Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » северный рукав; » городская больница


городская больница

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

*****

0

2

Ах, если бы, ах если бы, — не жизнь была, а песня бы.

Фалет и петь не умел, и жизнь к нему дышала исключительно неровно. Нет, она его, конечно, любила. Но в каком-то особенном, извращенном, ключе, ни мало не интересуясь у объекта своего воздыхания, давал ли вообще последний согласие на столь своеобразные отношения. Ни тебе контракта никакого, ни оговорок мелким шрифтом; ни даже шанса на развод.

Одним словом, ангела опять принесло страдать в больницу. Воистину, он и его кепочка уже заслужили памятный меморандум на дверях этого дружелюбного заведения. «Здесь жил и иногда умирал Тони Майлс», — непременно в граните и золоченым шрифтом. В назидание потомкам или на потеху и в утешение ныне действующим пациентам. Где-то в глубине своей бесконечно умиротворенной души Тони даже искренне верил, что такой табличкой его обязательно наградят, — надо только поскорее снова сыграть в ящик. В конце концов, самая громкая слава бывает, как правило, исключительно посмертной.

На часах было ровно семь тридцать утра. Ангел часов не имел, поэтому определял время по количеству открытых кабинетов. Как ни странно, именно сегодня и именно сейчас таковым оказался только кабинет кардиолога. И надо же было такому случиться, что у порога в эту юдоль скорби, страдания и халявного спирта Фалет умудрился уронить свою кепочку. Поспешно нагнувшись, чтобы подобрать драгоценную (да что там - бесценную) деталь гардероба, разогнуться обратно он уже не успел — получил в лоб открывшейся дверью.

Кепочка описала в воздухе изящный пируэт и шлепнулась в двух метрах от места столкновения. Усевшись на полу, словно плюшевый медведь в витрине игрушечного магазина, ангел попытался разобрать, кто наградил его столь душевным тумаком. Вероятнее всего, это все-таки был владелец кабинета. Но утвердиться окончательно в своей догадке Майлсу мешали мельтешащие перед глазами звездочки-сердечки. Увлекшись, он насчитал таковых почти два десятка, — и, кажется, между ними даже затесался один скальпель. Голова страшно гудела, грозя больше никогда не осчастливить своего владельца хоть сколько-нибудь здравыми мыслями.

Отредактировано Tony Myles (18.04.12 15:49:43)

+3

3

начало игры

Это была странная ночь и не менее странное утро. Когда Квентин проснулся, в окна раздраженно светило солнце – слишком яркое, чтобы не обращать на него внимания, и слишком навязчивое, чтобы его не ненавидеть.  Когда Квентин проснулся, он тупо разглядывал потолок в мелких трещинах – уже давно пора покрасить нормальной краской – и понимал, что, во-первых, что-то случилось, во-вторых, это как-то связано со сном.
А сон был… четким, если не сказать, пугающе реальным. Во сне была довольная, улыбающаяся Мэг и Тони Майлс. Мэг была одета в легкое, небесно-воздушное платье, такого же глубокого голубого цвета, какой бывает только в самую безветренную и солнечную погоду. Мэг улыбалась – ему, своему отцу! – и смеялась. Это было необъяснимо странно. Обычно глядя на Квена, Мэган поджимала губы и говорила что-то укоряющее. Она становилось в этом сне такой… взрослой, уверенной в себе, счастливой. А ещё… Мертон точно осознавал там, что скоро станет дедушкой. И что счастливой Мэг делает именно ребёнок. Помимо его дочки и не рожденного внука, присутствовал Тони Майлс, он же Фалет, и это удивляло намного больше, чем предполагаемая беременность дочери. Кстати, о Мэг…
Судя по звукам в остальной части квартиры, она уже встала и вовсю собиралась на учёбу.
Мэг! – Иехоэль вскочил, и, запутавшись в одеяле, полетел на пол, больно ударившись носом и локтём. Очевидно, что следующий вопль пришёлся на свернувшуюся ткань перед лицом и услышан не был. Когда Квентин, наконец, выпутался из одеяла и выскочил в коридор, в одной из ванных как раз зашумела вода. Он подскочил к двери и забарабанил в неё:
– Мэган! Нам срочно надо поговорить!
Следующие десять минут показались ему вечностью, хотя Квентин знал толк в вечности, он наворачивал круги перед ванной, забыв, что ему, по сути, тоже необходимо привести себя в порядок. Вспомнив, что дочь торчит по утрам в ванной минимум минут 20, Мертон быстренько свалил привести себя в порядок. Как обычно, зря. Именно в тот момент, когда рот был полон пены от зубной пасты, а руки заняты зубной щеткой, он услышал, как дверь из коридора хлопнула. Подорвавшись, он успел только выплюнуть щетку и прихватить полотенце, выскочив из ванной.
Мэган, ты никуда не идёшь! Мы едем в больницу! – категорично заявил отец, всё больше убеждаясь в необходимости осмотра. Гинеколога. И всех остальных заодно. – Нет, я не слышу никаких отговорок, ты едешь со мной. Сейчас же! – Квентин тщательно вытер лицо и постарался грозно взглянуть на дочь. Попытка провалилась. – Занятия подождут. Бегом марш в машину.
Выруливая со стоянки на дорогу, Квентин покосился на надувшуюся дочь. Мэган не была его отрадой, лучиком в темноте и прочее. Да, она была его родной дочерью. Не похожей на него, но родной, уж это он знал точно. Но она была человеком, и не единственным его отпрыском за последнюю тысячу лет, он не возлагал на неё больших надежд, не чувствовал особых отеческих чувств… Да что говорить, он сам был большим ребёнком и самым безответственными человек в этом городе. Как только соц.работники только доверили ему ребёнка?.. Как он мог вообще заботиться о ней, в перебежках между баром  и покерном клубе после работы.  Но стоило его подсознанию выработать абсолютно нереальный исход сценария с беременностью и Тони Майлсом, как он подорвался, развил бурную деятельность и потащил к врачам.
Иехоэль вздохнул. Наверное, он плохой отец, всегда был им. Но, исправляться, никогда не поздно, правда ведь?..
Затормозив на стоянке перед больницей, Мертон-старший выбрался из машины и открыл дверь со стороны Мэг.
Пожалуйста, давай без выкрутасов, чем быстрее, тем лучше.
Мэган фыркнула и, подхватив сумочку, выпорхнула из машины, высоко задрав нос.
То ли она слишком на него похожа, то ли наоборот. Вздохнув, Квентин пошёл следом. Впереди маячила перспектива не одного часового сидения под дверью кабинета и ожидания вердикта врача.
Неосознанно, Мертон стал подбирать имя внуку. Или внучке?..

+1

4

начало иры

Доброго утра, жители Виспершира! – доносилось из небольшого радиоприемника, что стоял на одной из кухонных полок. Мэган скупо улыбнулась радио в ответ на приветствие ведущего и продолжила заливать хлопья молоком. – Сегодня нас ждет по истине великолепный день! -  деланно оптимистично продолжал ведущий, Мэг скептически хмыкнула, ее день великолепным никак нельзя было назвать: пара семинаров, лекции, пара контрольных и на закуску поход по различным заведениям города в поисках работы.  Не то чтобы ей были нужны лишние деньги, нет, от матери ей осталась внушительная сумма, деньги хранились на ее счету в банке и каждый месяц Квентин обналичивал чеки для Мэг, да и сам Мертон старший принимал активное участие, выдавал приличные карманные, так что работа давала Мэг не лишние деньги, а лишний повод появляться и быть дома меньше, реже. Как ни старалась девушка, но привыкнуть к новому дому за те несколько месяцев, что она пробыла тут, в Виспершире, ей не удалось, как и не удалось ей наладить отношения с отцом.  Оба старались вести себя друг с другом подчеркнуто вежливо, или так, как бы по их мнению должны были вести себя отец и дочь, живущие вместе, но все равно что-то явно не клеилось. Большее время Квентин и Мэг проводили порознь: Квентин в обществе своих друзей-собутыльников в барах и клубах, а Мэг все чаще и чаще бродила по городу, гуляла вдоль береговой линии Спящего моря по набережной, много времени она проводила в местной библиотеке, благо та располагалась в том же районе, что и ее колледж. Но, близилась зима и прогулки по городу и его окрестностям уже как-то не прельщали юную особу, да и вечера в библиотеке ей уже порядком поднадоели, так что, Мэг придумала найти себе работу, наивно полагая, что это будет куда как эффективнее, чем попытаться понять Квентина.
- Сегодня в Виспершире солнечно и ясно, воздух прогреется до 12ти градусов. А сейчас за окном около 7ми, так что советую одеться потеплее. – она все еще слушала радио, поедая хлопья из небольшой миски, выполненной в форме коровьего вымени, весьма глупая вещица и откуда она только в доме ее отца? Мэг обвела взглядом небольшую кухню, в общем-то чистую (уж Мэг-то постаралась отдраить ее как следует), но все еще неопрятную. Здесь сложно было найти парный сервиз для чая, или вообще две одинаковых кружки, тарелки или вилки. Когда Мэг только-только приехала в дом отца из продуктов в холодильнике можно было найти пиво, водку и лед, ну, еще полупустую банку кофе, которую он отчего-то хранил в ящике для овощей. Сейчас холостяцкая берлога Мертона принимала нормальные человеческие очертания, но все равно было заметно, что это дом одинокого мужчины, не обремененного ничем и никем.
Следующую песню я поставлю вам, дорогие слушатели, для поднятия настроения. – спустя мгновение кухня заполнилась легкой и ненавязчивой мелодией популярной песенки. Мэган встала из-за стола, доев хлопья, вымыла за собой посуду и направилась в сторону своей ванной комнаты, тихо мурлыча мотив песни себе под нос и стараясь не шуметь, чтобы не разбудить отца.
- Мэг! – послышалось из-за его двери, Мертон как раз проходила комнату Квентина, направляясь к своей. Девушка ускорила шаг, встречаться с отцом, когда на тебе из одежды лишь полупрозрачная длинная футболка да пара смешных вязаных носков совсем не хотелось. Хвала Богам, но Мэг успела юркнуть в небольшую ванную как раз вовремя. Она захлопнула дверь и закрылась на ключ.
- Квентин, мне некогда. – бросила она глядя на дверь, стягивая с себя футболку и носки.
- Мэган! Нам срочно надо поговорить! – не унимался Мертон, стоя под дверью. Мэг же забралась в душевую кабину и включила воду.

***
Наскоро приняв душ, умывшись, одевшись и вообще, приведя себя в порядок, Мэган на цыпочках пробиралась в сторону входной двери, стараясь ступать по деревянным половицам бесшумно как ниндзя из дурацких фильмов. Квентин был занят собой, судя по звуку журчащей воды, доносившемуся из его ванной комнаты, а это значило, что у Мэг был реальный шанс выскользнуть из дома незамеченной, отправиться по своим делам и вернуться домой так поздно, чтобы не застать в нем Квентина. Предвкушая, пожалуй что, действительно великолепный день, без «задушевных» и бессмысленных бесед «я папа, а ты моя дочка», Мэг добралась до небольшого коридора у входной двери и быстро натянула короткий кашемировый жакет поверх пестрого и яркого батника, обулась в резиновые сапоги, заправив в них  свои узкие зеленые замшевые штанишки и, подхватив с полок шкафа свои сумку и шарф, открыла дверь. Внезапный порыв прохладного ветра коснулся ее лица, а сквозняк от открытой двери громко захлопнул одну из дверей в коридоре.  –«Черт…только бы…»
- Мэган, ты никуда не идёшь! Мы едем в больницу! – мысленным мольбам девушки было не суждено сбыться в коридоре показался Квентин, перемазанный в пене для бритья или в пасте, всполомошенный, перепуганный чем-то, он бешено смотрел на Мэг, застывшую у двери.
-В больницу? Зачем? – непонимающе проговорила она, уставившись на отца. – Я не могу, сегодня важная контрольная. Может, завтра?«Или вообще никогда…» - добавила про себя Мэган.
- Нет, я не слышу никаких отговорок, ты едешь со мной. Сейчас же! – Квентин на секунду исчез в ванной, но тут же появился снова, с полотенцем наперевес, вытирая с лица пену. - Занятия подождут. Бегом марш в машину. – раздраженно проговорил он, подозрительно зыркнув в сторону Мэг, которой ничего не оставалось кроме того, чтобы послушаться его. Громко хлопнув дверью Мертон направилась в сторону машины, припаркованной у дома.

***
Весь путь от дома до больницы они провели молча, слушай новости и музыку по радио, рассуждая каждый о чем-то своем. Мэган все никак не могла взять в толк зачем им ехать в больницу, то есть для чего  ей ехать туда с отцом. –«Что он еще придумал?» - она глубоко вздохнула и бросила взгляд в сторону отца, выглядел тот весьма озадаченным. –«Может, подумал, что я тоже могу заболеть раком? Решил перестраховаться и узнать все заранее?» - она отвернулась и принялась разглядывать пейзаж, проносящийся за окном авто: они уже подъезжали к городской больнице, Мэг еще ни разу тут не была. –«Тот раз, когда привозила сюда свои документы не в счет.» - пронеслось в ее голове, когда Квентин парковался  недалеко от главного входа в больницу.
- Пожалуйста, давай без выкрутасов, чем быстрее, тем лучше. – сказал он, заглушив машину. Мэган лишь с укором посмотрела на него, мол «и кто еще из нас тут выкрутасы устроил?». Мертон старший выбрался из машины и обойдя автомобиль, открыл Мэган дверь. Не из галантности, а просто потому что  переднюю пассажирскую дверь в его машине постоянно клинило. Подхватив сумку с заднего сидения, Мэг выскочила из машины и разъяренной фурией понеслась к крыльцу больницы. Войдя в холл, она огляделась по сторонам, народу в больнице было достаточно, а это значило, что бы там не задумал Квентин – провести здесь придется не час и не два. Мэг недовольно застонала, взглянув куда-то вверх, в потолок или, может, даже,сквозь него, сразу на небеса, уповая к ним и мысленно спрашивая за какие прегрешения судьба наградила ее папашей-параноиком.
- С чего начнем? – кисло спросила она, когда к ней подошел Квентин, даже не взглянув в его сторону. Мертон разглядывала список врачей и занимаемых ими кабинетов, что висел над стойкой регистратуры, так, как если бы это было меню в каком-то кафе.

+2


Вы здесь » Задверье » северный рукав; » городская больница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC