Задверье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » южный рукав; » улицы


улицы

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

*****

0

2

- Белый дя-а-ател, что ж ты вьё-о-ошься над мое-е-ею головой?
Громкие хрипловатые рулады пугали занимающийся рассвет и заставляли его повременить с явлением себя миру. Песня, которую Грэхем мог подхватить только в результате прогулки мимо магазинчика "Федора", весьма скрашивала скучное время суток, когда шесть утра и все спят.
- Белый дя-а-ател, я не твой! - сообщил Генри Алистеру, пытаясь одновременно виснуть на нём, идти, дёргать его за нос и хлопать по заднице.
"Белый дятел" уломал его сходить на всеночной показ ужастиков и должен был огрести за это тонну впечатлений. Протащив ангельской контрабандой в зал коньяк (высокопорядочная физиономия Кэрролла не вызвала у служителей кинотеатра и мысли о том, что такой серьёзный молодой человек может позвякивать под пиджаком не очками и лорнетами на все случаи жизни, а бутылками с разнообразным содержимым), Генри развалился на кресле и принялся целенаправленно напиваться. Можно было пройти и с бутылкой минеральной воды, а потом превратить воду в вино, благо, личная демоническая способность позволяла, но Грэхему это казалось чем-то неприличным.
Он опьянел с быстротой желающего этого не-человека и большую часть показа блаженно дрых под предсмертные вопли. Когда в половине шестого придавленный Алистер разбудил его, продемонстрировав такое знание болевых точек, которому и жена алкаша позавидовала бы, Грэхем допил всё, что осталось в последней бутылке, и начал петь.
Он пел и через полчаса во время сложного и зигзагообразного пути домой.
Пятидесятое обращение к белому дятлу прервалось задумчивым зевком и потягиванием.
- Время предаться тому занятию, что совершают непременно в нетрезвом состоянии и с особым цинизмом. Дятел души моей, погуляй где-нибудь вокруг. С мужчинами не разговаривай, насиловать себя не позволяй. Если совсем уж не понравится - кричи.
И Грэхем уверенным шагом удалился в кусты.

Несколько минут спустя он выбрался уже из других кустов, значительно более трезвый. Мир, как водится при отпускающем опьянении, казался бледным и с нарушенной резкостью. Присутствовало в нём и ещё одно неприятное обстоятельство.
Генри подошёл к трупу, лежащему посреди дороги. Осмотрел. Присвистнул. Удар был нанесён прямо в сердце, одним хирургически точным движением.
- На минуту тебя оставить нельзя, - без особого укора сказал Грэхем показавшемуся из-за угла Алистеру.

+3

3

В кино Алистер предпочитал ходить один и на самые непопулярные сеансы. К своему огромному сожалению он не имел никакого отношения к созданию кинематографа, но это не помешало Кэрроллу проникнуться величием задумки. Если бы кто-то из ангелов сгенерировал идею попкорна, Метатрон лично, как и.о. Господа Бога, уволил бы того в Ад без выходного пособия. Впрочем, попкорн придумали не ангелы и даже не прислужники Диавола. Люди сами на протяжении всей своей истории устраивали себе абсолютное большинство проблем своими собственными руками. Небеса не переставали прятать лица в ладонях, наблюдая очередные порождения людской фантазии, Ад сотрясался от хохота и всем штатом отправлялся на седьмой круг отпусков.
Так вот, из всего, что изображало в кино человечество, самым честным Алистер считал не мелодрамы, не боевики и не комедии, а фильмы ужасов. В них не было притянутой за уши морали, а главный герой не становился бессмертным спасителем всего сущего и ссущего (как показывает практика, жти понятия неотделимы). В ужасах чаще всего выворачивали наизнанку мораль, принципиальность, благородство и во всех смыслах вскрывали героев. В общем, для Алистера поход в кинотеатр сродни сеансу у психотерапевта, только дешевле и зрелищнее.
Зачем Кэрролл потащил на "сеанс к психотерапевту" Грэхема? Всё просто - была его очередь проставляться культурной программой. Мало того, Алистеру пришлось выполнять ещё и функции бара. На "Мясорубке-4" Кэрролл всерьёз начал задумываться о том, чтобы брать с Генри плату за каждую покинувшую безопасное подпиджачное пространство бутылочку, как это делали в дорогих отелях.
Тремя рядами выше и двумя ниже хрустели попкорном, слева (почему-то Хаагенти всегда пристраивался слева) позвякивал стеклотарой Грэхем, прямо по курсу заживо мололи ногу миловидной блондиночки, которая к этому времени выдала все известные ей укрытия друзей, а Метатрон изо всех сил старался не отвлекаться от зрелища, не поддаваясь на раздражающие звуковые провокации и наслаждаться искусством.
До октябрьского предрассветья часы пролетели незаметно, на финальных титрах "Предсмертного вопля-6" Алистер позволил себе небольшую слабость - проголодался. Выходя из зала, спускаясь по лестнице и чеканно шагая к выходу из кинотеатра, Кэрролл думал только о том, как бы потактичнее напроситься к Генри на завтрак. Мысли о пирожках с повидлом сейчас причиняли больше физического неудобства, чем морального удовлетворения. Долгое общение с людьми давало о себе знать - Глас Божий постепенно привязывался ко всявозможным гастрономическим изыскам. Однако проникновенной речи не суждено было состояться по причине, объективнее которой мог стать разве что Судный Понедельник. Хаагенти начал петь.
Обычно, когда такое происходило, Алистер, не привлекая к себе внимания, тихонько удалялся из кондитерской/паба/собственного кабинета, неслышно прекрыв за собой дверь. Сейчас же двери, которой можно было бы оградиться от утреннего пьянства, не наблюдалось, что нарушало типичный сценарий развития событий и не оставляло Кэрроллу путей к отступлению.
- Дятлы белыми не бывают, - нараспев, сам того не замечая, в который раз отвечал Алистер, стоически не обращая внимания на не связаность рук поющего демона. Если бы смирительных рубашек ещё не существовало, сейчас они совершенно точно были воплощены в реальности из мира нематериального.
Улица, по которой весело и неспешно двигалась делигация наблюдателей, нависала со всех сторон тёмными силуэтами зданий и полным отсутствием освещения. Именно в этой сгустившейся предрассветной мгле Грэхему вздумалось справить естественные нужды на ближайшем островке кустарниковых насаждений посреди каменно-асфальтового оазиса цивилизации. Оставшись в одиночестве, Кэрролл с грустью подумал о ночнике, ожидающем его дома. Нервы начинали сдавать, а дежурный бумажный пакет для контроля дыхания был четыре часа назад использован коварным исчадием Ада не по назначению.

- Я видел его как-то около книжного. Всё искал вход, хотя дверь была прямо перед носом, - в семнадцатый раз обойдя здание по геометрически-выверенной траектории, Алистер вышел прямиком к телу, над которым уже отсвечивал любопытством Грэхем.
- "Инфаркт", - подытожил диагноз стремительно остывающего тела профессор прикладной истории.
- Думаю, ты бы действовал с большей фантазией, - присев на бордюр, Кэрролл подпёр подбородок рукой и с сосредоточенным равнодушием уставился на совсем недавно ещё дышавшего мужчину тридцати лет. - Хотя для отвода подозрений вполне мог изменить своим привычкам. И не смотри на мой пиджак, ты уже всё выпил.

+3

4

- Ты сейчас напомнил мне одного из архиепископов шестнадцатого века. Я тогда развлекался, а он на меня охоту устроил. И, натаскивая монахов, объяснял: если убитый не был изнасилован до или после смерти, я к этому непричастен, - хмыкнул Генри, никак не комментируя, насколько правдивы были логические построения архиепископа.
Этот труп был не самым интересным из тех, что Хаагенти видел за свою жизнь. Средненький такой труп без особых примет и добавочных баллов за артистизм гибели. То ли дело чиновник, которому перерезали горло листом бумаги. Или жертва клоунского носа. Или тот несчастный, во рту которого завелись две микроскопические медсестры с брандспойтом.
Кардиолог был удручающе скучным серийным убийцей.
- Я маляр, новый я маляр. Разобью ваш бинокуляр... - напевая новую, не менее приставучую песню, Грэхем приблизился к Алистеру и обнял его. Руки естественным в своей наглости образом скользнули под полы твидового пиджака, прошлись по бокам. - Не люблю, когда ты мне врёшь, - с ласковым укором сказал Генри. И выудил из загадочного подпиджачья последнюю бутылку.
Содрав крышку зубами, приложился к горлышку и разом залил в себя не меньше трети. Покачнулся, улыбнулся самым похабным образом. И вернулся к трупу.
- А чем докажешь, что это не ты его убил? На мой взгляд, почерк Кардиолога крайне близок тебе по духу. Помнишь, тогда, в пятом веке нашей эры? Ах, твой сияющий меч! То, как крепко ты сжимал его рукоять, надолго запечатлелось в моих эротических снах...
Грэхем извлёк из кармана помятую пачку "Скарборо". Зажав губами сигарету, похлопал себя по одежде, но зажигалки не обнаружил. Пришлось пошариться в карманах убитого.
- Хм, отличная зажигалка... - прикурив, он с удобством присел на труп и распотрошил его бумажник. Его звали Ричард Ричардсон, и его фотография глядела на мир с мрачной решимостью, как всегда бывает в удостоверяющих личность документах. Денег у него было немного, но на булавки скромному демону должно было хватить. Пара бумажек с женскими именами и номерами телефонов тоже заинтересовала Грэхема и была припрятана. Больше ничего нужного не обнаружилось. Кардиолог был скучным убийцей, и его жертва при жизни не отличалась оригинальностью. - А где вы были пять минут назад, мистер Кэрролл? - спросил Грэхем, выдыхая и щурясь от дыма.
Верный ученик Синей Гусеницы мастерски умел пускать дымные кольца, треугольники и пляшущих человечков, но сейчас прибег к своей любимой технике под названием Синий Туман. Сигарета в последних конвульсиях отдавала никотин миру и двухтысячелетним лёгким, дым танцевал в воздухе с грацией замедленного времени.
- Не сиди на холодном, - Генри дёрнул Кэрролла за руку с бордюра. - Иди сюда, ему уже всё равно, а нам удобней.

+2

5

"Есть хочу"
Делайла поправила розовую кудряшку, надула губы и нежно прижала к себе гитару. Эта гитара была с боем и угрозами скальпелем отвоевана у второго бывшего. Он был гитарист. Бас-гитарист. И как водится у бас-гитаристов он был наимедленийшим человеком на планете. Бдымс-бдымс, а выключил ли я сегодня утюг, бдымс-бдымс. Когда Делайла с хитрым прищуром сообщила о том, что она может провести операцию по удалению аппендикса за семь минут, в голове бас-гитариста наверняка была мысль "нет, не выключил, пойду отсюда", а вовсе не "да она полоумная, бежать, бежать отсюда". Юный хирург тяжко вздохнула и, размахнувшись гитарой, ударила старенькую "вээмбэ" по лобовому стеклу.
- Сам козел! - грозно крикнула девушка в сторону дома, рядом с которым была припаркована машина. За занавесками ясно можно было разглядеть судорожное мельтешение, а из приоткрытого окна доносились громкие маты.
Юр поправила плащ и с чувством выполненного долга грациозно побежала вниз по улице. Машина принадлежала ее бывшему номер один. В сложившейся ситуации он посчитал себя самой оскорбленной стороной, поэтому не постеснялся в выражениях и разделе имущества. Он прихватил с собой даже колченогий стул и свою футболку с группой "Железялика". Футболка-то была его, конечно, но он ведь знал, как Делайла любила в ней спать и ходить на лекции и спать там! В конце концов, она ведь его не обманывала, а всего лишь говорила полуправду. "Дорогой, я сегодня пойду к подружке и там у нас будет ночь горячего секса и драка подушками" - и ведь правду сказала! Всё было, кроме драки подушками. Ну и у подружки была борода, а еще она могла открыть пиво глазом. С кем не бывает. А этот олух ее отпускал со словами "Конечно, милая, повеселись!". Она не могла ему перечить, верно?
"Как же есть хочется"
Делайла свернула за угол и присела на бордюрчик, потирая ногу. Бегать на каблуках, конечно, здорово, столько адреналина, но весьма утомительно. Ладно, хорошо, она поступила не совсем правильно и честно и вообще приличные девушки так не делают. Но приличные молодые люди не должны оскорблять девушек такими словами. А гитарку-то она в лобовом стекле забыла. Теперь даже имущество продать нельзя. У интернов зарплата была мизерная, а кушать хотелось всегда. И хорошо выглядеть хотелось всегда. И как истинная женщина Делайла предпочитала второе первому.
Со стороны дома бывшего номер один послышались какие-то угрозы и что-то подсказывало мисс Юр, что слова "я убью эту дрянь, я только заменил стекло!" были адресованы ей. Низкий старт через дворы и заборы и вот она уже на другой улице, тайное название которой явно "Выколиглаз драйв" или "Гоп-стоп стрит". Фонарей было целых три. И все три работали с переменным успехом. И при этом находились они на другой, перпендикулярной этой улице. С одной стороны, темнота была для девушки только на руку: ну не с собаками же её будут искать, верно? А с другой стороны было как-то боязно. Вон, впереди какие-то тени маячат. И посреди дороги кто-то валяется. Но с третьей стороны: валяется - значит пьяный. Может угостят?
- Простите, у вас случайно нет... - неестественная поза, открытые глаза, уж что-что, а трупов в своей жизни Юр видела достаточно, - Точно. Я как раз хотела попросить окровавленный нож или может быть обрез, но нет так нет!
У Делайлы были некоторые проблемы с чувством самосохранения, поэтому команду разумного гласа "БЕГИ", она как-то пропустила, вместо этого уставившись на двух подозрительных и очень темных в силу отсутствия нормального освещения личностей.

+3

6

- Тот архиепископ не так уж плохо тебя знал, - подпирающая подбородок рука повышала концентрацию меланхоличной задумчивости в голосе ангела на пару градусов. - Редкая статуя, попавшая в радиус твоего внимания, может остаться целомудренной, - ничто в интонациях Метатрона не выдавало обиду на давнее происшествие, он был благостен, спокоен и с философским флегматизмом разглядывал мятую одежду трупа. Алистер не любил неряшливость и незапланированные складки на одежде. Не самое приятное времяпрепровождение, которое могло озадачить двух практически джентльменов после ночи, проведённой в тёмном помещении, полном криков боли.
- Я и не врал, - это обвинение могло бы показаться оскорбительным, произнеси его Хаагенти лет восемьсот назад. – Иногда просыпаюсь в холодном поту среди ночи от мысли, что под подушкой меня поджидает бутылка виски. Место дислокации таинственного сосуда со спиртным каждый раз меняется, что не самым лучшим образом сказывается на моей паранойе. Поэтому, не мог бы ты больше не отыскивать у меня под пиджаком предметы, в отсутствии наличия которых я хоть немного уверен?
Кэрролл за годы преподавания обзавёлся привычкой говорить неторопливо, с расстановкой, не отвлекаясь на внешние раздражители. Грэхем уже приканчивал последнюю бутылку, когда Алистер закончил свой обстоятельный монолог и заметил, что на его скромную просьбу наплевали. Тяжёлого вздоха в данной ситуации, конечно, было недостаточно, но ангел им ограничился и достал из кармана пакетик фисташек.
- Думаешь, это был я? В общем-то, действительно, похоже. Вот только, судя по траектории нанесённого удара, убийца левша. Или, по крайней мере, неплохо владеет обеими руками. Сам знаешь, как у меня обстоит с этим дело.
В отличие от демона, Метатрон не спешил ощупывать труп и шнырять по его карманам (хотя определённая польза в этом была, нельзя не признать), он предпочитал наблюдать с расстояния в пару шагов и делиться умозаключениями. На пару минут факты перестали связываться в последовательные цепочки событий, поскольку Алистеру пришлось в прямом эфире наблюдать, как старый верный враг грабит мёртвого.
- Генри… - укоризненно позвал занятого потрошением бумажника демона. – Генри, это же мародёрство. Прекрати немедленно, нужно проявить уважение к смерти. Генри! Записки-то эти тебе зачем? Я сам дам тебе денег, только верни всё обратно.
Мгновение спустя Кэрролл уже сидел рядом с Грэхемом на трупе и, удручённо вздыхая, тщательно оттирал отпечатки демона с опустошённого бумажника.
- Генри, ну вот как так можно? А вдруг это поведёт полицию по ложному следу? Вдруг они решат, что ограбление было первичным, а «инфаркт» уже так, для отвода глаз, дабы приписать ещё одну жертву на счёт Кардиолога? Это очень нехорошо. Теперь нам придётся помочь полиции с расследованием.
Алистер мог ещё много незабываемых часов сидеть вот так на трупе, совершая механические движения носовым платком, и рассказывать Грэхему о степени своего в нём разочарования, но тут на горизонте возник новый персонаж – Делайла Юр.
В силу своей просветительской профессии Кэрролл был знаком практически с каждым висперширцем. Вот и у Делайлы он преподавал, когда она училась в колледже при академии и только начинала мечтать о карьере врача. Десять лет назад мисс Юр не была розоволоса, но определённые предпосылки к этому уже наблюдались.
- Доброе утро, Делайла, - не отвлекаясь от протирания дыр на кожаном бумажнике, вежливо поприветствовал девушку Кэрролл.
«Так, теперь главное – не спугнуть», - подумав эту крайне разумную мысль, Алистер тактично поинтересовался: - А это разве не ты его убила?

+2

7

Грэхем только хмыкнул, пока ангел жаловался ему на плохие сны о кочующих бутылках. Ночи, что он провёл под кроватью Метатрона, жонглируя этими самыми бутылками и подкладывая их в самые разные уголки комнаты, не прошли зря.
Не мог бы ты больше не отыскивать у меня под пиджаком предметы, в отсутствии наличия которых я хоть немного уверен?
- Не нервничай, всё хорошо, - сказал Генри и вытащил из-под пиджака Алистера хрустальный бокал. Плеснул туда коньяка, щелчком пальцев обратил его в вино и протянул Алистеру. - Выпей, полегчает.
Может быть, его астральным долгом было довести ангела до алкоголизма. И, как бы он ни относился к чему-либо из разряда "долг", ему это нравилось.
Ухмыльнувшись краем рта и продемонстрировав кривоватый клык, Генри продолжил попивать из бутылки. Сидеть на трупе было вполне удобно и даже уютно. Уют явно привносил зудящий, как жена с двадцатилетним опытом, Алистер.
- Аля, пупсик. Бумажник нашей скамеечки уже может подать на тебя в суд за сексуальные домогательства. А деньги убитому больше не нужны, почему я должен оставлять их полиции? Помнишь, как они нас побили в прошлом месяце? - проклятие суббот даже Грэхема иногда удивляло. Как-то раз они с Кэрролом решили никуда не пойти, просто запереться дома и переждать этот страшный день. И что же? Подрались между собой.
- Удар действительно нанесён левой рукой. Но я всецело доверяю твоим разносторонним талантам. Такие скромные мальчики всегда способны на большее, чем от них ожидают, м?
Тут у них очень приятным голосом попросили окровавленный нож.
Хаагенти поднял глаза.
Он оглядел подошедшую девушку с головы до ног, потом скользнул взглядом обратно - с ног до головы. Очень медленным, обстоятельным и ощупывающим взглядом. После такого становится ясно, что смотрящий не просто мысленно раздел девушку, но проникся тем, какие позы она предпочитает, когда в последний раз курила и как у неё обстоят дела с менструальным циклом. Генри улыбнулся розововолосой красавице с таким намёком, после которого можно было забеременнеть.
- У меня нет ножа. Но я могу подарить тебе розу, - сказал он слегка нечеловеческим тоном. Разбил о камень опустевшую бутылку и протянул её Делайле. - Садись, посиди с нами. Поговорим. Например, о том, зачем ты убила этого несчастного.
Подвинувшись к Алистеру, он освободил для Делайлы место. Попутно это позволило ему приобнять ангела.
- Если приедет полиция, мы просто шведская семья со странностями. Как вы относитесь к сексу на трупе? Или можно развести костёр и рассказывать друг другу страшные сказки, в которых много крови, убийств и страха. Например... Прихожу я как-то к зубному...

+2

8

» Задверье » южный рукав; » висперширская академия абсолютных и относительных знаний

Картина, представшая глазам Ллойда, была достойна своего абсурда. Посреди улицы на неком теле восседали не кто иные, как Метатрон с Хаагенти. В компании наличествовала еще и девушка с оригинальным цветом волос. Когда он почти подошел к троице (со спины, если точнее), Грэхем как раз расписывал прелести жизни шведской семьи. Как обычно, растлитель в своем репертуаре.
- Я думаю, об отношении к сексу на трупе полагается спросить сам труп, - невозмутимо заметил Ллойд, почти бесшумно показываясь из-за спины Алистера, мимоходом сжав пальцы на загривке Генри. Почти сразу отпустил, пока что всего лишь напоминая, чтобы тот не зарывался. Представ лицом перед честной компанией, он расставил руки на ширине плеч и положил обе ладони на трость.
- Кто-нибудь из вас увлекается некромантией? Полезная наука, что ни говори, - по широкой белозубой улыбке Пеймона легко угадывалось, что демону Всезнайства уж подобные-то знания давно не секрет.
После чего Ламонт раскланялся со всеми присутствующими, включая труп.
- Итак, кто его убил и чем докажете, что это не были вы? Вопросы, на которые все хотят знать ответ. А я, между прочим, обязан знать обо всем на свете, в том числе и об этом, - насмешливо произнес демон. Для Делайлы сие утверждение могло показаться всего лишь шуткой, принятой между друзьями (в конце концов, Кэрролл преподает в академии с самого дня основания). Да по существу так и было.

0

9

В детстве, не настолько далеком как хотелось бы, Алистер Кэролл, а одним из неизвестных оказался именно профессор, до дрожи в кончиках кудряшек пугал Делайлу. Было в нем что-то такое, от чего хотелось соскочить со своего места в аудитории-амфитеатре и выбежать оттуда, спотыкаясь о каждую пятую ступеньку. Но больше никто панику не поддерживал и Делайле пришлось смириться и исправно сдавать тесты то ли по истории, то ли литературе, честно говоря, она не очень запомнила, какой именно предмет изучала под шефством Алистера Кэролла. Да и как тут запомнишь, когда во время лекции в голове одна лишь мысль "Бежать, бежать, бежать и прятаться, не подходите ко мне, я в вас чем-нибудь кину".
Ночное происшествие расставило все на свои места. Просто у Делайлы дар предвидения будущего. Это же очевидно. Кэролл, судя по всему, вместе со своим спутником прикончили несчастного, а теперь вовремя появившаяся Делайла либо разделит с ним судьбу, либо разделит камеру с какой-нибудь агрессивной лесбиянкой. Какой полицейский поверит, что уважаемый профессор убийца, когда рядом есть розововолосая девушка, не единожды задержанная за дебош? Плюс теперь на ее совести еще и разбитая вээмбэ. И все ее страхи теперь были оправданы.
- Я... - Делайла знала, что маньяков лучше не провоцировать и аккуратно, двумя пальчиками взяла из рук сопровождавшего Кэролла горлышко бутылки. - Спасибо, это очень романтично и не будь между нами трупа, я бы даже дала вам номер своего телефона. Но ох уж эти трупы, они всегда все портят. Кстати, мы не знакомы?
Лицо незнакомца было на удивление знакомо, как бы странно это ни звучало. Как будто бы она уже его видела то ли в кошмаре, то ли в бреду. Видимо это все давали о себе знать внезапные провидческие способности.
- В любом случае, с чего это вы взяли...
Ректор. Собрание у них здесь, что ли? Стоит приглядеться к трупу. Может это тоже один из преподавателей? Делайла уже ни в чем не была уверена. Почему утром? Почему рядом с трупом? И самое главное почему она до сих пор держит в руках горлышко от бутылки? Хотя, если что, им можно будет обороняться. Она покрепче перехватила горлышко и собралась с духом. В конце концов, почему это её тут обвиняют, хотя понятно и рыбке с зонтиком, что убийцы эти двое. И ректор.
- Во-первых, здравствуйте. Во-вторых, профессор, рада вас видеть в столь ранний час. Как и вас, ректор. Ректор-профессор? Знаете, за все время обучения в академии я так и не поняла как правильно к вам обращаться, - одной из давно раскрытых способностей Делайлы был быстрый, бессмысленный и непрекращающийся поток слов, особенно ярко эта способность проявляла себя в стрессовых ситуациях. - В-третьих, я сюда пришла после вас, а убивать предпочитаю в операционной. Там можно сделать горестный вид и сказать "Извините, я сделала все, что могла". Хотя о чем это я? Ах да, я же пока только лечила людей и ни рау не оставляла после себя трупа. Разве что в морге. Но они там были до меня. И ваши обвинения они голословны. И более того, обидны мне. Я... я... - Делайла резко опустилась на корточки и жалобно всхлипнула.
Не смотря на свои бесконечные практики в моргах, Делайла никогда не сталкивалась с трупами в неофициальной обстановке.Оказывается они могли здорово напугать. Да еще вкупе с темной улицей и тремя мужчинами, двое из которых еще и обвиняли её в убийстве.

Отредактировано Delilah Ure (03.12.11 19:32:47)

+2

10

Алистер не знал, как себя чувствовать – как дома или как в академии? Первому способствовало спаивающее вином присутствие Грэхема, второму – студентка, оказавшаяся в столь ранний час в настолько неподходящем месте, что об этом мог бы снять великолепный триллер сам Чихкок.
За годы работы с детьми различных возрастных категорий Метатрон научился различать все те взгляды, которыми окидывал их Хаагенти, прицениваясь. Если бы подтексты этих взглядов не расходились бы настолько с понятием добродетельности (см. Большой Толковый Словарь ВАОЗ на букву «Д»), у ангела бы уже давно хранилась их полная и подробная картотека с точнейшими описаниями мимических кульбитов, придающих им особое выражение.
- Генри, этот рогалик уже надкусан, - с импровизацией метафор на тему девственности бывшей студентки у ангела явно имелись проблемы, но он надеялся, что Хаагенти его понял правильно, выводы сделал и перестанет предаваться греховным мыслям прямо посреди трупа.
«Да что ж я за учитель такой?!» - революционно пронеслось в голове Алистера вместе с освежающим порывом ветра, врезавшимся в лицо. Ангелу стало стыдно. Мало того, что девушка, пребывающая явно в расстроенных чувствах, наткнулась на мёртвое тело на улице в их тихом и спокойном городке, так её ещё и обвинили в его смерти. И не кто-нибудь, а сам Метатрон и обвинил.
- Делайла, дорогая, простите меня, я всю ночь провёл в кинотеатре, а завтра пойду и покрашусь в блондинку,- сокрушённо произнёс профессор прикладной истории и виновато уткнулся в хрустальный бокал. Иногда Алистеру начинало казаться, что чувство вины сделает из него алкоголика. Не без помощи Грэхема, само собой.
- Вы присядьте, в самом деле. Только не на труп, - поспешно добавил Кэрролл, настороженно разглядывая в предрассветной темноте маниакальный блеск глаз розоволосой девушки.
- Может, вам воды выпить? – многозначительно глянув на Грэхема, Алистер качнул бокалом, содержимое которого было надёжно скрыто за сжимающими хрусталь пальцами. Хаагенти, конечно, предпочитал превращать воду в вино, но Метатрон искренне верил, что демон умеет и наоборот.
Утро стало чуть менее камерным с появлением пятого персонажа в этом злосчастном переулке.
- Ламонт, опять променял кладбище на любимое кресло? – усталой улыбкой и сонным кивком Кэрролл поприветствовал подошедшего коллегу. От его внимания не укрылся жест, которым Пеймон поздоровался с Хаагенти. Ангел многого не знал о демонах, их социальных традициях и церемониале, но полагал, что они не слишком отличаются от тех, что приняты на верхних слоях атмосферы. Однако Метатрон явно просчитался.
«Возможно, так демоны выказывают друг другу уважение? Тогда в ближайшее время надо будет опробовать на самом Ллойде».
- Некромантия это мысль, - оживился Алистер, демоном Всезнания он не был, но совершенно точно любил знать, если не всё, то, как можно больше. – Полюбопытствуй же у мистера Ричардсона, кто его так? И принеси от нас извинения за бумажник.

+3

11

Раннее утро, коченеющий труп, медленно пьянеющий ангел под боком, милая запуганная до икоты девушка... Грэхем чувствовал, что это один из самых прекрасных моментов его жизни. Он, конечно, уступал тому, когда Метатрон уже собирался обкорнать наглого демона по самую шею - и вдруг вспомнил о том, что добровольно начал реабилитацию и поклялся не убивать демонов. Глаза у него в тот момент были ужасно красивые...
Грэхем рассказывал о своём походе к дантисту, умудрившись и его превратить в эротическую историю с привкусом немецкой порнухи, и был счастлив.
Довольно-таки неожиданное прикосновение к шее ничуть не убавило широты и развратности его улыбки, но заставило с лёгкой настороженностью покоситься вбок. Нечасто Хаагенти так прихватывали - как правило, у людей возникало к нему два типа отношения - и они, когда он поворачивался спиной, либо не трогали его, либо заносили над его затылком что-нибудь увесистое.
- Здравствуй, Ламонт. Ммм, спасибо за массаж, у меня как раз затекла шея. В следующий раз начинай с тайского и посвяти этому чуть больше времени. Присаживайся же! Места нет, но ты можешь прямо на колени, прошу.
Поиграв бровями в сторону Ллойда, вставшего, как хозяин или даже памятник, Генри прикурил ещё одну сигарету и тут же словно забыл о ней, оставив печально дымиться в углу рта.
Второе за утро обвинение в убийстве - это что-то посерьёзнее клоуна с тортом в штанах. Генри мог бы не моргнув глазом заявить, что в момент убийства имел страстный секс с Кэрроллом и не отвлёкся бы на умерщвление какого-то там Ричардсона, даже если бы он носил килт и играл на волынке в пять часов утра. Но Алистер всегда отличался прискорбной привычкой быть идиотом и говорить правду.
Поэтому следовало подтолкнуть всеобщую мысль в другую сторону.
- Значит, Делайла... - задумчиво бормотнул Грэхем и полез в карман, куда несколькими минутами ранее убрал записки с именами и телефонами, которые уже не могли пригодиться Ричардсону. - Делайла...
Уголок бумажки с номером Делайлы очень красиво пропитался кровью. Генри как истинный ценитель прекрасного не мог не продемонстрировать сей шедевр абстракционизма Кэрроллу.
- Мародёрство - отличная привычка, - хмыкнул Генри прямо в ухо Алистера. - Я редко мою руки перед едой, зато всегда обшариваю карманы встреченных на жизненном пути трупов. И смотри какой я успешный и красивый.
Потискав ангела в подтверждение своих слов, он заметил, что Делайла приняла позу, запрещённую всеми изданиями Камасутры и подлежащую выкорчёвыванию из жизни. Конечно же, он не мог стерпеть такое.
- Тише, тише, - сказал он, обнимая Делайлу и утыкая её носом себе куда-то в район пятого ребра, где в нагрудном кармане обретался чистый платок. Руки Грэхема со всей возможной мягкостью гладили спину Делайлы - хотя, конечно, в большей степени они гладили застёжку её бюстгалтера. - Всё хорошо. Ну убила и убила, что такого-то?
Кудряшки лезли в рот и в нос, сигарета всерьёз угрожала поджечь их. Грэхем обследовал нежную девичью спину на предмет тайников с орудием преступления и ухмылялся над её плечом Алистеру.
- Аля, милый, ты ведь знаешь, что я просто люблю рогалики.

+3

12

Ламонт с интересом наблюдал за разразившейся бурей чувств юной девы. Если так пойдет и дальше, то понадобится зонтик. Еще забавнее было видеть, как переменился в лице ангел, осознавший, что только что обидел ребенка. Разумеется, "вечный студент-отличник" Метатрон тут же принялся кудахтать вокруг Делайлы, как встревоженная наседка.
- Блондинкой тебе не пойдет, мой дорогой Кэрролл. Для этого придется сменить гардероб на что-либо розовое, с кружевами и лентами, а ты у нас такое не носишь. Хотя, может, с помощью Генри... - демон добродушно посмеялся, наполовину про себя, представив себе Метатрона в оборках.
Не будь в наличии посторонних, Пеймон, может, и принял бы провокационное предложение Хаагенти, тем более что устроиться с комфортом умел в каких угодно обстоятельствах, хоть на унитазе посреди чистого поля. Да и девушке полагалось уступить. Грэхем наконец об этом догадался и раскудахтался не хуже Метатрона. Пеймон тут же умилился.
- Генри, в тебе пропал великий психотерапевт. Если б не твоя страсть к рогаликам, я бы даже взял тебя на работу в академию, - демон усмехнулся, лишний раз напомнив о печатях, из-за которых Хаагенти заказан вход в означенное учебное заведение.
Во время всей этой идиллии ректор степенно расхаживал туда-сюда, как актер перед зрителями. Усиливала впечатление трость, которой Ллойд мерно стучал перед об асфальт перед каждым шагом. Наконец он театрально развернулся и изрек:
- Кладбище - замечательное место, друг мой, - заметил он Кэрроллу. - Именно там как нигде можно черпать вдохновение вдали от бренной суеты. О том, что именно там традиционно познают искусство некромантии и некромагии, я уже не говорю. Собственно, материал для опытов набирается там же. В нашем случае можно сэкономить на расходах по доставке, обратив внимание, что искомый материал находится прямо под вами. Кстати, Алистер, как ты думаешь, что скажет мисс Ур, если прямо на ее глазах мы начнем непристойным образом допрашивать это свежее, еще теплое и пахнущее кровью тело? Можно заодно начинать штамповать билеты, потому что половина Виспершира захочет посмотреть на это шоу, особенно когда явится полиция. Народ любит хлеба и зрелищ. Зрелище в наличии, для "хлеба" у нас есть Генри. Приступаем?

Отредактировано Lamont Eldon Lloyd (10.12.11 21:15:22)

+2

13

Они же все сумасшедшие! В этом не было никаких сомнений! Мисс Юр, славившаяся своей неадекватной манерой поведения и розовыми волосами, была просто самим спокойствием, сродни бабушке, которая связала шарф палочками для китайской еды. Некромантия? Переодевание Кэролла в розовое? В конце концов, рогалики?! Общество гурманов и извращенцев. Два в одном. Плюс один из извращенцев теперь самым бесстыдным образом прижимал её к себе, что вообще-то грозило Делайле переломами!
- Да что вы себе позволяете! - возможно, нагрудный карман Генри, как его называли профессора, и оценил порыв, но остальные приглушенному голосу значения не предали.
Делайла на какое-то время притихла, продумывая стратегию своего маленького митинга и последующего побега. В такие моменты она вполне могла напоминать нахмурившегося котика или совенка, в общем нечто столь же милое, как обнимающиеся кролики, но это общество вряд ли могло проникнуться всей глубиной оттенков мимики Делайлы. Тем более, лицо, прижатое к чьей-то груди обычно незаметно для окружающих. А ведь жаль, это бы могло многое упростить.
- Да что вы себе позволяете! - повторила Делайла, на этот раз отстраняясь от этого Генри, упираясь руками ему в грудь. - Пустите меня! А вы, профессор! Вам давно следовало позвонить в полицию, вместо того, чтобы обвинять первого попавшегося вам под руку человека. - извиваясь как уж на сковородке, Делайла пыталась освободиться от удивительно крепкой хватки этого Генри. - Но нееет, вы предпочли сидеть здесь и это более, чем подозрительно! А вы ректор... профессор... как вас там! - Делайла негодующе всплеснула руками, но незаконно ограниченное пространство помешало продемонстрировать всю степень негодования в полной мере. - В моей фамилии всего один слог, могли бы запомнить! Боже мой, у кого я училась! Да пустите меня наконец!!!
Делайла со всей силы наступила на ногу удерживающему её человеку. В конце концов, так было безопасней для нее: трещина в пятке лучше, чем перелом в области колена.

+2

14

Алистер не любил чувствовать себя виноватым во всех творящихся на этой бренной земле несправедливостях. В конце концов для подобных нужд Бог учредил специальную категорию людей, готовую честно отстрадать своё за посмертную канонизацию в качестве компенсации морального вреда и физического ущерба.
- Делайла, вы не правы, - чокнувшись с локтем Хаагенти, Метатрон допил вино и машинально убрал пустой бокал во внутренний карман пиджака. Посидел, подумал. Всплеснул руками, выудил сосуд из темно-тканевых недр и затолкал его уже в карман к Грэхему.
С полминуты ангел отстранённо понаблюдал за тем, как на горизонте забрезжил рассвет. Вдалеке слышались: вой серены, лай собак, вялое переругивание двух пьянчуг. Суббота только начиналась и на неё у ангела с демоном как всегда были большие планы. В этот раз они собирались поошиваться в торговом центре в качестве уборщиков. Что-то подсказывало Кэрроллу, что к ночи он будет изрядно избит, но настроение это вовсе не портило. Единственное – хотелось хорошенько отдохнуть перед обязательной социальной экзекуцией.
- Ллойд, думаю, сильнее мисс Юр уже не испугается, а поскорее разойтись по домам мы все будем рады, так что да, приступай, Генри тебе поможет, если вдруг что-то понадобится. Правда, Генри? – сила убеждения Метатрона скрывалась не только в голосе, но и во взгляде. Выразительно посмотрев на Хаагенти, ангел поднялся с трупа и вслед за девушкой подошёл к каменному бордюру, тактично развернув её спиной к демонам и телу, лицом - к себе.
- Ламонт, не нужно долгих бесед и списков имён. Нам достаточно узнать, как мистер Ричардсон был убит.
Не смотря на всю свою теоретическую подкованность во многих науках, нарушать покой мёртвых Кэрролл никогда не собирался, а потому не интересовался соответствующими областями знаний. Впрочем, Пеймону он доверял достаточно, чтобы не участвовать в беседе с потусторонним лично, поручив это Хаагенти – не как слуге, а как другу, способному проконтролировать процесс.
- Делайла, помните, на пятом курсе колледжа я задал вам расписать в датах возможную историю Западной Европы с учётом замены нескольких основных событий, произошедших в наших времени и мире? Назовите-ка мне эти даты, я уверен, у вас получится.
Алистер надеялся, что такой профессионал, как Пеймон, сумеет провернуть сложнейшее мероприятие рекордно быстро и бывшая ученица не успеет заметить ничего такого, что оставит неизгладимый след на её внутренней гармонии и нервной системе.
- Кстати, Генри, ты и правда не моешь перед едой руки?
Метатрон собирался всерьёз заняться воспитанием одного слишком безответственного, но не безразличного демона.

+3

15

Грэхем посмотрел на Делайлу тем самым взглядом, который приберегал для девушек (и не только девушек), что посреди постельной (настольной, напольной, устенной и т.д.) сцены вдруг проникались монашеским образом жизни или считали необходимым устроить последний сеанс ломания. Взгляд был терпеливым, страстным, насмешливым и нёс в себе обещание, что через пять минут Делайла позабудет про все просьбы отпустить её.
Но они были не одни, и тот же Алистер мог превратно истолковать всё происходящее и броситься метатронствовать. Ему ведь не объяснишь, что это обычные человеческие пережитки патриархально-дубиночно-пещерной системы, при которой удар по голове заменял месяц ухаживаний, и что все потом счастливы. Так что Генри отпустил Делайлу. Довольно разумное решение, учитывая, что отбитое горлышко бутылки из её рук никуда не делось. Кроцеллу до неприличия шли белые накрахмаленные халаты, и казалось отсутствием вежливости заливать их своей кровью во время попыток хирурга что-то заштопать.
- Не нервничай, рогалик, - сказал Грэхем. - Тебе надо выпить, ты слишком возбуждена.
"И совсем не в нужном смысле".
Великий психотерапевт, по мнению Ллойда, безвременно пропавший, только и мог горевать о ещё одной душе, которой не помочь. Ну, и скептически хмыкать, выслушивая разговор о некромантии.
- Аля, детка, я тебе и без всяких шаманских завываний, танцев с тростью, - Грэхем приподнял воображаемую шляпу, салютуя третьей ноге Ламонта, - и договоров с Дьяволом или алхимией скажу, как он был убит. Ножом в сердце. Элементарно, Ваткин! Мерлок Шаломс установил бы это, лишь краем глаза взглянув на, так сказать, ягодичный район твоих брюк, которыми ты посидел на груди убитого. Ну, или понял бы, что ты переодетая женщина и испытываешь некоторые сугубо личные проблемы.
Осклабившись, он потушил сигарету о запястье Ричардсона, столь любезно предоставившего своё тело в полное его распоряжение.
Отдавать труп было жалко. Это было совсем не то, что отдать бутылку вина Алистеру или Делайлу самой себе. К тому же он действительно мог сдуру назвать имя Кардиолога. Не то чтобы Грэхем собирался устраивать помехи следствию, но такой вариант казался слишком простым и скучным.
Он поудобней устроился на своём импровизированном троне и поглядел снизу вверх, но очень самоуверенно, на Ллойда.
- Мы с мистером Ричарсоном против. Он имеет право на тайну своей смерти, а мне слишком комфортно на его мёртвом животе. Но если тебе так хочется кого-нибудь допросить, могу принести тебе чучело белки. Думаю, вы подружитесь. Или кого ты там предпочитаешь, Ламми? Не стесняйся, я всегда готов помочь старому, - он усмехнулся, - ужасно старому другу.

+3

16

Дороти вышла из редакции и сразу об этом пожалела. На её взгляд, погода была слегка прохладной, что хоть стой и покрывайся инеем. Но она мужественно завернулась в куртку и пошла вперед. Времени ждать у моря погоды у неё не было.  На днях Алистер её сильно озадачил несколько туманной просьбой составить отчет. Что это и с чем его есть, Дороти понятия не имела. Сейчас её голова была забита мыслями  о горах из исписанной бумаги и подыхающего от перенагрузки принтера. Ведь когда Гиллан спросила коллег по работе об этом загадочном «отчете», они именно на это и указали. А еще посмотрели на неё, как на древнего человека, но Дороти этого не заметила. Конечно, по- хорошему стоило спросить самого мистера Большого Босса об этом, но после его просьбы и испепеляющего все живое взгляда, Дора пламенно пообещала сделать отчет через пару дней. И теперь страшно жалела, но сдаваться не думала, т.к. трудности только укрепляют характер. Хотя, сейчас  это философское утверждение уже не казалось такой уж конченной аксиомой.   
Пойти и застрелиться. Стоп, нет, неправильно. Пойти и написать отчет. Вот, уже теплее.  О чем там, надо составить двухтомник? Кажется, о добрых делах граждан. Ммм, прекрасно, можно пойти и пошпионить за кем-нибудь. Или точнее, за всеми, но это не суть важно. Главное включить режим «широкий почерк» и «большое расстояние между словами» при написании, и тогда уже не суть важно, как много я застану граждан за добрыми делами. Но пока внимательно смотреть по сторонам и запоминать городских добродетелей.
К сожалению, улицы были пустынны, как будто по городу пробежалось стадо чумных крыс, и все отдали души высшим силам, не успев даже выйти из собственных домов.   
Но в итоге, за час рысканья по холодным улицам Дороти насчитала десять хороших дел: мальчик снял кошку с дерева, молодой человек перевел бабушку через дорогу, какая-то девушка помогла дедушке донести сумку до дома и все в таком роде. Гиллан продолжала бродить по переулкам, когда увидела вдалеке знакомый силуэт. Приглядевшись, Дороти узнала в слегка расплывчатом пятне Тришу, такого же молодого и неопытного ангела, как она. Дора помахала подруге рукой и поспешила подойти:
-Триша, привет. Какие  нечеловеческие силы выгнали тебя из дома в такой день? 

Отредактировано Dorothy Gillan (04.03.12 21:18:38)

+1

17

Накрывая пятое дерево одеялом, Триша подумала, что зима пришла как-то быстро. Она бы сказала, даже не пришла, а примчалась - коты боялись сидеть на ветвях, опасаясь примерзнуть к дереву, деревья боялись котов, которые хорошо если оставят клок примерзшей шерсти, а вдруг кору обдерут? И тут на девушку снизошло озарение. Снизошло оно в виде старушки, открывшей окно и прооравшей завидным дискантом, что трогать ЕЕ деревья в ЕЕ саду - плохая идея. В доказательство своих слов, бабушка помахала костылем и пригрозила бросить его в Триш. Та, естественно, решила, что бабуле костыль нужнее. Тем более, озарение снизошло (касаемо отчета, в идеале - ежеквартального, но в реальности хорошо если ежевекового) и от старушки ей больше ничего не было нужно.
В принципе, отчетов она не составляла с....с тех пор как стала ангелом - Метатрон требовал, она обещала, но в приступах восторга человеческими качествами и альтруизма тут же забывала обо всем. Шли годы, начальник снова требовал, Патриция, терзаемая угрызениями совести, начинала что-то писать и забывала, что хотела черкануть, на первой же букве - мчалась исполнять гражданский долг/на глаза попадался особенно интересный галстук/цилиндр/запонки/монокль. Но этот костыль напомнил Оз, что если она не напишет ни одного отчета, то ее ждет, примерно то же самое но в троекратном размере и напичканное молниями. Молнию в костыль Трише получить не хотелось, поэтому, завернувшись в оставшееся одеяло, она побрела домой. Точнее, собиралась побрести - впереди замаячило до боли знакомая фигура. Девушка пыталась угадать, почему эта фигура так ей знакома, когда та подошла поближе и помахала девушке рукой.
-Триша, привет. Какие  нечеловеческие силы выгнали тебя из дома в такой день?
Дороти! Вот он, дорогой мой ангел! Вот кто мне поможет написать отчет! - радостно подумалось Триш. Она от осознания того, что останется не одна, даже одеяло скинула и помахала в ответ, хотя нужды в этом не было - подруга подошла достаточно близко.
- Привет, - улыбнулась девушка, - я? А, утепляю... - она махнула рукой вокруг, - окружающую среду. На этой улице все, осталось... - она было ударилась в размышления о том, как накроет одеялами все деревья в округе, но тут же одернула себя - отчет так отчет.
- Хорошо работалось? - Патриция кивнула на здание редакции.
А это же редакция...и там наверняка есть ручки! А если есть ручки, значит есть и бумага!

+1

18

-Ого, да ты молодец, - с уважением посмотрела на подругу Дороти, - Окружающая среда наверняка тебе благодарна. А насчет работы… В редакции все прекрасно, продолжаем выносить друг другу мозг, иногда пишем статьи, как обычно. Но если говорить о нашем «ангельском», то здесь серьезней, - Взгляд Доры стал слегка озадаченным. В голову пришла забавная мысль, а что если Триш может ей помочь с отчетом? Хоть они обе еще неопытные и совсем молодые ангелы, но как говорится в старой пословице: «две головы лучше трех». Или нет? Ну, в общем есть старая пословица на этот случай, а какая, не суть важно. Главное, что если обе дамы совместно попытаются сделать что-нибудь хорошее, у них обязательно все получится. Дороти улыбнулась, - Слушая, ты не могла бы мне помочь? Меня тут на днях Алистер озадачил написать отчет о добрых делах граждан, а я понятие не имею, что это такое. Давай спрячемся в редакции и попробуем, м?  А то боюсь, не видать мне тогда воскресных пирожных, как своих ушей.
Дороти действительного этого опасалась. Хоть по складу характера она была довольно боевой барышней, которая могла растоптать и уничтожить любого обидчика или злобного хмыря, но своего Гуру Дора слегка побаивалась. Ибо за внешностью конченного ботаника скрывалась твердая и уверенная в себе личность, которая за большие косяки Дороти периодически лишала её конфет.  А кому будет приятно, если после шести дней жесткого кнута, его лишают практически единственной радости в жизни? Итак, сейчас Гиллан собиралась начать активную атаку, дабы затащить Тришу в редакцию и покончить с отчетом. Даже если на это уйдет весь день, можно потратить его, твердо зная, что потом её ждут вкусные и ароматные пряники.
Неожиданно ожило внутреннее чутье. Иногда Дороти прислушивалась к нему, потому-что советы бывали дельные и к месту. Но сейчас шестое чувство предвещало маленькую катастрофу, если два «зеленых» ангела все же решатся взяться за совместную работу. Но в этот раз Дора мысленно махнула на него рукой. Мол, катастрофа катастрофой, а получить осуждающий взгляд Алистера ей не хотелось.

+1

19

Если бы Дороти сказала, что она - это Кардиолог, Триш бы удивилась гораздо меньше. Хотя, если бы девушка включила логику, то могла бы понять, что Гиллан в конце концов тоже ангел, и что начальник у них один - два Метатрона на этой планете вряд ли уживутся. Как и сама планета с ними.
В какой-то момент девушка было решила, что Доре просто жалко Тришу и она, как сердобольный ангел, решила помочь Патриции избежать праведного гнева, домашнего ареста, возвращения Дудвина на историческую родину, то бишь в зоомагазин и отстранения от чистки дымоходов, не говоря уже о конфискации всех цилиндров и галстуков, но потом поняла что что-то с этой версией не вязалось.
Например, как Дороти поняла, что Оз собирается писать отчет? Мысли прочла? После того, как ангел потерпела в этом неблагодарном по сути занятии фиаско, она решила, что у представителей Рая данная способность навряд ли присутствует вообще. Нет, что-то она услышала, но потом оказалось что это внутренний голос Патриции решил над ней пошутить.
Или у меня лицо такое кислое, что по нему прямо видно, что я буду делать ближайшие несколько часов? - уныло подумала Триш. И ладно если часов, а вдруг дней? А вдруг переделывать?
Оставался только один вариант - Гиллан тоже собиралась вернуться к перу и бумаге, дабы снабдить начальство полезной информацией о добрых делах.
- Отчеееееет, - протянула девушка, - это хорошо. Это просто замечательно! - фраза про пирожки особенно тронула чувства Патриции - она сама рисковала жизненно необходимым, постоянно забывая об отчете.
Единственного, чего Триш не понимала - почему они до сих пор стоят на улице.
- Так что стоим? - весело прочирикала она, - пошли! - и потянула Дороти в сторону здания, которое, по сугубо субъективному мнению Патриции. могло быть редакцией.

0


Вы здесь » Задверье » южный рукав; » улицы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC