредактировано Coraline Wyatt (26.04.13 11:57:12)

+4


Вы здесь » Задверье » чердак; » Кто был героем, тот в цирке не смеётся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC