Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 3.2. ничего святого!


квест 3.2. ничего святого!

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Кафе "Щас как обслужу!", 5 часов вечера.
Подозреваемые: Аврора Дешвуд, Витторио Аббъяти, Мисти Джевел, Эванеска Грей, Мортимер Чедвик, Миша Мордехай, Люциан Келевра
Владельцами кафе объявлен флэшмоб: тот, кто явится в костюме Кардиолога, получит бесплатные напитки и одно горячее блюдо. Поэтому головы у горожан гудят: как же одеваются серийные убийцы в осенне-зимнем сезоне?
Каждый наряжается в меру своих представлений о загадочном маньяке, берёт или не берёт нож и направляет свои стопы в кафе. Там царят веселье, разврат, пляшущие тарталетки.
Потом кого-то из Кардиологов убьют. Активного игрока, НПС или того, кто записался в квест и слился - это уж как повезёт.
Удачи!

Очерёдность: Аврора, Люциан, Эванеска, Витторио, Мисти, Мортимер, Миша, Винсент.

+1

2

Флешмобы - это всегда весело, даже если посвящены они маньяку, орудующему в городе и никак не поддающемуся поимке. Веселиться  в такие опасные времена даже полезно, а отвлечься от откровенно фиговых мыслишек и Кардиолога можно только переодевшись в костюм Кардиолога и смешавшись с толпой таких же ряженых маньяков. 

Главная проблема заключалась в том, что никто не знал, как этот самый Кардиолог выглядит. Мужчина он или женщина, носит ли усы, какого цвета одежда. В преддверии мероприятия весь Виспершир окутали слухи и легенды. Каждый стремился доказать, что его догадки верны, а остальные просто наглые выдумщики, а потому внешность маньяка разнилась от противного однозубого карлика в чепчике и с вязальными спицами (крайне похожего на старую миссис Файерблюм, только пахнет приятнее) до огромного улыбающегося милашки-боксера с разными глазами: один серый, другой подбитый.

В такой нелегкой ситуации Аврора решила не заморачиваться и не тратить свое драгоценное время на тех, кто распускал слухи. В конце концов, у нее тоже была своя точка зрения на происходящее и даже небольшой список наиболее подходящих кандидатов на роль маньяка-убийцы. До поры до времени своими подозрениями она делиться ни с кем не собиралась, однако и флешмоб пропустить просто так не могла. Проторчав пол дня, перебирая вещи в шкафу и подбирая подходящий шарфик, девушка наконец определилась с костюмом: старые, потертые джинсы, кеды с разными шнурками, футболка с Димоном и Мумбой, клетчатая рубашка, серый кожаный плащ и такая же шапочка. Волосы она распустила, чтобы они немного прикрывали лицо, надела широкий вязаный шарф, также служивший маскировкой. Повертевшись у зеркала и убедившись, что, в принципе, лучше маньяка не найдешь, она накинула на спину потрепанный джинсовый рюкзак и отправилась в кафе.

"Щас как обслужу!" было людным, как никогда прежде. И все странно-престранно выряженные. До чего людей фантазия доводит! Аврора даже не предполагала, что у кого-то образ маньяка мог ассоциироваться со старой балериной в розовой пачке и трениках, растянутых на коленках. Правда, борода у балерины была шикарная, что спасало ситуацию.

Покружив по помещению, девушка заказала себе горячий кофе и села на небольшой диванчик в глубине помещения, вычисляя, кто же из этих людей может быть реальным Кардиологом

+3

3

Ах, беда! Трагедия! Печаль! Какая отвратительная фотография была опубликована в ужасающей статье, повествующей о злодее, его несчастной жертве (особенно несчастной жертва выглядела в пижаме – хорошо хоть ее поросячий цвет не был передан на черно-белом снимке), о храбрых героях, явившихся спасти девушку, и обо всем таком. Та женщина из газеты вышла изящной, словно ласка, и газетчик тоже, а священник, больше всего помогший ей тогда – спокойным и уверенным. Конечно, когда тебя похитили и бросили скованной в пещере, вы не будете думать о том, чтобы походить на Твикси или Керри Босс, ну так они же вышли хорошо, а она – как большой лемурской лихорадкой хомячок. Какая досада!
Но с другой стороны, налаживание социальных отношений – важнейшая необходимость для каждого человека, и налаживать их лучше всего в каком-то общественном, шумном и беспокойном месте, где будет много народу, и в случае неприятностей можно будет шумно ретироваться. А неприятности будут, особливо если кто вспомнит ту фотографию, тогда стыда не оберешься, по ее персональному мнению-то!
Если бы не это событие, она бы, пожалуй, постаралась бы не выбираться никуда, да, благоразумия ради. Ух! Ух! Но ведь у нее есть маска из магазина карнавальных костюмах, маска африканского божка, и она чертовски ей шла! Чертовски! Она же все лицо закрывала, совсем все! Вкупе с черной накидкой – ну чем не маньяк? В кафе, правда, шумно до дикости, ну так ладно, можно бесплатно поужинать!
Она легонько пробивается к столикам и обнаруживает, что везде занято. Приходится в дальний угол плестись, и что-то пробормотав еще одному маньяку, усесться на край диванчика.

+3

4

Витторио сидел нахохлившись как промокший воробей в углу кафе с чудесным названием «Щас как обслужу!». Почему он не назвал так свой паб? Что за странные принцессы и королевства вертелись у него в голове, когда он всё это придумывал? Да, в те времена были популярны принцессы и подвиги рыцарей (на бумаге, конечно же, ренессанс и антропоцентризм), но грубое хамовитое обслуживание тоже было достаточно популярным, однако же, эта чудесная идея не пришла ему в голову! Как и устроить столь увлекательное мероприятие, как притворство под знаменитого убийцу. Это так восхитительно цинично! Но ведь нет, нет, не ему пришла в голову эта идея! А его конкурентам! За последние лет сто он вообще весьма поутратил свой творческий пыл и вдохновенные идеи. Максимум, на который хватало его созидательных порывов, это массовая драка с истошно вопящими официантками. А ведь это давно уже не так популярно, как было раньше. Сейчас подавай людям хлеба и зрелищ, вместо привычного мордобоя. Нет, конечно, Витторио не жаловался на выручку или отсутствие клиентов. Он ведь даже иногда организовывал у себя в пабе различные концерты и представления. Но его тяготила мысль о том, что столь чудесная идея о Кардиологе пришла не ему в голову. Вдвойне ему было обидно из-за того, что в его пабе не так давно были найдены «остатки» от творческих порывов самого Кардиолога, ведь мог же додуматься сделать что-нибудь интересное связанное с человеком, которого боится большая часть города.
Витторио очень грустно и жалобно посмотрел на проходившую мимо девушку-разносчицу. Та, растерявшись от подобного взгляда, предложила ему свежевыжатый кофе с двойной водкой. Предложение, надо сказать, было весьма привлекательным. И опять очень оригинальным! Вот его-то официантки так не умели! В конец расстроившийся Аббъяти махнул рукой и ответил «Несите. С тройной водкой, пожалуйста». Хорошо, что он был демоном. Его бесконечное пьянство совершенно не сказывалось на внешней оболочке. Хотя внутри у неё, похоже, явно был цирроз печени и ещё что-нибудь столь же неприятное и смертельное для обычного смертного.

Витторио устало смотрел на всех этих разодетых людей. Нет, он устал не от людей, просто он закрыл паб примерно в шесть утра, но никак не мог пропустить подобное мероприятие своих конкурентов. Но и люди его весьма поражали. Балетная пачка на маньяке, которого никак не может поймать полиция, смотрелась весьма странно. Лично ему, Витторио Аббъяти, известному хозяину самого популярного заведения в городе, для того, чтобы выглядеть странно и подозрительно, нужно было всего лишь одеться. Хотя ходить топлесс он позволял себе только в пабе, но эта слава закрепилась за ним настолько прочно, что очень немногие люди вот так сходу при произнесении его имени могли представить его одетым даже вне паба. Но дабы не смущать толпу своим заурядным повседневным костюмом, хозяин паба позаимствовал у своего повара его белую форму в кровавых подтеках от свиных голов.
- Ваш кофе, - до отвращения вежливая официантка поставила перед ним чашку с крепким напитком.
- Спасибо, милая. Если надумаешь сменить работу, паб Полкоролевства и лично я всегда к твоим услугам. – Её замечание про свежевыжатый кофе всё ещё было свежо в памяти и грело отсутствие души впечатлительного демона.
Витторио отпил столь бодрящего кофе и с удивлением обнаружил неподалеку от себя очередного маньяка. На этот раз в африканской маске.

Отредактировано Vittorio Abbiatti (10.07.12 21:03:13)

+5

5

Мисти уже почти два часа крутилась перед зеркалом, в тщетных стараниях сделать свой костюм совершенным, но упрямый наряд на корню пресекал попытки своей хозяйки достичь желаемого идеала, наверняка мстя за все те долгие годы, на протяжении которых Джевел не уделяла своему внешнему виду почти никакого внимания. И действительно, застать крутящуюся перед зеркалом Мисти было так же сложно, как попасть трёхлетке в клуб "отцов Виспершира". Впрочем, нет. Всё-таки у трёхлетнего карапуза было бы значительно больше шансов. Так уж повелось, что Джевел ещё с младенчества выказывала крайнее пренебрежение ко всякого рода украшательствам в одежде, с особой радостью гадя в розовые ползунки и пелёнки в цветочек, а как только малышка подросла, она явственно дала понять родителям, что все кружевные платьица и лаковые туфельки проще сразу убрать с её глаз, дабы сохранить их первозданную целостность. Джинсы, кеды, майки - большего не требовалось.
Но сегодня Мисти хотела выглядеть потрясающе и сногсшибательно.  Последнее было особенно желательным, учитывая тот факт, что девушка рядилась в костюм маньяка, больше известного жителям Виспершира под именем Кардиолог. Будучи личностью хоть и одиозной, но всё же притягательно-таинственной, Кардиолог уже не первый месяц будоражил умы горожан и добудоражился до того, что в честь него в местном кафе даже объявили флэшмоб, что, конечно же, было бесспорным показателем признания висперширцами исключительности и популярности маньяка. Вот и трудилась Мисти уже второй час, пытаясь подобрать костюм, как можно более подходящий под образ Кардиолога, уже заранее грезя о бесплатном втором блюде. На кровати, перед зеркалом, грудой лежали отвергнутые кандидаты: военная форма деда, костюм пожарного, даже наряд варёного лобстера, что остался в гардеробе Мисти с прошлого маскарада, но всё это было не то.
-Должна в маньяке быть какая-то загадка... - напевала студентка, оглядывая разбросанное по всей комнате добро и вдруг победно улыбнулась. - Кажется, то что надо!

Через пару минут из дома Мисти крадучись выскользнула неопознанная тень. Она ловко шмыгнула мимо забора, быстро перебежала дорогу и скрылась в придорожных кустах, чтобы вскоре появиться во всей своей красе пред кафе,  носящим многообещающее название "Щас как обслужу!" Джевел, а это была именно она, юркнула внутрь помещения. Вообще, юркать Мисти не особенно любила, но наряд обязывал: девушка облачилась в черный обтягивающий костюм ниндзя, доставшийся Мисти в наследство от дедушки Юстоса. Эпатажный старик всегда утверждал, что забрал этот костюм у самого настоящего ниндзя выиграв в ладушки. К несчастью, оружие ему выиграть не удалось. Но, по мнению Джевел, краем уха слышавшей что-то о ножевых ранениях на телах жертв Кардиолога, обычный кухонный нож, который она сжимала в руке, вписывался прекрасно. Образ дополняли ярко красные кеды, потому как Кардиолог там или не Кардиолог, но Мисти всегда оставалась верной себе и своим вкусам.
Девушка, всё также крадучись, пробралась к барной стойке и, заказав стакан молока, приступила к осмотру присутствующих.

+4

6

Бесплатные напитки, как и горячее блюдо, были Морти абсолютно не нужны. Считая, что тело его давно уже гниет на заднем дворе (хотя, в зависимости от способа смерти, менялся и способ захоронения - на тумбочке рядом с кроватью, например, стояла небольшая урна в псевдобарорококанском стиле), не было нужды его кормить - что не мешало Мортимеру ежедневно плотно и сытно завтракать, обедать и ужинать (а иногда и полдничать и совершать полуночный перекус) и пропускать это мимо своего сознания. Впрочем, к конкурсу на лучшего Кардиолога гастрономические трудности Морти-призрака и Морти-человека абсолютно не относились.
Серийный убийца должен был выглядеть самым обычным образом, чтобы не привлекать лишнего внимания обеспокоенных жителей Виспершира, в том числе и тех, кто частично покинул этот мир.
Призраки, среди которых Мортимер проводил опрос для своего будущего бестселлера под рабочим названием "Жизнь с другой стороны: вся правда о тех, кто умер, но еще этого не понял" не могли сказать о внешности таинственного убийцы ничего определенного или неопределенного. Так что Чедвик в подготовке своего костюма опирался лишь на свое воображение.
Он решил выглядеть самым-самым обычным посетителем "Щас как обслужу!", ничем не выделяющимся в толпе. Так что Морти погладил свои любимые носки с Джаспером, надел строгий костюм, а затем, решив, что выглядит еще недостаточно обыкновенно, завязал еще и бабочку и галстук со своим любимым приведением и нацепил две шляпы - чтобы градус нормальности только возрос. В таком наряде, холодея пальцами и прочими частями тела, Мортимер отправился в кафе. Оно уже было переполнено, поэтому Морти тщетно попытался просочиться в отдельную кабинку и в итоге скромно уселся в уголке, накручивая шторы на палец.

+5

7

Кафе оказалось идеальным пристанищем для слета Кардиологов местного, висперширского, масштаба. Кого только не увидишь. А посетителей становилось все больше и больше, и если поначалу были у Авроры какие-то подозреваемые на роль реального маньяка-убийцы, то теперь от такого разнообразия вариантов глаза разбегались, а мысли подленько вообразили, что им можно путаться и вместо фактов и наблюдений а ля Мэрлок Шаломс, великолепный сыщик,  подсовывать мозгу размышления в стиле контуженного на войне столетнего дядюшки Барни, который, хоть и неплохо соображал, решал кроссворды и угадывал слова в телепередаче "Море Чудес" еще до того, как начинался эфир, не мог сконцентрироваться на чем-либо одном. Особенно странные маньячные экземпляры уже начали соревноваться между собой, сначала играя в дартс, затем пытаясь быстрее остальных выпить кружку пива, при этом стоя на голове, а под конец эти же Кардиологи принялись танцевать, да так лихо, что Авроре  ничего не оставалось делать, как быстро ретироваться из своего укромного уголка, чтобы случайно не получить пяткой в глаз.
Протолкавшись через веселую толпу, Дешвуд добралась было до барной стойки, но по пути оступилась о низколежащего Кардиолога и чуть не пролила свой кофе, который бережно держала в руках, на девушку в черном костюме ниндзя. Окатить ее кипятком не позволили ни совесть, ни желание выиграть в конкурсе, ни профессиональная уже привычка - в кондитерской то и дело приходилось иметь дело с подобными ситуациями, так что даже при откровенно фиговой координации движений Аврора ловко подхватила чашку и опустила ее на стойку.
- Расползалось тут, - недовольно проворчала она, поправляя шарфик, который одним концом чуть не уполз в плаванье по чашке кофе. - Вот уж действительно маньяческое удовольствие - ползать под ногами и мешать людям ходить.
Мысленно приписав виновного в несостоявшемся падении в список наиболее возможных претендентов на звание Кардиолога, девушка облокотилась на барную стойку, наблюдая танец маленьких козлят в исполнении той же группы кардиологов.

+1

8

Эванеска испытывала даже некую гордость, перед всеми остальными-то. Ее похищал сам Кардиолог (он сам, конечно этого не говорил, но верить в существование сразу двух маньяков, не то что в одном городе, а в одном мире, она решительно отказывалась, так что и незнакомец считался у нее маньяом, чесслово!), да! Она его почти что видела (очень почти – воспоминания, вполне возможно и придуманные самостоятельно, стали приходить ей в голову через несколько ночей, и не несли в себе ничего разумного), вполне определенно чувствовала, и стопроцентно слышала! Да она сотню раз заслужила быть Кардиологом, больше, чем все они! Вот!
С удивлением посмотрев на нечто бледное и двухшляпное, и попытавшееся сначала просочиться сквозь одну из стен, а потом-таки воспользовавшееся более классическими методами, в виде двери, а затем на нечто ползущее куда-то (куда? Зачем?), и на танцующих козлят, она все больше уверяется – надо сматывать. Валить надо! Валить, валить, валить!
Впрочем, ее плану несужденно сбыться – прорываясь к выходу (а, точнее, отойдя шага этак на полтора к северу от своего перваначального места расположения), она нос к носу сталкивается с одним из козлят – учитывая маску на нем, впечатление он производит чрезвычайно неприятное. Сталкивается, кстати говоря, в самом прямом смысле, и дальше все происходит исключительно в законах физики. Отлетев назад, она падает – а сверху, прям на спину, льется в силу ее толчка горячий кофе. Взвизгивает. Подскакивает.
-Больно же!

+3

9

- Ох, прошу простить, это, должно быть, ваш нож? А, ваш? Ой, а вот и мой, - звон свеженаточенной стали о чугунные ступени интересного вида кафе плавно превращался в настоящее оркестровое действо. Сквозь пёструю, галдящую толпу Мордехай пробирался ко входу в "Щас как обслужу!" и этот путь по его приблизительным расчётам должен был занять не меньше времени, чем понадобилось Моисею для обстоятельного турне по пустыне. Столько вооружённых людей, собранных в одном месте ангел наблюдал в последний раз лет тридцать назад, когда его командировали на поле боя и не куда-нибудь, а прямиком в нацистскую армию. С его-то истинно еврейскими корнями...
Миша мужественно шёл вперёд, прокладывая себе путь семью томами антропологического труда Чезаре Зомброло и, с обречённой грустью глядя, как раз за разом кухонные ножи вспарывают рукава его наряда, недоумевал, почему полиция не проконтролировала сие действо и, по крайней мере, не посоветовала воспользоваться более затупленными орудиями нарезки хлеба и колбасы. Впрочем, Михаэль всегда возлагал слишком большие надежды на светскую власть и неустанно бился об одни и те же грабли разочарования.
Мордехай вздыхал, переминался с ноги на ногу, шуршал страницами, ронял на ноги многочисленным Кардиологам тяжеленные тома и неизменно извинялся, когда очередной нож оказывался у него под рёбрами. Отчего величайший затворник всея Виспершира подверг себя подобной пытке? Всё просто - отсутствие в пабе Витторио толкало его постоянных клиентов, уперевшихся носами в закрытую дверь, на величайший из грехов! Они заглядывали в книжный магазин (такой маленький, серый и неприметный, что о нём частенько забывали даже налоговые инспектора) и спрашивали, где синьор Аббъятти и скоро ли он будет. Раз за разом. Скрипя дверными петлями и распарывая уютную тишину душераздирающим звоном колокольчика. Михаэль не выдержал. Сначала он сорвал колокольчик, затем замкнул магазин, а потом последовательно сбежал в зону максимального комфорта, которая, по несчастному стечению обстоятельств, находилась в области Витторио.

Мордехай всю свою вечность считал людей невероятно странными существами, от которых можно ожидать чего угодно. Должно быть, именно поэтому сегодняшнее костюмированное буйство не произвело на ангела никакого впечатления. По его мнению сейчас внешний вид горожан, собравшихся в кафе, наконец-то соответствовал тому впечатлению, кое они ежеминутно оказывали на действительно адекватных существ. Миша прошёл мимо шторы, в которую по самые шляпы закрутился бледноватый юноша. Этого субъекта ангел прекрасно помнил. Тот как-то раз пытался просочиться в закрытую книжную лавку. Мордехай после того случая сто восемнадцать раз протёр стекло, но ему до сих пор снился в кошмарах след от прижатой к двери щеки. Продвигаясь дальше, ангел замечал всё больше и больше людей, так или иначе нарушавших книжный покой и его душевное равновесие. Доведя свою физиономию до состояния умеренной хмурости, Мордехай тихо и незаметно опустился на диван рядом с таким же окислившимся демоном.
- Свежевыжатый кофе, значит? Мои соболезнования, - с лёгким шорохом перелистнулась страница.
- Да, я в костюме гигантскоого хот-дога, у Бёрка других не нашлось, - невозмутимо ответил на незаданный вопрос Миша, сосредоточенно уткнувшись в книгу. - Пожалуй, ты слишком консервативен, человечество нынче несётся к своему закату на космических скоростях и твой паб явно за ним не успевает.
Михаэль царапнул ногтем запёкшееся бурое пятно на белой ткани поварского кафтана: - Свиная голова? Как я и говорю, ты слишком любишь классику.

+5

10

Кроули всем своим существом отчаянно и страстно ненавидел Михаэля своей особой демонической ненавистью. Не поймите демона неправильно, это никак не было связано с расизмом. Он относился к ангелам абсолютно безразлично. В конце концов, они даже не были конкурентами. Как бы отчаянно не билась небесная канцелярия, подтасовывая документы и бухгалтерские отчеты, всё равно именно в Аду была бесконечная очередь из душ. Но вот к Мордехаю у Аббъяти были особые чувства. И это совсем неудивительно. Они столько столетий провели бок о бок. А уж как они хорошо смотрелись на поле брани в те стародавние времена, когда Люцифер решил, что его ущемляют в правах… Смотрелись? В смысле, у них был налажен контакт ещё тогда, в то время. Именно так. И никакого «смотрелись».
- Если не заткнешься, я засуну тебе эти твои книги в… сосиску.
Уткнувшись в свой свежевыжатый кофе с тройной водкой, Виторио задумался практически о судьбах мира, а точнее: не сменить ли ему профиль. Конечно, Виспершир привык к тому, что Полкоролевства всегда было пабом. Это сложилось исторически. Но можно было открыть филиал. Дневное кафе-мороженое. И подавать там мороженое, политое сверху ликером. И виски. И вообще по желанию. Хотя нет, получалсь ровным счетом то же самое. Может быть, соблазнить ту официанточку и устроить её к себе на работу креативным менеджером? А чтобы она выдавала идеи на-гора можно заставить Мордехая на неё смотреть этими своими щенячьими глазами. Витторио оценивающе посмотрел на хот-дог. Пусть отрабатывает.
- Мишель, ты в курсе, что за то время, что мы с тобой знакомы, ты напил в моем пабе напитков на такую астрономическую сумму, что назови я её налоговой, они бы посчитали это благотворительностью и оставили, наконец, меня в покое? – Витторио поймал за руку уже знакомую официантку, - вот этой пародии на умного человека то же самое и попросите вашего бармена не церемониться с водкой. Она не кусается. Если я прошу три порции, то их должно быть три, а не две и три четверти. Спасибо! - Он отпустил округлившую глаза девушку за заказом и вернулся к созерцанию Мордехая. – С возрастом я становлюсь всё ворчливее. Надо прикупить себе кресло-качалку, клетчатый пледик и двустволку. И завести яблочный садик. И перетащить все твои книжки к себе в сарай, пока ты будешь в как будто бы отъезде. А когда ты полезешь через забор в мой яблочный садик за книжками, стрелять по твоей заднице солью.
Витторио мечтательно закатил глаза.
- Кстати, как ты думаешь, говорящая сосиска в тесте, тот, кто победит, отправится на тот свет из-за неприятия конкурентов у Кардиолога или в тюрьму из-за излишней подозрительности со стороны нашей полиции?

Отредактировано Vittorio Abbiatti (09.09.12 21:02:29)

+4

11

Общество организм странный, живущий по законам, которые противоречат человеческому существу. Каждый человек в отдельности будет говорить о том, что индивидуум должен стремиться к светочу знаний, попутно творить добродетель и относиться к другому человеку с терпением и пониманием. Однако, группа людей – общество, - действует в совершенно противоположном направлении. Отвергая новые революционные теории и сжигая их создателей на кострах, оно возносит на пьедестал почета тех, чьи действия противоречат всем законам, как государственным, так и моральным, общечеловеческим. Каждый человек дрожит от страха перед тем, кто преступил эти законы, но, собравшись вместе, они его боготворят.
«Давно пора было преподать урок этим шлюхам!», «Эти богачи совсем зажрались, давно пора познакомить их с реальной жизнью!», «Эти <…> давно пора!»… и хор поддерживающих голосов. Кто-то может сказать, что таким образом люди справляются со своими страхами и переживаниями, но стоит взглянуть в лицо правде: им это просто нравится. Но, конечно, отдельно от общества ни один здравомыслящий человек в этом никому не признается. Таким образом, и организуются столь странные мероприятия как в кафе «Щас как обслужу!».
Забавно попасть в свой собственный фан-клуб.
Разномастные как будто бы убийцы и каждый в душе надеется, что он кажется самым мрачным, самым коварным, самым-самым и получит бесплатный бифштекс.
- Вы уронили! – протянутая упавшая шапочка с помпоном, очаровательная улыбка, глядя на которую любой скажет «Что ты здесь делаешь? Неужели ты тоже надеешься выиграть конкурс на самого жуткого и таинственного человека в Виспершире?», но работу ведь не выбирают, правильно?
И на этот раз работа была намного сложнее. Большое скопление народа было на руку, конечно, но ограниченное пространство и всего лишь три возможных пути отступления. Запасный выход, окно под потолком в туалете, а так же сама толпа, которая в ужасе будет щемится во все стороны, как шуганные мыши, узнав, что среди них настоящий убийца. Но об этом можно подумать позже, ведь на горизонте мелькнул джинсовый рюкзачок  жертвы. Милая девочка. Добрая, приветливая, веселая – положительная со всех сторон. Плюс физиологическое нарушение, которое заставляет других людей воспринимать этого человека ещё более положительно. Как жаль.
Проследить взглядом за её передвижениями, будто бы случайно оступившись натолкнуться на жертву у стойки, благо это не может вызвать удивления или замешательства: в этом переполненном кафе все друг на друга натыкаются. Вот и сама жертва буквально пять минут назад споткнулась об ползающего «маньяка»… Для того, чтобы воткнуть нож в бок и лишь скользнув по ребру, попасть в сердечную мышцу, нужен воистину хирургический глазомер, а так же превосходное знание анатомии, так что может быть прозвище «Кардиолог» вполне оправдано. Хотя может всё дело в банальном везении? Удача любит негодяев. Затем коротко извиниться и, не вызывая излишней суматохи, удалиться через главный выход, пока ещё остатки жизненных сил удерживают мисс Дэшвуд в вертикальном положении.

+7

12

Если бы сейчас свершилось маленькое чудо и старая мисс Фрекен Кок, отдавшая всю свою жизнь детишкам в детском саду и уже пять лет как почившая бозе на старом кладбище Виспершира, смогла бы увидеть свою бывшую воспитанницу Мисти, чинно восседающую за борной стойкой и не менее чинно попивающей молоко, старушка бы наверняка прослезилась от счастья, уверовав в то, что её педагогические усилия, пусть и несколько запоздало, но всё же принесли свои плоды. Ещё бы, разве могла она подумать, что этот дьявол по фамилии Джевелл, что трижды прожигала её юбку украденными у отца спичками, это маленькое чудовище, однажды отравившее всю группу, подсыпав стиральный порошок в кастрюлю с супом, только потому, что решило проверить, как он себя поведёт в необычной для него среде, это исчадие ада, которому все, кому только не лень было, прочили либо выдающуюся карьеру химика, либо тюремный срок, а скорее и то и другое одновременно, так вот, кто бы мог подумать, что та самая Мисти Джевелл, способна сидеть за барной стойкой, находясь в толпе людей, пить молоко и никого, нет, ну совершенно никого не трогать и мало того, даже не бросать на окружающих взгляды полные злобы, а порой и откровенной угрозы. Жаль вот только, что чудеса - вещь крайне редкая, а потому мисс Кок приходилось сейчас не наслаждаться видом своей воспитанницы, а лежать себе тихо-мирно на кладбище, между могилами судьи и грабителя, кстати сказать, тоже бывших воспитанников мисс Кок, а теперь наглядно демонстрирующих своими надгробиями всему мир тщетность всех педагогических приёмов и методик, ибо, в конце концов, какая кому разница, как ты хорошо воспитан, если все мы обречены завершить свой путь одинаково - на глубине двух метров под землей, в узком деревянном ящике.
Впрочем, мысли Джевелл сейчас были далеки как и от деревянных ящиков, так и от мисс Кок. Девушку заботило другое, точнее - другие, а ещё точнее - посетители "Щас как обслужу!". Где-то примерно между вторым и третьим глотком молока, Мисти пришла в голову одна крайне настойчивая мысль, которая, решив, что раз уж она пришла, то глупо будет сразу уходить, решила задержаться, а суть её сводилась к тому, что едва ли нашлось бы сейчас во всем Виспершире место, более уютное для Кардиолога, чем "Щас как обслужу!". В такой разномастной толпе ряженых маньяков затеряться маньяку настоящему было как раз плюнуть. Студентка окинула подозрительным взглядом всех присутствующих. Не то чтобы она испугалась, вовсе нет. Скорее даже наоборот: ей не терпелось наконец-то узнать, кто же скрывается под именем Кардиолога,  а главное, как ему удавалось так долго оставаться безнаказанным. Почему неизвестный душегуб убивал людей, Мисти не не интересовало. Сказать по правде, девушка даже в какой-то мере понимала таинственного маньяка, только вот методы его не одобряла: слишком уж это было мелочно и утомительно - убивать по одному, да ещё и так редко. Душа Мисти требовала массовости и грандиозности.
Студентка повернула голову направо, пытаясь отгадать, кто же из присутствующих может быть настоящим преступником и увидела Аврору - официантку, с которой у них как-то сразу, с первой минуты знакомства, не заладились отношения. Мисти ещё не простила ей того сорванного выпуска комикса, посвящённому взрыву мэрии. Вспомнив о загубленной во многом благодаря Авроре гениальной идее, Джевелл насупилась и отвернулась, упёршись в взглядом в Аббъяти.
Ещё один.
Девушка подозрительно хмыкнула, припомнив странный вечер в баре Виторио и те не менее странные письма.
А что если демон - это метафора? Ну, мол убийца он, душегуб, демон...
Мысль показалось дельной, да и живописно заляпанный кровью фартук Аббъяти вписывался в выдвинутую версию как нельзя лучше. Мисти задумчиво забарабанила пальцами по барной стойке и вдруг, подчинившись интуитивному наитию, которое не единожды уже спасало её от взрывов в домашней лаборатории, повернулась налево, чтобы увидеть лежащую на полу Аврору.
Кажется кто-то перепил.
Из-под лежащей на полу официантки показалась ширящаяся с каждой секундой лужа крови.
Или не перепил. - логично предположила Джевелл, чувствуя досаду от того, что только что пропустила всё самое интересное. Мисти ещё раз окинула быстрым взглядом всех присутствующих, пытаясь отыскать след убийцы и одновременно думая о том, какая сейчас поднимутся паника, как только все узнают о том, что рядом с ними находится не только труп, но и, возможно, создатель этого трупа. Массовых истерик Мисти не любила, а потому решила смягчить жуткую новость.
- Кхм, минуточку внимания, - проговорила девушка ни к кому конкретно не обращаясь, - тут кажется Аврору убили. Немножко. Совсем чуть-чуть, но сразу насмерть.

Отредактировано Misty Jewell (24.09.12 02:39:38)

+4

13

Мортимер смотрел по сторонам и нервно вздрагивал, когда кто-нибудь проходил мимо. А так как кафе, как уже упоминалось ранее, было переполнено, Мортимер дрожал без остановки. Шляпы и штора дрожали вместе с ним, и, если бы кто-то сел поблизости, тряски было бы не избежать и ему. Но, к несчастью для Морти, жаждущего пообщаться и обсудить трудности бытия в эктоплазменном виде и последние висперширские сплетни (о смерти, разумеется) компанию ему никто не составлял. Так что Чедвик смотрел на мир из-под своих шляп и вспоминал, как он трагически умер от свалившегося на голову карниза. Чудесные воспоминания! Мортимер был готов делиться, но, опять же, увы и ах - что-то черное ползло мимо, что-то в маске сбегало куда подальше, а хот-дог ограничился взглядом в сторону - и никто, ну совсем никто не хотел поговорить. Морти закутался плотнее и продолжил свое пребывание в небытие. То есть, в шторе. Разницы не было.
Вечеринка продолжалась, но настоящий Кардиолог так и не появился. Юношу не очень-то волновали причины, по которым он убивал - может, тоже считал, что жизнь бессмысленна, а смерть куда лучше для всех. Морти вот сильно расширил свой круг знакомств, проходя сквозь разных людей. К слову про них - кажется, что-то черное он хорошо знал. Количество попыток проплыть сквозь эту девушку уже перевалило за сотню. Услышав слово "убили", Мортимер оживился и даже раскраснелся.
- Насмерть? - застенчиво, но очень и очень заинтересованно спросил Морти, выбираясь из своего застенья и бочком двигаясь поближе к мертвому телу. Плюс один к тем жителям Виспершира, которые знают толк в жизни - не то что эти не умиравшие! Незаметно для себя он схватил край чьего-то длинного плаща и в нервном возбуждении мял его, поглядывая на недвижимое тело и окружающих. А ведь три года назад и он лежал такой же бездыханно-прекрасный и весь в крови. Самый счастливый день его жизни!

+4

14

Какая-то странная суматоха поднялась вокруг, причем так неожиданно, словно несколько секунд (а то и минут) просто выпали из общей временной канвы, превращая ее (канву) из низкокачественного подражания местным висперширским заводом высококачественному текстилю импортного производства в дырявый носок троюродного дядюшки Барни. Удивительное обстоятельство - сколько бы раз у него в носках дырку не находили, все равно явление дырки на пятке народу проходило под массовое удивление. И хоть Дешвуд и была человеком несколько рассеянным и периодически попадающим в неловкие ситуации, но вот так выпадать из общего процесса ей не случалось. Тем более что ощущения были явно не самыми приятными и обнадеживающими. Да и с памятью что-то стало... Нет, точно надо было меньше смотреть по ночам мультики про Димона и Мумбу и получше высыпаться. Иначе уже наяву глюки стали появляться - того и гляди, сам Тедди Хрюггер пожалует...
А количество товарищей, лежавших на полу в бессознательном состоянии, пополнилось ровно на одно человекотело. Это человекотело лежало рядом с барной стойкой. Надо же было так наклюкаться! Лежит безжизненное тело на нашем жизненном пути... Более того, основная наглость момента заключалась вовсе и не  в этом - а в явном плагиате. Вообще когда две девушки появляются в одинаковой одежде - это уже как минимум военное положение и мозгосекс для окружающих. А тут - лежит себе и в ус не дует. И с таким же рюкзаком даже! Вот только красная лужица совсем не в тему.
После томительных нескольких мгновений, ушедших на то, чтобы сообразить, что к чему и присмотреться к лежащей. Окончательно убедиться в правоте своих выводов помогла Мисти - та самая Мисти, которая вместе с Лонни рисовала комиксы. Мисти рисовала комиксы кровавые и со взрывами, а Лонни добрые. И вместе они разнесли к чертям кондитерскую. Но сейчас не до этого...
- То есть как убили? - обиженно взвизгнула девушка, пробираясь поближе к себе. Или бывшей себе. - Нечестно-нечестно-нечестно!
Обиженно хлюпая носом, Аврора Дешвуд, теперь уже призрак, пронеслась сквозь толпу (в прямом смысле). Очутившись где-то за спиной у Абъятти, она остановилась и, подправив распутавшийся шарфик, скрестила руки на груди. Быть убитой в планы девушки ну никак не входило еще ближайшие лет 40. А сколько дел она еще не успела сделать в своем нормальном облике! Надеюсь, незамужних девушек здесь не принято хоронить в свадебном платье? Какое неслыханное издевательство над мертвыми особами! Надо за этим проследить. Или не надо - надо с кем-то поговорить. И слямзить шоколадку. Призракам можно шоколадки?
Продолжая потихоньку всхлипывать, не то от обиды, не то от неожиданности, не то от всего вместе, Аврора искала среди собравшихся того, с кем можно поговорить. Ситуацию осложняла вовсе не природная малочисленность хороших друзей, а то, что многие люди то и были в общем и целом не люди. Очень даже не люди, но почему этого никто не замечает - вопрос.
- И вот что мне теперь делать? Кто-нибудь видел этого нелогичного психопата?

Отредактировано Aurora Dashwood (07.10.12 00:35:31)

+3

15

Оговоримся с самого начала. Никуда Люц идти не собирался. Ни-ку-да. Погодка для огненного демона была вообще «нелетная», мягко говоря. Ну, что поделать, не любил блондин холод. От слова совсем. Но, в конечном итоге любопытство взяло верх (ох уж это любопытство! У юноши было стойкое ощущение, что рано или поздно оно сыграет оооой какую большую роль. Найдет он ТАКИЕ неприятности на свой хвост, что мало не покажется).
Маскарад. Маскарад это хорошо. Очень даже хорошо… С костюмом он не стал особо заморачиваться-  черные кожаные брюки- мораль? Не, не слышал, темная футболка, а поверх нее кожаный же жилет, в петлице которого он закрепил бутон алой розы. Его бы воля- оставил бы и рога, и хвост, благо в обстановку вписалось бы, но в последний момент передумал. А то мало ли что… Ограничился демон лишь классической полумаской из черного бархата.
- Да здравствуют свободные нравы! Остается надеяться, что в таком виде я не особо смахиваю на «мальчика легкого поведения»…
Думал ли Люц, что на вечеринке может оказаться настоящий Кардиолог? Да, такое стечение обстоятельств он предполагал, но все же надеялся на лучшее. А пока он мирно сидел за барной стойкой, потягивая глинтвейн, чтобы хоть как то согреться после этого трижды неладного холода. Краем глаза он «фонировал» в помещении очень даже «инфернальную» ауру. И другую, из противоположного ведомства. Засвечиваться не особо хотелось, именно поэтому молодой демон вел себя, аки паинька.
....- тут кажется Аврору убили. Немножко. Совсем чуть-чуть, но сразу насмерть.
Демон поперхнулся. Вечер становился все…как же это…страньше и страньше? Похоже, что Кардиолог все же явился. Началооось… – с легкой тоской подумал блондин, - нет, ну почему ни один день нельзя пожить спокойно? А сейчас начнется паника, приедет полиция…Это называется- сходил, развеялся. Ну хотя да. Над Адским пламенем надо развеиваться.
- Спокойствие. Без паники. Нужно вызвать полицию, а до ее приезда никого отсюда не выпускать. Вдруг Кардиолог еще здесь?
Он внимательно посмотрел на призрачную девушку, точную копию лежащего тела. Ох, не завидую я тебе…стоп. А ты меня видишь, верно?

Отредактировано Lucian Kelevra (13.10.12 18:57:29)

+4

16

Тот, кто ее облил – он даже внимания не обратил на произошедшее, уйдя куда-то дальше в глубину зала, и пока Эванеска неловко, пытаясь одновременно с этим ощупать размер своего ущерба (ну-ка, попробуйте встать с задницы, держа руки за спиной в людном помещении, да еще таком полутемном, таком… нет, лучше не будет о неприятном – но созерцание чужих пятых точек на уровне своего взгляда, как вы понимаете, особо вдохновлять не может, не правда ли?) поднимается, что-то происходит. Что-то очень неприятное судя по всему – временное затишье дает возможность ее громкой, противно растянутой реплике быть всеми услышанной:
-Ну а чегой это вы кофе обливаетесь? – из-за маски, все прозвучало приглушенно, но кто-то зашипевший на нее, заставляет понять: ой, кому-то плоховато. К тому моменту, когда Эванеска снимает маску и протискивается к эпицентру событий (всем любопытно, конечно, но она проявляет совершенно несвойственные ей настойчивость и ловкость… а еще, маской очень удобно раздвигать народные массы), становится совершенно очевидно, что кому-то не просто плоховато. Смотрит на тело. Смотрит на окруживших его.
-Ой. Это не я. – довольно странная ремарка для человека, пытающегося убедить в своей невиновности, да? Учитывая, что пробралась она сюда из другой половины бара, становится совершенно очевидно, что эта ремарка звучит по меньшей мере странно.
-Это не я. А кто ее убил? А за что ее убили?
– она кивает головой подобравшемуся слева от нее кудрявому пареньку и сообщает: - кажется, насмерть. А ты не видел, кто ее убил? Я не видела. – она поднимает глаза на мужчину в черной полумаске и удивленно ему отвечает:
-Кардиолог еще здесь. Здесь их много, кардиологов-то. Я вот тоже. Как полиция узнает, кто из нас убийца? То есть,
- она быстро исправляется – кто из вас. Я тут точно ни при чем.

+2

17

― Виктория, каждая стопка, потреблённая мной в твоём заведении приравнивается к одной спасённой от коварства зелёного змия душе, ― да, Мордехай нынче был сосиской и почти гордился этим, но зачем же так часто и злорадно напоминать об очевидном? Этот вопрос засел глубоко в ясном взгляде, гипнотизирующем демона напротив. Миша недовольно пошуршал страничками, это незамысловатое занятие эффективнее всего возвращало душевное равновесие на место.
― Друг мой, для представителя твоей профессии ты слишком злопамятен, и я говорю отнюдь не о гильдии барменов, ― затея с яблочным садиком и креслом-качалкой поначалу понравилась Михаэлю, но последовавшие уточнения, непосредственно касавшиеся его уязвимейшей части тела, разрушили идиллическую картину. ― Со старостью должны приходить мудрость, терпение и маразм. Тебя, похоже, посетила только одна из заявленных добродетелей. Между прочим, ты знаешь, почему я здесь? Нет, лучше скажи, почему ты здесь, а не в пабе? Ты знаешь, что сделали эти люди, которых ты называешь своими постоянными клиентами? Они пришли в мой магазин. Эти варвары переступали порог и звякали, звякали, звякали колокольчиком, пока мои нервы не выдержали. Разве будут приличные и праведные христиане бродить по книжным магазинам в поисках хозяина спиртосодержащих сокровищ в столь позднее время? ― Мордехай перевёл дух после длинного, эмоционального монолога, стрелка настенных часов лениво подкрадывалась к отметке «шесть».
Заново пережив недавно испытанный ужас, Миша с благодарностью принял внутрь содержимое принесённого талантливой официанткой стакана.
― Дорогая, здесь три и две четверти, ― известил девушку ангел. Уж кому, как не Михаэлю знать, что преувеличивать так же плохо, как и преуменьшать. Особенно, когда дело касается алкоголя, ангельской чести и смертного тела.
Раздражённая вниманием дотошных клиентов официантка ретировалась в противоположный конец зала и растворилась в толпе ряженых тел.
― Обиделась, ― удручённо вздохнул Михаэль, весь его костюм выражал раскаяние.
Вечер так и прошёл бы во взаимных упрёках и беспочвенных обвинениях, если бы не подоспевший к десерту труп. В таких случаях дежа вю – не самое приятное переживание.
― Раз это не твой паб, в этот раз, вероятно, обойдётся без расчленёнки.
Человек-фастфуд поднялся с диванчика и направился к непосредственной жертве сегодняшнего вечера. Задумчиво поглядев на тело девушки сквозь эктоплазменный силуэт свеженького призрака, Михаэль изрёк:
― Аврора Дэшвуд была хорошей налогоплательщицей, честной официанткой и бескорыстной соседкой. Давайте, хотя бы, покидаем газеты на кровь, пока полы мыть нельзя.
Юный демон, сидящий за барной стойкой, предложил никого не выпускать из здания. Эта идея Мордехаю совсем не понравилась. Большое скопление людей с холодным оружием, отсутствие свежего воздуха и слишком быстрая скорость чтения означали, что скоро у ангела начнётся ломка от скуки и безделия.
― Как вариант – убийство по неосторожности, ― выдвинул версию Михаэль, когда очередной нож мимопроходящего неуклюжего «Кардиолога» воткнулся в ангельскую печень, защищённую пружинящей мягкостью многослойного костюма.

Отредактировано Misha Mordechai (31.10.12 12:52:49)

+5

18

- Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет! Я бы даже сказал, что это не лезет ни в какую Триумфальную Арфу! – Витторио возмущенно всплеснул руками.
Не так давно в пабе самого главного алкогольного магната Виспершира была беспрецедентная «акция» выпей пять пинт пива, пол литра виски и получи расчлененку в подарок. Труп, совершенно наглейшим образом оказавшийся в туалете «Полкоролевства», был тщательно утилизирован. Но, не смотря на, казалось бы, мрачное известие о не совсем живом посетителе, посещаемость паба нисколько не уменьшилась. А даже наоборот: в следующие две недели толпы любопытствующих подчистую опустошили казавшиеся бесконечными запасы выпивки господина Аббъяти. И совершенно очевидно, что «Щас как обслужу!» просто наглым образом пошли по проторённой Витторио дорожке, наглым образом украв идею.
Витторио протиснулся между взбудораженными Карлдиологами, встав рядом с Мордехаем.
- Это возмутительно, Мишель! Это практически то же самое, если бы кондитерская перестала торговать своими кексами с подозрительными добавками, делая вид, что это их собственная идея, а не способ торговли некоего полоумного книжного червя.
Витторио посмотрел на местный труп. Милая девочка. Они даже труп выбрали лучше, чем был у него. Возмутительная наглость! Кроули негодующе дернул своим невидимым хвостом. За спиной кто-то был. Не совсем был, скорее пребывал.
- И вот что мне теперь делать? Кто-нибудь видел этого нелогичного психопата?
- Нет! Нет и нет! Мне нужен менеджер этого заведения! Они ещё и призрака сумели достать! Кто вас подкупил, навеки юная леди? – Витторио, прищурившись, смотрел на свежеиспеченного призрака.
Ему не было дела до полиции и поисков Кардиолога. Он вообще был свято, если так можно сказать про демона, уверен в том, что убийство произошло по приказу свыше. То есть от непосредственного руководства кафе. Это всё происки конкурентов. Питейные заведения – жестокий бизнес.

+6

19

Мисти осмотрела присутствующих и убедилась в отсутствии всяческих паникёров, алармистов и просто любителей побегать по комнате с диким воплем «обожемоймывсеумрёмспаситепомогите!!!»
Уже неплохо.
Девушка вернулась к созерцанию трупа. Труп был юн, недвижим, свеж и непоправимо мёртв, как трупу, собственно, и положено. Впрочем, что положено делать трупу Мисти знала только понаслышке: как-то не сводила её доселе судьба с мертвецами, скорее всего, сочувствуя последним и не желая лишать бедолаг единственного чего у них осталось — вечного покоя, потому как всем, а тем более судьбе, было известно, что покой и Джевел есть сущности противоречащие друг другу, а потому несовместимые.
А публика подходила всё ближе, публика напирала, публика жаждала подробностей. Кто-то, будто бы усомнившись в достоверности диагноза Мисти, даже переспросил, на самом ли деле мертва несчастная официантка. Подобной наглости Джевел терпеть не собралась: она нашла этот труп, она, его, можно сказать, первооткрыла, почти успела привязаться, как привязываются дети к найденному на улице щенку, а тут некий неизвестный посмел усомниться в качестве предмета её привязанности. Мисти уже собралась было высказаться по этому поводу, но увидев носителя голоса и резко передумала.
Не то, чтобы Чедвик был ей откровенно неприятен, вовсе нет, но всё же девушка предпочитала с ним лишний раз не связываться. Причиной тому были его постоянные попытки натолкнуться на Джевел. Это уже потом до Мисти дошло, что сей юноша бледный со взором горящим ничего плохого в виду не имел — просто возомнил себя, бедолага, призраком, а вот по началу попытки Мортимера воспринимались Джвел исключительно как поползновения интимного характера и вызывали бурю негодования, которое, постепенно, вылилось в стойкое желание держаться от лжепризрака на таком расстоянии, которое бы не пробуждало у него желания в очередной раз проверить плотность своего, а заодно и мистиного тела.
Некто предложил вызвать полицию, кто-то посоветовал прикрыть кровавую лужу газетами. Последнее понравилось Джевел больше первого. Ну не любила девушка всё, чтобы было связано со служителями закона (естественно, кроме очаровательной Коралин), считая их людьми скучными,  нудными и лишёнными всякой фантазии, а вот против продукции типографий Джевел ничего не имела и потому схватила с барной стойки неизвестно кем забытую газету, на главной странице которой красовалась статья посвящённая местным долгожителям, украшенная фотографией улыбающегося лысого старичка с хитрым прищуром и большим заголовком "Ленон жил, Ленон жив, Ленон будет жить".  Мисти опустила газету прямо на кровавую лужу, старичок на фотографии мигом покраснел, а затем и вовсе побагровел, отчего хитрый прищур его стал ещё более выразительным и лукавым. Джевел внимательно посмотрела на фотографию, перевела взгляд на мёртвую девушку и довольно кивнула.
А ничего так... концептуально получилось.
Оставалось решить последний вопрос: кто же, собственно, убил несчастную Аврору.
- Всё просто, - ответил внутренний голос Джевел. - тот, кто был с ней рядом.
- Логично, - согласилась девушка.
- А рядом с Авророй была ты, - напомнил голос.
- Я протестую! Это поклёп! Я ни при чём!
Внутренний голос тактично промолчал.

Отредактировано Misty Jewell (09.11.12 17:49:57)

+5

20

Вдруг? Что значит "вдруг"? Вдруг бывает крайне мало вещей. Аврора всегда была убеждена, что к этому самому понятию можно отнести только брачный танцы морских котиков под палящим полуночным солнцем где-нибудь на Кавайских остравах, остальное же вполне логично объяснимо... А она ведь еще ни разу не была на Каваях! Интересно, призраки туда тоже с визовым режимом или мертвым скидка? И - раз уж она собралась на Каваи - могут ли призраки загорать? И какой солнцезащитный крем нужен, если могут?
А они все об одном - вдруг Кардиолог еще здесь... Конечно же, здесь! Аврора с готовностью сделать сенсационное разоблачение посмотрела сначала на одного посетителя, затем на другого, третьего. Ничего схожего с тем, кто ее убил, явно не было. Ну и что, что девушка не помнит, кто именно лишил ее жизни? Надо же строить предположения - это же сколько хлопот теперь предстоит с этими похоронами! Вот же зараза маньяческая!...
Еще один беглый взгляд на окружающих. Ничего и никого подозрительного, кроме цвета у кофе (он может быть и болотным?!) и нескольких человек, которые вовсе не человеки оказывается... От этого стало не по себе. Нам врали! Врали, врали, врали! Наверняка, еще и табличку "хлеба нет" в булочной тоже стоило воспринимать буквально - вдруг кроме человеческого есть и хлебный заговор, доступный только призракам? Но, в любом случае, кем бы посетители ни были, хоть ручными хомячками ее Величества, они все под подозрением.
Все, кроме того странного дядечки, с удивлением разглядывающего, как кровь заливает любимый шарфик Дешвуд. Как-то совсем не хочется признавать, что тебя убил маньяк, который совершенно не расчесывал волосы перед тем, как прийти в приличное заведение.
- Никто меня не покупал, - обиженно пробурчал призрак. Вот же любители поскандалить! Спохватившись, девушка выхватила со своего мертвого тела уже практически невозвратимо испачканный шарфик. Вот что было действительно жалко. Хорошей же был, вязанный.
- А сколько дают за порчу любимых шарфиков? - Аврора устроилась поудобнее прямо на барной стойке. Чего уж терять, тем более все смотрят на нее мертвую - за такое шоу можно и разрешить посидеть в  и на неположенных местах. - И можно ли считать отягчающим обстоятельством появление нескольких затяжек на нем?

+4

21

От всей происходящей ситуации Люцу все больше и больше хотелось закатить глаза взывая к Преисподней в немом вопросе. Но, это занятие было заведомо провальным. Во-первых, не один он здесь был из их ведомства, во-вторых, из  «оттуда, сверху» тоже присутствовали,  а лишний раз привлекать к себе внимание и тех, и других, было, по меньшей мере, неосмотрительно. Свои по шее надают, не свои…что похлеще придумают.
Блондин пристально посмотрел на симпатичную рыженькую девушку, что так отчаянно пыталась убедить всех в своей невиновности, и мягко возразил. Голос, правда, как всегда, «съехал» на бархатистый. Наследственность она такая..наследственность.
- Юная леди, я ни в коем случае не утверждал, что это сделали вы. А касательно Кардиологов… Что-то мне подсказывает, что это… - он указал на лежащий на полу труп девушки, - убийство, дело рук самого Кардиолога. Вот вы смогли бы имитировать его метод убийства? Лично я сомневаюсь, что хоть кто то из присутствующих может. Да и врятли у кого то есть хобби убивать девушек… 
Он резко..пожалуй, слишком резко обернулся к ангелу, предположившему версию убийства по неосторожности.
- По неосторожности, говорите? Вот, скажем, вы. Вы в состоянии так «неосторожно» ткнуть ножом в человека, чтобы с первого удара попасть между ребер прямо в сердце?
Ты знаешь, кто я на самом деле. Я знаю, кто ты. Ох, как же у меня язык то повернулся спросить у ангела про убийство? Извиняйте, совести со мной в одном комплекте не шло. Все претензии к моим родителям.
Вообще, по его скромному мнению, окружающие вели себя слишком…спокойно, учитывая, что вот только что было совершено убийство. Юноша снял полумаску, открывая лицо, и почти не шевеля губами обратился к призрачной девушке.
- Как и принято, две трети от цены покупки. Можно. Разумеется, что можно. А вы держитесь молодцом. Я даже удивлен.
Но, тем не менее, нужно было хоть что-то делать. Хоть лужу крови теперь и прикрывала газета, труп от этого никуда не исчез, и демон мысленно попрощался с тихим и спокойным вечером.
- Кто-нибудь, позвоните уже в полицию. И да, откройте окно. Иначе мы все рискуем испытать недостаток кислорода…

+4

22

Стоявший возле нее мужчина - красивый, старшее ее на несколько лет, и весьма привлекательный (да, ей стыдно, что подобные мысли полезли ей в голову, она ведь над трупом стоит, но не поглядывать на него было сильнее ее) - признал очевидный факт, что Эванеска никакого отношения к убийству не имеет. С одной стороны, это заставляет ее приободриться и начать поглядывать на всех окружающих с несколько высокомерным видом. Они-то все виноватые еще, а она, как пить дать - нет! То-то же! С другой стороны, тот факт, что ее стрельба глазками оказалась абсолютно бесполезной ее расстроил. Это близость призрака так всех напрягает, или просто у нее глаза не работают, как надо? Тяжело вздохнув (надеясь, что все спишут это на печаль по невинно убиенной особе, которую Эве было пусть и жаль, но все-таки не так, как было бы жаль какого знакомца), рыжая разглядывала красные разводы на газете и интересуется:
-А вы уверенны, что так можно? Ну, что мы полиции не навредим?
- она смотрит на носик собственной туфли, к которой уже стала побираться кровь, и ее внезапно осеняет:
-А я знаю, как найти убийцу!
-она довольно улыбается - все, у кого есть оружие пусть его покажут! У кого кровь будет, тот и убийца! Ее же не смыть просто так, и не стереть! - она чувствует воодушевление и широко улыбается, представляя себе, с какими замечательными заголовками будут выходить скоро газеты - "Смелая Преподавательница Нашла Убийцу Несчастной!", "Гроза Кардиолога Получила Всеостровное Признание Как Детектив!", "Эванеска Ричардс Получила Ключ От Города", "Преступность Полностью Уничтожена!", "Эванеска Признана Человеком Года Журнала Ages!".
-А еще он мог себе руки испачкать, вот! - она подозрительно косится на того самого своего соседа, который ее глазки проигнорировал. Он какой-то больно распоряжающийся! Про удар вот знает... Она опускается на четвереньки и начинает разглядывала все близковисящие руки. И оружия тоже - те, что видит.

+4

23

На этот раз полиция успела к торжественному перетягиванию трупа, и у счастливых горожан попросту не было возможности проявить исключительные познания в анатомии, чудеса смекалки и фантазию на тему "Как быстро и незаметно спрятать труп". Прибывшие на вызов неустановленного лица детективы сделали всё, чтобы никто не ушёл с праздника, не поделившись впечатлениями и отпечатками пальцев. Допросы, очные ставки подозреваемых с трупом и призраком мисс Дэшвуд в уютной атмосфере под приятную музыку. Конфискация всего оружия от ножей до семитомника авторства Чезаре Зомброло. Само собой, не обошлось без обмороков, скандалов, обещаний подать в суд на владельцев кафе за использование идеи с трупом, но никто из собравшихся не пожалел о том, что принял участие во флэшмобе. Аве Кардиолог!

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

+1


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 3.2. ничего святого!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC