Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 3.5. о пользе капитального ремонта


квест 3.5. о пользе капитального ремонта

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Цирк-театр «Зеркальная Маска», 4 часа дня.
Подозреваемые: Марджери Тёрнер, Иветт Тьерри, Винсент Бретт, Леопольд Кентон.
Винсент Бретт почтил своим криминальным вниманием театр-цирк «Зеркальная маска», надеясь получить некую финансовую выгоду от чего угодго.
Мисс Тёрнер, уполномоченная мэром и собственной решимостью, пришла в «Маску», дабы заполучить актёрское дарование Тьерри на одно из важнейших городских мероприятий, которое сулит молодой актрисе молниеносный карьерный рост и множество приятных плюшек. Иветт репетирует в одном из тихих закоулков здания, надеясь обрести просветление и почувствовать-таки настоящее упокоение, которым привлекательны играемые ею не слишком живые персонажи.
Все герои этой жизненной истории пересекаются и стена, не выдержав этой компании после пяти десятков лет сырости и невнимания, рушится. Все живы, но имеются пострадавшие – нога Иветт отрабатывает кармический долг своей обладательницы под строительным мусором, зато возможный перелом – отличное подспорье для совершенствования роли трупа. Кто-то из цирковых работников, расчихавшись от облака пыли, на всякий случай позвонил в больницу. В тот момент в больнице не было других врачей, поэтому на вызов поехал Леопольд Кентон. Приехав, он обнаружил всю честную компанию на живописных руинах.
Чуть оправившись от шока, Марджери замечает среди кусков извести и гипса некий предмет, на проверку оказавшийся выпускным альбомом 1872 года. Этот неловкий момент, когда с выцветших страниц на тебя смотрят профессор Делмар, профессор Кэрролл и директор Ллойд, ни капли не изменившиеся с тех времён.

Ни Кентон, ни Бретт не заинтересованы в том, чтоб смертные узнали о Наблюдателях.
Правильные вопросы, уклончивые ответы и неожиданная помощь со стороны идейного врага – всё возможно.

Примечание. Общую информацию о третьем круге квестов читаем в этой теме - копилка квестов

Очерёдность: Тёрнер, Тьерри, Бретт. После мастер-поста с обвалом стены в дело вступает Леопольд Кентон.

+4

2

С самого начала работы в муниципалитете Виспершира мисс Тёрнер была твёрдо уверена, что разносторонность - залог успеха любого политика, а потому необходимо уделять равное внимание мостостроению, городским сыроварням, малому похоронному бизнесу и, разумеется, культуре. Последняя была богато представлена в городе цирком-театром "Зеркальная маска". Марджери втайне боготворила Кристиана Парк-Лейна за концептуальность его постановок и испытывала лёгкое пренебрежение к Витольду Годлевски, подозревая, что опытный критик обнаружил бы долю вульгарности в его представлениях. Тем не менее, мисс Тёрнер со всем возможным патриотизмом считала, что цирк-театр хорош именно таким, в своей противоречивой цельности и сочла бы кощунственным разделение. Кроме того, именно такой подход к искусству формировал по-настоящему полноценных синтетических актёров, способных украсить собой не только арену и подмостки, но и любое респектабельное торжество. Руководствуясь личным знакомством с некоторыми сотрудниками "Зеркальной маски", мисс Тёрнер сумела убедить мистера Пайтона, что никто лучше знаменитой исполнительницы ролей мёртвых дев не сыграет городскую героиню, спасшую Виспершир во времена странгло-ваксонского нашествия.
Сейчас, когда Марджери под порывами холодного ветра ступила на мост, ведущий к цирку-театру и обнаружила, как необаятельно выглядит Море спящее в бурную погоду, она почти пожалела, что не удовлетворилась телефонным звонком. Впрочем, дело предстояло серьёзное - убедить мисс Тьерри взяться за роль ещё живой женщины, которая падёт героической смертью только в конце спектакля. Мисс Тёрнер не сомневалась: ничто, кроме её уверенности в себе, оптимизма и твёрдой веры в талант Иветт, не склонит актрису к такому отчаянному шагу. Эта мысль поддержала мисс Тёрнер, не позволила ей отступить под напором усилившегося ветра и не дало расстроиться, когда отглаженный твидовый костюм терракотового оттенка и идеальная причёска пришли в совершенно негодный вид.
В вестибюле цирка-театра Марджери пригладила вставшие дыбом кудряшки, оповестила пробегавшего мимо униформиста о своей должности и цели визита и отправилась на поиски репетиционной, где, как предполагалось, должна была обнаружиться мисс Тьерри.
Впервые войдя в "Зеркальную маску" со служебного входа, Марджери была глубоко впечатлена её оригинальностью, модернистской изысканностью, продуманностью оформления, а больше всего - сыростью и ветхостью. Осушать, капитально ремонтировать и укреплять - вот какой вердикт вынесла бы мисс Тёрнер, если бы её спросили. Пока её никто ни о чём не спрашивал, и Марджери занесла в мысленный ежедневник намерение в самое ближайшее время убедить мистера Пайтона в необходимости проинспектировать достояние города.
Лестница четырежды опасно пошатнулась под ногами, трижды зловеще треснула готовыми подломиться ступеньками, и, наконец мисс Тёрнер вступила в святая святых цирка-театра - одну из самых старинных репетиционных, расположенных под самой крышей. Декадентский полумрак и многочисленные драпировки мешали сразу обнаружить мисс Тьерри, и Марджери решительно промаршировала в центр комнаты.
- Мисс Тьерри, - окликнула она. - Это Марджери Тёрнер, секретарь мэра. Простите, что беспокою во время работы, но я к вам по срочному и важному деловому вопросу.
Марджери скрестила руки на груди в ожидании ответа и тут же обнаружила, что шестое чувство довольно бесцеремонно намекает на присутствие в репетиционной кого-то помимо Иветт. Как бы ни ценила мисс Тёрнер свою интуицию, она не терпела внезапных вмешательств даже от собственных инстинктов, а потому предпочла не обращать внимания.

+3

3

Последний день перед выходными. Ничто не могло предвещать беду, всё начиналось просто невероятно. Впервые мисс Тьерри встала с той ноги, с которой надо, приняла душ за столько дней наконец, позавтракала, даже не в спешке смогла подобающе одеться и немного подучить свои реплики. С таким же настроением она пошла в небезызвестный театр. По дороге ей поклонники не встретились, и Иветт наконец смогла побыть обычной девушкой. Войдя в здание, охранники одновременно поприветствовали её, а она их одарила лёгкой улыбкой и остановилась.
Её пришлось идти по опасным ступенькам, которые ломались при неправильном давлении на них, так мисс Тьерри потеряла свою диадему из кожуры бананов именно здесь, поэтому от лестницы издавало запахом пропавших бананов. Сделав один шаг, девушка замерла, послушался хруст, она зажмурила глаза, но это лишь оказалась то, что охранники открыли чипсы. Иветт вздохнула и сделала второй шаг, таким медленным способом она достигла последней и решающей ступеньки. Эта ступенька была обманной, потому что какой-то маг иллюзионист создал её, никто, кроме него не решался пройтись по ней. Быстро перепрыгнув на своём высоком каблуке на безопасную площадку, она успела сбалансировать своё тело и, вздохнув с облегчением, направилась в гримёрную.
Ей предстояло играть королеву-мать, которой отрубают голову в течение десяти минут с её первого появления. Мисс Тьерри решила, что эта роль – новый прорыв в её искусстве и, никого не привлекая, начала сама заучивать, а точнее, закрикивать реплики. Вжиться было непросто, тем более накладывать грим самой себе, но девушка кое-как разбиралась в этом. Загримировав себя старушкой, Иветта надела на себя седой парик, посмотрела в зеркало и ужаснулась – это была совсем не она.  Теперь это было её любимая роль, потому что никто не увидит ту секс-бомбу, которая была на сцене. После этого она начала размышлять о старческих болезнях, которые могут к ней примкнуть.
Всё время раздавались крики, и все понимали, что актриса репетирует, люди боялись прерывать репетицию, потому что все знали, после этого мисс Тьерри впадёт в депрессию, а там недалеко и до насморка с ангиной.
Крики то криками, но потолок не выдерживал натиска голоса мисс Иветт, поэтому он обвалился, как же повезло, что небольшой кусок попал не на актрису, а на стол, который тотчас разломался. У девушки началась паника, и она поняла, хороших дней не бывает.
Тьерри выбежала из гримёрной и поскользнулась на одной из драпировок. Так бы она пролежала под ней целый день, если бы не услышала голос.
- Мисс Тёрнер, я здесь, - крикнула Иветт из-под покрывала, - Нет, вы как раз вовремя, но я как-то не приготовилась, вы бы заранее позвонили.
Девушка попыталась выбраться из накрывшей её плотной ткани, но только больше запуталась, несколько раз ойкнув. Тьерри решила не рисковать и ждать мисс Тёрнер или кого-нибудь другого, потому как она знала, что многие личности любят подслушивать.

Отредактировано Yvette Thierry (14.10.12 13:39:45)

+2

4

КВЕСТ ПЕРЕРАБОТАН.


Дорогой квест! Разворачивайся уже, пожалуйста, не болей и не буксуй. Мы с тобой.
Твоё Задверье.

0

5

День для Винсента был достаточно не удачный. Несколько раз он чуть не попался на горячем, при спонтанном обыске правоохранительными органами Виспершира ему чуть не подбросили дурь, которую он до того успел выкинуть в мусоросборник. Как ни как у наркоманов деньги есть всегда, а тут, помимо денег, ещё и некий бонус. Благо Бретт во время обыска был внимателен и заметил как офицер пытался подкинуть ему некую улику. Дабы не разжигать скандала Винсент успешно договорился с полицейским и пошёл своей дорогой, которая привела его в "Зеркальную Маску".
Здесь, по его соображениям можно было неплохо разжиться деньгами и драгоценностями, но для этого ему надо было пройти мимо охраны незамеченным, или сделать так, чтоб его не запомнили. Перебрав несколько вариантов, Винсент выбрал наиболее подходящий и приступил к его выполнению.
Не пожалев несколько крон Винс сходил в цветочный магазин и купил достаточно красивый букет диких орхидей. Пёстрые, жёлто-оранжевые цветы прекрасно отвлекали внимание от их курьера. Да и вообще, они восхищали своей красотой всех окружающих.
Подойдя к служебному входу, Винсент прошёл через дверь и представившись курьером, доставляющим цветы мисс Тьерри, одной из достаточно известных актрис этого театра-цирка, пошёл дальше. Как не странно его даже не попросили записаться в книгу посещения.
Люди, с ними так легко, - подумал Винс, не подозревая никакого подвоха. Но услышав голоса на верху понял, что попав в этот театр, ему придётся играть свою роль до конца, и двинулся к лестнице. Играть роль среди умелых актёров очень не просто и Винс это знал, но, что поделать, другого выхода у него уже не было. Жуткий запах сырости и гнилых бананов бил в нос, заставляя задерживать дыхание. Ступив на первую ступень хрупкой и ненадёжной лестницы, парень слегка прижмурил глаза, потому, что в его голове блеснула мысль, о прекрасном спуске кубарем в припрыжку по ней. Медленно и аккуратно, с лёгким хрустом и еле слышным скрипом, Винсент поднимался наверх, пока не услышал громкий звук чего-то падающего. Лестница под ним слегка качнулась, но спустя несколько секунд вибрация утихла, и парень пошёл быстрее, не уделяя внимания звукам издаваемым самой лестницей. Вот, казалось бы и всё, последняя ступенька этой адской тропы переломов и смерти, её архитектор и строитель видимо был одним из соотечественников Винса, но стоило курьеру ступить на неё, как она буквально исчезла из-под ноги, отправляя Винсента в танец с цветами. Быстро перебирая ногами, чтоб не упасть, он и не заметил, как оказался на площадке репетицонной, где, судя по голосам, было две женщины.
Надо пытаться быть натуральным, не нервничать, я лишь курьер, доставляющий цветы, - уверял себя Винсент, тихо, почти крадучись, подходя к одной из женщин.
- Прошу прощения, мисс, Вы не подскажете, где я могу найти мисс Иветт Тьерри? - обратился он с вопросом к женщине со скрещёнными руками. И посмотрел на что-то скрытое под покрывалом и бурно запутывающееся в него ещё сильнее.

+3

6

Блистающий театр-цирк, от одного вида которого захватывало дух, внутри страдал синдромом скоропостижной старости. Может, строительная бригада попалась из тех, которые больше увлечены постройкой своих собственных домов неизвестно с каких денег и из каких материалов, может, здание всеми силами стремилось приобрести степенную обшарпанность и войти в список культурных памятников. Как бы то ни было, глубокие трещины струились вокруг гримёрной и переговаривались о своих коварных планах. Крики их нервировали.
- Крак! - сказало перекрытие, имея в виду, что некоторые слишком сотрясают воздух.
- Хррррусть! - согласилась изъеденная трещинами стена. И с тяжёлым вздохом сползла к ногам великой актрисы. Груда булыжников почтительно и крепко обхватила её щиколотку. Драпировка смягчила удар, да и падали булыжники медленно, будто сомневаясь и раздумывая о вечности.
- Господи! - раздался чей-то голос из клубов пыли. - Парк-Лейн будет в ярости, если узнает. Годлевски будет счастлив, если узнает! Мисс Тьерри, держитесь, я скоро... я сейчас... я сейчас к вам не полезу. Но мы позвонили в больницу и предупредили, они пришлют лучшего врача. И он... он захватит монтировку, я надеюсь. Ну вы это, держитесь, мы подумаем, как сказать об этом шефу, то есть, шефам. И знайте: вам очень идёт эта, эээ, драпировка.

Очерёдность: Марджери, Иветт, Винсент, Кентон

+2

7

С того момента, как мисс Тёрнер вошла в здание "Зеркальной маски", она поняла, что выполнять взятую на себя задачу будет не самым простым делом. В в событиях участвовали и активно противоборствовали друг другу организованность и безалаберность, логичность и беспорядочное мышление, практичность и бессребренничество и даже разум и чувство. Если сначала Марджери была почти уверена в победе сил порядка и, соответственно, в том, что успешно наймёт мисс Тьерри для участия в готовящемся представлении, то сейчас вынуждена была признать: силы хаоса явно подняли голову. Иначе какими ещё могли быть причины того, что театральная администрация проигнорировала звонок из муниципалитета, а многообещающая молодая актриса завёрнута в драпировку и не имеет возможности встретиться с представителем мэрии лицом к лицу?
Сурово сдвинув брови, Марджери подошла к груде ткани, скрывшей мисс Тьерри и склонилась над ней.
- Всё в порядке, мисс Тьерри, оставайтесь там, если вам так будет удобнее, - негласное правило связей с общественностью гласит: если вы застали человека в неловком положении, первым делом следует заверить его в том, что в таковом положении нет ничего недостойного, и вы никого не осуждаете. - Видимо, в театре сейчас до того много дел, что звонок из секретариата попросту затерялся. Не стоит ни о чём беспокоиться. К тому же, уверяю вас, я совсем не намерена злоупотреблять вашим рабочим временем, - подумав немного, Марджери притянула поближе к себе деревянный элемент реквизита, на поверку оказавшийся бутафорской плахой, и устроилась на нём, чтобы вести беседу комфортно и обстоятельно.
Устроив у себя на коленях сумку с бумагами и сложив на ней руки, мисс Тёрнер приготовилась развернуть перед примой "Зеркальной маски" соблазнительные перспективы известности по всей стране, вплоть до выступления в столичном Конвент-Гардене.
- Мисс Тьерри, как человек сугубо практичный да к тому же представляющий крупнейшую политическую структуру нашего города, я предпочитаю избегать лирических отступлений, - авторитетно заявила Марджери. - Поэтому перейду сразу к делу. Я знаю о вашей известности и подсчитала, что, если вы возьмётесь за роль живого человека, это станет новшеством, произведёт фурор, и количество ваших поклонников возрастёт не меньше, чем на пятнадцать целых двадцать сотых процента, поэтому можно сказать, что... - мисс Тёрнер собиралась и дальше впечатлять собеседницу математическими выкладками, но появление молодого человека с дикими орхидеями наперевес изрядно отвлекло её.
Мисс Тёрнер всегда считала, что поклонникам не место за кулисами, а уж если они мешают важному разговору - и подавно. Она одарила молодого человека весьма неодобрительным взглядом, но тотчас смягчилась, сообразив, как можно использовать его появление.
- Доброго дня, сэр, - Марджери несколько церемонно склонила голову. - Найти мисс Тьерри вы можете здесь, - она указала на складки драпировки. - Мы с ней как раз обсуждали стремительный рост её популярности у публики, и я говорила, что исполнение роли живого человека будет крайне полезно для карьеры. Вы ведь согласны с моим мнение, сэр? - она со значением посмотрела на неожиданного пришельца, всем своим видом выражая, сколь необходимо сейчас это согласие.
Как говорил ещё Уильям Смитт-самый-младший, даже величайшие интриганы, просчитав до мелочей свой гамбит, должны принимать во внимание волю судьбы. Возможно, заручившись согласием таинственного поклонника мисс Тёрнер и добилась бы быстрого согласия примадонны, но Судьба решила, что этот день не будет днём победы муниципалитета.
Наблюдая медленное падение булыжников, Марджери задумалась о том, не должна ли стать на защиту искусства и заслонить собой Иветт, но пока она решалась на самопожертвование, камнепад завершился самым драматическим образом.
Прочихавшись от пыли, мисс Тёрнер обозрела пейзаж после битвы и ахнула.
- Боже! Мисс Тьерри, вы только не волнуйтесь, - голос Марджери зазвучал до того обнадёживающе, что это должно было вселить тревогу в присутствующих. - Уверена, монтировка уже на подходе. Сэр, помогите же мне, - она обернулась к джентльмену с букетом.
В чём конкретно должна заключаться помощь, мисс Тёрнер не сказала, поскольку вдруг поняла, что понятия не имеет, как надо обращаться с теми, кто оказался под завалами - ни в коем случае не трогать или как можно скорее освобождать.

+6

8

Это же могла прийти в театр мисс Тьерри в этот день, наполненный бурной деятельностью, да вроде сегодня не вторник 17, но девушка не заглядывала в календарь уже долгое время, считая своим долгом наизусть учить дни недели, даже уже дошла до того, что узнала, сколько часов в недели. Теперь она могла вставать на минуту раньше, чем заводила себе будильник, в общем, нормальная житейская история, через которую проходят все. Вернёмся же к местонахождению мисс Тьерри.
Иветт продолжала лежать под драпировкой цвета креветки в мокром асфальте, представляя себя, что она лежит в постели, обнажённая, немного касаясь своего бедра, она понимает, что его нет, и тогда ей остаётся отдаться в объятье регенерирующей подушки, которая такая мягкая и нежная, что заменит любого мужчину. Тут только слова мисс Тёрнер разбудили её, открыв глаза, она поняла, что стемнело, но потрогав бархатную драпировку, она убедилась, что лежит в горизонтальном положении. Иветт услышала стук каблуков мисс Тёрнер, и незаметно для себя и для кого бы ни было поправив причёску, спустила край драпировки до подбородка, чтобы тщательнее рассмотреть женщину.
- Да понимаете, я просто всегда встречаю таких влиятельных личностей в таком положении, чтобы им не казалось, что я выше их, - объяснила мисс Тьерри с очаровательной улыбкой на лице, - Да что вы, что вы, тут нечасто заходят женщины вашего вида, это я не про вашу селезёнку, не подумайте, и я не читаю «жёлтую» прессу. Вы меня совсем не отвлекаете, я как раз изучала биографию вашей жизни, чтобы изменить свою, я всегда мечтала стать такой, как вы, мисс Тёрнер, - Иветт сделала вид, что чихнула, дабы подтвердить свои слова, где-то было прочитано, что мисс Тёрнер очень суеверная женщина с жёстким взглядом, смотрящий прямо в душу, что у мисс Иветт выступили на лбу капельки.
- Целых пятнадцать целых двадцать пять сотых процента? Это невероятно, если считать, что у меня уже сто процентов, то, получается, будет сто пять целых и двадцать пять сотых процента. Знаете, вы невероятная женщина, и делаете такие невероятные вещи, - девушка взглянула на мисс Тёрнер, как та медленно обернулась и начала разговаривать с каким-то парнишкой, тогда же Иветт начала махать ему, улыбаясь, и подмигивая, но как только помощница мэра повернулась обратно, мисс Тьерри приняла самый строгий вид, какой только смогла в таком положении.
- Для моей карьеры полезно ездить хотя бы раз на Кальдивы или куда-нибудь ещё, где меня не преследуют медведи на каруселях в шапочках. Это у меня мама делает такое из бекона и яичницы, она очень творческая, прям, как и я, и очень бы хотела, чтобы вы пришли к ней на выставку самого авангардного постмодернизма, где присутствует капелька реализма, смешанная с Высоким возрождением.
Чтобы на мисс Тьерри что-то упало нужно очень сильно постараться, на неё даже слухи не ложатся, но с физическими предметами актрисе не совладать, что и радостно сделали самые счастливые булыжники, упавшие на такую ножку такой актрисы. Визгов и воплей странно, но не было, а всё потому, что Иветт успела втолкнуть ткань себе в рот, и только слёзы лились из её красивых глаз, делая её похожей леди Киримиру, которая пила свои слёзы, дабы выжить в пустыне.
- Спасибо! – заорала Иветт, выплёвывая драпировку изо рта, - Спасибо вам за мой больничный, и вас я благодарю мисс Тёрнер, что не починили это здание полностью. Кстати, эти камни заражены страшной болезнью Дадайской макаки, потому что наверху они раньше жили, а теперь зовите доктора, вы же не хотите, чтобы я умерла из-за макаки, какие слухи пойдут. Я уже вижу заголовки: «Известная актриса Тьерри заболела ужасной болезнью Дадайской макаки после посещения мисс Тёрнер, политика вмешивается в жизнь обезьян! Защитники животных это так просто не оставят!»

+1

9

Взгляд, такой не добрый, грубый, словно девушка была готова растерзать курьера на месте, явно означал что Винсент попал не в то место и не в то время, но что-то тотчас изменилось в отношении девушки к Винсенту.
- О, большое вам спасибо, за то что подсказали, мне необходимо передать ей цветы от одного человека. Но я так понял, что пока, это не представляется возможным, так? – быстро, словно на одном дыхании произнёс молодой человек. Обстановка становилась немного мрачноватой, то ли пыль в воздухе начала лампы закрывать, то ли последующие скрипы стен дали о себе знать.
- Ну, наверное, это повлияло бы на её карьерный рост, гонорары и количество поклонников. Так что можете считать, что согласен, – пробормотал Винсент, словно под влиянием какого-то дурманящего вещества. На самом деле в этот момент он был мыслями немного не здесь. Его интересовала не мисс Тьерри и уж точно не та дама, что задавала ему вопрос. Он уже строил свои планы на счёт того, как обшарит гримёрки, кабинеты глав театра-цирка. Там, в одной из них, он был уверен, есть сейф, в котором полно денег. Он уже видел, как без проблем откроет его и заберёт куш, как просьба всё той же девушки, вновь вернула его к реальности.
- Помочь? Эм, но мисс … - поняв, что не знает, как обратиться к даме он решил продолжить, не упоминая имени, - Я ведь не спасатель и знаю о спасении людей из-под завалов очень мало. Разве что, Вы будете руководить моими действиями, - оживлённо произнёс Винсент и отдал букет женщине, - Но кое что, я могу сделать и без Вашего участия.
Он подошёл к заваленной Иветт, и как только наклонился, дабы снять, ну или хотя бы столкнуть один из мило лежавших булыжников, раздался жуткий крик девушки, на которую привалило такое "счастье". Немного отвернув голову и прикрыв глаза, так как этот крик был направлен почти, ему в ухо.
Идрить вашу честь, с поворотом на право, через левое плечо по диагонали, в позе ракошестерки, ну нафига же так орать то мне на ухо? – подумал он, когда вопли закончились. Открыв глаза он увидел какой-то маленький альбом вроде того что используют для хранения фотографий, но особого внимания ему не придал.
- Мисс Тьерри я сейчас буду снимать с Вас этот камень, возможно, будет больно, вы потерпите, - произнёс Бретт в надежде что девушке и в правду будет больно, как ни как она его чуть не оглушила своими сверхвысокими частотами. Он толкнул камень, лежавший видимо, на ноге этой сирены, а тот лишь качнулся и встал на прежнее место, было слышно, как что-то не громко хрустнуло под камнем, когда тот перекатывался. Вес его был не такой уж и большой, до сотни килограммов, но поднимать было очень лень и неохота.
- И ещё раз, - сказал Бретт, уже наверняка зная, что столкнёт камень с девушки. Ещё один толчок и камень громко упал на пол.
- Мисс Тёрнер, как я понял, скорее звоните в скорую, и скажите чтоб захватили что-то от этой болезни и узнайте не смертельна ли она. А если она смертельна, тогда звоните в морг и заказывайте одно место, – снимая драпировку с пострадавшей, сказал парень. В его голосе было столько безразличия, как будто он говорил не о жизни человека, а о увядающем цветке, словно так и должно быть. Бросив драпировку на альбом, он подошёл и забрал букет, который должен был отдать мисс Тьерри.
- Ждите доктора, а я пока пойду, поставлю цветы в Вашей гримёрке мисс Тьерри. Надеюсь он скоро прибудет и смягчит Ваши страдания, - сказал Бретт дабы свалить от двух дам и выкроить хоть немного времени на совершение своего плана, как вдруг с потолка рухнуло ещё несколько досок перекрывших дальнейший проход в глубь театра.

прошу простить за столь долгое написание поста

+3

10

А вы когда-нибудь задумывались над тем, что происходит в больницах в День Медицинского работника? Вы, наверное, успели представить себе врачей и медсестёр, радостно снующих от одного кабинета к другому. Взаимные поздравления и тайные тосты с последующим звоном бокалов с явно крепким содержимым. Но для Леопольда Кентона всё выглядело совершенно по-иному: пустая больница; гулко раздающийся в пустых коридорах звук штампа, который то и дело опускала на бумаги, одинокая регистраторша и звук часов, висевших на стене, секундная стрелка которых периодически заедала, будто сопротивляясь течению времени.  И оно, вторя этой стрелке, тянулось медленнее, чем обычно. Поль откровенно скучал и в который раз вспоминал тот треклятый момент, когда он, поддавшись порыву добродетели, согласился на внеочередное дежурство.
Он исписал каракулями уже три листка, по-видимому, совершенствовал знаменитый врачебный почерк. С давних пор Поль вёл негласную войну с местными аптекарями, скорее это даже можно назвать некой традицией: как только бедные фармацевты разгадывали очередной шифр рецептов, Кентон придумывал новую головоломку. Эта игра позволяла хоть как-то скрасить скучные рабочие будни, вот и в этот раз Леопольд решил прибегнуть к этому способу. Доведя новый почерк практически до идеала, Поль принялся представлять себе коллег, которые сейчас, наверняка, проводили время в кругу семьи или друзей, но эти мысли быстро вернули его к созерцанию себя, прозябающего в пустой больнице. «Ну, зачем я согласился?!» - в который раз спросил себя ангел. «О, если бы я знал, что пациентов не будет…». И тут, его озарила гениальная идея: «Если в больнице никого нет, пациентов тоже, то никто не заметит, как я уйду! Нужно только быстро пройти мимо Регистратуры, так чтобы Эва не увидела». Кентон быстро собрал вещи и спустился на первый этаж. Он остановился на последнем пролёте лестницы, быстро обдумывая план побега. Ангел осторожно выглянул из арки ведущий в холл, где и располагалась регистратура, и увидел Эву. Она сидела за столом, а её грузное тело было надёжно зажато между столешницей и спинкой стула, ведь большую часть кабинета занимали многочисленные шкафы. Казалось бы ей не выбраться, но она встаёт и отворачивается, чтобы что-то найти в шкафу, или наоборот положить. Вот он, идеальный момент! Леопольд быстро выскакивает из своего укрытия и мчится к выходу. Рука Поля уже лежит на холодной металлической ручке одной из дверей… И тут неожиданно раздаётся звонок телефона, непривычно громкий из-за вторящего эха пустых коридоров. Эва медленно, будто даже лениво подошла к телефону и взяла трубку:
- Да? Регистратура. Слушаю. – в трубке послышалось неразборчивое бормотание. – Прислать Дежурного врача? А где же фельдшера? Это их работа, – бормотание повторилось, только на этот раз раздражённое.
Поль прислушивался к разговору, замерев на месте, отчасти потому что совесть заставила, отчасти из-за ещё не до конца потерянной надежды сбежать незамеченным.
- Не справятся? Слишком большая трагедия и слишком мало рук? Ох, ну что вы. Да. Да. Хорошо, записываю адрес. Нет. Что? Захватить монтировку? – на краткий миг в её лице проскользнуло удивление. – До свидания. – регистраторша опустила трубку телефона, та сдавлено звякнула.
Как ни в чём не бывало она обратилась к Леопольду:
- Мистер Кентон, у вас вызов по этому адресу, - Эва протянула листочек. – И не забудьте монтировку.
Эх, такой славный побег пропал, но есть и плюсы: к выходу Поль уже готов, остаётся только взять ключи от служебной машины.

До театра ангел добрался относительно быстро. Как только он вошёл в здание, его окутало облако пыли. Подниматься по аварийной лестнице в таких условиях было крайне весело, по мнению Поля, нет, и опасно, конечно, но всё же больше весело. Прикрывая одной рукой нос и рот, а другой, с портфелем и монтировкой, активно размахивая, пытаясь отогнать пыль, Кентон вошёл в гримёрную. Ангел почти вовремя сообразил, что размахивать монтировкой в комнате, где есть люди, не совсем сообразно. К счастью, он успел лишь раз махнуть опасным инструментом перед самым носом мисс Тёрнер, никого особо не покалечив. В прочем извинения остались лишь в мыслях Поля, а вслух он смог произнести лишь:
- Боже, что у вас здесь произошло?! - А затем уже более осмысленное. – Сколько пострадавших? Неудивительно что и меня вызвали. Их наверное море! Такие разрушения…

Отредактировано Leopold Kenton (05.12.12 21:46:54)

+6

11

Судя по всему, чересчур тяжёлая и плотная драпировка, приход двух незнакомцев разом и совершенно неуместный камнепад оказались слишком серьёзным испытанием для тонкой творческой натуры мисс Тьерри. Только этим мисс Тёрнер могла объяснить её безусловно экспрессивные и яркие, но несколько сбивчивые и бессвязные высказывания. В них так причудливо перемежалась высокая оценка личных и деловых качеств помощницы мэра с сугубо фантазийным, художественным потоком сознания, что Марджери на несколько секунд растерялась, не будучи уверена, на что необходимо отреагировать в первую очередь. Упоминание о регламенте и хороших манерах даже здесь и сейчас оказалось кстати: обсуждение таких тем не может быть неуместным, даже когда вам нанесена серьёзная травма или угрожает серьёзная опасность, поэтому мисс Тёнер с энтузиазмом откликнулась:
- Это очень верный ход, мисс Тьерри. Принимать значительных личностей в столь нестандартном положении весьма разумно: сама его оригинальность не позволит никому из участников встречи почувствовать себя униженным или задетым. Очень ценно, - Марджери покивала со знанием дела и тотчас поняла, что снова оказалась в некотором тупике.
Мисс Тьерри рассуждала о Кальдивах, беконе и авангардном постмодернизме, совсем не стремясь делать между ними логические связки или пояснять собеседнику ход своих мыслей. Разумеется, всё это был типичный словесный шок, свойственный эмоциональным людям. Марджери когда-то слышала о подобном и втайне всегда опасалась столкнуться с его проявлениями, поскольку мало на свете более сложных ситуаций, чем разговор с собеседником, который отрёкся от неспешности и логики в угоду многословию и громкости голоса.
Мисс Тёрнер как раз формулировала достойный представителя мэрии ответ, когда мисс Тьерри своей реакцией на театральный камнепад окончательно утвердила её в мысли: это действительно тяжелейшая форма словесного шока, усугублённого физическими страданиями. Иначе как объяснить поведение молодой актрисы, которая, испытывая боль, не кричит и не заливается слезами, а глотает пыльную драпировку? А затем возвращается к беседе не менее многословно, чем прежде.
- Да-да, разумеется, доргая мисс Тьерри. Яичница с беконом, Кальдивы и авангардный постмодернизм. Я ничего не забуду, обещаю, муниципалитет при любых обстоятельствах учтёт все ваши пожелания, - проговорила мисс Тёрнер со всей предупредительностью, на какую была способна по отношению к страдающему человеку, и на всякий случай прибавила: - Больничный за счёт мэрии, ремонт здания - сразу, как только руководство цирка-театра перестанет путать его с художественной реставрацией. Прошу вас, только не нервничайте и постарайтесь расслабиться: доктор на подходе. Что до макак, то и о них не волнуйтесь: их всех стерилизуют перед приездом в Виспершир, и дадаизм они не переносят. Это всё сплетни, - уверенно отрезала Марджери, с некоторым сомнением косясь на камни.
Не считай мисс Тёрнер свою хрупкость преградой для физической работы, она бы уже катила прочь нелепые валуны и освобождала несчастную актрису. Однако хрупкость есть хрупкость, и Марджери ограничилась тем, что с явным суждением уставилась на джентльмена с цветами, который, как ей показалось, пришёл на помощь недостаточно расторопно и без явного энтузиазма.
- Разумеется, сэр, передача цветов не представляется возможной в ситуации, когда адресат только что пострадал от серьёзного несчастного случая и при этом не погиб, - мисс Тёрнер с некоторой тревогой наблюдала за тем, как незнакомец скатывает камни с мисс Тьерри и начинала задумываться, не воспользоваться ли именем муниципалитета и не остановить ли столь явные проявления садизма: - Прошу вас, сэр, осторожнее, вы рискуете принести больше вреда, чем пользы, - Марджери пнула подкатившийся к каблуку камень и отложила вручённый ей букет: - Что до дадаизма, то он совсем не смертелен. Всего лишь временно мутит ум и заставляет впадать в художественные припадки. Пара примеров реалистического искусства - и пациент здоров. Уверена, врачи скорой Випершира не только скоро к нам доберутся, но и рассеют сомнения на этот счёт.
Гуманен или нет был недавний обладатель букета, а от камней и пыльной драпировки он мисс Тьерри всё-таки избавил. Марджери не имела ничего против того, чтобы теперь он ушёл со сцены вместе с цветами: разговоры о морге и смертельных болезнях могли спровоцировать новый словесный шок у Иветт, а это было бы невыносимо. Сейчас же оставалось только очистить врачам подходы к пострадавшей.
Марджери подобрала драпировку и, используя её в качестве метлы, вымела пыль на пути от двери к мисс Тьерри, потом машинально подняла с пола потрёпанный старинный альбом. Грохот рухнувших досок сказал мисс Тёрнер, что они с бессердечным спасателем по-прежнему в одной лодке, но это уже не имело значения, поскольку помощь, наконец, прибыла.
- Доктор, я невероятно счастлива вас видеть!- Марджери устремилась к врачу, ловко уворачиваясь от монтировки. - Поверьте, разрушения выглядят впечатляющими, но не являются таковыми: у нас небольшое обрушение и один пострадавший. Пострадавшая. Мисс Тьерри оказалась в эпицентре, - она указала в нужную сторону. - К тому же она подозревает у себя возможность дадаизма. Идёмте же,
Опережая врача, мисс Тёрнер снова подошла к Иветт. Было самое время прощаться и самоустраняться, но тут Марджери вспомнила об альбоме, который до сих пор держала в руках. Должно быть, он принадлежала актрисе, потому и оказался под драпировкой.
- Взгляните, мисс Тьерри, по-моему, я нашла вашу вещь. Это было здесь, среди камней, - Марджери протянула мисс Тьерри альбом, едва не выронила его, и он, шелестя страницами, раскрылся на середине.

+4

12

Главное было в этой ситуации не паниковать никоим образом, для этого Иветт использовала своё коронное средство – отвлечение. Это не только было средством отвлечением парней от своей пятой точки, но и работало на себе. Для этого нужно говорить то, что взбредет тебе в голову, можно нести всё, что угодно, потом, если понадобится, можно сослаться, что лихорадка была. Поэтому мисс Тьерри всячески перебегала с темы на тему, чтобы не только уж отвлечь себя, но и втянуть мисс Тёрнер, так как головушке одной трудно генерировать сто мыслей в минуту. Мисс Тёрнер была сильной, гордой женщиной, но, по-видимому, с таким столкнулась впервые, но, нисколько не растерявшись, она взяла всю ситуацию под свой контроль, легко маневрирую между словами актрисы. Ловко используя своё дипломатическое влияние, она ослабляла порывы мисс Тьерри, как будто лёд был приложен к холоду. Но лёд был в этой ситуации бесполезен. Это понимала как сама пострадавшая, так и мисс Тёрнер, которая использовала все средства для выживания актрисы на маленьком островке боли. Сейчас Иветт жалела о том, что личная помощница мэра не занимается бодибилдингом и не могла одним взмахов руки вызволить несчастную девушку из лап обвалившегося потолка. Конечно, актриса была бы не против, если бы её спасителем оказался мужчина, и всё было бы как в спектакле, и он бы её уронил на пол, поломав заодно и вторую ногу, но это только возбудит её страсть к нему и прочее, и прочее. Но выбирать не приходилось, мисс Тьерри была бы согласна и на могучую мисс Тёрнер, лишь бы избавиться от боли.
А монолог души Иветт всё продолжался, без зазрения совести она говорила о своих давних мечтах, поездке на райские островки и остальное.  Как и предполагала раненая актриса, ошарашенная мисс Тёрнер всё подтверждала, и маленький чертёнок со сложным именем сидел на ноге у Иветт и злобно хихикал, то ли плакал, ведь даже ему было больно.
Всё это было бы более или менее, но на фоне пытающегося сдвинуть камни молодого человека, напоминающий один миф, где какой-то человечишка, оскорбивший бога, был заперт в подземном царстве, и навеки был должен катить камень в гору, можно отметить, что валун, когда достигал вершины счастливо с троллфейсом скатывался вниз, а бедный мужчина даже отдохнуть не мог. Так было и тут. Когда парень пытался скатить булыжник с великолепно поломанной ноги Иветт, он радостно возвращался назад, только в этой ситуации, это придавало дикую боль несчастной актрисе, и доставляло удовольствие  молодому человеку. Но, тем не менее, он что-то сделал, не самое хорошее, но сделал, представил на обозрение всем тело великолепной актрисы, которое в данный момент напоминало таракана, попавшего в капкан.
Кавалерия всё-таки прибыла, явился доктор, который явно не приметил актрису под грудой досок и камней, но было видно, что вот-вот и он грохнется в обморок, но подошедшая вовремя Мисс Тёрнер привела его в чувства и, опередив его, поднесла к лицу Иветт старинный альбом, пахнувший чем-то непонятным. Из-за падения равновесия мисс Тёрнер, актриса не смогла рассмотреть обложку этого, может быть, великого альбома, и он сразу же открылся на середине. Теперь понятно, что к чему.
- Ага, - заорала актриса, - Это же альбом Клементин, который начинается с её рождения и до того, с кем она переспала. Никогда не верьте этой проклятой троглодитке, мисс Тёрнер, она бездарна, как обгрызанная ручка без чернил, поверьте мне. Я надеюсь на вас, а вы на меня, мы с вами неразрушимый тандем, а это, - девушка указала на альбом, - это будет моим компроматом на глупую ламу. Извините, я сейчас не в состоянии, чтобы держать вещи, вы бы не могли подержать у себя? Не смей меня трогать больше, - зашипела девушка на молодого человека, - Вот уже доктор здесь, а мне ваша «профессиональное» скатывание валунов не требуется, цветы можете положить на мой гроб, это в по коридору и направо, такой жёлтенький, вы сразу увидите. Доктор, доктор, ну где же вы? – кричала мисс Тьерри милым голоском, но в душе была готова придушить доктора за долгое отсутствие

Отредактировано Yvette Thierry (15.12.12 23:05:36)

+1

13

Да, сегодня явно был не его день. Винсент это предполагал, но чтоб на столько сильно не везло он и представить не мог.
Пришедшая личность, размахивающая перед собой монтировкой словно финишным флагом, чуть не задев при этом, как понял Винс, кого-то из вышестоящих должностных лиц. Весь этот шум, гам. Всё это было лишним, тем более сейчас, когда надо было всё хорошенько обдумать. Но нет же, всегда найдётся что-то отвлекающее. Слишком разговорчивая актриса, падающие доски, врачи, которые могут и убить по случайности, не заметив вас у входа. Да всё это собралось тут, в одном месте, в один миг. И, вот, за что, ему такие каторги, а? А он ведь хотел лишь тихонько обчистить театр и так же незаметно свалить, видимо, это то, что называют "много хочешь", а то что случилось - "закон подлости".
- Знаете, я и до того, как-то, трогать вас и вот эти камни, - указав на булыжники рукой, - Не хотел. Вы орёте сильно много, а камни таскать не моя работа, моя работа цветочки, конфетки, сюрпризы людям приносить, счастье им дарить, - начал рассказывать Винсент девушке в ответ на её цепкое шипение, а его голове проскочила лишь одна мысль - "Шлюха..." Почему именно эта? Да бес его знает, возможно, потому, что она занималась, в данный момент, сексом с его мозгом, а может, ещё по каким-то причинам.
Так как доски завалили проход в глубь, демон понимал, что теперь в театр, можно попасть, лишь, через парадный вход. Подойдя к врачу, он тихо шепнул ему на ухо:
- Докттор, вколите ей успокоительного, может она заснёт и умолкнет, хоть не на долго. - теперь он узнал одного из "своих". Ещё один наблюдатель попал в эту ситуацию. Винсент просто не мог не улыбнуться, потому, что он уже уходил в другу часть этого дряхлого здания, оставляя искалеченную болтливую актрису с доктором и депутатом. Не факт конечно, что на него ничего не свалиться, но хотя бы этой сирены с ним не будет.
Подумав, что, одних цветов для входа в театр с той стороны будет мало, Винсент не придумал ничего лучше, чем спросить тот найденный альбом.
- Мисс Тёрнер, может и альбом я тоже положу в её гроб? Ну тот, жёлтенький. Всё равно иду туда, и чтоб он вам не мешал, он полежит там, а когда всё закончиться - заберёте его. - спокойно произнося это он думал, о том, что в альбоме могут находиться фото каких либо украшений или мест, где они находятся. И не важно что этот альбом уже стар - в Виспершире почти ничего не поменялось за последние пол столетия. Хоть эта информация и не была особо важной, но была полезной и упускать шанс использовать её было бы глупо.

+1

14

КВЕСТ ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 3.5. о пользе капитального ремонта


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC