Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 4.7. ящик шпандоры


квест 4.7. ящик шпандоры

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Самый священнический дом во всей округе, пять часов вечера. 16 декабря 1976 г.
Подозреваемые: Альберт Бреннан, Грейс Бишоп, Лейси Карпентер, Марк Кенлер, Элеонора Делмар.
Погода была ужасная, гостья была прекрасная; погода была прекрасная, гостья была. Была - и всё тут.
Альберт Бреннан снова предпринял попытку разобраться со своим подвально-чердачным хламом. И вновь мир начал слать ему Знаки, намекая: не стоит. Можно найти то, что не должно быть найдено.
К Бреннану пришла мисс Бишоп. Уже часов этак несколько как пришла. Уютно обосновалась в кресле-качалке, излучала вокруг степенную богобоязненность и хорошие манеры вкупе с полным пренебрежением к чаяниям Альберта. Тому только и оставалось глубже зарываться в вещевое царство.
Тем временем, к дому священника идут ещё гости - двое новобрачных и свидетель.
Марк и Лейси хотели пожениться. Нужно же запротоколировать отношения на всех уровнях, не только демоническим контрактом. Дело, конечно, осложняется тем, что Грейс - давняя и близкая знакомая его бабушки из Совета Опасности Пятого Круга, чтоб у той и дальше копыта не ныли. Ну как тут не дать юным влюблённым несколько важных советов с высоты собственного опыта.
Под разговоры, бесконечный чай и тактичное сование носа в чужие дела, Лейси случайно открывает неприметную шкатулку. И мало того, что оказывается её пленницей, так ещё и выпускает оттуда... Призывает сюда...
В общем, Висперширу конец. Coming soon.

Очерёдность: Бреннан, Марк, Лейси.

+5

2

Все началось с того, что...Нет. Давайте по порядку.

Рамиил в скорбном молчании глядел на внутренности своего буфета. Печально. Очень печально. Вот как он может с чистой совестью глядеть в глаза своим прихожанам, когда его самого одолевают пороки. Точнее, один, но зато какой! На аккуратных деревянных полках выстроились в ряд баночки, скляночки, жестяные коробки, пакетики, мешочки и бог знает что еще - разноцветная упорядоченная армия помощников, которой могла бы гордиться любая кухня, если бы не одно "но".
Начнем с верхней полки. Жестяная коробка в красно-белую клетку. Альберт открыл ее, оглядел содержимое, понюхал, запустил туда палец и задумчиво лизнул. Без сомнения, это кофе. Синий бумажный пакетик с нарисованным на нем тюльпаном. Тоже кофе. Пять банок подряд с надписями "Посоли", "Поперчи", "Добавь сахара", "Без этого точно невкусно" и "Не трогай" - ему их еще Фалет дарил. Что там? Правильно, кофе.
Бреннан нахмурился и полез на вторую полку. Пакет из-под чая -  кофе. Стеклянный графин -  кофе. Холщовый мешочек, от которого пахнет лавандой и розмарином - кофе.
Настоятель в отчаянии запустил пальцы в собственные и так не блещущие густотой волосы и поспособствовал процессу облысения.
На третьей полке он обнаружил большой плетеный короб, из которого, по счастью, не доносился кофейный аромат. Вопреки ожиданиям священника, ожидавшего узреть там килограмм куркумы или хотя бы три яблока, внутри обнаружилась куча бумажек, исписанных мелкой вязью витиеватого почерка. Рамиил вздохнул, выгреб содержимое на пол и уселся там же. Каракули оказались рецептами. Кофе черный обыкновенный, кофе с ликером, кофе с перцем, кофе с шоколадом, кофе с мороженым, кофе с медом, кофе с карамелью, кофе с коньяком, кофе с миндалем, кофе с апельсином, кофе с молоком, кофе с лимоном и специями.
Ни следа корицы, шалфея или хотя бы чая. Ни одного рецепта борща или пампушек с салом. Все, хватит! Альберт решительно схватил в охапку священные кофейные текстописания и сунул в камин. Потом со скорбным лицом человека, идущего на верную смерть, притащил большой мешок и ссыпал туда все кофейные залежи, годами копившиеся в буфете. Кофейные зерна стучали по полу, мутные облачка молотого кофе висели в воздухе, Рамиил чихал, кашлял, но упорствовал в своем намерении избавиться от кофеиновой зависимости.
Сразу после этого он почувствовал себя немного легче. Пора переходить на что-нибудь другое. Оздоровлять организм. Чай, уже не мальчик...давление там, коронарные артерии, или как их...В эту самую минуту прилива сил и светлой ауры его постигло очередное несчастье. Он вспомнил о том, что собирался заняться своим чердаком. Это занятие представилось ему настолько печальным, что настоятель вздохнул, мысленно попросил прощения у Бога, И.О. и иже с ними и поплелся в кладовку. За кофе. Лишение за один день сразу двух радостей в жизни - порции кофеина и спокойного вечера, было уже явно слишком.

Итак, все началось с того, что Альберт выпил. Кофе. Одну чашку. Этого оказалось достаточно, чтобы успешно позабыть все предыдущие неудачные попытки и решить, что вот именно сегодня ему покорится непокорное - собственный чердак. Об этом чердаке ходили легенды. Нет, даже не так. Об этом Чердаке ходили легенды. Им можно было пугать ангельских детишек и смело утверждать, что на 75% он является реинкарнацией Первозданного Хаоса, из которого все вышло и в который все потом же и зайдет. В этом смысле Рамиил очень гордился своей личной мини-версией черной дыры, которая неизменно сопровождала его в путешествиях от одной оболочки к другой в компактном скромном чемоданчике с ярлыком "made in Chaos". Но вот в последнее время Чердак пошаливал. Он возмущался тем, что влачит жуткое существование, тем, что ему не приносят еретиков на заклание и тем, что Альберт нерегулярно вытирает пыль. Ему хотелось развернуть полномасштабную компанию по поглощению Виспершира, а не киснуть под крышей дома. Рамиил в моменты таких истерик обычно поднимался наверх, назидательно помешивая  золотым крестом в очередной чашке кофе вместо ложечки, вел душеспасительную беседу с Чердаком, вытирал пару-тройку побрякушек и уходил вниз.
В общем, на повестке дня была битва с чердаком. Откровенно говоря, Бреннан предпочел бы битву с мирскими соблазнами своих прихожан или с каким-нибудь демоном, на худой конец, но если в меню больше ничего нет, то привередничать незачем. Он храбро вооружился печеньем и только занес ногу на чердачную лестницу, как услышал звон колокольчика, висевшего у входа.
Ну кого там еще принесло в столь ответственный и важный момент?
Через пятнадцать минут Альберт уже меланхолично размешивал сахар в кофе, приготовленном для женщины, в которой чудесным образом сочетались запах ванили и микстуры от кашля. Грейс Бишоп благосклонно глядела со стороны на приготовления и уже что-то размеренно рассказывала, а Рамиил с тоской думал о том, что да, он хотел битвы с демонами, но не на ниве болтологии, и что лучше бы он сейчас уютно один-одинешенек копался в кучах хлама и зря он сжег рецепт кофе с коньяком и да, Бишоп - это всегда надолго. В моменты, подобные этому, искренне и беззаветно любить человечество и жизнь в целом было довольно трудно.

Отредактировано Albert Brennan (13.03.13 10:56:58)

+8

3

Зло сегодня было как всегда прекрасно, пунктуально и с пончиками. Ладно, последняя деталь не была ежедневной, но вполне подпадало под определение выпечки – части ритуала посещения дома священнослужителя местного городишки. Сие подношение сейчас покоилось перед  последним на жертвенном столе в девственно-белой коробочке, стыдливо и как-то нездорово румянясь глазурью. Все домашнее, все горячее, все исключительно со злым и крайне тайным умыслом. Как и положено темными силам, они служили темную мессу… примерно в пять часов… с кофе… Мда. Но зато что кофе был грешно-черным и без сливок!
- Таким образом, мы решили возродить славные традиции Содома и Гоморры, - отвлеченно изучая недостаточно блестящую ложку, подытожила свою еженедельную исповедь  мисс Бишоп.
Вот уже ровно час и три минуты она неспешно каялась во всех свершенных за семь дней грехах, скромно притесняя количеством и качеством деяний Всевышнего. Каялась со вкусом, удовольствием и самыми пикантными деталями, время от времени сверяясь с маленькой книжкой в цветочек. Увы-увы память была уже не та, приходилось записывать, а то вдруг святой отец что-нибудь забудет.
- Местная молодежь уже изъявила готовность, ах, как же это сегодня модно говорить… «В едином порыве»? Да-да, кажется, так. Такое пошлое и безвкусное выражение... О времена, о нравы! - зло в облике женщины* сокрушенно покачало головой, всем видом своим выражая осуждение и порицание нынешнему веку. Раз, два-а-а, три-и-и, все, хватит быть добропорядочной пуританкой. Демоническая улыбка была безбожно утоплена в черном-черном кофе.
На самом деле, она ненавидела этот напиток, но ничего иного пернатый носитель святого сана не пил. Ах, иногда, но только иногда, неспешно прогуливаясь мимо дома Альберта** вместе с Цербером, её посещала шальная мысль о подлой подмене всего кофе в его обители на чай или какао, а может, о ужас, сухое обезжиренное молоко! Увы, пока сей злобный план так и оставался на уровне размышлений перед сном. В конце концов, что Грейс будет делать со всем подмененным кофе? Раздаст бедным и устроит Ночь Неспящих в Виспершире?
Но вернемся к покинутой беседе. Мисс Бишоп уже пыталась накормить своего собеседника так великодушно принесенными пончиками, неспешно пододвигая к нему открытую коробочку.
- Да вы угощайтесь-угощайтесь, святой отец! Вы там как, грех чревоугодия уже реабилитировали или эта поправка все ещё в процессе разработки?
Она улыбнулась. Эта была крайне светлая, заботливая, добрая и несколько сочувствующая улыбка. Именно так и улыбалось чистое зло, сворачивая журавлика из контракта с вашей кровавой подписью на нём.
- Но будет нам, - ещё раз отхлебнула из чашечки, уверилась в адском происхождении этого зелья и посокрушалась, что сама не приняла участия в его изобретении, - так чем вы тут занимались, пока я не побеспокоила вас со своими подношениями, мистер Золотой Телец?
Грейс очень любила задавать вопросы, ответы на которые и без того знала. Осведомленность этой милой леди могла бы напугать, если бы широкая общественность о ней заподозрила. К счастью, последняя оставалась недалекой, потому мирно спящей ночью. Ну, разве что сам отец Бреннан мог что-то заподозрить, исходя из его опыта общения с его частой гостьей. Хотя, он же ангел, что с него взять.
«Перья на шляпку, пух на подушку и нимб в качестве ночника в будуар», - незамедлительно отозвался на провокацию внутренний прагматик, но его мнение как всегда никого не интересовала, включая саму Бишоп. Последняя сейчас подводила мысленный итог озвученных сегодня сметных грехов, сравнивая счет со своими прошлыми достижениями. Нет, рекорд прошлого месяца ещё не побит.

*Или женщина в облике зла? Если верить некоторым досточтимым мужам, уловить разницу бывает крайне сложно.
** Стоило бы задуматься об истинных мотивах этой дамы с её пристрастиями к выслеживанию жителей города… Задумались? Хорошо, поехали дальше.

+7

4

Процессия, двигавшаяся по Висперширу, сквозь вечерний, заснеженный декабрь скорее напоминала похоронную. Хотя парочка встретившихся на пути горожан с надеждой на внеурочное колядование или какое-нибудь необычное действо потоптались пару минут рядом. Но сумрачность физиономий, которых в процессии набралось аж пять, очень тактично намекнула – «Сейчас шоу не состоится, приходите попозже. Приносим свои извинения и возвращаем деньги за купленные вами билеты».

Одним часом ранее.
Марк совершенно точно помнил, что ночью всё было как обычно. Он спал, под боком спала Лейси и где-то рядом сопел вездесущий пёс. Почему вдруг, стоило ленивым лучам зимнего солнца проникнуть сквозь неплотно задёрнутые шторы в районе полудня, всё перевернулось с ног на голову, он до сих пор не мог уловить. Откуда взялись посреди комнаты мистер и миссис Карпентер, и этот праведный ужас на их лицах? Зачем так громко возмущаться в такую рань? И кто швырнул в Кенлера кошкой? Эти вопросы не давали Азазелю покоя, пока он сонно натягивал плавки на себя и три банных халата – на ежесекундно опрокидывающуюся в обморок Лейси.
— Рад знакомству, мистер и миссис Карпентер, — Марк узнал родителей призвавшей его в сей мир смертной, благодаря многочисленным фотоальбомам и фотографиям в пёстрых рамочках, встречающихся по всему дому. Не смотря на неожиданное пробуждение, демон помнил о хороших манерах и потому протянул главе семейства руку. Однако человек, подаривший жизнь самому безобидному существу, когда-либо рождавшемуся на этой планете, сумел удивить Азазеля отличным джебом чётко в переносицу.

Миссис Карпентер вздыхала, краснела, причитала что про «девочка уже совсем выросла» и не забывала пить чай вприкуску с шоколадными кексами. Марк всё ещё не понимал, что произошло, почему ему сломали нос и даже торопятся извиняться. Лейси (злоупотреблять обмороками которой не позволил настойчивый запах нашатыря) вовсю хлопотала на кухне, стараясь угодить всем и чтобы при этом её никто не заметил. Кенлер, само собой, не мог позволить случиться такой несправедливости. Тем более, его уже начал порядком нервировать суровый взгляд папаши.
— Как вы выразились – ЭТО продолжается уже шестнадцать ночей, — ответил Марк, делая глоток из чашки, интеллигентно оттопырив мизинец. Секундой позже демон подумал, что, похоже, он не совсем корректно выразился, потому что в с громким «Ох!» в обморок скатилась уже миссис Карпентер. Благо пузырёк с нашатырём Марк не выпускал из руки.

****
Десять минут назад Кенлер согласился с озвученным миссис Карпентер тезисом о принадлежности Азазеля к социальной группе, именуемой джентльменами. После этого признания Марку и Лейси пришлось спешно облачиться во всё самое чистое-нарядное-отутюженное и, под бдительным присмотром родителей девушки, направиться в церковь. Само собой, Азазель слегка волновался – как объяснить этим сумасшедшим, что он не может пересечь порог Дома Божьего не из глупого упрямства, а потому что это попросту невыполнимо? Но двери церкви оказались закрыты – хоть в чём-то сегодня демону повезло. Однако Карпентеры-старшие оказались людьми упорными и пугающими в бескомпромиссном почитании норм морали. В результате было решено принести отцу Бреннану работу на дом.
— А нам разве не нужны свидетели? — скромно поинтересовался Марк у дула духового ружья, которое мистер Карпентер для чего-то прихватил с собой. И где только взял?
— Всё любишь делать при свидетелях? — с угрожающим сарказмом поинтересовалось ружьё, но всё же чуть сдало назад.

В итоге, когда Кенлер выстукивал костяшками пальцев по приоткрытой двери, по правую сторону от него стояла Лейси, а по левую – мисс Делмар. В конце концов, с Элеонорой были знакомы оба – Лейси являлась студенткой, а Марк с некоторых пол числился у мисс Делмар в аспирантах, к тому же, как ангел Элеонора могла понять и оценить всю щекотливость ситуации. За спинами троицы маячили грозные родители невесты.
— Похоже, падре где-то застрял. Предлагаю поискать его внутри, не хочется мне опять объясняться с ружьём, — толкнув дверь, Марк прошёл внутрь первым и вовсе не потому, что от пережитого навсегда разочаровался в силе этикета. Просто мало ли что может ожидать непрошенных гостей в доме бывшего инквизитора, легенды о котором до сих пор ходят в нижних слоях астеносферы.
— Отец Бреннан? — адресовал запрос в таинственные глубины жилплощади.

Отредактировано Mark Kenler (07.05.13 22:06:09)

+8

5

У Марка было очень удобное плечо - и только этот факт позволял Лейси не сбегать каждые три секунды на ту сторону потери сознания.
Это удобное плечо призвалось в кровавую пентаграмму шестнадцать дней назад и с тех пор делило с ней единственную в доме кровать. Сначала Марк говорил, что хочет пижаму, но в итоге отдал предпочтение естественности. Лейси могла бы многое сказать по этому поводу... а что там, ничего она не могла сказать. Только глядела затравленно, краснела от кончиков ушей до середины ключиц и утирала капельку крови, текущую из носа.
Марк был красив, как греческая статуя, только живая и тёплая. И нужно было благодарить его уже за то, что он соглашается дышать одним воздухом с ней, такой обычной. Какие уж тут замечания по ночному облачению.
Примерно такая вереница объяснений крутилась в уме Лейси каждый раз, когда приходила пора ложиться. В этой веренице терялась маленькая, совсем крошечная и очень стыдливая мыслишка о том, что так спать даже приятно. Не заключи Лейси контракт с демоном и не заложи свою бессмертную душу, то уже бежала бы в церковь заикаться в исповедальне о Неподобающих Желаниях. В частности о желании подышать запахом кожи Марка, прижаться щекой к его плечу или, о боже, боже, коснуться ладонью.
Шестнадцатая ночь далась совсем тяжело. До двух часов пришлось выпроваживать из кровати собак, потом - срочно искать новые простыни и перестилать их. Потом ещё часик-полтора ушёл на смущённый ступор от голого Марка, и только потом Лейси уснула. Чтобы проснуться оттого, что в сантиметре от лица пролетел Мистер Чепушист. Это был здоровенный ленивый котяра, который лучшим времяпрепровождением считал крепкий сон на миссис Карпентер. Та повторяла, что кошки чувствуют больные места человека и лечат их своим теплом. Выходило, что вся мама глубоко больна каждой частью тела, хотя в городской клинике не соглашались считать кошачий сон должным симптомом.
- Мама! - воскликнула Лейси, осознавая, что она только что избежала смерти от тупого мохнатого предмета. И поняла, что действительно - мама. И папа. Ужасно возмущённые.
Дальше было громко, суматошно, Марк протягивал руку папе Лейси, тот разбивал ему нос. Лейси мельком любовалась на него - он был прекрасен и таким, висла на руке отца и отключалась на ней же.
Урывками приходя в себя, она услышала повеление немедленно пойти и пожениться, отчего повисла на отце самым удивлённым на свете брелком.
- Ч-что? Но мы ведь просто спим вместе!.. - сказала она и уже через секунду пожалела о своих словах и о том, что умеет говорить.
Единственным плюсом стало то, что Марк смог надеть свой самый лучший костюм, а Лейси могла на него любоваться. Сама она была вынуждена нарядиться в белое платье, зовущееся "простите, вы не подскажете, где тут спальня принцессы, я заблудилось и случайно попало в этот шкаф". По случаю холодной зимы под платьем прятались шерстяные чулки, шерстяные носки и плотные джинсы. О всяких шарфах-свитерах и говорить не стоило. Мама, с непонятной гордостью оглядев Лейси, сказала, что выглядит она романтично и практично. И немного как полярник. Но очень, очень романтичный.
И они пошли жениться.

- Марк, Марк, ты не сердишься? - шёпотом спросила Лейси, под сенью дома священника получив немного свободы от родительского ига. - У них просто были ключи, они просто зашли и просто не так всё поняли.
Даже она осознавала, что все эти "просто" на самом деле влекут за собой множество "сложно", "невыполнимо" и "мучительно". Но ещё надеялась на хороший исход. На любой. Например, им всем на головы рухнет метеорит из страны розовых пони. И придёт всем счастье.
Тогда бы ей не пришлось идти с Марком, перед которым она виновата, и мисс Делмар, которой она столько раз сдавала совершенно безграмотные "иссе" и даже "каннтрольные роботы". К отцу Бреннану, который был так красноречив на проповедях, рассказывая об адских карах и мучениях, что Лейси воспылала желанием спасти хотя бы одного демона - спасла, а теперь так перед ним провинилась.
Но метеорит запаздывал. Пришлось идти сквозь полумрак и полутень к полуопределённой полуцели.
- Марк, мисс Делмар, а вы не знаете, при свадьбе Наблюдателя и смертного нужны какие-либо дополнительные церемонии? - спросила Лейси. Всего шестнадцать дней назад она удостоверилась в существовании демонов и с тех пор непрерывно генерировала новые вопросы вроде "а ангелам крылья спать не мешают? Или они цепляются лапками за карниз и спят вниз головой? А демоны? Ооо!". - Ну там кровью расписываться. А то у меня как раз на руке следы кошачьих когтей, если нужна будет кровь, то лучше и не заклеивать, да?
Запах кофе вёл их вперёд, если не к приключениям, кто к опасностям уж точно. Пару раз Лейси шарахалась и тут же извинялась перед странными конструкциями, выплывающими из темноты. Впереди журчал женский голос, произносящий размеренную, какую-то улыбающуюся на каждой гласной речь.
- Отец Бреннан, - позвала Лейси, храбро выглядывая у Марка из-под мышки. - Простите, простите, что помешали и вошли без спроса. Но мы... но я... но нам нужно пожениться. Срочно-пресрочно. Меня родители ждут. Ой, здравствуйте! - добавила она, увидев мисс Бишоп и приседая в невидимом, за-марковом, но несомненном книксене.

+8

6

Утро не предвещало беды.
Именно так начинаются самые нелепые истории. Такие, в которых появляется внезапный грузовик, въезжающий в твою гостиную и сносящий стену, в то время как ты аристократично в одних трусах пьешь свой утренний чайчик. Или когда раздается звук домофона от давно потерянной любви, которая решила вернуться, хотя потеряла все волосы на голове и один глаз, а ты кое-как балансируешь на одной ноге с миской горячего воска для эпиляции в руках, а все полки-шкафы как назло заняты лишним барахлом.
Но эта история никак не относится своей нелепостью к вышеуказанным. Никто ни в кого не врезался. Хотя Ленор очень смачно ударилась локтем об дверь, пытаясь собраться на выход. Но с кем не бывает?
В общем, все было стандартно - утро как утро: постель, ванная, душ, кухня…
«Ой, халат забыла!»
Ванная, кухня, кофе, радио, радио, радио… Делмар пару раз приложила свои неангельские силы, чтобы заставить его работать - удар или пинок, как неоднократно было доказано, отличное решение любой проблемы с механическими устройствами.   
Под какую-то очередную трогательную песню про высокие чувства, Элеонора делала последние штрихи перед тем, как покинуть дом и умчаться куда-нибудь на своей машинке. День был выходным, поэтому можно было провести его продуктивно – поискать особую формулу трансвременно-мировых каналов, позволяющей (в теории) создать мир, который работал бы вспять. Или просто поехать  в библиотеку, чтобы изучить древние ритуалы Нинков. Женщина все еще не могла найти перечень особых обрядов ко дню «пупырчятой пятки» (вольный перевод), особенно ритуал танца с метелкой из желтых перьев (символ свободы, плодородия и дебильных шуток, таких как засовывание «утца-на» в «огого» (смысл этих слов был утерян в глубине веков)).
Если вкратце – можно было совершить в такой день настоящий подвиг!

- Церемонии? Кровь… - Делмар театральным жестом возвела глаза к небу, так же театрально надеясь найти там ответ. В принципе, женщина искала ответ на вопрос: «Какого… я тут оказалась?»     
И тут можем вернуться к первым строкам этого текста. Да, не было грузовиков, старых любовников и небритых ног… Но было все гораздо хуже: разъяренные родители, демон, человек и… свадьба.
«Ну и зачем я решила остановить машину именно у храма? Надо было сразу обходить стороной! Но нет… толпа! Интересно же! Тфу!»
Как и не в первый раз оказалось, любопытство – это очень опасная штука.
«С другой стороны… наверное, так и должно быть. Все же неспроста!»
Ее взгляд стал менее наигранным. 
- Да, много крови. А потом обоим вскроем животы и свяжем крепким узлом ваши толстые кишечники… - сказала она девушке. – Не неси ерунды. Делай вид, что вы обычная пара обычных влюбленных. И все…
Но ситуация не то, чтобы была «щекотливой»… она была смертельно неудобной.
Несмотря на это, Делмар решила, что не будет особо вмешиваться в происходящее, и только тогда, когда начнется настоящая бойня или что-то подобное, ангел проявит хоть какую-то активность.
«Мимо проходила, называется. Чего уж…»

+4

7

Альберт отрешенно мешал ложечкой свой кофе и думал о том, что если бы ему когда-нибудь разрешили опубликовать все откровения, которыми с ним столь добросовестно делилась мисс Бишоп, он стал бы писателем, каких мир не видывал. Тем не менее, мисс Бишоп, что называется, заслуживала одобрения. По крайней мере, это было традиционное, консервативное и вполне предсказуемое зло, из тех, что по средам обязательно устраивают локальные геноциды, а по большим праздникам чинно и прилежно сеют хаос и смуту - но только с 5 до 7 вечера! Подобные Грейс всегда навевали на Рамиила ностальгию. Старые добрые времена, которые давно канули в Лету - тогда умели грешить, и делали все по правилам, как полагается. Нынче демоны уже не те...
Настоятель покосился на принесенные пончики и вздохнул. Иногда ему казалось, что И.О. изобрел понятие "исповедь" для того, чтобы как следует наказывать нерадивых священнослужителей. Ну посудите сами, а зачем же еще? Для чего еще человеку, и так ежесекундно...ежедневно...ну ладно, раз в неделю, скорбящему о грешных существах, выслушивать пунктуальные, подробные и совершенно искренние признания во грехах? И притом таких, которые уже тыщу лет как изучены, банальны и ...Бреннан склонил слух к очередному поименованному Бишоп греху и мысленно поставил рядом с ним "нота бене". Есть однако те, кто до сих пор умеет удивлять. Надо потом отправить справку в Небесную канцелярию. Тамошней библиотеке пригодится, в конце концов, Энциклопедию грехов надо пополнять.
- Да вы угощайтесь-угощайтесь, святой отец! Вы там как, грех чревоугодия уже реабилитировали или эта поправка все ещё в процессе разработки?
- Боюсь, этот вопрос пока остается нерешенным, - осторожно ответил Альберт, вдумчиво разглядывая угощение. Пончики выглядели весьма соблазнительно, как им и полагалось, если вспомнить об их происхождении, но особого желания их есть у Бреннана не было.
- Увы мне, увы! ... - он с печальным вздохом возвел очи горе, - столько работы, что на собственное хозяйство времени не хватает. Чердак, знаете ли...ах впрочем, вы ведь знаете, действительно. Настоятель печальным жестом обвел рукой кухню, в которую он незадолго перед приходом мисс Бишоп перетащил с Чердака все то, что попалось ему на глаза первым с твердым намерением разобраться хотя бы с этими немногими предметами. Немногое включало в себя набор из двадцати мраморных перечниц, нераспакованный подаренный кем-то на юбилей деревянный конструктор "Собери сам" модель "Гильотина-12Ф", две огромные коробки с книгами, заросшими пылью столетий, нечто, напоминающее банку с вязальными спицами (Рамиил не был до конца уверен в предназначении этих длинных острых иголок) и еще одну коробку, содержимое которой сейчас живописно возлежало на столе, отвлекая внимание от пончиков Бишоп и кофе Бреннана - всевозможные коробочки, шкатулочки и мешочки со странно шурщащим содержимым.
Альберт сделал глоток из чашки и наугад вытащил из ближайшей коробки книгу. "Экологический атлас заповедника "Райские Кущи". Ну вот куда это?
В полутемной прихожей послышались голоса. Господи, кого еще ты послал мне в столь неурочный час, дабы я мог возблагодарить тебя и помянуть имя Твое?
- Проходите сюда, дети мои, - Альберт благодушно сложил руки на животе и воззрился на посланников благодати Божьей, несмотря на то, что Кенлер, Карпентер и маячащая позади них Делмар не слишком подходили под эту категорию в данной ситуации.
Пожениться, значит. Ну вот так всегда. Срочно-пресрочно, видите ли.
- Вот она, нынешняя молодежь, - со вздохом сказал он Грейс, подливая ей кофею. - Все им подавай сразу да немедленно. Родители вон ждут же! - он кивнул на Лейси, - И ничего. А они подождать не могут. Сядьте, дочь моя, и расскажите все по порядку. Вы что же, думаете, я тут сутаной махну и нате, получите?! Брак, сын мой, дело чрезвычайной важности. Для начала я должен убедиться в том, что вы осознали всю важность своего решения и желание ваше является взаимным и обдуманным, а также...Марк, вы еще стоите? Берите стул и подайте мне вон ту чистую чашку, я налью вам кофе. Чрезвычайно полезный напиток для тех, кто собирается сделать столь ответственный шаг. На чем это я? ах да...а также искренним и бескорыстным. По совершении всех положенных процедур я с радостью проведу церемонию, но вы ведь понимаете, это дело спешки не терпит. В пять минут не уложишься. Поэтому... - Бреннан побарабанил пальцами по столу, щурясь на мерно тикающие над дверью кухни часы, - у вас полчаса, в течение которых я вас внимательно слушаю.

Отредактировано Albert Brennan (15.04.13 11:34:40)

+6

8

За один единственный вечер Марка постигло несколько немаловажных открытий. Во-первых, он почти свыкся с тем, что Лейси не устаёт извиняться за все и всегда, даже если не имеет к произошедшему казусу никакого отношения. Во-вторых, Уриэль являлась прямым доказательством того, что ум и чувство юмора размещаются в личностном пантеоне качеств парным комплектом. В-третьих, у мистера Карпентера, не смотря на всю его не слишком внушающую опасения внешность, был отлично поставлен удар. По мере продвижения процессии по тёмным коридорам жилища священника Марка посещало всё больше опасений насчёт того, какими ещё открытиями может порадовать его Рамиил, который, если верить слухам, не спешил рвать связи с инквизиторским прошлым и хранил с тех славных времён множество занятных сувениров. Не забывая ни на секунду об этом последнем обстоятельстве, Кенлер не отпускал от себя Лейси ни на шаг. Стоило ей немного отстать и, казалось, в такие мгновения стены гостеприимного дома щетинятся оскалами полок на бедную девушку, а уж что с ковровыми дорожками творилось лучше и вовсе не вспоминать.
— Всё в порядке, Лейси, у тебя отличные родители, надо будет обязательно выбраться с ними в ресторан, отметить это важное событие, только не отходи от меня дальше, чем на пятнадцать дюймов, — иногда Кенлер злился на беспечность ангела-хранителя, посмевшего покинуть девушку сразу же, стоило ей заключить контракт. Правда, злился он скорее не как демон, а как мужчина, ежесекундно наблюдающий, насколько несладко живётся человеку без «крыши».
— Честно признаться, удивлён, что вы не стали препятствовать нашему союзу, — обратился Марк к Элеоноре за секунду до того, как из непроглядной таинственности лабиринтов помещений до прогуливающейся по чужой собственности компанию донёсся голос хозяина дома. Переборов первейший порыв выпасть в первое же окно (так устало и просветлённо прозвучал голос Бреннана), Кенлер послушно проследовал туда, куда звали, придерживая Лейси под локоток.
Марк был готов ко многому, но то, что ожидало его на кухне, оказалось настоящим сюрпризом, о приятности которого можно было бы спорить вечно. В компании Рамиила преспокойно попивала чай Лилит собственной персоной. Азазель как-то резко почувствовал себя так, будто находится как минимум на шестом месяце беременности, стоило демону вспомнить о своей дражайшей родственнице, на попечении которой находился целый легион грешных душ. В результате потрясения вместо витиеватой речи, призванной заверить священника в том, что Марку, право, неловко отвлекать духовное лицо от важных дел своими земными вопросами, Азазель выдал сухое:
— Приветствую, — обращённое к обоим. Запах чая, свежей выпечки и мирной беседы о добре и зле почти осязаемыми завитками пара окутал каждый предмет на уютной, но слегка захламлённой кухне.
— Мисс Бишоп, как ваше здоровье? Выглядите прекрасно. Как и всегда секрет вечной молодости — девственницы?
Воспользовавшись приглашением Рамиила, Кенлер, передав сервизный инвентарь священнику, присел на вполне непыточного вида табурет, продолжая держать Лейси за руку, но теперь уже с немного паническим оттенком.
— Отец Бреннан, вы, как я вижу, заняты. Не хотелось бы вас отрывать от важных дел ни в коем случае. Мы оба всё хорошо обдумали, мисс Делмар подумала вместе с нами, и ещё те милые люди с ружьём, что ожидают нас на улице. Просто поверьте, что о чём-либо думать уже, по крайней мере, поздно. Вину свою всецело осознаю, признаю и жажду последствий. Лейси, не трогай тут ничего, пожалуйста. Падре, дымящаяся зелёным шкатулка – это нормально?

+5

9

- Много крови? Ооо, это, наверное, для пентаграммы? Я умею чертить пентаграммы. В преисполненную радости голову - ну хоть какое-то нужное в жизни умение присутствует, - вдруг пришла мысль, что ангелам, наверное, не нравятся кровавые пентаграммы. - Ну, то есть не только кровью. Травяным соком тоже... и красками. И мелками, - Лейси попыталась сгладить неловкость, хотя и чувствовала, что гладит её против шерсти. - Влюблённая пара? Ооо...
Лейси даже зажмурилась, представив, какого это: быть с Марком влюблённой парочкой. Наверное, тогда запрет отходить дальше, чем на пятнадцать дюймов, станет вечным.
В полутьме появились два источающих тепло пятна - это Лейси неудержимо зарумянилась от подобной перспективы.
В уютную освещённость кухни Лейси так и вошла: покрасневшая, мечтательно улыбающаяся и совершенно бессмысленная. Послушно присев на стульчик (больше всего он походил на походное кресло для воробьёв-подростков), Карпентер озарила всех присутствующих особым, концентрированно влюблённым взглядом. Даже странно было, что вокруг не запели птички.
Марк держал её за руку. И рассказывал отцу Бреннану о том, как всё произошло. И держал её за руку. Своими длинными гладкими пальцами. Держал. Прямо за руку.
Лейси покачнулась, будто некое пятнышко на столешнице крайне заинтересовало её и потянуло к себе. Она чувствовала, что Марку почему-то не по себе, и очень пыталась на этом сконцентрироваться. Но так сложно это сделать, когда чувствуешь мягкость подушечек пальцев и аккуратные выступы костяшек.
- Отец Бреннан, - вступила она, так и не поняв, из-за чего волнуется Марк, но решив ему помочь. - Всё дело в том, что я призвала Марка. Азазеля. В этот мир, в смысле, вот! Он был такой красивый, вы себе не представляете! И вот теперь нам нужно пожениться. Потому что у меня в доме одна кровать.
В мысленном изложении Лейси всё было стройно и понятно. Но почему-то вслух всё звучало гораздо хуже. Казалось бы, зачем призывать демона, если ты даже не можешь обеспечить ему хорошее место для сна и интерьер из огненных котлов, чтоб он чувствовал себя как дома? Или будто бы Лейси не призвала бы Азазеля, окажись он чуть менее красивым, чем сейчас. Или, можно подумать, она решила поступить как порядочная девушка и отравить свадебным союзом жизнь того, кого пригласила в этот мир.
Нет, в мыслях всё было гораздо лучше!
Изо всех сил пытаясь найти связное объяснение, сформулировать то чувство бесконечного восторга от самого факта существования Марка и его снисходительности к ней, Лейси не контролировала, что делают её руки. Одна, как и положено руке вусмерть влюблённой девушки, усиленно старалась не потеть в ладони Марка. А вторая обводила контур узоров на пузатой шкатулке, что стояла на столе. Удивлённая самоуправством своей конечности, Лейси уставилась на шкатулку. Череп с крайне интеллигентным взглядом подмигнул ей.
И крепко зажал её пальцы зубами.
- Ой, - еле слышно сказала Лейси, наблюдая, как зелёные клубы дыма окутывают её бедную глупую руку и красивую, явно дорогую шкатулку. - Простите. Надеюсь, я не сломала её? Простите.

+3

10

Грейс методично кивала, время от времени припадая губами к чашке. Её взгляд скользил по комнате с тем спокойствием и непринужденностью, которая была свойственно отцам-основателям геноцида. Весь хлам в помещении был заочно приговорен к смертной казни в маленькой вселенной большого сердца госпожи Бишоп. Единственное, что останавливало от капитальной уборки этого райского свинарника было время. О да, в это самое время, отведенной исключительно для чая и бесед со святым отцом, Грейс не могла позволить себе ничего иного. Как говорится, война - войной, а файв о клок по расписанию.
Не успела женщина открыть рот и уверить ангела в неизбежности её помощи по наведению порядка, как их милое уединения было самым подлым образом нарушено. Женщина невозмутимо отпила из чашечки, наградив вторгнувшихся самым английским взглядом, ясно показывающим родство последних с продуктами жизнедеятельности крупного рогатого скота. Увы, они не испарились, не испепелились, даже не впали в депрессию из-за чувства собственной неполноценности. Люди были такими ограниченными созданиями.
- Вы совершенно правы, мистер Бреннан, - снисходительно улыбаясь, отозвалась пожилая дама. – Теперь молодежь роняет свои нравы с той же периодичностью, что и штаны, да ещё имеет наглость попадаться. В наше время все было не так...
Последняя фраза была адресована, конечно же, юному Марку, который вцепился в свою спутницу мертвой хваткой, словно кто-то тут намеревался расправить кожистые крылья и украсть её.
«Интересно, а тут найдется парочка сияющих доспехов его размера?» - подумала Грейс, снова припадая к заветной стремительно пустеющей чашке кофе.
- А жених не хочет пригласить на свадьбу родственников со своей стороны? Ай-яй-яй, какое упущение! Уверена, одну мою близкую подругу сей факт очень расстроит, - улыбка на губах мисс Бишоп стала чуть шире, явственно показывая всю глубину, на которую эта парочка влипла. 
Перспектива официального бракосочетания демона со смертной под руководством ангела-священника должна была несказанно порадовать обитателей ада. Что дальше? Ханука в аду? Крещение маленьких демонов? Мир определенно катился ко всем чертям, причем в самом плохом для этих самых чертей смысле.
В то время, как Грейс занималась ментальным распятием Азазеля на ближайшем кресте*, его новоиспеченная невеста уже распустила руки. И нет бы ей пощупать богатства будущего мужа, оценить, так сказать, наследство! Вместо этого девушка потянулась к одной шкатулочке, дав волю клептоманским наклонностям. Мисс Бишоп осталось только укоризненно покачать головой, посмотрев на святого отца.
- Вот видите, что случается, когда в доме царит бардак? Разные смертные так и норовят устроить конец света или же выпустить древнее зло. Нет бы за веник схватиться и ради разнообразия навести тут порядок.
Тихо вздохнув и отставив в сторону чашку, женщина взяла со стола нож, посмотрела на своё отражение в нём, поправила прическу.
- Не двигайтесь, сейчас исправим, - спокойно пообещала добрая тетушка Грейс уже поднимаясь со своего места и направляясь к несчастной. – Для свадьбы он вам все равно не нужен.

*Который совершенно случайно выглядывал из кучи хлама, мигрировавшей с чердака на кухню

Отредактировано Grace Bishop (24.05.13 20:33:00)

+3

11

Шкатулка, которую держала в руке Лейси, была обычной настолько, что это пугало, страшило, вызывало ужас и желудочные колики. Крышку украшали маленькие, но очень реалистичные фигурки: коса жнеца, двуручный меч, муха и череп, глодающий кость. Ещё одной удивительной особенностью шкатулки было отсутствие замков, щеколд, каких-либо других креплений, при этом открыть её смог бы только человек. Собственно, именно это человек и сделал.
Череп на крышке выпустил из пасти измусоленную кость и сцепил зубы вокруг тонких девичьих пальцев. Он явно был в восторге.
Из недр деревянной вещицы с глухим, надсадным звуком, подозрительно похожим на кашель, повалил зелёными клубами дым. Будто старый, отъевшийся за тысячелетия слизняк, он переваливался через невысокие стенки и растекался по кухне. Вслед за кашлем из шкатулки донёсся звук, похожий на тот, когда из ванны, полной воды, вытаскивают пробку. Только с небольшой поправкой на размеры ванны – примерно со Вселенную. Оглушительный вой, взявшийся из ниоткуда ветер, словно ураган, утягивающий воздух человеческого мира на самое дно шкатулки.
С почти предсмертным всхрипом спецэффекты прекратились. Дым впитывался в мебель, пол, посуду и обувь. Единственным напоминанием о странном событии осталась аккуратная зелёная надпись на коврике:
Благодарим, что воспользовались услугой «Призыв Всадников Апокалипсиса»!
Именные футболки с автографом каждого из Легендарной Восьмёрки получите по прибытии на улицы вашего города Конца Света.
Отсчёт времени до наступления Апокалипсиса: 25 920 минут 17 секунд.

Точнейшие во Вселенной часы начали ход.

+4

12

- Ну, если вы все хорошо обдумали.... - Бреннан развел руками, как бы говоря - вот как нынче все делается: наспех да наскоро. И логика у нынешней молодежи совсем отсутствует.... Последняя мысль относилась к фразе Лейси про одну кровать. С подобной причиной замужества к Рамиилу еще никто не приходил, пожалуй. Альберт решил, что не будет ставить под сомнение уважительность этой самой причины, ибо выяснять детальные подробности ему как-то не хотелось. Того гляди, кофе остынет за всеми этими выяснениями.
- Ммм, - неопределенно-утвердительно протянул он в ответ на речь Карпентер, размышляя над тем, как бы все это побыстрее уладить. -  Ну, если таково ваше действительное желание, как я могу отказать двум влюбленным? Провидение послало вас ко мне и прочая, и прочая,а сейчас давайте быстренько и торжественно проведем церемонию и вернемся к делам насущным.
Он принялся копаться в карманах, разыскивая четки, молитвенник и другие необходимые предметы. В связи с тем, что инвентаризация содержимого карманов в последний раз проводилась им очень-очень давно, процесс занял довольно много времени. По истечении 15 минут искомые предметы были извлечены на свет божий. Пока Бреннан разыскивал нужные слова, копался в буфете в поисках свечи и раздумывал над тем, прилично ли будет заменить вино в церемониальном кубке свежим кофе, окружающие развлекались как могли. На моральную подготовку  тоже ушло минут пять, после чего Альберт с неудовольствием обнаружил, что молодые еще не готовы. И вообще, судя по всему, никто не готов. Над причиной не пришлось долго ломать голову - оказалось, что мисс Карпентер в стремлении скрасить как-то секунды ожидания долгожданного действа запустила свои прелестные пальчики куда не следовало, обойдясь вполне по-свойски с предметом, который ей трогать разрешено не было. Справедливости ради стоит заметить, что предмет сумел постоять за себя, не слишком вежливо запустив зубы в чересчур любопытные пальцы.
Альберт чихнул и схватил кухонное полотенце, разгоняя зеленые клубы дыма, сгустившиеся над столом.
- Что значит "нормально", Марк? - укоризненно вопросил он, разглядывая создавшийся казус - Ваша будущая жена ежедневно запускает пальцы в шкатулки, чихающие зеленым дымом? Конечно, ненормально. Надеюсь, что не сломали, Лейси. И надеюсь, что она вам тоже ничего не сломала. В общем-то, я не держу дома предметов опасного свойства, но в следующий раз берегите свои конечности и все остальное.
- Мисс Бишоп, а вы умерьте свой альтруистический пыл и положите нож на место, - Рамиил всплеснул руками, заслоняя несчастную жертву любопытства от Грейс. - Ваши методы в этом случае нам не понадобятся. К чему такие радикальные движения? Сейчас все исправим. - Он склонился над шкатулкой. - Где-то тут должен быть механизм...И какой бардак, мисс Бишоп, я вас умоляю...у меня всегда образцовая система классификации...где-то тут должен быть рычажок...просто в момент вашего прихода эта самая классификация была в самом разгаре... где-то тут....
Дым, остатки которого колыхались под полом и потолком, перестал валить, зато сменился надсадным скрипом. Так мог бы кашлять старый дуб с хроническим бронхитом или какой-нибудь чахлый тополь-астматик. Сразу вслед за этим серия звуковых спецэффектов завершилась торжествующим воем и ветром, весьма успешно осуществившим уборку недельного слоя пыли с кухонного стола.
Представление завершилось довольно резко и без какой-либо помощи со стороны Рамиила. Тучки разошлись, солнышко засияло. Кухня перестала выглядеть обиталищем болотных демонов. Альберт озадаченно посмотрел на скатерть, которая обзавелась модным оттенком цвета увядшей тины.
- Странно, не припомню, что бы это могло быть, - он пожал плечами, - вероятно, один из сувениров. - Бреннан сгреб в охапку надсадно позеленевшие кофейные чашки с намерением хорошенько их отмыть - Но знаете, это было весьма любопытное явление, весьма похожее на имитацию апокалипти... - Рамиил аккуратно убрал ногу с коврика, а точнее со слова "Всадников", на которое наступил. Затем поставил чашки на стол и снова повернулся к ковру, внимательно перечитывая надпись.
- Вы это тоже видите? - задумчиво спросил он, и глотнул из ближайшей чашки, не обращая внимания на неаппетитный травяной цвет напитка. Обреченно перечитал еще раз, надеясь на то, что ему просто показалось и это всего лишь объявление о распродаже коллекции латунных чайников со скидкой в полкроны или приглашение на свадьбу. Но нет. Буквы твердо придерживались того мнения, что они вполне на своих местах и в должном порядке.
Настоятель повернулся к столу и заглянул в шкатулку. В ней было пусто. Он повертел ее в пальцах, рассудив, что хуже уже не будет, но и это не дало никаких результатов. Никаких инструкций, указаний или прикладных руководств по выведению странных надписей с ковра. Ни-че-го. Только череп ехидно таращился пустыми глазницами.
Какая еще услуга? Какой еще Конец Света?
- Кажется, мне ее подарили как эффективное средство очистки захламленных помещений, - наконец пробормотал он, гипнотизируя взглядом никуда не исчезающую надпись и почесал в затылке. -  Или я им мышей хотел потравить. На чердаке кишмя кишат, знаете ли.
Рамиил рухнул в ближайшее кресло и задумался. Последняя фраза в этом задушевном послании беспокоила его больше всего. Да что там лукавить, очень даже беспокоила. Настолько, что надо было что-то срочно придумывать. Если И.О. узнает, что у него тут под носом Апокалипсисом балуются...ну нечаянно, конечно, но все равно.
- Ну вот что, дети мои, - наконец произнес он, разводя руками, - у нас с вами есть 25 910 минут - он снова посмотрел на дату, обозначенную на полу и перевел взгляд на часы. -Это примерно... - Рамиил беззвучно пошевелил губами, - 400 с лишним... - неделя, в общем, если не мелочиться, на то, чтобы найти еще одну такую же шкатулку. По идее, она должна выглядеть аналогично. Найдете - будет вам совет да любовь, а нет - извините. Примета такая, а я жутко суеверный - не дай боже еще призовем проклятие на весь род людской, оно нам надо что ли. Я уверен, что неделю ждать вам не захочется, поэтому вот вам ключ, - он сунул Марку латунный желтый ключик, - вон там - лестница, - он махнул рукой в сторону коридора. - Чердак в вашем распоряжении, ищите и обрящете. А я пока с мыслями соберусь, кофеечку глотну. - Бреннан присел за стол и сделал вид, что ничего не было.

+6

13

— Дело не требует отлагательств, — Марк старался не смотреть в глаза Лилит, взгляд демона скользил по лицу мисс Бишоп, иногда срывался в непозволительное путешествие к ключицам, но неизменно возвращался назад, цепляясь за родинку над левой бровью, словно за спасательный круг. — Я пришлю бабушке открытку с извинениями за скоротечность человеческой жизни, не позволяющую мне познакомить невесту со всем моим колоритным окружением.
Пожалуй, для окончательного признания за этим злосчастным вечером звания Самого Душераздирающего Вечера, не хватало как раз напоминания о дражайшей бабушке Азазеля. Теперь же можно было с полной уверенностью заявлять, что декабрьский четверг удался на славу. Хотя нет, окончательно увековечило бы этот день в личной истории Кенлера известие о надвигающемся семимильными шагами Конце Света.
Уже было успевший обрадоваться тому, с какой поистине ангельской лёгкостью святой отец согласился провести обряд бракосочетания, через несколько насыщенных событиями секунд Марк сдулся в своё обычное, пессимистично настроенное состояние.
— Для моей будущей супруги это вполне нормально, падре, поверьте. Заметьте, я тоже недоволен подобным положением дел, но не могу не признать неоспоримость статистических данных.
Пока шкатулка исторгала подозрительный дым и потусторонние звуки, а падре пытался освободить попавшую в столярный плен руку Лейси, вторую руку Марк не выпускал из своих пальцев, дабы с Карпентер не случилось ещё чего-нибудь. А в случае Лейси можно было не сомневаться – найдётся на её добрую голову явление пострашнее Апокалипсиса. К примеру, сама бабушка Азазеля явится на их спешную свадьбу. Этого Кенлер не мог допустить ни в коем случае.
Вместе со всеми некоторое время Марк смотрел на то, как на ромашковом узоре коврика сменяются цифры, неторопливо готовящие собравшихся к самому грандиозному событию в их жизнях.
— Ничего себе, у вас сувениры, — с опасливым уважением в голосе протянул Кенлер, не делая резких движений притянул к себе Лейси и взял под контроль обе её руки, ноги и даже часть мозга, отвечающую за приливы внезапной жажды приключений.
— Святой отец, вы, должно быть, не поняли, — Марк посмотрел сначала на ключ, затем на лестницу, а после – на ключицы мисс Бишоп. — Мы должны пожениться сегодня. Прямо сейчас. А потом уже займёмся спасением мира. Иначе до Апокалипсиса мы точно не доживём в том состоянии, в котором сейчас имеем счастье пребывать. Так что либо пожените нас, либо скажите, где тут у вас запасной выход.
Кенлеру хватало того, что он по доброй воле находится в доме Инквизитора, а уж идти на чердак Инквизитора демон не собирался до тех пор, пока здравый смысл и рассудок его не покинули. Заявление Бреннана о том, что в этом доме нет ничего опасного, Марк благоразумно не принял близко к сердцу. В сторону Лейси грозно покосилась подставка с кухонными ножами всевозможных размеров и изогнутостей. В ответ на угрозу атаки Кенлер ненавязчиво изменил угол расположения девушки в пространстве.
— К тому же, если вы держите дома вторую подобную шкатулку, то я вовсе не горю желанием организовывать ей встречу с Лейси. Неизвестно, чем может обернуться их знакомство.
За дверью ждали ребята с ружьём, здесь же с одной стороны всем своим обликом напоминала о милом доме Грейс, с другой – толкал в объятия верной смерти отец Бреннан. Марк был близок к тому, чтобы перекинуть Лейси через плечо, сигануть в окошко и бежать, не останавливаясь, до самой границы Виспершира.

Отредактировано Mark Kenler (30.06.13 10:05:52)

+7

14

Лейси сидела тише случайно пролитой воды и ниже газончика по кличке Минус первый этаж. У неё на самом деле был такой газончик. Жил он в подвале, скромно сиреневел в уголке и не мешал даже пылинкам. Чего нельзя было сказать о самой Лейси.
Не каждый день случается присутствовать при избиении твоего друга твоим отцом, прогуляться с родителями и ружьём, а потом вместо свадьбы запустить механизм самоуничтожения планеты. Лейси даже не знала, каким значком отметить нынешний день в календаре. И как описать его в дневнике. Все события она описывала так, будто кто-то должен был это прочитать. Так вот этот некто обязательно сказал бы, что она совсем завралась.
- П-простите. Я случайно. Я не хотела.
Не прекращая извиняться, она только слегка прижмурилась, когда мисс Бишоп направилась к ней с намерением оттяпать палец. В лучшем случае. Если отрезать всё ненужное для замужества, выходило, что можно отрезать Лейси целиком.
Осторожно, сквозь ресницы и беззащитно-ягнятковое выражение лица покосившись вверх, Лейси подумала, что со спицами мисс Бишоп выглядела более пугающей. Сразу лезли мысли о том, что ножом резать как-то даже гуманней, чем спицами. А ведь всего стоило ожидать.
Хорошо, что отец Бреннан был очень добрым. И хорошо, что у него была такая широкая защитная спина.
Пока священник вертел шкатулку, Лейси старалась не ойкать от осторожного, но всё-таки выламывания ей пальцев. И не излучать слишком концентрированные сердечки оттого, что Марк держал её за другую руку. Если бы она не сдерживалась, неизвестно, что победило бы - зелёный дым из шкатулки или розовые сердечки, бьющиеся в ритме вальса Крендельсона.
Едва получив свободу, она хотела было заняться испорченным ковриком.
- Я сейчас всё почищу. Правда-правда, у меня есть с собой флакон "Миссис Мышцы". Она справляется даже со сложными пятнами и придаёт вашим вещам блеск и шелковистость. Ваша собака просто светится здоровьем... - немного истерично бормотала Лейси. Всё-таки не стоило ей работать, читать и купаться под включённый телевизор - слова въедались прямиком в подсознание и отпечатывались там навсегда. Наверное, так и получаются зомби, только они приговаривают не "мозгиии!", а что-нибудь типа: "чипсы со вкусом жвачкиии! Потребительские кредитыыы! Краска для волос!"
Прижатая к Марку, Лейси затихла, хотя на автомате и совершала руками моющие движения. Сегодняшний день содержал в себе слишком много неожиданностей и потрясений. Слишком много.
- Марк, - сказала она тихим-тихим шёпотом, чтобы самой, ни дай бог, не услышать. - А мы ведь можем сказать моим родителям, что поженились. И пожениться когда-нибудь попозже. Ну, то есть... если ты вдруг захочешь. Если конца света не случится... А как зовут твою бабушку? Она должна быть очень красивой, ведь ты красивый ну совсем... Ой!
Помидорно-вишнёвый румянец уткнулся Марку в плечо.
Пытаясь войти обратно в нормальный режим, Лейси произнесла другое:
- Двадцать пять тысяч девятьсот двадцать минут - это разве не восемнадцать дней? Простите, что я вас поправляю. Простите. Я случайно.

+6

15

Бреннан всегда придерживался того мнения, что чем меньше в доме подозрительных людей, которые могут в любой момент нечаянно или специально низвергнуть в тартарары все бытие разом, тем лучше для него. Ну то есть для всех. И сейчас и так изрядно встревоженная интуиция, нервные волокна которой грозили вот-вот перелопаться со звоном гитарных струн, вовсю вопила о том, что чем быстрее эти люди будут создавать предапокалиптические вероятности развития событий где-нибудь в другом месте, тем больше нейронов можно будет спасти. За свои две  с лишним тысячи лет Рамиил уже успел уяснить, что почти во всех его физических оболочках нервные клетки - вид редкий и вымирающий. Причем иногда настолько, что об их существовании можно было с опозданием прочесть в краткой прилагающейся инструкции к очередному телу, не имея возможности ощутить их наличие в организме.
При упоминании возможного тандема Лейси и второй шкатулки остатки нервов скрутились в комок. Альберт серьезно призадумался. Страшно представить, что может произойти если мисс Карпентер в порыве альтруистского рвения найдет хотя бы еще один предмет, обладающий подобными свойствами. Еще запустит механизм эволюции в обратную сторону, не дай боже.
Судя по тому, как отчаянно девушка желала восстановить первоначальный вид коврика, подобное действительно было бы ей под силу, найди она подходящий артефакт.
- Врать, между прочим, нехорошо,- назидательно произнес Рамиил, оттаскивая многострадальный коврик подальше от Лейси. - Тем более родителям. Тем более, после того, как пришли с благими намерениями о соединении душ к священнику. - Он порылся в карманах, снова отыскивая молитвенник. Чего доброго, родители узнают об обмане и подумают, что он, благочестивый Бреннан, участвовал в подобном дьявольском заговоре. Куда катится этот земной шар и иже с ним... Поженить их и выпинать счастливых молодоженов отсюда. Простой и ясный план действий.
- Днем больше, днем меньше... - Альберт пожал плечами. Скачущие циферки на ковре отошли на задний план и перестали беспокоить его инстинкты самосохранения, ведь у него было дело куда важнее - провести обряд бракосочетания между мистером Кенлером и мисс Карпентер и при этом сохранить в мире равновесие, порядок и крайне низкий уровень бацилл невезучести в Виспершире. Это было потруднее, чем остановить обратный отсчет самоликвидации всего сущего.
- Итак, дети мои. Сего дня, сего месяца, сего года свидетельствую искреннее желание ваше вступить в союз и властью, данною мне И.О. Бога по доверенности номер 234895055, даю вам на то свое разрешение и благословение божье. Будьте друг другу опорой, поддержкой, подставкой для зонтиков и прочими нужными для совместного проживания вещами, не забывайте, что вступили в брак по обоюдному согласию, не вините во всем потом несчастного настоятеля, ну и вообще идите уже с богом! - Рамиил глянул в молитвенник, смахивая рефлекторную, выработанную муштрой и стажем работы, не совсем настоящую кристально чистую слезу, и заметил, что немного отошел от канонного текста.  - И да не опустеют ваши чаши, ибо ты...ибо он....ибо вы...эээ....а, это же не тот вариант...в общем, можете поцеловать невесту.
Альберт по привычке слегка умилился совершенному священнодействию, поднес платочек к увлажненным глазам (все-таки этот зеленый дымок еще тот аллерген), шумно высморкался и удовлетворенно затих. Кого теперь волнует Апокалипсис, когда в Виспершире только что родилась новая ячейка общества?! Страшный коврик был благополучно забыт.

+6

16

Отец Бреннан спасал коврик от Лейси, Марк спасал Лейси от Лейси и попутно оттаскивал её в противоположную от коврика сторону, Конец Света приближался.
— В таком случае можно было сказать твоим родителям, что мы женаты, ещё до того, как в меня кинули кошкой, — Азазелю совсем не хотелось обессмысливать поход к священнослужителю и нечаянно спровоцированный Апокалипсис отказом от первоначального плана действий. Если уж Кенлер решил жениться, то никто, даже сама невеста, не помешают ему это сделать.
— Имя бабушки я предпочёл бы оставить в тайне, а то ещё призовёшь её ненароком, — ворчливое замечание, однако, не могло скрыть удовольствия, с которым Марк выслушал неконтролируемый поток речи, посвящённый его исключительным достоинствам.
Удерживая Лейси поближе к себе и подальше от всего окружающего пространства, Кенлер поглядывал на скачущие по коврику цифры и пытался придумать, как бы так устроить, чтобы вернуть зелёный дым вместе с разумной грязью обратно в шкатулку, отменив тем самым грядущую катастрофу. С другой стороны, практичность и реализм подсказывали демону, что ангелам верить нельзя. Вряд ли кто-то может с уверенностью подтвердить, что через восемнадцать дней в самом деле наступит конец всему и это не чья-то остроумная шутка.
— Святой отец, избавились бы вы от этого коврика. Давайте никому не скажем о произошедшем, тогда нас скорее всего не сожгут мирные горожане, — уж Марк-то точно не собирался никому ничего рассказывать и развешивать по городу предупреждающие плакаты.
Бреннан вооружился потрёпанной книжицей.
«Писание?» - напрягся Кенлер. Однако в следующее мгновение хватка на плечах Лейси ослабла, демон спокойно выдохнул – всего лишь молитвенник. Как бы не обстояло дело в современном мире, но для таких древних понятий, как Добро и Зло всё же существовали нерушимые традиции. Поэтому, как и в прежние времена, демоны не могли переступить порог церкви и разражались жутчайшей аллергией при виде Святого Писания.
— А доверенность …? — начал было Марк, но тут же сам себя оборвал на полуслове. Всё же любопытство, подстёгивающее желание  воочию поглядеть на продукт легендарной ангельской бюрократии, отступило перед практически физической необходимостью унести ноги подальше от жуткого дома и тикающего коврика.
Смирно слушая речь падре, Азазель всё ждал, когда представится возможность вставить в поток текста своё веско «да». Не дождался. Зато молниеносно среагировал на произнесённое Альбертом «идите уже с богом», потому слова о поцелуе невесты настигли Марк с Лейси в охапке уже у входной двери. Демон прекрасно понимал значение контракта и необходимость процедуры по его скреплению.
Под тихий скрип открывающейся двери Кенлер, придерживая за плечи свою новоиспечённую миссис, самым официальным образом её поцеловал. А потом ещё разок, благословили же. И в третий раз, чтоб наверняка. Из темноты у крыльца раздался всхлип умиления, а парой секунд позже мистер Кенлер с характерным звуком разрядил ружьё. На фоне семейной идиллии, близящийся Конец Света сразу стал незаслуживающей внимания фигнёй.

+4

17

Редко люди бывают так любезны, что сами призывают на себя божью кару. Особенно в те моменты, когда уничтожение города и без того обсуждается на небесно-адских заседаниях.
Инициатива смертных позволила сэкомонить тонны бумаг, десятки лет и множество нервных клеток представителей обоих ведомств. Запретная шкатулка открыта, решение подтверждено - да будет Апокалипсис!

В самых разных уголках Виспершира с тихим щелчком материализовались золотые рыбки. Они озвучили Всадникам волю их начальника, Хаоса, и сообщили им о грядущей работе.
Смерть ловко подставил под плюхнувшуюся вниз рыбку заранее заготовленный, перемотанный скотчем череп-аквариум с пробками в глазницах. Война обустроил рыбку в объёмной пепельнице, скорбно взглянул на недочерченную карту воображаемой страны и привычным движением вытряхнул из пузырька сразу пять таблеток, стимулирующих конфликтность. Голод в три взмаха ресниц убедила прохожего, что он просто обязан помочь растерявшейся девушке - и спустя минуту он уже рысил за ней, стараясь не расплескать из своего цилиндра воду. Мор не нашёл в горах разлагающегося мусора подходящих ёмкостей и, набрав полный рот воды из-под крана, сунул туда трепыхающуюся рыбку.

- По коням! - раздался призыв, не слышный смертным, но ощущаемый ими как внезапный приступ тревоги, адреналина и желания разрушать.

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

+4


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 4.7. ящик шпандоры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC