Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Тебя не существует!


Тебя не существует!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Однажды в Виспершире, теплым вечером 17 мая 1973 года, два юных химика Рэнди и Филипп пытались в своей домашней лаборатории сделать нечто. Что именно, не знали даже сами ученые, однако результат превзошел все ожидания.

Отредактировано Philipp Addams (14.03.13 18:38:51)

0

2

Шум, гам, взрывы, световые вспышки, жуткая вонь, добрую дюжину день преследовавшая несчастных жителей и посетителей одного определенного района Виспершира. Пожалуй, даже спрашивать не стоит чьих это рук дело, понятно и без того – Аддамсы в очередной раз пытаются совместить приятное с полезным. Впрочем, касательно пункта «полезное» - это еще с какой стороны посмотреть и что, а самое главное как войдет в реакцию на этот раз.
Глаза Рэнди разбегались. Вокруг было столько… Нет, неверно. СТОЛЬКО всего, что хотелось немедля сгрести все в одну большую кучу, залить, засыпать, закачать в один большой котел, перемешать, потрясти и в хаотичном порядке пропустить по всем имеющимся в распоряжении предметам лабораторного оборудования. А учитывая, что лаборатория была домашняя и по большей части собирали и настраивали они с братом все сами… Подобное желание росло в геометрической прогрессии.
- Твари ли мы дрожащие или право имеем, а, Фил?
Собственно, это фраза все и решила – юные химики в прямом смысле слова рванули навстречу новым ощущениям, легкомысленно отмахиваясь от того, что последствия могут быть далеко не в виде революционного продукта/вещества/существа, которые поставят с ног на голову весь их тихий городок.
Гидрогель? Кислота? Отлично, все сойдет! Все нужно засыпать в колбы, нагреть, перелить! Взрывоопасные вещества? Еще лучше! Поджечь, пепел полить жидкостью из воооон той скляночки, столько занимательно меняющей цвет по кругу – из прозрачного в янтарный, из него в темно-синий, а потом снова в прозрачный. Как раз наблюдая за этой самой реакцией младший Аддамс неоднократно залипал, наблюдая с открытым ртом и подумывая как бы сменить синий цвет на красный. Чем все закончилось? Рэнди банально жахнул туда красного пигмента, с восторгом наблюдая за повалившим из колбы дымом и громко лопающимися пузырями.
Впрочем, когда жидкость абсолютно прекрасным образом почернела, он внезапно вспомнил о том, что изначально присматривался к этой смеси с совершенно другой целью. Впрочем, какая ему разница? Он успел ее усовершенствовать – теперь все должно быть еще интереснее и красочнее!
Расхохотавшись в духе мультяшных злодеев, Рэн щедро полил горку пепла полученной смолянистой гадостью, вместе с этим кидая туда же спичку и накрывая все это «миской», выдолбленной из сухого льда. После череды взрывов, ослепляющих даже сквозь матово-белые стенки «сосуда», химик пересыпал раскаленную пыль в дожидающуюся своего часа колбу.
Густые клубы оранжевого дыма, пахнущие умопомрачительной смесью запахов тухлой рыбы и жженого сахара радовали Рэнди каких-то пару минут. Пока он не нанюхался результата своих опытов до потери сознания.
Валяться в отрубе часами и пускать слюни на невнятные картины, выжирающие мозг – это не про Аддамсов. Посему, вскочил он через какой-то десяток минут. Ну, как вскочил. Очнуться-то очнулся. Но крайне долго не мог понять какого черта в теле появилась столь непонятная легкость. И почему из ноги, в столь любимом фиолетовом ботинке, торчала металлическая ножка стола. Да и как она туда попала.
- Фил, я по ходу наркотик очередной фигакнул. Глюки у меня страшные, в памяти провалы, а боли от пробитой ноги не чувствую. - попытавшись пошевелить ногой и со стороны наблюдая за движениями, Рэнди жизнерадостно расхохотался - Ты посмотри, у меня в ней штырь, а я хоть кан-кан танцевать могу!

+2

3

Обычно люди боятся вспышек, причем, как правило, за глобальные и особо страшные принимают сущую ерунду. Ну, скажите на милость, какой идиот будет бояться вспыхнувшего ящика с петардами? Радоваться надо, любоваться, петь песенки (можно и непристойные), лезть обниматься и старательно изображать счастье. Можно порвать пару рубашек на себе или окружающих в знак высшей степени наслаждения. Или другая крайность - вспышки на солнце. Да, большие, мощные, плохо влияют на настроение у бабушек, сидящих на лавочке и активно жалующихся на больную голову, косточки и соседей, которые подозрительно хороши для соседей. Но ведь эти вспышки так далеко!
Вот чего стоило точно опасаться, так это непредсказуемых вспышек активности близнецов-Аддамсов.
По сути дела, активными они были всегда, двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, и даже по праздникам, когда принято отдыхать и плевать в потолок. Потому что и в потолок, по мнению Фила, можно плевать с несомненной пользой для дела: надо только покрыть его специальным лаком, который светится при соприкосновении с жидкостью. А лак надо предварительно вывести в лаборатории  и нанести... А наносить его лучше специальным прибором, который необходимо изобрести тут же...
В общем, замкнутый круг химического энтузиазма никогда не прерывался.
- Ты еще спрашиваешь? - воодушевленно отозвался Филя, пытаясь запихать в маленькую колбочку большой кусок серы. - Мы имеем не только право, а воображение!
Сегодня, равно как и несколько последних дней, в доме Фила и Рэнди царила Наука. Что-то взрывалось, что-то кипятилось, что-то смешивалось и крайне соблазнительно побулькивало мелкими пузыриками зеленого цвета, хотя основная жидкость была синей, что, безусловно, радовало Филиппа еще больше.
Среди всего этого бедлама Филипп и не сразу заметил, как Рэнди брякнулся на пол. "Устал, наверное, мелкий," - подумал парень и, отложив борьбу с колбочкой и серой на неопределенное время, заботливо сбегал за подушкой. Но когда дело дошло до необходимости подпихивать под Рэнди подушку, оказалось, что он не просто уснул. Просто так еще ни один человек, кроме индийский йогов, на штыре не спал - а за Рэнди таких грешков не наблюдалось.
Фил растерянно потянулся к телефону, чтобы позвонить в больницу. У них должны быть специалисты в таких делах - иначе Рэнди пропустит все самое интересное! Но тот решил очнуться самостоятельно, причем как-то странно отдельно от тела.
Фил с горящими от любопытства глазами обошел вокруг и даже потыкал Рэнди пинцетом. Сначала лежащего, потом говорящего.
- Крутой наркотик! - восхитился он. - И меня вставило! Только ты у нас странно раздвоился. Больно?
С этими словами Фил попытался ущипнуть брата за руку.

+2

4

- Раздвоился?
Сказаться, что слова братца не заинтересовали Реню – нагло и грязно соврать, вызвав на себя всесокрушающий гнев и обиду окружающих, после которых придется вымаливать прощение на коленях в темном углу, при этом умываясь соплями и поливая плесень горькими слезами.
Из его позиции было видно далеко не все, разве что полки особо высоких шкафов, закоптившийся от взрывов потолок, да физиономия Фильки. Именно поэтому парень подскочил на месте, с несказанной радостью обнаруживая, что, оказывается, количество конечностей у него сильно увеличилось, да и бренная тушка все же решила придерживаться со штырем отношений в духе «котлеты отдельно – мухи отдельно».
- Ты посмотри какой эффект! Нам уже кажется, что во мне мебель застревает! – вдохновленный гипотетическим действием препарата, химик переместил сдвинувшуюся от подскоков ногу обратно, опять лицезрея жуткие картины, на деле не приносящие никакого дискомфорта. - У Реньки четыре ногииии, позади его длинный хвоооост! Но трогать его не могииии…. А то глюки покусают!
Неописуемый восторг с одной стороны толкал на радостные прыжки по всей комнате и вопли, осведомляющие все соседство о том, что Аддамсам в очередной раз удалось совершить какое-то невероятное открытие, но с другой стороны было всеобъемлющее любопытство, требовавшее исследовать «фиктивное тело». Чем, собственно Рэнди и занялся. Особенно когда обнаружил, что брат его ущипнуть не может, в то время как второй он замечательно тыкается пинцетом.
Многочисленные попытки не привели ни к чему существенному. Второй комплект рук и ног усилиям воли не поддавались, словно отрицая само желание парня побыть эдаким пауком. Силе мысли они тоже не поддавались. И взять самого себя за руку он не мог, даже наплевав на тот факт, что выглядеть это будет весьма странно. Сколько прискорбна была вся эта ситуация – никакого веселья!
Но неожиданная догадка заставила химика подпрыгнуть на своей собственной пятой точке и нелепо кувыркнуться куда-то вбок, ошарашенно округляя глаза на своего… Двойника?
- ЭТО ПИПЕЦ МЫ В АДУ МАМА ЗАБОРЫ КОРОВНИКИ!
Не то, чтобы эта самая мысль повергла Аддамс-младшего в такую уж панику, но, если честно - его это напрягало. Одно дело, когда ты живешь всю жизнь со своим близнецом, успеваешь привыкнуть ко всему, придумать много новых вещей и обзавестись своими привычками и традициями, вроде бросания монеток по утрам, но если появится еще один… Это что же такое будет? Придется придумывать новую утреннюю традицию, перекрашивать провода в какой-то новый цвет, делиться любимой едой или наоборот кривиться от нелюбимой, выделять место в лаборатории. Ну, если подумать, то это все не так страшно. Но вот как быть с тем, что он такой же и что могут быть одинаковые мысли, одинаковые идеи, но радость-то от нового опыта будет в единичном экземпляре?! Только ему или только себе? Не бывать такому!!!
- Фил, а тебе не кажется, что я мог себя раздвоить? Вдруг меня теперь будет… Двое? Но я так не хочу, вот что я тебе скажу! Нас с тобой и так достаточно, зачем еще и третий? Придется еще и его кормить, делиться с ним нашими гениальными опытами… Не хочу! И посему объявляю трагическую паузу! Тащи сюда граммофон! И ту мерзкую, скрипучую пластинку с трагическими песнями! Нужна полная атмосфера печали и трагедии!

+2

5

- А почему во мне ничего не застревает? - попробовал было возмутиться Филипп, но первая же проба показала, что лезвие не только не застревает, но и больно царапается. Рэнди же чувствовал себя прекрасно с какой-то большой фиговиной внутри второго себя. Может, надо протыкать только двойников? Или тех, кто младше?
- Зато какое гениальное решение для множества опытов! - уж на что-что, а на эксперименты энтузиазма всегда хватало. Это же, черт возьми, восхитительно: ставить на себе опыты, не ставя никаких опытов! Крошечка Крольдингера точно отбросила коньки от зависти. Или не отбросила бы. Вечно у этого Крольдингера все не как у людей.
Пока Рэнди исследовал себя, лежащего на полу, Филя на скорую руку обмотал порез чудо-пластырем (убойная смесь медицинского стерильного бинта, спирта и чего-то непонятного, пролежавшего год в пробирке в морозильной камере холодильника рядом с тыквенным вареньем) и подошел было к брату, чтобы помочь, как тот завопил во все горло, да так громко, что Фил подлетел на месте.
- Йодид твой фосфат! - потеряв равновесие, парень шлепнулся прямо на лежащего Рэнди. - А ты, кстати, не замечал, какой мягкий?
Тем временем брат разродился целой тирадой и Фил, что с ним бывает достаточно редко, внимательно выслушал его, практически не шевелясь. Но долго в таком состоянии сидеть было не суждено - вещи творились действительно страшные.
- А вдруг он не любит внутренние карманы? - быстро подхвотил Фил, подскакивая и хаотично передвигаясь по комнате в поисках указанной пластинки. - Или вообще не химик? - такая вероятность была самая страшная. - Смотри, сколько времени прошло, а он до сих пор лежит! Как это не профессионально! Ай-ай-ай...
Последнее "ай-ай-ай!" относилось уже к перевернутой чашке с серым порошком. Порошок высыпался на стол, вступил в реакцию со старым пятном от компота и позеленел.
- Вспомнил! Пластинку унес сантехник! - внезапно осознал Филя, возвращаясь к брату. - Которого мы от пьянства лечим. Он послушать брал неделю назад - пропил, зараза! Но правильно, никаких трагедий и страданий, надо действовать! А ну запихивайся обратно в этого Рэнди! - Филипп подтащил лежавшего двойника поближе. - Будем соединять доступными методами. Где мой супер-клей на роданидовой основе с экстрактом яблочного огрызка?

Отредактировано Philipp Addams (16.03.13 23:00:21)

+2


Вы здесь » Задверье » чердак; » Тебя не существует!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC