Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » южный рукав; » библиотека


библиотека

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

*****

0

2

До появления Харольда оставались считанные минуты.
Стены читального зала постепенно приходили в себя, блистая какофоничной разноцветностью, газеты флегматично шуршали под ногами, а старый Грэг, поддерживая боевой настрой последней из известных ему тем «Тыквенного пирога», опасливо продвигался к двери, пытаясь удержать равновесие вместе с дребезжащей лестницей,  парой лоханей с краской и дюжиной кисточек в руках. Цилиндр, упорно одушевляемый сентиментальной Триш, был заботливо укутан в десяток выпусков желтой прессы и распространял вокруг себя ауру учтивого сомнения в разумности происходящего.
Триша, в юбилейный раз перепроверив корешки книг на наличие предательских брызг, организованно повышала энтропию в отдельно взятом помещении, натыкаясь на стулья в бесцельных метаниях из стороны в сторону. Некоторым могло показаться, что кое-кто знатно волнуется, но на самом-то деле мисс Оз преследовала четко поставленную перед собой цель: не сливаться с окружением. Малярный костюм, состоящий из прошлогодней газеты, сложенной в неаккуратную треуголку, грубой рубахи и комбинезона в задорную клетку, в результате особенно усердной работы, пары удачных приземлений и удивительной настойчивости кистей в стремлении обрызгать художника, являл вид душераздирающего радужного месива всех цветов и оттенков и вполне мог сойти за деталь интерьера.
Результат стоил отчаянно чешущихся глаз, искрящегося от ехидства Грэга, цинично интересующегося, так ли она любит библиотеки, как демонстрирует и затерянной запонки в форме свежевыловленной сельди. Мистер Букер, чьи проблемы (а в том, что проблемы у него имелись, у Триши не оставалось и призрачного сомнения – у человека с ТАКИМ взглядом и тающими в межпространстве конечностями не могло их не быть) очевидно исходили от бедности цветового диапазона, окружающего его, не останется равнодушным. Уж точно к нежно-фиолетовому динозавру, чьи любовь к энциклопедиям и страдальческое выражение огромных глаз были без зазрения совести почерпнуты у оригинала.
Оз, в который раз дефилируя мимо трогательно несчастного и заметно кособокого существа, неустанно проникалась превратностями судьбы и терзалась идеей оттащить Харольда на чаепитие с коричными булочками.
Хотя вид сладкой сдобы, должно быть, и вовсе погрузит беднягу в космический пессимизм: загробная жизнь едва ли благоприятствует потреблению вкусностей всякого рода.

+1

3

Сегодня Харольд пребывал в каком-то особо приятном расположении духа: если стандартной оценкой его настроения было где-то минус десять, то в этот погожий денёк - всего минус семь. Даже призрачные брови хмурились на несколько градусов меньше привычного. Букер даже позволил себе немного расслабиться по пути в библиотеку и не стал доводить ребятню, играющую около фонтана, который по недоразумению ещё не был отключен.
"Мвахаха. Вот поумираете от воспаления лёгких, тогда и посмотрим, как заноете: мааамочки, у меня больше нет тееела, мои руки просвеееечивают..."
В общем, то настроение, в котором находился Харольд, неспешно перебирающий ногами по мостовой, можно было вполне назвать приличным и даже неплохим.
Он знал, что библиотеке требуется ремонт, и эта альтруистичная и до противного оптимистичная леди, Патриция, кажется, с радостью взялась обновить храм культуры. В принципе, Букер не волновался о том, как пройдёт покраска стен, он так настойчиво инструктировал Триш по этому поводу, что мог поклясться - слова "испачкаешь хоть одну книгу - буду преследовать веками" наверняка снились дамочке.
И вот, предвкушающий новый, свежий и светлый облик библиотеки, Харольд торжественно проплыл через стену напрямик к своему столу. Триша сияла, она явно была довольна тем, как преобразилось помещение. Увы, этого же совсем-совсем нельзя было сказать о Букере.
- Хм,- выдал он поначалу.
Робкая надежда на то, что призрачные глаза сломались через полгода использования, растаяла довольно быстро: книги, стол, стеллажи - всё выглядело как раньше. Но стены!
- Это то, что я вижу? Скажи мне, что это не то, чем выглядит,- пока ещё вежливо попросил Харольд.
Он мог бы стразу выпучить глаза и начать творить сверхъестественные штуки, подвластные только крайне расстроенным призракам, но почему-то отказывался верить, что его храм был осквернён этими зловещими пятнами и стал похож на раскраску, которая попала в руки двухлетнему дальтонику.

+1

4

- Разумеется, то! – важно кивнула Триша, благосклонно улыбаясь в тридцать два зуба и шестнадцать (три, двадцать шесть или сто сорок – в зависимости от того, какой медицинский справочник пылится на вашей полке) лицевых мышц.
Возможно, для того, чтобы научиться разбираться в тонкостях призрачной психологии, Патриции не хватало пары тысячелетий в копилке жизненного опыта. Возможно, здравого цинизма, примитивных способностей к рисованию и тематических тренингов два раза в неделю. Вероятнее всего, шанс был утерян безвозвратно.
Так или иначе, вместо того, чтобы со скоростью битлмэна уносить себя прочь от Виспершира и жестокой расправы, Триша, облегченно засчитав Харольду восторженный экстаз, передислоцировалась на ближайший стул, и, не оставляя призраку возможности рассыпаться в благодарностях и восхищениях – так, в случае чего, леди Оз нельзя было бы и обвинить в корысти да честолюбии, принялась вещать:
- Читателей теперь, конечно, прибавится. Белый цвет уже через пару часов не оставляет тебе шанса не мечтать о самоубийстве – можешь поверить моему опыту. Кроме того, можно было бы разрешить им рисовать на стенах – так у них не останется сил на то, чтобы портить страницы. И только представь: ты сможешь проводить здесь детские утренники!
Триш прервалась, почувствовав, что от недостатка кислорода лицо начинает ласкать глаз приятной синевой, а вдохновенная речь превращается в окрошку, все больше походя на рассказ страдающего шизофазией. 
- Это, конечно, далеко не все, - мечтательно заулыбалась Оз, неловко стянув с макушки изрядно помятую треуголку. Нереализованные идеи, время за генерацией которых категорически не успевало, правда, отчаянно рисковали не поместиться в пустующие квадратные метры, временно избежавшие прискорбной участи, но Триша не унывала – ходули позволяли дотянуться даже до потолка! - Если постараюсь, сегодня я смогу успеть закончить коридор, но вот с подсобкой придется потянуть, там одной покраской обойтись не удастся  – Грэг уверяет, что видел крыс, трещины и осыпающуюся штукатурку. Он паникер и ипохондрик, конечно, но стоило бы проверить…

+3

5

"Пресвятые макароооны..."
Харольд завис в воздухе, сидя по-турецки, что как бы должно было подчеркнуть, что он существо сверхъестественное, и не стоит его расстраивать и злить. Мол, просто, чтоб вы не забывали - он всё ещё может превратить вашу жизнь в ад. До того, как вы умрёте, само собой.
К счастью, Триша была ангелом, и её существование обернуть водопадом боли было бы вдвойне приятно - ей не пришлось бы умирать и прекращать аттракцион.
Букер потёр пальцами подбородок, который, как в день смерти, остался немного небритым. Прикрыл глаза. Отрыл. Ничего не изменилось: Триш сияла, библиотека пестрела.
- Читателям. Рисовать. Хм.
Не то чтоб он был против инноваций, просто... да нет, Харольд именно был против инноваций. Стены - однотонные. Из положенных звуков - тишина и шелест. Никаких радостей. Никакого кряхтения. Никаких улыбок. Никаких косых пони между стеллажами с детской литературой, чёрт возьми!
- Итак, подсудимый отказывается признавать вину...- Букер выпрямился обратно и навис над Тришей, нагло вторгаясь в её личное пространство.
Маленькие глазки библиотекаря двумя свёрлами вбуравились в счастливые моргалки мисс Оз. Он подался вперед, заставляя девушку уклоняться.
- Но подсудимый уже начал беспокоиться, так ведь?
Выхватив покоящуюся рядом большую кисть, вымазанную в чем-то отвратительно лиловом, Харольд принялся угрожающе потрясать ей около лица Триш. Также было подключено сопение, и поверьте, это было очень, очень настораживающее сопение.

+1

6

А сегодня в «Кавабунгу!» привезли… лемура. Не то чтобы новая животина в этой обители разврата и фан-стаффа по Битлмэну была редкость, но лемур – это вам не какой-нибудь хомяк! И даже не морская свинка, хоть за неимением свободной клетки, несчастного полосатика бесцеременно запихнули именно к ним. Зверье печалилось, сворачивало хвост в кренделек, и своей грустной мордочкой взывала ко всему светлому и доброму, что еще осталось в Тодде. Тот, недолго думаю, извлек несчастного обратно на свет божий, и, в обнимку с лемуром, проследовал в сторону библиотеки. Видимо, он руководствовался принципом «Есть лемур? Покажи другу!». Друг, возможно, и не обрадовался бы – хотя, кто знает?
Мелвин чихнул трижды, прежде чем сумел пробиться через стотонные библиотечные двери. Лемур оскорбленно переполз на плечо и возмущенно посапывал. Не дожидаясь, пока его поприветствуют, и даже не спрашивая – к какому это празднику приурочено цветовое безумие на стенах (у Харольда День рождения?) и не особо замечая ступенек под ногами, голосом клинического, вечно радостного идиота, возвестил:
- Харольд? Не поверишь, кого я тебе тут принес. Лемура! Полосочки нечетные, на удачу – купи, а? Потом мне подаришь, на Рождество там, или к воскресенью… В конце концов, его можно посадить возле детской литературы, и фотографироваться за деньги. Кажется, ты сам жаловался, что эти цветы жизни с особой жестокостью вырывали листы из книг и делали из них самолетики. Или не ты? Харольд, лемур же!
Он осекся, споткнулся, сжался в три раза, спрятался за лемура и попытался слиться цветом с окружением, едва увидел сцену «Харольд воинственно трясет кисточкой цвета черничного мороженого перед той-самой-леди-Оз».
- Харольд! Мисс Оз, рад Вас видеть. – натужно улыбаясь, выдавил из себя Тодд и вытянул вперед лемура с безвольно болтающимся хвостом. – Вы можете забрать его себе, если хотите!
Зверье в знак протеста вновь недовольно заурчало.
- А что тут у нас, ремонт? Харольд, когда ты рассказывал, что хочешь преобразить библиотеку, я думал о приятном пыльно-белом цвете, но никак не ожидал такого… авантюризма! – Мелвин сиял, как начищенный медяк. – Я восхищен.

+1

7

Примечание|скрыть

На всякий случай провожу разделительную черту: это уже другой отыгрыш.

Время напоминало карамельную тянучку, на которую можно бесконечно смотреть, пока её катает блестящий и странно выглядящий автомат. Прищурившись, Харольд рассматривал кружащиеся в осенних лучах пылинки, и они казались ему не частицами бумаги, кожи и прочих, куда менее аппетитных вещей, а воплощёнными маленькими скуками.
"Даже в мир мёртвых пробрались..."- печально подумал Букер, безразлично проваливаясь сквозь стеллаж.
Удивительное нежелание делать что бы то ни было плескалось сероватыми волнами, затопляя библиотеку.
"Нужно поймать кого-нибудь и пытать расспросами о том, почему в универсальной десятичной классификации нет четвёртого раздела..."
Но как назло, ни одной смертной жертвы на горизонте не было, только бумажная тишина и недовольное сопение Харольда заполняли помещение. Вздохнув, библиотекарь взгромоздился на стеллаж и повис на нем, свесившись головой почти до пола. Всё равно в вымершей библиотеке никто не мог обнаружить его в столь компрометирующей позе, не подобающей серьезному человеку. Пусть даже почившему.
- Ах мой милый Валентин, Валентин, Валентин...- убаюкивающе принялся бурчать себе под нос Букер.

+2

8

---->Начало игры

Нейл бесцельно парил над улицами Виспершира. Когда он был жив, времени постоянно не хватало, а теперь его стало слишком много. За три года парень успел перечитать чуть ли не половину библиотеки города. Библиотека, точно! – осенило Стоуна. Он уже довольно давно не заглядывал к старине Харольду. По мнению Нейла, Харольд Букер был не самым приятным человеком в городе, но все его недостатки с лихвой компенсировались тем, что библиотекарь, так же как и сам Нейл, безвозвратно покинул мир живых. Стоуну не приходилось долго и мучительно объяснять Харольду, как это быть призраком. Наверное, это и было залогом их, если и не дружбы, то приятного времяпрепровождения.
Стоун медленно вплыл в библиотеку. В глаза сразу бросились стеллажи с книгами. Некоторые книги были легко узнаваемы по корешкам, другие, притаившись в тени, ждали своего звездного часа. И Нейл знал, что непременно доберется до этих книг…когда-нибудь…Сейчас он пришел ради общения. Или скорее для того, чтобы послушать рассказы Харольда о бессовестных читателях, которые без предупреждения задерживают книги. Нейл всегда слушал ворчание библиотекаря и улыбался. Похоже, для Букера никогда и ничто не сможет стать даже приблизительно таким же важным, как библиотека.
Стоун так сильно погрузился в свои собственные мысли, что не заметил, как ходит кругами под пристальным взором Харольда. И даже не окликнул, старый чертяка, - по-доброму подумал Нейл. Он никогда вслух не обзывал библиотекаря, даже в шутку, зато в мыслях ругал Харольда на чем свет стоит.
- Х-х-х-х-харольд, - протянул Стоун, приближаясь к стеллажу, на котором завис библиотекарь. Парень так переволновался, что ничего больше не мог произнести. Он был одновременно и рад видеть старого знакомого, и переживал, что выглядел глупо со своими задумчивыми блужданиями. А ведь еще совсем недавно парень чувствовал себя наставником или скорее проводником Букера в мире мертвых. Теперь его великовозрастный «ученик» сам даст фору любому призраку.
Нейл не стал упускать возможности присоединиться к Харольду. Когда еще встретишь строго библиотекаря в такой неформальной обстановке? С минуту двое сидели в полнейшей тишине, а затем, справившись с волнением, Нейл спросил:
- С-с-скучно?

+1

9

Надо уехать. Точно! Завтра же утром она  отправиться на вокзал, купит билет и вернется к отцу. Он, вполне возможно, или поможет устроить ее на работу, в тот же университет, или она сама как-нибудь справиться, арендует квартиру, и…
И дальше ее планы безнадежно глохли. Супруг, дети, ну, что бы все как у всех, но фантазия почему-то упорно отказывала рисовать Эву в подобных обстоятельствах. Она выросла в закрытой школе, и все ее встречи с мальчиками ограниченны редкими поездками домой и времяпровождением в библиотеке, где сосед иногда оказывался ее возраста и противоположного пола. Для нее, противоположный пол – зверь редкий и крайне неприятный, она понятия вообще не имеет ни о чем, связанном с ним. Посмотреть что-то более натуралистичное об отношениях, нежели Джейн Эйр, она тоже не решалась, вот и застряла где-то там, во временных сестер Бронте. Согласитесь, не слишком весело.
Но начинать когда-то надо, а слушать монотонные размышления матери о том, что нельзя быть такой (правда, на вопрос, какой именно, ей так никто и не ответил – не смогла организовать слова в фразы достаточно сильные и чуткие, что бы девушка их восприняла), это совершенно невыносимо. Что ж, капитулировав, согласившись, что такой и в самом деле быть нельзя – и ощутив как червячок внутри повторяет раз за разом, что она что-то должна в себе изменить – она предпочла убежать в библиотеку. Несколько книг на испанском, которые она прижимает к своей груди, несколько на итальянском, для практики в языках, и потихоньку, осторожно, заранее «продумывая», прощупывая свой путь, дабы не встретиться с кем-то по пути, идет к столам, где можно устроиться в самом тихом, самом темном углу. Едва ли она будет читать, но – как же удобно прятаться за книжными страницами!

0

10

Медленно и даже с некой долей пафоса Харольд открыл сначала один глаз, потом другой. Затем, подражая сове, попытался развернуть голову, чтоб не видеть мир перевернутым - благо позвонков в шее давно не было, и сворачивать было нечего.
- Нейл...- протянул не менее информативно, чем парнишка, Букер.
В призрачной компании сопеть было как-то поприятнее, но всё равно деятельность это не особо разнообразило.
- С-с-скучно?- выдавил из себя Стоун.
- Как ты догадался!- библиотекарь даже прицокнул языком от восхищения.- Нужно завести парочку энциклопедий призрачного времяпрепровождения. Хоть займу ум размышлениями, в какой раздел каталога они войдут...
Следующей после Стоуна мертвенную (в буквальном же смысле!) тишину библиотеки нарушила миловидная девушка с подозрительно маленьким ртом. Букер проводил её пристальным взглядом, но ничего криминального читательница не затевала: тихонько выбрала себе книжки в отделе самообслуживания (который был обычным читальным залом, но Букер часто не записывал читателей, предпочитая запоминать их в лицо и преследовать лично в случае невозврата книги) и забурилась в дальний угол читать.
"Жаль, что я не зомби. Так мог бы вытащить один глаз и оставить его следить за дамочкой..."
Но читательница пока двух не самых живых товарищей не замечала, что давало им преимущество.
Нейл рядом всё пыхтел и, казалось, тужился что-то сказать, и эти попытки были нагло перебиты хмурым шепотом Харольда:
- Как думаешь, все эти акции "испугай смертного" - это весело? Никогда не пробовал?

+1

11

Пауза слишком затянулась, даже по меркам неторопливых призраков. Нейл силился что-то изречь, хватая ртом воздух, как рыба, и, не ощущая приятного жжения в легких. Какой толк быть призраком, если это не исправляет твои недостатки, - раздосадовано подумал Стоун, плотно сжимая губы.
Обстановку разрядила девушка, которая как ни в чем не бывало проникла в пустую библиотеку. Сейчас она казалась ярким пятном в сером безжизненном помещении. Нейл невольно залюбовался на живое существо, сразу определив ее в категорию «слишком хорошенькая». Парень следил за перемещениями незнакомки, плавно поворачивая голову. Было такое чувство, что, либо девушка перепутала библиотеку и рынок, набирая книги в абсолютно хаотичном, по крайней мере так казалось Нейлу, порядке, либо она вообще впервые дорвалась до библиотеки. Странная… - замирая, чтобы получше разглядеть девушку, которая уже забилась в самый дальний угол, подумал Стоун. Она едва ли была старше самого парня, хотя кто теперь сможет точно угадать возраст. Это также сложно, как и раньше, когда все девушки от шестнадцати и до девяноста выгладили, как фарфоровые куклы с огромными, нелепыми прическами. Сейчас, многие в пятнадцать выглядят на все тридцать, тридцатилетние же, так молодятся, что их легко можно спутать с подростками. O tempora! O mores! – проскользнула в голове парня фраза, знакомая многим книжным червям.
Делая вид, что он совершенно потерял интерес к незнакомке, Нейл повернулся к Харольду Он уже собирался произнести хоть что-то, чтобы только разрушать эту чертову тишину. Но Букер сам ожил, настолько насколько это вообще возможно для призрака.
- Как думаешь, все эти акции "испугай смертного" - это весело? Никогда не пробовал?  - как ни в чем не бывало произнес библиотекарь, и все слова Нейла так и застряли в горле. Чтобы хоть как-то ответить Харольду, Стоун пожал своими призрачными плечами. Ему никогда даже в мыслях не приходило такое за все три года его призрачной жизни. Он встречал людей, мило им улыбался, здоровался с соседями, даже пару раз беседовал с некоторыми особо прилипчивыми особями, но пугать…никогда. Так и убить можно… - пронеслось в голове Нейла, но вот странность, эта мысли была какой-то чужой для него. Раньше, такое, наверное, напугало бы Нейла, но когда самому уже нечего терять, становишься более безразличным к чужим жизням.
- Хо-хо-хочешь поп-пробовать? - шепотом произнес Нейл, и на его губах проявилась в меру коварная улыбка. Может быть, еще десять минут назад, он бы отказался от такого весьма сомнительного предприятия, но видимо, скука окончательно доконала «примерного» призрака. Нейл едва заметно махнул в сторону девушки рукой, предлагая Харольду быть первым.

Отредактировано Neil Stone (20.11.11 19:23:30)

+1

12

Сколько она здесь не бывала? Года два, наверное, или, может, дольше. Конце концов, даже в таком городе можно было найти места более приятные, право слово – например, чердак их дома, вернее маминого дома (он ведь жила с отцом, и приезжала сюда, слава Богу, лишь на пару недель летом, а потом находила причины вернуться обратно – гораздо больше ей нравились совместные поездки с матерью куда-нибудь в другие страны, что случилось не так часто, впрочем), или кондитерская. Конечно, в городе было и много мест куда более достойных для юной девы, однако, ни одно из них не вызывало у девушки никакого энтузиазма. Лучше посидеть дома, почитать, но мама…
С библиотекой были связанны и неприятные воспоминания – она задержала одну из книг, и из-за этого библиотекарь… нет, он не так что бы что-то особенное ей сказал, но он так на нее посмотрел, что ей стало жутко, что напугало ее беспредельно, и до сих пор служило причиной неприятных, болезненных воспоминаний. Какой кошмар!
В этот раз того библиотекаря – его звали, кажется, Харольд, или, быть может, Гарольд, да, точно, Гарольд, - не было, что немало обрадовало девушку. Какое счастье! Правда, Эва почему-то обратила внимание на то, что вообще никого не было. Ни других посетителей, ни работников, по крайней мере, девушка их не видела. Какая радость! Это значило, что можно расслабиться… но не для Эванески, конечно. Она все равно раскрывает книгу и переворачивает страницы, и не думая их читать. Французские сказки, да – кажется, она их еще в детстве читала, совершеннейшим ребенком, и сейчас это казалось глупостью. Зато вид букв помогал ей расслабиться и начать думать о чем-то необычайно важном. О будущей работе. О Настоящей Взрослой Жизни. О всякой прочей ерунде.

0


Вы здесь » Задверье » южный рукав; » библиотека


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC