Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » Четыре гроба и одни похороны


Четыре гроба и одни похороны

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Кто: Розмари Бэкет и Найджел Ломман
Где: Квартира Розмари
Когда: второй день новой эры, то бишь пребывания Ломмана в новой ипостаси

Вам когда-нибудь приходилось приходить к друзьям, родственникам или членам семьи с неприятным известием? Наверное.
А с неприятным известием о собственной смерти? Хороший вопрос.
Или вот как, например, потактичнее выразить свое соболезнование человеку, или вернее уже не совсем человеку, по поводу утраты физической оболочки?
А что насчет того, чтобы утешить его радужной перспективой возможности самому выбрать, спланировать и организовать собственное похоронное торжество? Никто не сделает лучше, чем ты сам, как известно.
Тактично ли плакать во время похорон, придерживая виновника торжества за эктоплазменный локоть?
Нужно ли говорить правду о том, каким он был человеком и сожалеть, что так и не успел оценить по достоинству многие из ваших фирменных блюд?
Только не переживайте. Ответ на вопрос есть ли жизнь после смерти, вы уже нашли. Ну а теперь остается самое приятное - поливать черной глазурью торт, мастерить венки, выбирать гроб и придумывать речь, которую безвременно почивший сможет оценить по достоинству лично.

+1

2

Ломман топтался на пороге уже полчаса. Сидящие неподалеку бабульки, с интересом обсуждающие его действия, уже устали от мельтешения инспектора и дружно решили, что это он просить развода пришел. Ну или жениться. Такое лицо бывает только у тех, кому либо очень стыдно, либо очень жалко. Себя, в смысле. На некоторую прозрачность мужчины они как-то дружно не обратили внимания. А между тем, в этой-то просвечиваемости насквозь и было все дело.
Лишившемуся физической оболочки Найджелу было как-то не по себе. Ну вот представьте, как бы вы пришли на его месте сообщить о своей смерти? То есть вас взяли и убили. И при этом вы даже ничего не помните. И это вас, инспектора полиции! Футакимбыть. Стыдно, товарищ полицейский. А как же ваша подготовка, опыт, чутье, наконец?
- Розмари, я...как вообще ваши дела? Нормально? В смысле, хорошо? И у меня нормально... В смысле, не очень. Тут видите ли, такие дела... - на этом месте вдохновленного монолога Ломман поглядел на ступеньку крыльца сквозь собственные ботинки. - Ну вот так вот получилось. Сам не знаю как это вышло, я просто вышел из дому...и тут...ну вот...и теперь в общем-то вот так вот.
Подробный, обстоятельный, а главное, предельно понятный рассказ инспектора был прерван его глубоким вздохом. Бабули,притихшие на скамейке, снова ожесточенно зашептались.
Справлять с физическими предметами у Ломмана получалось не очень, но все же уже получалось гораздо лучше, к чему приложил свою руку верный товарищ, инспектор Блейк. Найджел снова развернул листок бумаги, который до этого держал в руке. На листке был выведен аккуратным, соболезнующим почерком Ханны план дальнейших действий, на случай, если окажется, что эктоплазменная память ее отца по качеству хуже человеческой.
Первым шел список людей,которых Найджелу предстояло огорчить/удивить/обрадовать/напугать новостью. Быть вестником собственной смерти - вообще дело нелегкое.
Во главе списка шла сама Ханна. На замечание Ломмана о том, что она уже и так знает об этом, дочь резонно заметила, что именно поэтому и поставила себя в самом начале. Найджела подкосила эта логическая неувязка, но он промолчал. Хотя бы потому, что первым следовало поставить Блейка. Но не стоит разочаровывать собственного ребенка. Их же надо...как это...воспитывать? растить?...ах, баловать, да. Ну хотя бы изредка. К тому же что сказала бы дочурка, узнав, что Найджел пошел за психологической помощью коньяком не к ней, а к коллеге и другу, пусть даже и лучшему? Смертельно обиделась бы в лучшем случае.
После Ханны шли Блейк, который уже все знал, Рид, которого известить поручили Блейку (а вдруг начальство разозлится, за то, что умер невовремя) и Розмари.
Ломман еще раз тяжело вздохнул, сделал еще десять топтаний и наконец нажал кнопку звонка. За дверью послышался стук туфель. Разноцветных, это уж точно, как же иначе.
- Добрый день. - Найджел помахал прозрачной ладонью, выдавив из себя подобие прозрачной улыбки. Сквозь него на Розмари с любопытством глядели бабульки, сидящие позади на скамье.

Отредактировано Nigel Lomman (24.11.12 00:03:17)

+4

3

Звонок в дверь застал Розмари врасплох, она как раз сидела за письменным столом и чертила модель нового гроба в разрезе – решила взять работу на дом, но уйти пораньше. Тем более, Томас изъявил желание сегодня принимать посетителей сам, скучно ему было.
Бэкет прошла в прихожую, посмотрела в глазок, увидела знакомый силуэт Найджела и радостно улыбнулась, распахивая дверь настежь. Не присмотревшись к нему, Розмари как всегда цапнула Ломмана за рукав и успела сделать несколько шагов по направлению к кухне, прежде чем поняла, что что-то не так. Роззи покосилась на свою руку. Она, зажатая в кулак, ехидно пустовала. Роззи посмотрела в сторону, где, по её мнению, должен был быть Найджел. Его там нагло не было. Роззи медленно обернулась и уставилась на Ломмана, который всё так же маячил у входа. Женщина так же медленно вернулась к двери и посмотрела на невежливый рукав Найджела, который выскользнул из её цепких пальчиков. Рукав был… прозрачным? Розмари моргнула. Картинка не изменилась. Розмари протёрла глаза. Прозрачность не уходила. Женщина резко подняла взгляд на виноватое лицо Найджела и застрелила бы его этим взглядом… но он и так уже был призраком, и выстрел получился холостым.
- Добрый? – поинтересовалась мисс Бэкет, вскинув брови. Нет, она не боялась привидений. Да и как можно их бояться, когда работаешь на кладбище. И даже не удивилась смерти Найджела. Она вообще ничему и никогда не удивлялась. Она разозлилась. Да-да, разозлилась, причём довольно-таки сильно. Умереть без её разрешения? Без совета? Без подготовки? Да как он вообще мог до этого додуматься? Обстановка стремительно накалялась и грозила вылиться в грандиозный скандал. Ещё один после этого и сможем перейти на «ты», - подумалось некстати. Кричать, ругаться, кидаться туфельками перед соседями не очень хотелось, тем более, сейчас бабули тоже стали её раздражать. Она мстительно прищурилась, посмотрев на старушек сквозь Найджела и мягко, даже как-то интимно протянула:
- Проходите, пожалуйста.
После чего резко захлопнула дверь перед призрачным носом и отвернулась от неё. Судя по охам, ахам и просьбе принести кровьалола и свалидола за закрытой дверью, Найджел всё же проник в квартиру.
Розмари сложила руки на груди и притопывала ножкой в жёлтой туфельке. Нога в синей была неподвижна, но всем своим видом выражала обиду, негодование, раздражение и желание воскресить, а потом самолично убить инспектора за такую несправедливость и испорченное настроение.
- И как? – холодно поинтересовалась, не поворачиваясь к Ломману, Розмари. Кто хорошо её знал, уже бы поспешил ретироваться из поля её зрения. Вопрос Роззи предоставила закончить самому Найджелу, выбрав из: «и как это случилось?», «и как это вы посмели?», «и как это вам Ханна и совесть позволили?», «и как вам теперь живётся?» и, наконец, «и как теперь мне вас угощать кофе и приготовленными специально для вас кексами?».
- И вас, конечно же, уже похоронил Томас, – даже не спрашивая, а утверждая, бросила она. Безумно хотелось запустить в Найджела чем-нибудь или просто поколотить, но теперь эти маленькие удовольствия были недоступны, и приходилось держать себя в руках.
А солнечные очки, которые она уже купила, потому что была уверена, что инспектор без очков – не инспектор? Куда их теперь деть, выкинуть? Розмари зло покосилась на полку, на которой лежали ни в чём не повинные чёрные очки, перевязанные чёрной же ленточкой в маленьких черепках. Ленточку пришлось взять с работы, да и не переваривала Роззи стандартные и банальные розовые бантики.
- Это вам уже не понадобится, – пробормотала Бэкет, найдя на ком, или вернее на чём, выместить раздражение, прошла, взяла очки и бросила их в корзину для бумаг, стоявшую неподалёку.

Отредактировано Rosemary Backett (24.11.12 20:23:36)

+4

4

Найджел никогда не мог похвастаться отличными навыками общения с женщинами. Его всегда сбивали с толку люди, умеющие различить в синем больше двух оттенков, организовать черную дыру в масштабах одной сумки и сделать из первоначально несъедобных продуктов нечто вполне удобоваримое. Результатом единственного удачного опыта подобного общения была Ханна. Ломман решил для себя, что это, по всей видимости, потолок его возможностей и на этом успокоился.
Розмари, при всем этом, была не просто женщиной. Она была мисс Разноцветные туфельки (фактор, который всегда вгонял инспектора в какой-то радостный ступор по непонятным ему самому причинам), она умела приготовить из абсолютно несъедобных продуктов нечто с весьма интересным вкусом, и умела удивлять при полном отсутствии способности удивляться самой.
Все пошло не так с самого начала, а точнее с того момента, когда Розмари попыталась втащить Найджела в дом, дернув за рукав. Ломман виновато проследил за ее недоумевающим взглядом. На осознание у мисс Бэкет ушло не так много времени, как он рассчитывал.
- Добрый? - по тону, каким она поинтересовалась, действительно ли он так считает, инспектор понял, что тут совершенно особый случай. Не будет слез, рыданий, истерик и литров валерьянки.- Проходите пожалуйста. - От этих слов Найджелу захотелось немедленно развернуться и сбежать. Ну или хотя бы провалиться под землю - в его случае вполне осуществимый вариант.
Ломман прошествовал в дом и тоскливо уставился на туфельки. Желтая издевательски кивала носком - "ну что, инспектор, вляпался?", синяя хранила ледяное надменное молчание.
- И как?
Найджел попробовал вздохнуть.
Только женщина может задать вопрос, ответом на который может быть что угодно. И попробуй выбрать не тот вариант ответа. Что значит "и как?" Как ты до этого дошел? Как ты после этого вообще сюда дошел? И как мне теперь кормить тебя пирожками? И не советую в такие моменты лезть к ним с робким предложением о конкретизации прозвучавшего вопроса, потому что в лучшем случае в ответ на это можно услышать "а то ты не знаешь!" и "не делай вид, что не понял о чем я!".
- Ну вот так... - он развел руками. Стандартный женский вопрос. Стандартный мужской ответ.
- Нет, еще не успел. - он посмотрел на нее, гадая, поможет ли это развеять сгущающиеся над ним тучи, и снова пристально воззрился на туфельки. Они, по крайней мере, взирали не так свирепо.
Очки было жалко. И ленточку с черепами тоже. Найджел решил, что он как-нибудь заберет их чуть позже, если удастся смягчить Розмари. В конце концов, ему же было куплено. Пусть лежат дома на полочке.
- Я вот как раз пришел обо всем вам рассказать...ну и о помощи попросить. Не виноват же я, что так вышло...а кто мне еще поможет кроме вас... - Ломман, сам того не зная, поглядел на Бэкет сиротским взглядом брошенного жестокосердной хозяйкой котенка. Если бы он видел сейчас себя со стороны, он бы сильно удивился, однако не зря же говорят, что в критических ситуациях срабатывает инстинкт самосохранения.

+3

5

После того, как Розмари бросила очки в корзину, она рухнула в кресло, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу. Если бы можно было незаметно свести глаза на переносице и скрестить все пальцы на руках и ногах одновременно – она бы обязательно это сделала, чтобы окончательно отгородиться от неприятной, обидной, недружелюбной и прозрачной реальности.
- Да уж, расскажите, будьте так добры, – самым колючим тоном, которому, если бы услышали, скопом позавидовали бы все ёжики, ёлки и прочие ё-образные, произнесла Розмари. - Помощи? По-моему, у вас теперь нет никаких проблем, зачем вам помощь?
- А кто мне еще поможет кроме вас...
Дальше мистер Ломман повторил знаменитый взгляд котёнка из Шрекса, произведший на Розмари эффект разорвавшейся бомбы. Это был запрещённый приём, безотказно действующий на всех женщин, как бы нестандартны по взглядам и убеждениям они не были. Все представительницы прекрасного пола любят различные милости: кто котят, кто щенят, кто козлят, а кто детей, просто не все в этом признаются. Буря, рвущаяся внутри Розмари, захлебнулась сочувствием, пару раз дёрнулась для порядка и капитулировала, свернувшись в трубочку и пообещав вернуться как-нибудь в другой раз. Найджел всё продолжал смотреть на Роззи, ей даже захотелось почесать инспектора за ухом и промурлыкать что-нибудь наподобие «Хороооший мальчик». Секунду подумав и решив, что мистер Ломман вряд ли оценит такое проявление внимания, тем более, что ничего не почувствует, Розмари не стала этого делать. А самое ужасное во всей ситуации было то, что Роззи почувствовала себя виноватой. Она терпеть не могла это отвратительное состояние и всегда пыталась побыстрее от него отделаться, извинившись и мгновенно забыв о своей вине, даже не выслушав, простили её или нет. А с Найджелом почему-то так не получилось. Розмари честно распахнула рот, чтобы сказать «извините», но коварное слово встало поперёк горла, не желая покидать уютное горло. Бэкет закашлялась, слово захихикало и вообще уползло на задворки сознания, видимо туда же, куда и буря. Чтобы проверить, может ли Розмари сказать хоть что-нибудь, Роззи уже миролюбиво спросила:
- Чем я могу вам помочь?
Женщина по привычке хотела сходить на кухню и налить кофе, даже немного привстала, но потом плюхнулась обратно в кресло, осознав, что кофе мистер Ломман теперь будет принимать  только посредством диффузии, хотя неизвестно ещё, получится ли. И тут без предупреждения в Розмари проснулось любопытство. Пошла вторая волна своеобразной истерики, а именно нездоровый интерес к жизни привидений.
- А вы что-нибудь чувствуете, когда проходите сквозь стену? А как вы нажали на звонок? Что вы видите, если проходите сквозь человека? А если сунете голову под землю, вы что-нибудь увидите, или нет, там, наверное, ничего не видно, или видно? Много времени появилось из-за того, что вы не спите? А как же теперь я?.. - Роззи поняла, что вопрос не из этой области, и вообще, откуда он взялся - в смысле, да, как отреагировала Ханна? Вам нравится летать? А есть вы теперь совсем не можете?  А пить? Что вы собираетесь делать с телом? Вы можете вселиться в другого человека? А прочитать его мысли? – без остановки тараторила Розмари.
- Подождите, я возьму ручку, мне нужно всё записать.
Глаза Роззи маниакально блестели, руки шарили по столу в поисках бумаги, а вопросы продолжали беспрерывно сыпаться на Найджела, сливаясь в одну непонятную фразу, главными словами в которой были «А как…»

+2

6

Внутри у Ломмана скреблось некоторое количество досады. Нет, ну это абсолютно нормально, конечно, когда ты являешься домой к даме и трагически маячишь собственной бесплотностью, пока твой хладный труп ожидает погребения, а дама злится,прокручивает в голове нелицеприятные женские шаблонные выражения типа "нет, ну разве не козел?!", издевательски стучит по ковру туфелькой, а потом задает всякие обидные вопросы, очень похожие на "ой, а что это у вас?а, вас посадили на электрический стул?и что, было больно?а о чем вы подумали, когда туда садились? а когда рубильник включили?ой, как интерееееснооо". Нет, это нормально, ага.
Найджел не любил отвечать на вопросы. Он любил получать ответы. Так уж повелось, что в силу профессии вопросы всегда задавал он. И получал ответы, да. А то, что с Розмари все было наоборот, сбивало его с толку.
Ломман мысленно перебрал картотеку ответов, которые всегда раздавал вопрошающим, и ничего подходящего не нашел. Сюда не подходили ни "идите к черту", ни "Рид в соседней комнате", ни "Блейк, а ну убери руки от вещественного доказательства, кому сказал!". "Да,налей еще", "а это вы в тюрьме узнаете" и "Дочка, поищи сама" тоже были неуместны. И это было крайне печально.
Инспектор мысленно создал в голове новый ящик архива, мысленно же написал на нем "Розмари", подумав, что стоит прикрепить к личному делу фотографию покрасивее. Ну так, для порядка. Вопросы стройными рядами облегченно запихались в ящик, осознав, что у них наконец-то появилось постоянное место жительства.
Листы с надписью "ответы" растерянно пустовали. Хотелось схватиться за голову и бегать по потолку.
Найджел с тоской поглядел вверх, подумав, что он вполне мог бы себе это позволить, если бы не стопроцентная вероятность того, что вслед за этим на него обрушится новая лавина вопросов. Или даже две.
- Ээээ... - он минуту подумал. Гражданский долг требовал от него ответить на все, что у него скрупулезно выспрашивали. Потребности населения должны быть удовлетворены инспектором полиции на все сто. Пусть он и эктоплазменный, но все же инспектор.
Он покопался в мыслях.
- Не чувствую. Почти ничего. Физический контакт требует некоторых усилий, но в целом ситуация удовлетворительная. Ничего не вижу. Наверное, не видно, не пробовал. Времени куча, ну уж простите, так вышло, я сорвал вам планы, наверное, а что от этого у нас с вами изменится, Ханна держалась молодцом, я бы не назвал это полетом, могу, но необязательно, да и не хочется, похороны в четверг, нет, не могу, нет, этого я тоже не могу.
Ломман мысленно поставил галочки в графе "ответы",а папки с вопросами мысленно зааплодировали уголками листочков.
Найджел был доволен своим весьма оперативным способом удовлетворения любопытства Разноцветных туфелек, хотя где-то глубоко внутри мысленный голос язвительно намекнул, что это было скорее похоже на месть, чем на ответы.
- И все же помощь мне нужна, - поспешно добавил он, предвидя новые вопросы, уже роящиеся в голове Бэкет. - Помогите мне все организовать как надо. Я так понял, что это должно быть особенное мероприятие - похороны призрака? Ханна, например, собирается провести со всеми аутотренинг и организовать чтение стихов на тему загробной жизни. Мой коллега уже собрался подарить мне по случаю смерти новый пистолет. - Ломман скрестил ноги по-турецки и повис в воздухе, машинально пытаясь почесать небритый подбородок. - Я, конечно, извиняюсь, но мне что, теперь, торжественную речь готовить?! Вы же женщина! - он так красноречиво посмотрел на Розмари, словно пытался этим открыть ей глаза на собственную сущность. - И тем более, профессионал в этом деле. - Найджел восторженно поглядел почему-то на потолок. Слово "профессионал" всегда вызывало у него священный трепет. - Так что вот так, - сурово подытожил он, и сложив руки в замок,воззрился на сидящую в кресле женщину.

+2

7

Удивительно, но ответы на вопросы Розмари получила, абсолютно на все. Но, как и всякая женщина, выхватила только то, что считала важным для себя, пропустив мимо ушей остальное, и ещё исказив услышанное. А уловила она фразу, содержащую слова «у нас с вами» и фразу о том, что есть ему теперь не хочется, переведя её для себя, как «есть приготовленную вами еду мне теперь не нравится и не хочется». Первая заставила поднять глаза на Найджела, а вторая нанесла коварный удар под дых своей оскорбительностью. Роззи затосковала.
- И все же помощь мне нужна. Помогите мне все организовать как надо.
Женщина дёрнула плечом: первый раз в жизни она не знала, что предложить клиенту.
- Пусть Ханна проводит и читает, каждый по-своему выражает любовь к… - Розмари запнулась, - к тому, чьё тело хоронят. Подарки тоже иногда дарят. Я не знаю, обычно, призраки кричат, ругаются, и, в конечном итоге, делают всё сами, а я только записываю. Вы тоже можете так сделать, - надеясь свалить все заботы на самого Найджела, произнесла Роззи.
- А вот речь нужна обязательно, иначе вас не поймут. Советую начать готовить её уже сейчас. Можно прямо сейчас, – помолчав секунду, женщина добавила. –   И вы как хотите, а мне нужно подумать. И выпить. Много. Чаю, – Розмари встала и прошла на кухню, громко цокая каблучками. Уйти красиво не удалось, она забыла на столе блокнот, куда записывала все свои идеи, пришлось вернуться. Чтобы не выглядеть ещё глупее, Розмари после того, как забрала забытое, пригласила на кухню и Найджела:
- Идёмте.
Поставив на огонь чайник, она присела на край стула, раскрыла блокнот и крепко задумалась, прикусив губу и сверля взглядом лист, лежащий перед ней, насмешливо чистый. Розмари поставила на нём точку, чтобы он не был таким же пустым, как и её голова в тот момент. «Ты же всегда мечтала сама поговорить с клиентом, без криков и взаимных оскорблений, чего молчишь, давай, вперёд».
- М… – глубокомысленно начала она. - - Кого вы хотите пригласить?
Придумав, чем заполнить лист, Розмари набросала примерный план кладбища.
- Где вы хотите, чтобы похоронили ваше тело? Много мест тут. И вот здесь. И вот тут.
«Гроб! Ещё же нужен гроб. А какой?» – с ужасом подумала женщина.
- Что для вас смерть? Избавление от ненужного или горе?
Чайник засвистел, напоминая о своих огненных пытках, Розмари поспешно встала, поставила его на соседнюю конфорку и села обратно.
- Вы совсем не можете пить чай, да? – жалобно спросила женщина. Она посмотрела сначала сквозь Найджела на стену, затем сфокусировала взгляд на его призрачности. – - А что вы вообще чувствуете?

+2

8

Как ни была рассержена Розмари, к чаю она его все-таки пригласила. Найджел долго размышлял над тем, пригласила ли она его потому что оставила на столе блокнот, или оставила на столе блокнот специально, чтобы потом вернуться и все же пригласить его, а не пригласила сразу, потому что так неинтересно, и тратится гораздо меньше нервов?! Ответ на этот вопрос найден не был, и был занесен в мысленный раздел "Неочевидное - Вероятное".
Речь??! А что говорить-то? Здравствуйте, спасибо, что пришли, о, ничего страшного, я уже привык, нет, это не мистер Рид выполнил свое обещание, это кто-то другой. Отлично.
Найджел не знал, кого он хочет пригласить. Он вообще никого не хотел приглашать. Потому что приглашать тех, кто к нему хорошо относится нет смысла - им же будет плохо, а Ломман не хотел огорчать родных и близких. Приглашать тех, кто относится плохо тоже бессмысленно - они-то как раз радоваться будут. А с какой стати он должен доставлять им такое удовольствие? Как-то шиворот-навыворот все...
Он с каким-то оцепенением поглядел на листок, изображающий план кладбища.
- А что, не все равно где, да?! А какая разница? - он повертел головой, разглядывая план со всех сторон. С его точки зрения, смысла в выборе места было немного. Ему же не в гробнице предлагают себя замуровать. Тут же все одинаковое...
- Смерть...- он задумался и надолго замолчал. - Не знаю, - наконец подавленно проговорил он. - Я как-то странно себя чувствую. Как-то наполовину. Не самые лучшие ощущения. Я понимаю, что так лучше, чем умереть насовсем. По крайней мере, я не лишился большинства возможностей в общении с людьми и многих других радостей.- Он пожал плечами. - Физическое действие дается пока с трудом, но, думаю, к этому можно привыкнуть. И все же...мне не нравится. - Чайник на плите согласно засвистел. - Налейте мне пожалуйста чашку, если нетрудно. - Инспектор виновато улыбнулся. - Непривычно сидеть без ничего, если вы понимаете о чем я. Ни чашки, ни тарелки. И хоть знаешь, что не понадобится, а все равно как-то неуютно.
Взгляд у Розмари был несколько странный. Интересно, она все-таки на него смотрит, или пытается привыкнуть к тому, что теперь при взгляде на него приходится разглядывать цветочки на собственных обоях? Выражение "посмотрела сквозь него" обрело отныне новый смысл. Мда. Тысячу раз мда.
- Что чувствую... - он сложил руки на груди и уставился в пространство с тяжелым взглядом мученика, старательно пытаясь разобраться в собственных эмоциях и дать достоверный ответ. На допросах и то так правду не стараются вспомнить, честное слово...- Ничего хорошего.  Ну вот как-то мне не хватает пока оптимизма в моей нынешней жизни. В общем-то, его и до этого не хватало...Но грустно, грустно. Я вот Ханну хотел обнять, когда она только об этом узнала. Тяжело было девочке. - Он вздохнул. - Но вот пока с этим плохо выходит, пришлось ограничиться словами утешения. Вы уж обнимайте ее почаще за меня, пока я не научусь, а то ей все-таки не хватает внимания и ласки.
Тут Ломман задумался над тем, кого попросить обнимать Розмари вместо себя, и в очередной раз опечалился. Нет, теоретически можно было кого-нибудь попросить, но на практике выходило так, что Найджел скорее позволил бы себе умереть вторично, чем разрешить кому-нибудь сие утешительное действо. Нечего. Обойдутся, сволочи. Кто эти сволочи, инспектор так и не решил, но все же мысленно погрозил им кулаком.
- Ну а вы, Розмари? Не стоит так сильно огорчаться, прошу вас. В конце концов, я еще могу похвалить чудесный запах вашего сегодняшнего кекса. - Он улыбнулся. - Скажите, а как вы относитесь к призракам?

+3

9

- Какая разница? – вскрикнула Розмари, схватилась за сердце и засверкала на Найджела глазами. – Как какая разница? Это же… это же… вы же… ну как же…
Мисс Бэкет захлебнулась возмущением и молча тыкала ручкой в блокнот, причём каждое попадание на схему кладбища значило указание на стратегически важное место возможного захоронения, кладбищенские достопримечательности, старинные деревья, зарытые клады, места сборищ скучающих привидений, готов и котов. Если инспектор и теперь посмеет сказать, что никакой разницы не видит, женщина точно подарит ему очки, только не солнечные. Надо же выдать такую глупость!
Всё ещё возмущённо фыркая, Розмари прошла к плите, налила чай, поставила перед Найджелом чашку и тарелку с кексом, взяла свою чашку и снова уселась напротив инспектора.
- Вы уж обнимайте ее почаще за меня, пока я не научусь, а то ей все-таки не хватает внимания и ласки.
- Конечно, по этому поводу можете совершенно не беспокоиться, Ханна – очень хорошая девочка. Розмари впервые за время сегодняшней своеобразной встречи с инспектором улыбнулась. Роззи нравилось общаться с дочкой Найджела.
- А что я? – не поняла мисс Бэкет. – а… кекс… да, спасибо.
От дальнейших комментариев Розмари решила воздержаться. Понятное дело, что женщина расстроилась, не каждый день убивают знакомых. Особенно тех знакомых, к которым успел основательно прикипеть. Но как себя будет чувствовать Найджел, которого мало того, что лишили физической оболочки, так ещё и со всех сторон атакуют соболезнованиями? Он, наверное, и сам заметил, что остался без тела.
Вопрос об отношении Роззи к призракам заставил женщину стукнуть кулачком по столу.
- Терпеть не могу, - в сердцах сказала Розмари и тут же поправилась, - нет, в смысле их, не вас, вы же не они, ну, призрак, конечно, но не как те призраки, и…
Женщина окончательно запуталась, вздохнула, отхлебнула из чашки и начала заново.
- Из-за своей работы я не люблю призраков. Я уже говорила, что они кричат, ругаются, пугают мальчиков, закапывающих гробы, действуют на нервы Томасу, а Томас из-за этого злится и говорит мне разобраться с надоедающими привидениями. А что я могу с ними сделать? Вот я их и не люблю. Но вы же не абстрактный призрак, вы же мистер Ломман, поэтому… - Розмари не закончила, потому что не знала, что именно сказать. «Поэтому люблю», - звучало бы как-то не так. «Поэтому не знаю, как к вам отношусь», - мало того, что звучало как-то не так, так ещё и обидно.
- А знаете, я сама всё сделаю. Вы только решите с Ханной, кого приглашать. И гроб выберите. Остальное я всё решу и сделаю.
Розмари перевернула лист блокнота и быстро набросала несколько моделей. Одну скучно-стандартно-банально-прямоугольную, которую рисовала всегда, чтобы достоинства других гробов играли, светились и кричали на фоне серости и традиционности. Покрутив в руках ручку и постучав пальцами по столу, Роззи изобразила нож, инспекторский значок и опять таки обычный гроб, только по его крышке были пущены наручники, косящие под виноградную лозу. 
- Что вам нравится? А может, у вас есть свои идеи, так будет даже интересней. Почему-то все отказываются рассказывать. Стесняются, наверное.
Розмари уставилась на Найджела взглядом, пылающим вдохновением и желанием уложить драгоценное тело в не менее драгоценный гроб. Должны же тело и будущее его жилище соответствовать друг другу, верно?

+2


Вы здесь » Задверье » шляпа специалиста и прочие жизненные истории; » Четыре гроба и одни похороны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC