Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Незванный напарник


Незванный напарник

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время и место: 3 апреля 1975 г., вечер, перетекающий в ночь; полицейский участок Виспершира
Участники: Richard Reid, Walter Jarvis
Посиделки старых друзей с обсуждением железных коней стремительно превращаются в полицейскую операцию, в которой напарником начальника полиции станет самый неудачный кандидат на эту должность.

0

2

Бутылка хорошего виски порой решает судьбу вечера. В нежизни Джарвиса существовало негласное кредо – каждый вечер должен пройти на все сто процентов. Припарковав свою модную тачку (новенькую!) у здания полиции, Уолтер только бутылку виски с собой и прихватил и отправился прямиком к своему закадычному другу Ричарду, который, естественно, даже в такой поздний час был на работе, ведь полиция его, Джарвиса, бережет, не дремлет и бдит. Отсалютовав на входе дежурному, который как-то сразу проникся симпатией к этому замечательному позднему посетителю, Уолтер затем, не удосужившись даже стучать, вошел в кабинет начальника полиции Виспершира.
- Я пришел к тебе с приветом, доставай быстрей стаканы, - вместо приветствия выдал он, ставя со стуком бутылку прямо на какое-то очередное дело. Повертел в руках печать с надписью “Закрыто” и шлепнул ее на обложку.
- Рабочий день окончен, - радостно возвестил он Ричарду. - И у меня есть подарок для твоей любимой. Нет, и это не бриллиантовое колье и не новое платье. Для другой любимой. В багажнике моей тачки. Я ее, кстати, припарковал по всем правилам.
Естественно, Джарвис не упомянул при этом, что под пузом его тачки сейчас на асфальте красуется желтый знак, изображающий человека в инвалидной коляске. Мелочи всё это, он ведь не припарковался посреди улицы, как обычно.
- Что интересного творится в городе? Кого сегодня убили? И да, если та рыжая девчушка-официантка из кафе подала на меня жалобу в сексуальном домогательстве, то всё это чушь, ты ж знаешь. Я бы никогда и ни за что. Она сама на меня вешалась.
Сдержать эту болтающую лавину было невозможно, сопротивляться бесполезно, оставалось лишь расслабиться и получать удовольствие, как и всегда.

+2

3

«Принцесса была прекрасная, погода была ужасная».
Учитывая, что вместо Прекрасной Принцессы в распоряжении Вселенной сегодня имелся хмурый и небритый Рид, а погода, как назло, радовала улыбчивым апрельским солнцем, — день не задался прямо с утра.

Ричард курил, терроризировал подчинённых, снова курил. Однообразный до неприличия, но обычно любимый алгоритм действий не менялся из года в год, изредка перемежаясь убийствами, изнасилованиями, стихийными бедствиями и прочими нежизненно важными мелочами. Но именно сегодня в участке стояла удручающая тишина. Стояла буквально над душой; а душа у Рида хоть и была бесчувственной, как носорожья шкура, подобного издевательства над миропорядком долго выносить не могла.
Должно же хоть что-то случиться!
И поэтому, когда тропический ураган по имени Уолтер Джарвис ворвался в кабинет начальника полиции, это было почти сродни гуманитарной помощи голодным африканским мангустам. Рид от счастья едва не перекусил пополам тлеющую в зубах сигару, радостно поперхнувшись дымом.

— Уолтер! — лишь успел вклинить он в логорестические излияния дражайшего собутыльника, собокальника и Самого Сочувствующего Собеседника (именно так — три «С»), какой только был на свете. Бутылка тут же лишилась своей герметичной невинности и была опорожнена в два довольно пыльных стакана. Оценив на глаз толщину пыли на стекле, Ричард задумался, сколько уже не виделся с товарищем.

Печать, стопка архивных папок, а так же все колюще-режущие предметы в пределах досягаемости чьих-то неугомонных рук отправились в стол. Вместо них на столе оказались ноги Рида, обутые в грязные ботинки. Сам он снова устроился в кресле в компании стакана и сделал внушительный глоток.
— Что за сюрприз? Давай, выкладывай, не тяни кота за я... — виски пошёл не в то горло, посему окончание фразы анналы истории благополучно умалчивают. Откашлявшись, Ричард поставил на стол пустой стакан, — ...я ужасно тебе рад, чёрт возьми. Ты очень кстати. Здесь тихо, как в церковном приходе; никаких краж со взломом, никто не перешёл дорогу в неположенном месте, даже котёнка на дерево никто не загнал! Преступность совсем обленилась.
Печать вселенской скорби оттенила слегка бородатый профиль начальника полиции. Он действительно невыносимо страдал.
— Да, а твоя подружка из кафе, кажется, беременна.

Отредактировано Richard Reid (13.08.12 22:13:41)

+1

4

Джарвис быстро последовал примеру хозяина кабинета, водрузив и свои огромные ботинки на стол, глотнул виски, а затем закурил, пуская к потолку колечки дыма. Если для кого-то самое крутое место на земле – шезлонг на берегу теплого моря, то для Джарвиса вот сейчас это как тот шезлонг.
Демон улыбнулся в ответ на нетерпение друга и затянулся еще разок, прежде чем совершенно будничным тоном, будто это какой-то пустяк, а не разговор о машине Рида, ответил:
- Двигатель новый для твоей колымаги привёз.
На “чёрт возьми” Уолтер тоже улыбнулся, думая про себя: “Ты как всегда по адресу, дружище”. Сам он скуки терпеть не мог, потому очень хорошо понимал начальника полиции. Собственная работа была для Джарвиса исключительно развлечением, так как он особо не вдавался в финансовые дела, отдав всё на откуп консультантам, и лишь тестировал новые модели, да вёл переговоры с особо упрямыми поставщиками. Вряд ли стоит упоминать, что поставщики всегда на всё соглашались.
- Ричард, у меня есть мысль, но тебе она не понравится. Если тебе очень хочется решать проблемы, а их у тебя нет, приходится создавать их самому. Давай совершим преступление, а потом его раскроем.
После высказывания этой простой как пять эре идеи настала очередь Джарвиса давиться виски. Новость о беременности официантки мигом вызвала перед ним образ бушующей Вайолет.
- Этого только не хватало, - пробормотал он, откашлявшись. - Это она тебе сама сказала? Или уже весь город знает?
Не то, чтобы это стало проблемой, ибо уговорить девушку, что отец не он, вряд ли было сложным делом. Тем более, что, скорее всего, так и было - ведь Джарвис вовсе не собирался становится отцом ребенка человеческой женщины. Ему более чем хватало Вайолет, если бы он действительно захотел ребенка. К тому же, и ребенок у него уже есть.

0

5

Ричард издевательски (а по-другому он не умел) расхохотался в лицо притихшему товарищу. В кои-то веки уровень громкости джарвисовской глотки снизошёл до приемлемого для человеческого уха уровня. Децибел эдак за сотню, это определённо достижение.
— Что, купился? Расслабься, — Рид с видом довольного кота, сожравшего хозяйскую канарейку, погонял по дну стакана остатки виски, — не беременна она. Она мертва. Как ты, когда надираешься в стельку, только насовсем.
Насладившись своим триумфом, он извлек из стола тонкую папку с весьма многозначительными фотографиями и протянул её Джарвису.
— Бедняжка кончила жизнь самоубийством, представляешь? Наелась просроченного мармелада. Я заходил в морг после вскрытия, такое ощущение, что там взорвали радугу — ужасное зрелище, просто ужасное... Несчастная девушка. Наверное, не выдержала проведённой ночи с таким засранцем, как ты.
Ричард прекрасно был осведомлён о привычке Уолтера включать в чаевые офицантов(ок) секс и грязные домогательства, и эта информация сейчас крайне мешала ему изображать сострадание. Он, быть может, раскопал бы у себя остатки совести и попробовал ещё раз, но в этот момент раздался телефонный звонок.
После трёхминутного переругивания с трубкой Рид хмуро спихнул ноги Уолтера со стола и произнес со смертельным разочарованием в голосе:
— Прости, дружище. Срочное дело, надо ехать. Двигатель подождёт. Надеюсь, ты, он и виски доберётесь до дома без происшествий, и утром я не буду здороваться с тобой через решётку камеры. Вайолет привет.
В глубине души Ричард уже строчил слёзные письма расставания так и не увиденному двигателю. А ещё его терзала неразрешимая дилемма: он был рад подвернувшемуся дельцу, но ехать одному на вызов  запрещал здравый смысл и плещущийся в крови алкоголь. Как назло, все относительно вменяемые сотрудники управления уже разошлись по домам. Блэйк сейчас наверняка охмуряет собственное отражение в витрине винного магазина, а Найджел досматривает под потолком спальни тридцать третий призрачный сон. Что же делать?

Отредактировано Richard Reid (14.08.12 13:13:54)

+2

6

Джарвис всерьез раздумывал о том, чтобы запустить в начальника полиции пустым уже стаканом, и только тот факт, что этот самый начальник был ему хорошим другом, мешал ему. Не то, чтобы в Белете проснулось сострадание, он и слова-то такого не знал, будучи на сквозь от самой макушки до пяток самовлюбленным эгоистом. Просто с кем же он тогда будет пить по вечерам и обсуждать машины, и кто будет вытаскивать его задницу из полицейского участка?
Уолтер посмотрел на фотографии, посуровев на миг. Жаль, милая девчушка была.
- Возможно, я был лучшим засранцем в ее жизни, Ричард. Думаю, там хватало из-за кого умирать и без меня.
Просроченный мармелад, надо же придумать. Хотя она и в тот вечер была весьма изобретательна. Джарвис смутно помнил взбитые сливки в не предназначенных для них местах и… сироп, кажется.
Телефонный звонок отвлёк его от мрачных мыслей, а вот быстрое сворачивание так хорошо начинающегося вечера его совсем не устраивало.
- Стой, начальник. И это после всего того, что между нами было, ты вот так вот бросишь меня и нашу милую компаньонку? - он кивнул на бутылку.
- Нет-нет-нет. Хотя… Да!
Джарвис вскочил со стула в воодушевлении, что редко предвещало что-то хорошее. Обычно в такие моменты стоило брать ноги в руки и убегать как можно дальше.
- Да! Возьми меня с собой! Я буду твоим верным напарником, тем более, что ты выпил. Я тоже выпил, но это неважно, я все еще трезв как стеклышко, на моей машине, к тому же, мы доберемся куда быстрее. Пожалуйста, Ричард, пожалуйста-пожалуйста. Ты сделаешь мой вечер.
Не дожидаясь согласия, он сгреб бутылку со стола и твёрдо заявил:
-Поехали.

+1

7

На лице Ричарда отразился мучительно тяжкий — вдвойне из-за выпитого — мыслительный процесс. Будь на месте Джарвиса кто-нибудь другой, он бы уже давно отправился в свободное падение вниз по лестнице. Но неугомонный, как чёртик из коробочки, товарищ был единственным на этом и том свете человеком, который имел на начальника полиции хоть какое-то (в основном, дурное) влияние. Даже идеальная во всех отношениях супруга Рида не достигла на этом поприще такого успеха.
— Ладно, ладно! Убедил, — Пастилия пала; Ричард едва удержался, чтобы не сдаться с поднятыми руками на милость нетрезвому гению друга,  — не души бутылку; иди, заводи машину. Я сейчас.
Распихав по карманам пиджака в произвольном порядке сигареты, зажигалку и пакетик того самого просроченного мармелада (вполне сгодится для пыток и дознания), он запер кабинет и спустился вниз.

— Расклад такой, — Рид плюхнул на сиденье рядом с водителем все восемьдесят пять кило своей харизмы и не пропиваемого, невзирая на постоянные попытки, опыта. — Мы приезжаем, ты стучишь в дверь, тебе открывают...
Определённо, эта часть плана не вызвала у него никаких опасений: разухабистая физиономия Джарвиса была визитной карточкой для пропуска в любой притон любого города, — никто ничего не заподозрит.
— ...тебе открывают, а дальше в дело вступаем я и мой короткоствольный друг. Кстати, возьми, думаю, ты знаешь, что с этим делать, — Ричард сунул приятелю связку блестящих наручников. О да, Джарвис совершенно точно умел обращаться с такими вещами, пусть и в несколько иных обстоятельствах. При этой мысли начальнику очень кстати припомнилась покойная официантка. Что ж, на крайний случай, задержанных будет ждать непредсказуемый по последствиям сюрприз — фантазия Уолтера не знала границ и моральных рамок.
А вот оружие горячо уважаемому товарищу Рид не доверил бы ни под каким градусом и предлогом.
— Ну что, тронулись? — назвав адрес, он поправил кобуру на поясе и расположился поудобнее. Вечер обещал быть неприлично своеобразным.

Отредактировано Richard Reid (15.08.12 12:17:24)

+1

8

Джарвис радостно ринулся (в атаку) вниз к выходу, чтобы завести машину, в уме подсчитывая, сколько преступников сегодня засадит за решетку.
- У тебя не завалялось лишней мигалки? - поинтересовался Уолтер, разминая плечи как перед хорошей дракой и заводя двигатель. - А то я не чувствую себя полноценным напарником.
В этот момент Рид начал объяснять ему ход операции, а затем в свете фар сверкнули наручники.
- О, вот теперь начинаю ощущать. Я всё понял. Только не хватает одной вещи. Ты же мне дашь тоже оружие? А то какой я коп без оружия?
То, что он вообще не коп, Джарвис уже благополучно забыл, так как адреналиновая волна в смеси с виски уже порядочно затуманила ему мозг. Мозг после столь частых и долгих возлияний пьянел теперь сам, без особых усилий со стороны демона, которому раньше приходилось скорее уговаривать себя, что он пьян.
Он тронулся с места и погнал по тихим улицам Виспершира с ревом дикого тигра (ревел пока только двигатель). И до нужного адреса они действительно доехали в считанные минуты. Джарвис вылез из машины и хлопнул дверцей так, что сразу стало очевидно - в Виспершире только что одним полицейским стало больше, и этот самый полицейский собрался разобраться со всеми преступлениями мира одним махом. Потому план начальника полиции тут же накрылся большой чугунной ванной, когда Джарвис с ноги вышиб дверь и заорал, потрясая наручниками:
- Всем ни с места! Полиция! Каждому, кто сделает хоть шаг, я надену эти наручники и… покажу всю свою мужскую силу!
С шальной улыбкой Джарвис обернулся к начальнику, проверяя, оценил ли тот рвение нового напарника.

+2

9

Судя по полившимся в ответ витиеватым ругательствам, начальник выступление друга действительно оценил. Будь у него под рукой табличка с наивысшим баллом, он непременно стукнул бы Уолтера ею, не раздумывая.
В уютно обставленной гостиной благообразного вида старушка смирно поливала из лейки герань.  На подоконнике рядом с горшком дремал огромный рыжий котяра, наглым выражением усатой морды неуловимо напоминавший всё того же Джарвиса.
— Это не та дверь, — нетрезво, но довольно уверенно догадался Ричард, выглядывая из-за плеча новоиспечённого напарника. Кот, герань и старушка дружно кивнули в ответ и посмотрели на мужчин с таким укором, что стыд в организме Рида тут же поборол алкоголь. Он неожиданно для самого себя стушевался и ретировался к выходу — с пистолетом в одной руке и незадачливым приятелем в другой.
— Примите наши искренние соболезнования, вернее, извинения, — глубокомысленно икнув напоследок, Ричард выволок Уолтера на свежий воздух. Нужный им дом находился буквально по соседству. И если не памяти, то своему полицейскому чутью Рид доверял безоговорочно: его нос сквозь пары виски уже уловил идущий оттуда запах неприятностей.
— А полезай-ка ты на сей раз в окно, — предложил он Джарвису, почти здраво рассудив, что, в случае очередной ошибки, платить за разбитое стекло придётся вдвое меньше, чем за вынесенную дверь.
— Я тебя прикрою.
Путь к окну преграждали кусты ежевики. Но Ричард не сомневался, что и это препятствие не станет помехой для его товарища, вооружённого наручниками и врождённым умением преодолевать любые трудности — будь то мёртвые официантки, штрафы за неправильную парковку или ежевичные колючки.

+1

10

На самом деле, как только и Джарвис осознал, куда он попал, показывать мужскую силу ему резко расхотелось, так как, даже при всей своей любвеобильности, старушки, пусть и милые и с котиками, не входили в список потенциальных объектов любви Белета. Он несколько сник, что и позволило Риду утащить его из квартиры, дверь которой более не была заперта на единственный хлипкий замок. История умолчит о том, что на следующий день на ее месте появится металлическая с сейфовым замком, а милая старушка прикупит дробовичок, на всякий случай.
- И почему я должен идти первым? – возмутился Джарвис, когда на сей раз ему было предложено лезть в окно. – Ты совсем меня не любишь, Рич.
Прозвучало это, словно сказанное пятилетним мальчиком, которого мама отправляет в детский сад против его воли. Кусты ежевики были колкими на ощупь, но Джарвис все еще чувствовал себя крутым полицейским с наручниками и полез через кусты к окну, порвав по дороге свои и так уже дырявые джинсы и расцарапав руки. Перепрыгивая последний куст и цепляясь за окно, которое неожиданно оказалось совершенно незапертым, Уолтер ввалился в помещение, которое разительно отличалось от предыдущей квартиры. Наркопритон Джарвис узнал бы и с закрытыми глазами.
- Слушайте, ребята, есть чего? А то скучно очень.
Дельцы от наглости клиентов, теперь буквально прущих из всех щелей, засобирались спешно и рванули к двери.
- Стойте, ну куда вы? Вот ты особенно, красавчик. Не спеши, смотри, чего у меня есть.
Джарвис погремел наручниками, и «красавчик» распахнул дверь нервно, чтобы упереться прямо в дуло пистолета.

0

11

На вкус Ричарда, здоровый, как шкаф, детина в дверях под определение «красавчик» не подпадал даже в самом ироничном смысле. С другой стороны, именно таким живописным личностям тюремные камеры всегда были ужасно к лицу. Гораздо лучше, когда преступник несимпатичен; иначе в этом чувствуется какая-то несправедливость, что для репутации Закона совершенно недопустимо.
— Я пришёл к тебе с приветом, топором и пистолетом, — Рид игриво потыкал мужика дулом в грудь, оттеснив его обратно в комнату. В комнате было грязно и накурено, а на фоне тёмного окна смутно угадывалась знакомая макушка: — Уолли! Иди же сюда скорее, нам без тебя скучно.
Продолжая держать на мушке теряющего самообладание бандита, Ричард бодро кивнул своему напарнику. Он уже всерьёз подумывал о том, чтобы зачислить Джарвиса в штат на постоянной основе. Конечно, завтра начальник полиции опомнится и, борясь с жесточайшим приступом похмелья, снова будет считать Уолтера самым худшим воплощением копа из всех возможных. Что никак не помешает тому оставаться отличным другом и незаменимым собутыльником. 
Вдвоём они довольно быстро повязали всю шайку мерзавцев. Молодчики не предпринимали попыток к сопротивлению, и только изредка с опаской косились на камин — а не нагрянет ли оттуда подкрепление. В наше время вездесущее правосудие способно залезть тебе не только в душу, но буквально забраться в окно и даже в твой собственный карман.
Кстати, о карманах.
— Надо их обыскать, — поделился Рид с товарищем своевременным предложением.

Отредактировано Richard Reid (19.08.12 19:41:31)

0

12

Наручники, которые Джарвис держал в руках так, будто это был дробовик, с громким щелчком защелкнулись на запястьях "красавчика", а затем приладил уже пластиковые на еще парочку пар рук. Ему начинала нравиться эта работа, и он даже подумал, что променял бы салон на будни простого копа. Это ж сколько адреналина, только ведра с тазиками подставляй. И девчонки будут в восторге. Хотя они и так всегда в восторге...
- И допросить, - добавил Уолтер. - Мы ведь будем выбивать из них показания, правда? А я так умею, что они сами всё скажут. Давай, Рич, ну пожалуйста. Давай их пытать!
Он полез в карманы самого ближайшего парня, нащупав в карманах несколько маленьких пакетиков, что окончательно подтвердило, что они таки попали в то место, где за пару сотен эре можно купить себе счастье.
- Ох, это ведь просто Рождество какое-то, начальник. Ты посмотри сюда! Да тут хватит на роту!
Джарвис плюхнулся на пол, почти с любовью рассматривая пакетики с белым порошком и баночки с маленькими круглыми таблетками.
- Это таблетки от скуки, определенно. То, чего нам так не хватало сегодня.
Он снова посмотрел на наркоманов и дельцов.
- А как мы их повезем? Тут грузовик нужен. Или затолкаем всех в багажник? Или оставим тут до завтра просто? Давай оставим, зачем они нам нужны? 
В голове Джарвиса стучали шестеренки, строящие планы на остаток вечера. К Вайолет потом, правда, лучше не являться, но он найдет, где переночевать.

0

13

Джарвис всегда умел толкать эффектные речи. Даже будучи в состоянии подпития. Судя по нецензурному выражению лиц пленённых дилеров, обещания пыток произвели на них неизгладимое впечатление. Рич выглядел не лучше. Во-первых, он очень некстати начал трезветь. Во-вторых, ему жутко досаждала собственная промашка: о транспортировке преступников-то он и не подумал! В таком идеальном плане — и такая неприличная дырка.
Рид вздохнул, разряжая последние капли нетрезвости в атмосферу.
— Похоже, нам придётся заночевать тут с ними, приятель, — уныло бросил мужчина Уолтеру, отбирая у него один из пакетиков с дурью. Дурь — это Ричард, Ричард — это дурь... Стоп. Что за крамольные мысли?...
— А ты пробовал когда-нибудь?
Он задумчиво встряхнул пакетик. Вопрос был чисто риторическим, — проще спросить, чего Джарвис не пробовал. От названия большинства вещей, которые периодически вливал/запихивал в себя Уолтер у среднестатистического обывателя и без всяких дополнительных стимулов на месте случался когнитивный диссонанс. В особо запущенных случаях перетекающий в пожизненную моральную кому.
По крайней мере, Рид был в этом твёрдо убеждён. А вот на ногах он держался ещё не столь твердо, поэтому решил временно депортировать себя и пакетик на потасканный диван у соседней стены.
— Ну или мы можем устроить допрос, — словно капризному ребёнку, уступил он Уолтеру с весомой долей сомнения в голосе. Нет, начальник полиции, конечно, любил причинять другим боль и страдания. Исключительно законными и потому циничными методами, надо заметить. Но использовать лучшего друга в качестве орудия возмездия для несознательных нарушителей закона — это уж слишком бесчеловечно.
Ни одна Конституция в мире подобного не одобрит.

0

14

- Даааа, - мечтательно протянул Джарвис, уже забыв, какие кары приготовит ему Вайолет с утра, когда он наконец явится домой. – Мы сможем пытать их всю ночь…
Он подмигнул тому, кого назвал «красавчиком» ранее, а затем взор его, полный резко накатившего возмущения, вернулся к начальнику полиции. Нет, после всего, что между ними было, после того, как он столько времени его знает, такие вопросы?
- Этим вопросом, Ричард, ты почти оскорбляешь меня до глубины души. Естественно. Естественно, я пробовал. Но… Дурь дури рознь, знаешь ли? Неизведанные горизонты в этой вселенной пока еще не закончились.
Он шлепнулся на диван рядом с другом, и состояние опьянение пополам с ленью оттеснило на второй план пока желание кого-то пытать.
- Ну и что ты сидишь? Открывай давай уже.
Купюра в сто эре была извлечена из пухлого бумажника Джарвиса, к ним был придвинут стол, с которого прямо на пол с громким звоном Белет смахнул всё, что там было, расчищая полигон для активных действий. Было ясно – перед вами высококлассный специалист по внюхиванию всего, что внюхивается.
- Сыпь. Не жалей, всё равно не наше. Вы же не против, ребята, да?
Ребята в наручниках, сваленные как попало на пол, согласно кивали, и совесть Джарвиса мигом успокоилась. Не сказать, чтобы она вообще когда-то беспокоилась, так что можно было с большой уверенностью подозревать, что таковой у демона нет и вовсе. По крайней мере, Вайолет так вечно называла его "бессовестным" в дополнение ко всем остальным феерическим эпитетам.
- Ты первый, дружище.
Купюра, скрученная уже в трубочку, была протянута начальнику полиции Виспершира, и, откровенно говоря, нет, Уолтер не видел никакого логического несоответствия или когнитивного диссонанса в разворачивающейся картине. Всем надо расслабляться, даже копам.

0

15

Ричард был не Вайолет, конечно. Но даже он и его дедуктивный метод за годы знакомства так и не сумели раскопать в организме Джарвиса зачатки совести. Похоже, в мире Уолтера это слово подвергалось жесткой цензуре и всяческим притеснениям.
— Уолли, ты просто невыносим. И совершенно не думаешь о моей репутации, — Рид свирепо посмотрел на друга. Не потому, что действительно злился. К выходкам Уолтера он, в конце концов, давно привык. Просто это был его рефлекс на любые противоправные действия. А вынюхивание всякой гадости через грязные купюры определённо к ним относилось.
— И почему это я, собственно, должен быть первым? — добавил он уже не столь сердито, с любопытством разглядывая дорожку порошка на столе. — Ты меня совсем не любишь, приятель...
«Хм, где-то я это уже слышал», — пронеслось в мыслях. Впору начинать думать, что манеры Уолтера заразны. Страшно подумать, что будет, если провести с ним в одной комнате целую ночь. Но деваться всё равно некуда — это раз; два — какой-никакой, а иммунитет у Ричарда уже выработался. Еженедельные пьянки в компании Джарвиса творят чудеса.
Кстати, о чудесах. Рид обречённо (или облегчённо) вздохнул и вырвал из рук напарника бумажную трубочку:
— Дай сюда, — склонившись над столом, он поднёс свернутую купюру к ноздре и вдохнул как следует. Секунды две ничего примечательного не происходило. Кроме того, что Ричард чувствовал себя редкостным идиотом с напудренным белым носом. А потом в голове вдруг стало удивительно легко, и... всё.
— Что-то я ничего не чувствую.
Рид разочарованно посмотрел на друга. Даже заподозрил его на секунду в обмане. Может, входная дверь сейчас откроется, и на пороге с криками: "Улыбнитесь, это розыгрыш!" появится свора телевизионщиков? Потом компрометирующее видео попадёт на телевиденье, и карьере Ричарда придёт конец. А что, Джарвис был способен и не на такое. Страшно вспомнить, какие сюрпризы он подбрасывал Риду на дни рожденья.
— Ни черта не чувствую, — повторил начальник обиженно, и вдруг уставился на Уолтера округлившимися глазами, — совсем-совсем! Боже, я даже ног своих не чувствую.
Нет, это был явно не тот сюрприз, которого он ожидал.

Отредактировано Richard Reid (30.08.12 13:25:49)

0

16

Джарвис в ответ на комплимент со стороны начальника полиции (а то, что он невыносим, он считал исключительно комплиментом) улыбнулся во все зубы и покивал, устраивая на поверхности стола наркотические грядки. Он извлек еще одну купюру из кармана – для себя, и с интересом наблюдал,  как Ричард Рид втягивает белый порошок.
- Ты погоди, - успокоил он своего «напарника», по употреблению кокса так точно напарника, - дай ему в кровь-то проникнуть.
Не желая отставать, Уолтер сам затянулся белой дрянью, закашлявшись даже.
- Ничего себе, пробирает, - пожаловался он, ощущая, как сжигается слизистая. Обычно на демонов ни алкоголь, ни наркотики никак не действовали, но, если ослабить самоконтроль и поплотнее срастись со своей человеческой оболочкой, что для Белета уже не составляло большого труда, можно было получить искомый эффект. 
Он нахмурился, внимательно посмотрев на Рида, думая, а не подсыпали ли чего-нибудь не того в этот самый «снежок» и зыркнул на парней, с тревогой наблюдающих за ними, потом снова посмотрел на начальника, в глазах у него прояснилось, и дальше Джарвис хлопнул по коленке, весело заржав:
- А я головы не чувствую. Я безголовый.
Собственно, чтобы это понять, необязательно было принимать что-то, достаточно было обратиться за характеристикой к… да к кому угодно.
- Может, теперь ты можешь летать зато, а, Рич?
В любой, пусть даже и критической ситуации Джарвис умел находить позитивную сторону. Вот падает твой самолет – зато можно развести симпатичную стюардессу на «последний секс», тебя избивают, и ты попадаешь в больницу – зато можно развести симпатичную медсестру на «помощь умирающему», нахлебался воды в море – зато можно развести симпатичную спасательницу на… ну вы поняли. Конечно, сейчас ситуация была совсем другой, но вот Джарвис-то сам от отсутствия головы вовсе не страдал. Наоборот, наконец-то лишние мысли ничему не мешали, а мир вокруг играл новыми яркими красками.
- Вон, у тебя, по-моему, крылья прорастают уже. Я знаю таких ребят, у которых прорастают крылья.

0

17

— Что-что? — удивлённо захлопал глазами Рид, уставившись на кайфанувшего приятеля с видом: «либо ты рехнулся, либо я сейчас подарю тебе восьмую дырку в черепе». — Какие ещё, к чёрту, крылья?
Ричард любил задавать людям вопросы, на которые тем всё равно не суждено было ответить. Обычно это приятно щекотало его профессиональный садизм, но сейчас всё было несколько иначе.
— Погоди-погоди. Крылья... Такие, такие... Большие, розовые и с праздничной иллюминацией, как кондитерская Грэхема на Всемирный День Нудного Нудиста?
Красочное описание сопроводил недвусмысленный жест рукой: мужчина очень невежливо (как всегда) потыкал пальцем куда-то за спину Уолтера и вдруг разразился громогласным хохотом.
— Чёрт, Уолли, — глухо икая от смеха в бороду, Рид вытер навернувшиеся на глаза слёзы. Слёзы были неприятно удивлены, ибо в последний раз встречались с начальником висперширской полиции ещё в детском саду, когда тот расшиб себе коленку, гоняясь за своим первым в жизни преступником — малышом, укравшим у Ричарда пластмассовое ведёрко для песка.
— Теперь я понимаю, почему Вайолет жалуется, что ты вечно портишь её гардероб. Тебе жутко идут платьица в горошек.
Ричард так развеселился, что совершенно забыл про парализованные ноги. Ноги не остались в долгу и, в свою очередь, совершенно забыли про Ричарда. Это он понял, когда увидел собственные ботинки, торчащие под потолком.
А вот всё, что выше пояса, осталось мирно отдыхать на диване. Что не лезло уже ни в какие ворота, — ведь речь теперь шла о нарушении законов гравитации, да вообще всех физических законов, а не только пренебрежении Конституцией.

0

18

- Нееет, - ответил Джарвис, тоже утирая слезы от непрекращающегося хохота. – У меня не такие. У меня большие и черные крылья. А вот у тебя, дружище… Ой, всеми цветами радуги!
Белет даже задумался, приняли бы Рида в ряды демонов, и решил, что да, вполне бы приняли – местами он очень даже соответствовал адовой братии. Впрочем, все трезвые мысли голову вновь быстро покинули, а на лице появилось обиженное выражение.
- Это где ты видел платья в горошек? На себя вон посмотри, как из сериала «Дубокоп», честное слово. Где ты такой костюм-то достал? Взлетай уже давай, надо проверить, как крылья работают. О, я придумал.
Джарвис встал, пошатываясь, и потянул за собой начальника полиции. Связанные наркодельцы безмолвно наблюдали разворачивающееся шоу. А демон уже тянул новоявленного коллегу за руку в центр комнаты, где стоял большой стол.
- Влезай, ну. И спрыгивай. А как спрыгнешь, маши быстрее крыльями и лети. Не забывай махать крыльями, запомнил?
Уолтер потряс слегка своего «напарника», видимо, чтобы тому запомнилось лучше. Подтащив уже Ричарда к столу, Джарвис оценил его высоту, и тут его темную голову посетила новая идея, которая с легкостью ворвалась туда вслед за наркотическим туманом, бродившим по разуму.
- Хотя стол какой-то низкий. Давай сразу на крышу пойдем, а? 

0

19

Рид несколько озадачился таким разнообразием летательных перспектив. Мама всю жизнь (ладно, не всю; положим  лет до шестнадцати) врала Ричарду, что его отец — летчик-испытатель. Как выяснилось со временем, единственное, что испытывал папа Ричарда, так это крепость кроватей и высокоградусных напитков в придорожных мотелях. Может быть, фрустрация по этому поводу делала своё мерзкое дело, но с тех самых пор начальника полиции не оставляла мысль, что он носит не те погоны. Небо — это же мечта! Иногда эта мечта тюкала его в темечко. Сейчас был как раз один из таких моментов.
Потоптавшись на столе, мужчина запрокинул голову и задумчиво принялся сверлить взглядом потолок.
— Неее, — произнёс он тоном серийного убийцы, задумавшего массовый геноцид сусликов, — мы туда не пойдём. Мы сразу полетим.
С этими словами Ричард как ни в чём не бывало, словно только и делал каждый день, что преодолевал законы взаимодействия материальных объектов, проткнул пальцем потолок. Палец прошёл сквозь преграду абсолютно невозмутимо. Подошвы ботинок оторвались от стола. Воспарив в воздух, Рид с шмуддийским спокойствием цапнул Уолтера за шиворот и утянул прямо за собой. Вверх.

На крыше было прохладно. Отпустив напарника, Рид подошёл к самому краю и, почти сделав изящное па, как заправская балерина, глянул вниз.
— Ууу, высоко, — на самом деле, всего второй этаж, но ведь его первый полёт! А его даже с цветами никто не провожает. Ричард обернулся к Джарвису:
— Давай хоть монетку кинем, что ли. Или вместе?

0


Вы здесь » Задверье » чердак; » Незванный напарник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC