Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » чердак; » Я не против полиции; я просто боюсь её. ©


Я не против полиции; я просто боюсь её. ©

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники:
Триша Оз, Найджел Ломман, Ричард Рид.
Время, место и состав преступления:
5-е июля 1975-го года. Отправной пункт безобразий — комната для допроса свидетелей в полицейском управлении. Далее скорый экспресс на всех парах фантазии участников следует в прекрасное Куда Угодно.

Из записной книжки мистера Рида:

12 июня, 19:30. Ограбление в районе Штопанного моста (здесь адрес и имена потерпевших, всё крайне неразборчиво) Преступник проник через дымоход. Пропало: тринадцать вилок столового алюминия, ваза династии Хрень (пометка: судя по описанию, та ещё), фамильная коллекция ночных горшков. Улик - нет. Подозреваемые - отсутствуют. Свидетель: некая Триша Патриция Оз.

(пятно кофе, похожее на голову Найджела)

22 июня, 10:20. Дерзкое ограбление кондитерской "Как творить историю". Пропало: свадебный торт в форме ж... (зачеркнуто, исправлено с явной неохотой) сердца и передник кондитера, некого Г. Г. (пятно от заварного крема) Г. Г. расстроен и утверждает, что торт был действительно в форме ж. Улики - отпечаток зубов на коржике.

23 июня, 12:00. Экспертиза показала, что отпечатки зубов принадлежат Трише Оз. (вопросительный знак, восклицательный знак, схема вышивки цилиндра)

4 июля, 15:10. Снова попытка кражи. Ущерб: преждевременные роды у кошки. Бедное животное героически напугало грабителя при попытке воспользоваться камином.
Записано со слов Триши Оз. Слава богу, обошлось без родов.

4 июля, 17:40. Лично беседовал с пострадавшими. Пытались всучить мне котят. Идиоты. Улики - по-прежнему нет. Подозреваемые - всё ещё отсутствуют.

4 июля, 18:01. Кошка давать показания отказалась. Ненавижу нашу Конституцию, это (далее непечатные ругательства) что такое. Мисс Оз явиться в управление для более детального описания ситуации.

Господи, кто-нибудь, заберите отсюда этих котят!

Отредактировано Richard Reid (27.05.12 17:55:57)

+3

2

Рид сидел у себя в управлении и вязал.

Процесс выходил трудоемким и непродуктивным. Пряжа путалась, крючок соскальзывал, петли не получались. Ричард сопел, тихо ругался сквозь зубы, распускал всё и начинал заново. Между делом сунув в зубы сигарету, он даже не удосужился её прикурить. Кустистые брови сурово сошлись на переносице, глаза буравили непроницаемым взглядом чёртов крючок, борода воинственно топорщилась на подбородке. Обычно с таким лицом штатный патологоанатом ковырялся в своих безвременно почивших клиентах.

Ричард вязал всегда, когда очередное дело оказывалось таким же запутанным, как моток пряжи у него на коленях. Сейчас в его голове сплетались в одно шизофреническое полотно картины трёх совершённых преступлений. Дымоходы, цилиндры, беременные кошки. Дымящиеся кошки. Беременные цилиндры. Мозг от такого обилия нелепых деталей плескался в глубочайшем анабиозе. С одной стороны его омывали мутные воды Теорий и Догадок; с другой он упирался в мыс Недоверия и Скептицизма. Казалось бы, вездесущий трубочист уже должна была стать центральной фигурой всех подозрений, во имя Логики и Справедливости. Тришу спасало только то, что насквозь варварская натура Рида чаще всего отказывала женщине в праве быть преступником. Равно как и чистить дымоходы. Ни на то, ни на другое столь несовершенный выхлоп эволюции, по его мнению, конечно же, не годился.

Посему мисс Оз посчастливилось пребывать пока в статусе ОВС — Очень Важного Свидетеля. Статус почётный, но геморройный. Примерно, как родство с королевой Елизаветой.

Старые настенные часы хрипло отгремели полдень. Ричард покосился на них с потаенной ненавистью и убрал вязанье в дальний ящик стола, после заперев его на ключ. Ключ нашёл убежище в кармане пиджака. Дама должна была прибыть с минуты на минуту, и Рид в глубине души искренне надеялся, что интуиция и наличие какого-никакого интеллекта не дадут ей заблудиться в тамошнем лабиринте. Потому что где-то по этажу вместо грозного Свинотавра бродила зловещая фигура уборщицы, миссис Фигг. А встреча с её шваброй и ведром претендовала на самое яркое и болезненное в жизни воспоминание для всякого, кто осмеливался ступить по неосторожности на только что вымытый пол. Начальника управления за его вечно грязную обувь миссис Фигг не любила особой и исключительной нелюбовью, кое-где граничащей с покушением на жизнь и свободу личности.

Нахмурившись, Рид отправил в пепельницу так и не зажжённую сигарету и обвел угрюмым взглядом обшарпанные стены помещения. Чего-то не хватает. Чего-то неприятного, надоедливого, но ужасно нужного.

— Найджел! — громовой глас потряс стены комнаты. Уж что-то, а пользоваться с толком своими связками Ричард умел. За девять лет выслуги в чине начальника он научился рявкать на подчиненных в шести различных октавах. По свидетельствам очевидцев, в особо удачные дни от его крика на соседних этажах стыл в кружках кофе.

«Где там носит его потустороннюю задницу», — нет никаких сомнений, Ломман его услышит. Но непременно погодит ещё несколько минут, чтобы побесить сатрапа в лице начальника. И не смотря на то, что скверный характер Рида мало способствовал установлению гомонойи между ним и подчинёнными, Найджела он всё-таки ценил — за бульдожью хватку и нечеловеческую въедливость в работе. Строго говоря, та комната, где он сейчас находился, использовалась для встреч со свидетелями и подозреваемыми только потому, что это было единственное во всем управлении помещение без окон, исключая туалет. Доведенные дотошностью призрачного инспектора до нервного тика, подследственные частенько воображали себя птицами и пытались сигануть вниз с подоконника, на свидание с асфальтом и собственной погибелью. Ричард предпочитал не рисковать.

+5

3

В почтовом ящике определенно что-то было. И явно не листовки, призывающие соединиться в темные времена и дружно голосовать за очередного Властелина Мира в пределах Виспершира - их бы подсунули под дверь. Или отдали лично в руки. Нет, это что-то было явно иного характера. Триша с опаской запустила руку в ящик и достала оттуда конверт и тут же его распечатала.
Мисс Оз...бла-бла-бла...такого-то такого-то...бла-бла...надлежит...явиться в полицейский участок? Ну ни бла-бла ж себе! - Патриция бегло перечитала послание и попыталась вспомнить, какое сегодня число. А еще лучше - который сейчас час. О такой штуке, как время, Триш задумывалась крайне редко, как правило, когда приходило время обеденного перерыва, да и то не всегда. Уж что говорить о числах. Но, судя по настенному календарю, сегодня было пятое число. Более того, пятое число июля месяца. А если посмотреть на часы, выходило, что девушка еще и опаздывала. Катастрофа. Что-то подсказывало Трише, что на встречи с представителями закона лучше не опаздывать. А не то ей придет еще повестка. И еще...
- А почему бы и нет? - Оз пожала плечами, лихорадочно стряхивая тапочек с правой ноги и пытаясь попасть в туфлю левой, - зато как приятно: каждый день - новое письмо! А если еще и отвечать, так вообще... - от восторга ангел особенно сильно дернула ногой и тапочек полетел в окно, предварительно описав в воздухе красивую дугу, - переписка получится!
А что, она будет первой Патрицией Оз, которая вела переписку с полицейским участком! Это дорогого стоит, да-да. Но все-таки опаздывать нехорошо. Вон, люди напрягались, письмо писали, ждут...а она...завязав на шее первый попавшийся галстук, Триш выскользнула из дома и понеслась по направлению к участку, сметая все на своем пути. Прохожие к подобному поведению городского трубочиста, фонарщика и активиста уже привыкли, поэтому, заметив на горизонте признаки цилиндра, тут же отскакивали в сторону.
Уже перед дверьми здания, одним своим видом заставлявшего вспоминать и убитую муху, и неспасенную кошку...короче говоря, все злодеяния, Оз наконец поняла, по какому поводу ее сюда позвали. На мысль ее натолкнуло громкое мяуканье в четыре голоса. Точнее, сначала оно натолкнуло ее на умиление и желание побыстрее уже подняться к прелестным пушистым созданиям, а потом уже - на мысли.
Значит, полиции понадобился этот...второй трубочист, - только вот как она им поможет, если не знает даже размера его обуви? А в дымоходе, как известно, все лица черны. Ладно. Недоразумение оно недоразумение и есть. Объяснит все и пойдет по своим делам. Девушка вздохнула и вошла внутрь. Внутри было более уютно, чем снаружи. Может потому, что внутри мяуканье было слышно громче?
Пораскинув мозгами, Триш решила, что где мяучит, там и собака зарыта. Логика была настолько безупречной, что Оз сама ей удивилась, но правое дело не ждет, поэтому надо идти.
Пару раз девушке казалось, что она заблудилась, впереди маячило нечто с ведром и шваброй, сердце уходило в пятки...но, к счастью, каждый раз ей было куда свернуть и где спрятаться от неизвестного. В очередной раз она спряталась очень удачно - обернувшись, Патриция обнаружила стол. А за столом - Его. Его - а точнее, начальника полицейского управления, - знал даже Дудвин, которого Оз предусмотрительно оставила дома.
Ладно, перейдем к делу, - храбро улыбнувшись, Триша достала из кармана немного смятую повестку.
- Я...меня вызывали, да, - все еще улыбаясь, отрапортовала Патриция, встав по стойке "смирно" и стараясь не грызть ногти в приступе паники.
В комнате не было окон.
Совсем не было!
А добрые дела в комнате без окон совершаться не будут, ибо нет света! Дневного полноценного света!
От ужаса Триш села на ближайший стул и обреченно взглянула на мужчину.
Было ясно, что ничего хорошего подобное начало ей не сулит, но...но кто знает? В конце концов, она же оптимист. А оптимистов просто не могут пытать. Или могут?

офф

это бред бредовый, но я исправлюсь*рукалицо*

+4

4

Второй месяц у Ломмана было совершенно дурацкое мироощущение. Если говорить об анатомической дислокации недуга, то раньше оно могло находиться примерно между сердцем и левой почкой, но сейчас беспрепятственно болталось по всему эктоплазменному организму со скоростью ошалевшего от безделья трудоголика. В такие дни (слабонервных предупреждаю заранее - у инспекторов не бывает ПМС) весь мир казался Найджелу половинчатым, плохо устроенным и  требующим реконструкции. Учитывая, что сам Ломман любил, чтобы все было четко, ясно и распихано по шкафчикам, в общем, и солнечный круг и небо вокруг, подобные несовершенства мира угнетали его сегодня особенно сильно. Суп был недосолен (причем, инспектор определил это на глаз), кабинет неубран (хотя миссис Фигг дважды наорала на него за то, что он якобы заляпал все стены своими не слишком материальными останками), солнце светило недостаточно ярко, стул скрипел недостаточно хрипло, а в пончике, купленном на углу Шестой и Девяносто восьмой, раздраженный Найджел обнаружил только половину таракана. Меланхолично выковыривая из теста жареное насекомое, он подумал о том, что уж хотя бы таракан мог бы быть целым. И о том, что вообще-то хотя бы одна вещь сегодня могла бы быть целой, не разрезанной на части и не смахивающей на инсценировку конца света. Таковая, правда, тут же нашлась. Вероятно, Господь Бог внял его мольбам, а скорее подшутил - Ричард Рид никогда не демонстрировал способности своих голосовых связок только наполовину. Шеф всегда был человеком основательным и твердо знающим, что ему нужно от подчиненных. Небольшой сбой в программе случился только один раз - когда Рид впервые увидел, как сквозь его вполне материального ранее сотрудника теперь просвечивает заманчивый узор обоев на стене. История умалчивает о том, как это было, ограничиваясь фактом занесения сего события в летопись управления.

Сегодня крик начальника, представляющий собой жалкое подобие вежливой просьбы незамедлительно прибыть в кабинет, был услышан абсолютно всеми и везде. Миссис Фигг прошаркала мимо двери еще громче предыдущих двадцать шести раз, за стеною многозначительно кашлянули, кто-то испуганно уронил очередной стакан. В стеклянном шаре, подаренном коллегой на Рождество, в истерике заметались снежинки.
Инспектор с сожалением поглядел на выпотрошенный пончик, и, вздохнув, принялся считать до девяноста пяти. Если ворваться в кабинет к Риду раньше, вполне можно схлопотать ни за что. То есть раньше можно было схлопотать. Путем многочисленных проб, ошибок, выговоров, угроз уволить, а также обогащения словарного запаса Ломмана новыми ругательными эпитетами, было совершенно достоверно установлено, что девяноста пяти секунд вполне хватает на то, чтобы войти к начальнику, не рискуя своим призрачным существованием. Правда в этот раз Найджел задержался чуть дольше, хотя бы потому что знал, за каким чертом его вызывают, и любопытство его не подгоняло.

За два месяца - три нераскрытых дела и одна девушка, умудрившаяся наследить во всех трех загадочных событиях. Либо патологическое невезение, либо возмутительное любопытство, либо потрясающая способность выходить сухой из воды. И сейчас инспектору Ломману предстоит с точностью до одной сотой процента определить, что же именно это было. Естественно, под нежным, внимательным и чутким руководством непосредственного начальника.

Найджел задумчиво прошествовал сквозь соседний кабинет, вызвав шквал новых ругательств усердной миссис Фигг, и просунул голову внутрь, оценивая стратегическую обстановку. Мисс Оз, неизменная свидетельница событий, с любопытством разглядывала мистера Ричарда Рида.
Инспектор бесшумно вынырнул из-за спины начальника, тем не менее зная, что его приход не остался незамеченным (нюх на сотрудников, вероятно, а возможно и аллергия на эктоплазму) и невозмутимо проговорил : Слушаю, шеф.
Таким тоном обычно матерые официанты говорят "заказывайте", заранее зная, что половину меню, на которое сейчас так облизываются пришедшие, невозможно заказать ввиду отсутствия куропаток, осетрины, яиц, базилика, устриц, картофеля, спичек и мало-мальски приличного повара.

Отредактировано Nigel Lomman (28.05.12 11:13:14)

+4

5

Ричард проводил девушку до стула взглядом голодной барракуды. Вся его поза и выражение лица ненавязчиво выдавали горькое сожаление о том, что стул не электрический. Гуманизм и чистая обувь — вот те две вещи, которые с детства вызывали у Рида хроническую аллергию и потому отсутствовали, как класс, в его системе ценностей.

— Доброго дня, — буркнул он таким тоном, словно всё Доброе, что существовало в этом мире, закончилось в ту же самую секунду. В одной из относительных вероятностей так оно и было. В комнате ожидаемо неожиданно воцарилась знакомая аура паранормального пофигизма. Почуяв присутствие подчиненного тем участком своего мозга, где у обычных людей располагается ненависть к налоговым инспекторам, Рид кашлянул с ноткой показного недовольства и молча указал призраку на подоконник. Который, в отличие от окна, в комнате почему-то присутствовал. На подоконнике сонно царстовал в треснутом садовом горшке небольшой кактус. Кактус звали Джорджем, и он был единственным относительно живым существом в управлении, к которому Ричард испытывал подобие симпатии.

— Итак, мисс Оз... Гм! Мисс Оз, — мужчина издал странный звук, будто поперхнулся. Фамилия барышни ему не нравилась. Он испытывал патологическое недоверие к людям, в чьих фамилиях было меньше трёх букв. Имя «Триша», напротив, казалось Риду слишком легкомысленным, — оно буквально вопило ему в лицо: «Эгей, я женщина-трубочист, я люблю фонари и дымоходы. А ещё у меня есть цилиндр!». Такой дерзости Ричард снести не мог, и предпочел остановиться на чем-то, менее подрывающем его патриархальные воззрения.
— Патриция. Вы знаете, зачем Вас вызвали? — нет, конечно же, она не знает. И повестку она не читала, или читала (ведь явилась же), но отнеслась к написанному, как к ничего не значащему «бла-бла-бла». Всё это немедленно отразилось во взгляде Рида, вкупе с бесконечной усталостью и раздражением. Не дав девушке вставить и слова, он начал терпеливо пояснять: — Так вышло, что Вы единственная, кто видел преступника непосредственно во время ограбления, и я полагаю, что Вы... Дьявол!

Начальник полиции вовсе не считал Тришу наперстницей Антихриста, пусть весь женский род и представлялся ему время от времени с рогами и помелом. Просто в этот самый момент дремавшие в корзинке под столом четверо осиротевших котят обнаружили присутствие в комнате эктоплазматической сущности инспектора. И выказали своё возмущение по этому поводу, вцепившись Ричарду в ногу. Ричард, в свою очередь, угрожающе побагровел и разразился потоком отборнейших ругательств. Среди которых самыми приличными были те, что содержали предлоги «в» и «на».
— Найджел, сделай что-нибудь, шугани этих тварей, — взревел Рид, вскочив из-за стола и пытаясь стряхнуть с ног истошно мяучащую живность. Он справедливо, — или несправедливо, но когда его это останавливало, — рассудил, что раз призрак повинен в сем конфузе, то пусть сам теперь и ликвидирует последствия. Притом Ричард ни на секунду не смоневался, что приказ его будет немедленно исполнен. Магическое словосочетание «Найджел, сделай» оставалось самым популярным в его лексиконе даже после смерти инспектора. Два оставшихся призовых места делили фразы «какой дерьмовый кофе» и «что Вы делали прошлой ночью, а почему у Вас весь галстук в крови?».

Отредактировано Richard Reid (30.05.12 15:38:15)

+4

6

Триша все крутила головой по сторонам, надеясь найти, хоть какую-нибудь незначительную трещинку, через которую проникал бы солнечный свет, но в кои-то веки строители потрудились на славу. Возмутительно! Неужели нельзя было оставить скромным обывателям хоть какую-то надежду? Ну, ладно, не таким уж и скромным. И, возможно, даже не обывателям. Какая разница?
А Патрицией ее уже сто лет никто не называл. Она считала. И вот это, больше, чем отсутствие света, пыли и беспорядка, испугало девушку. Оз даже подумала, а не позвать ли на помощь, но тут же вспомнила о странном существе в конце коридора и передумала. В таком месте надо быть поосторожнее. И даже кактусу не усыпить ее бдительность. Нет-нет. Каким бы милым и зеленым он ни был.
И вообще, то, что она, Триш, видела ограбление (а может и не ограбление, слишком мало ангел о людях пока знает), не значит, что ее можно допрашивать...вот...вот так. Пришли бы домой, попили чайку, поговорили о делах житейских...или это полицейские так гостеприимство выказывают? Девушка задумчиво наклонила голову и улыбнулась мистеру Риду во все тридцать два. И сразу мир заиграл яркими красками, рядом с дверью послышалось мяуканье, а борода начальника полиции стала казаться почти такой же милой, как и кактус. Девушка даже начала представлять, а что случится, если покрасить ее, бороду, в зеленый, для достоверности.
Так вышло, что Вы единственная, кто видел преступника непосредственно во время ограбления, и я полагаю, что Вы... Дьявол!
- Виде...что? - брови поползли куда-то к макушке. Вслед за бровями туда же отправились и глаза. Слава всевышнему, удалось вовремя остановиться - глаза на затылке это хорошо, но ходить задом наперед ангелу еще учиться и учиться.
Не то, чтобы Оз ненавидела демонов - она их любила. Всеми фибрами необъятной ангельской души любила. И больше всего на свете хотела подружиться с кем-нибудь из них. Но...но это было выше ее сил. Триш шмыгнула носом. Подозрение - страшная штука. Страшно неприятная. Она шмыгнула еще раз и, подхватив одного из котят, принялась рассеянно гладит его шерстку. Хоть кто-то ее понимает. Хоть кто-то будет думать, что она - просто ангел. Во всех смыслах этого слова. Зидекиэль даже подумала что-нибудь выкинуть - например, присобачить на макушку нимб, - дабы убедить мистера Рида в ошибочности его подозрений, но тут же передумала. Уж больно милые были котята.
- Кис-кис-кис-кис, - сладким голоском позвала Патриция, внимательно оглядываясь по сторонам в поисках заблудших комочков шерсти, а затем посмотрела главному полицейскому в глаза. Строго так посмотрела, - вы их кормили? Вы им витамины давали? Прививки делали?
За кошками ухаживать - это вам не преступников ловить. Это огромная ответственность. Патриция перевела строгий взгляд с Рида на Ломмана. Если не человек, то призрак-то это должен понимать!

Отредактировано Trisha Oz (11.06.12 22:46:18)

+4

7

Устраиваясь на подоконнике, Ломман по-приятельски кивнул Джорджу. Кактус был единственным относительно живым существом в управлении, которое выдерживало час и более в одном помещении с Ридом без особого ущерба для психического здоровья. Конечно, с того злосчастного дня, как он сюда попал, иголок на нем поубавилось, но если ваше меню состоит из кофе, чая и газировки, а в промежутках вам скармливают различные вещественные и не очень доказательства, не стоит ожидать чудес.В общем-то, это было очень жизнеспособное, и что еще более удивительно при окружающей его компании и обстановке,жизнерадостное растение.

С первой же фразы начальник предусмотрительно дал понять мисс Оз, что ничего хорошего в сегодняшнем дне, присутствии здесь ее, Патриции и намечающемся разговоре он не видит. С его стороны это было наивысшим проявлением такта и внимательности к окружающим, но понять и оценить это могли, к сожалению, только призрак и кактус, то есть организмы, которым по большому счету на такт и солидарность было плевать.
Какое-то время инспектор развлекал себя тем, что пытался уколоть себе палец. Джордж наблюдал за попытками с равнодушием, свойственным фотосинтезирующим организмам. Четвертая попытка вполне могла бы завершиться успешно, если бы внимание Ломмана не привлекло собственное имя, произнесенное начальником. Фраза "Найджел, сделай" была единственной в данный момент, которая могла отвлечь инспектора от такого важного занятия. Мистер Рид, обладая большими познаниями в психологии своих сотрудников, обладал еще более ценным умением применить эти знания на практике.

В комнате между тем резко подскочил градус веселья. Ричард щедро сыпал руганью и проклятиями, которыми не зазорно было бы пополнить лексикон даже самому отъявленному морскому волку, и параллельно виртуозно исполнял канкан во время восьмибалльного шторма. На брючинах у него отчаянно мотались комки шерсти, жалобный мяв которых действовал крайне раздражающе. Найджел слегка удивился тому, что котята оказались живы. Благодушное настроение у начальника управления было редкостью.
Бледная и слегка испуганная девушка, однако, признаков истерики не проявляла. Ломман хладнокровно поставил перед ней коробку с бумажными платочками (все равно ведь потом пригодится) и схватив котят за шкирку, уставился на них своим фирменным взглядом, способным разобрать на части вплоть до ДНК. Под таким обычно сразу вспоминаешь куда ты дел половину зарплаты за позапрошлый месяц и кто написал работу "Психология сознательно неосознанного". Ни того ни другого несчастные животные не знали, но тяжести взгляда для них это не отменяло.

- Кормили, давали, делали, - отчеканил Ломман в ответ на реплику свидетельницы и выставил котят за дверь, на произвол судьбы и на растерзание миссис Фигг, справедливо рассудив, что еще одна попытка представителей фауны подружиться с Ридом не принесет никому из находящихся в комнате ничего хорошего. Пока шеф пытался привести в порядок изрядно потрепанные брюки и хрупкое душевное равновесие, Ломман удобно уселся на подоконник (да, мог бы и не сидеть, но когда ты призрак, почувствовать материальный подоконник - деревянный, покрытый краской и облупленный - пусть даже задницей! - уже своего рода роскошь) и пристально воззрился на свидетельницу.
- Патриция, не могли бы вы рассказать нам все с самого начала? - Найджел выбрал самую ненавязчивую из всех своих настойчивых (других у него не водилось в силу профессии) интонаций голоса. Не стоит сразу махать кувалдой, если забить гвоздь молотком вы еще не пробовали. - Я не имею в виду воспоминания детства или цвет вашего первого галстука. Нас с мистером Ридом интересует только то, что связано с кражами, свидетелем которых вы имели счастье быть. Но вот тут, с этого момента, пожалуйста, вспомните ВСЁ. Абсолютно и как можно более полно.

Призрак поглядел на девушку так, словно хотел просверлить ей черепную коробку и препарировать содержимое для выяснения качества воспоминаний. - Конечно, хотелось бы надеяться, что ваша память определяется структурой связей нервных клеток... - Ломман соскользнул с подоконника и задумчиво описал полукруг вокруг стула, на краешке которого сиротливо притулилась мисс Оз. Кхм. Цилиндр. Галстук. Пятно от сажи на обуви.- Нет. Жаль, у вас определенно превалируют потоки энергетической активности нервных путей. - заключил он, снова усаживаясь на подоконник, и добавил, увидев жалобно-вопросительное выражение лица Патриции - Я говорю, память-то так себе у вас. Но вы ведь постараетесь, не правда ли? -свои слова он сопроводил ободряющей, по его мнению, улыбкой.

Отредактировано Nigel Lomman (17.06.12 00:05:11)

+4

8

Ричард облегчённо вздохнул. Вздох больше походил на предсмертный хрип раненого носорога. В нём явно слышалось завуалированная тоска по далёкой пенсии. С носорожьим же изяществом мужчина плюхнулся обратно на стул. Стул давно свыкся с таким обращением, что не мешало ему втайне завидовать всей своей лакированной душой кактусу на подоконнике. Растению оставалось лишь молча сочувствовать в ответ — что ж, не всем повезло появиться на свет вооружённым колючками или, на худой конец, скверным характером. Тут кактус и Рид значительно обгоняли стул в процессах социализации, что, несомненно, ещё больше сближало их друг с другом.

С исчезновением пушистых террористов в комнату вернулась нормальная рабочая атмосфера. Точнее, паранормальная. Ломман метался, как стрелка осциллографа, от подоконника к девушке и пытался быть придирчивым и ободряющим одновременно. Насколько вообще бывают ободряющими мёртвые люди. Ричард иронично закурил. Разумеется, мнением Тришиных лёгких на этот счёт он поинтересоваться не удосужился, а призраку рак не грозил по сверхъестественным причинам.

— Как уже сказал мистер Ломман, Патриция, Ваши показания крайне важны для нас. И я не сомневаюсь, что Вы действительно постараетесь вспомнить всё. Более того: я ни на секунду не сомневаюсь, что Вам не удастся сделать это с первого раза, — Рид в упор посмотрел на девушку, выпустив изо рта струю кудрявого дыма. В воздухе разлился отчётливый запах никотина и шовинизма. Скверное сочетание, особенно с непривычки. Неудивительно, что все попытки мистера Рида обзавестись секретаршей закончились сокрушительным провалом. Никто из них не обладал терпением Найджела и жизнеспособностью кактуса, и дальше пяти минут собеседования через порог дело обычно не заходило.

— Позвольте, я несколько облегчу Вам задачу.
С этими словами Ричард выдвинул ящик стола и достал оттуда Нечто в прозрачном пакете. Нечто, имеющее в своем составе яйца, сахарный песок, пшеничную муку и  высокодисперсную эмульсию жира и воды.
— Скажите, Патриция, Вам знаком этот коржик? — мужчина шлёпнул пакет на стол перед девушкой, предоставляя ей возможность как следует разглядеть отпечатки собственных зубов на боку кондитерского изделия. Коржик Тришу узнал. Так показалось Ричарду. И этого было достаточно, чтобы наградить трубочиста ещё одним красноречивым взглядом, подталкивающим её к не менее красноречивому признанию.

+4

9

Когда дело касалось котят, хозяина придирчивее, строже и заботливее Триши (а всю домашнюю живность Виспершира она считала своей, надо сказать, иногда вполне обоснованно) найти было очень сложно. Нутром она чувствовала, что вставать со стула нежелательно, поэтому ограничилась испепеляющим взором, брошенным на котят, и ласково-сочувствующим - на полицейских. С опозданием осознав, что надо было сделать наоборот, девушка повторила ту же процедуру, теперь уже в другом порядке, и ткнула пальчиком в адрес человека-ходящего-сквозь-стены. Первый начал - пусть первый и отдувается.
- А кто с ними играет? Наполнитель меняет? За ушком чешет, в конце-концов? - прокурорским тоном начала Патриция, - вы им хоть коготки подрезаете? Усы чистите? - мало кто знает, что чистота усов для кошек не менее важна, чем чистота ушей, носа и глаз. Многие хозяева об этом забывают, но уж Зидекиэль-то знала, о чем так неодобрительно молчат забравшиеся высоко на деревья усатые-полосатые: им просто усы не вымыли!
- А... - начавшая было подниматься со стула ангел - для продолжения вдохновенного допроса Оз явно требовалось больше места и свободы движений - тут же села назад, вспомнив, где находится и что вызвали ее, а не она.
- Ой, - обреченно пискнула девушка, тоскливым взглядом провожая последний пушистый хвостик, мелькнувший за дверью перед тем, как та закрылась с зловещим скрипом. Триш ничего не оставалось, кроме как выслушать вопросы сначала призрака мистера Ломмана, а потом - человека мистера Рида, постараться не запутаться в ворохе свалившейся на нее информации и попытаться ответить правильно. Для верности, Патриция подняла две руки с растопыренными пальцами. Не то чтобы она была злопамятной, просто довольно хорошо
- Ну...когда я была маленькой, соседская Бетти украла у меня формочки для куличиков, - девушка задумчиво загнула большой палец правой руки, - а потом в воскресной школе кто-то позаимствовал мой псалтырь и не вернул его, - средний на левой, - кстати. у меня есть подозрение, что все это была та же Бетти, - доверительно сообщила Триша двум взрослым мужчинам, которым едва ли было дело до кражи, совершивший которую все равно уже умер, - а когда мне было пятнадцать... - увлекшаяся воспоминаниями Оз была глуха к замечаниям и упрямо продолжала воспроизводить неприятности прошлой жизни. Только когда она перешла на события последних двух с половиной месяцев, девушка смогла-таки немного умерить свой пыл.
- ...а потом я пошла домой, накормила Дудвина, пересмотрела экранизацию "Битлмэна" и легла спать, - закончила Патриция печальную повесть о том. как две недели назад один щеголеватый молодой человек стащил ее запонки прямо с прилавка - неслыханная наглость, но Триш уже давно его простила, - вроде все...хотя... - нахмурившись, Оз уставилась на подозрительно знакомой консистенции коржик.
- Слушайте, это же из кондитерской Г.Г., - просветление приходило медленно, но колотить по голове в попытках набрать скорость соображалки в компании двух мужчин очень не хотелось. К тому же, ей бы пришлось снять цилиндр, а голову она собиралась мыть только сегодня, и то не факт, что успеет, - а я там была где-то недели полторы назад, камин чистила. Мне даже разрешили свадебный торт попробовать... - Оз снова нахмурилась,- только это был не совсем кондитер...и у него было какое-то странное лицо, - она нахмурилась еще больше, - даже не лицо, а вся голова - лысая, черная и вязаная. а на месте глаз - белые дыры. Жуткое зрелище. Но он так мило предложил мне кусочек торта, - Патриция мечтательно улыбнулась, - он даже дымоходом не побрезговал, чтобы с ним на свадьбу отправиться, - Зидекиэль недоуменно взглянула на полицейских, - только какое это имеет отношение к кражам?

Отредактировано Trisha Oz (21.07.12 19:50:19)

+2

10

За время Тришиной исповеди начальник полиции успел трижды поменяться в лице. Сначала это было недоумение. После — пёстрая смесь скорби, отчаянья и безнадёжного разочарования во всем на свете, начиная с самой Триши и заканчивая стулом, на котором сидел Рид.
Наконец, в глазах мужчины отразилась крайняя степень заинтересованности, которую дрянные публицисты вроде Марьи Тунцовой именуют «полицейским чутьём». А люди погрубее, такие, как Ричард — просто анальной интуицией.
«Задницей чувствую, стоит ещё раз смотаться в эту кондитерскую, — подумал Рид, сфокусировав взгляд на Тришином цилиндре. — Интересно, а моется она тоже в нём?»
Почему-то ещё подумалось, что к цилиндру не хватает усов и шпаги. На язык так и просился навязчивый мотивчик, состоящий в основном из бесконечно повторяющегося «пара-пара-пара» и конского ржания за кадром. 

Определённо, когда дело становится серьёзней некуда, в голову лезут всякие глупости.

— Передник Г. Г. так и не нашёлся? — осведомился Ричард у Найджела, когда девушка закончила свой рассказ. Дьявол, как известно, кроется в деталях. Буде оно так, Ломман с призрачной настырностью то и дело норовил вытащить нечестивого оттуда за хвост. О да, когда речь заходит о деталях, Найджелу нет равных. Это его придирчивая педантичность дала всем тараканам в управлении персональный идентификационный номер и вела учёт крошек от пончиков в столовой. Если в деле появлялось что-то новое, Ломман узнавал об этом даже быстрее начальника.
И, не смотря на это, Рид ему доверял. Хотя всем своим поведением по побочной инерции многолетней привычки доказывал обратное.

— Патриция, а Вы бы хотели ещё раз встретиться с этим милым, кхм, человеком? — Ричард намерено опустил слово «преступник», чтобы избежать очередных многоминутных «как так» и «да не может быть». — Раз он так любит дымоходы, мне кажется, ему было бы приятно.
На этом месте начальник полиции сделал паузу, сквозь которую явственно слышалось: «вы всего лишь одинокая женщина с цилиндром, а грязные дымоходы — самое подходящее место для амурных свиданий; что Вам терять?».
— Можем поискать его прямо сейчас, — вкрадчивым тоном предложил он, изобразив на лице нечто, что могло сойти одновременно за дружелюбную улыбку и защемление тройничного нерва. Да, грубое лицо Рида, доставшееся ему в наследство от бородатых предков, совершенно не годилось для улыбок. И как он только женился?

+2

11

Инспектор скептически слушал сбивчивые показания Патриции Оз. Опыт и многолетний стаж в деле выбивания из людей правды-матушки подсказывали ему сейчас, что с такой свидетельницей будет трудновато.Подобные мисс Оз всегда честно и старательно говорят правду, которой не только не приносят общественной пользы, но еще и затрудняют расследование дела. Когда их спрашиваешь "А не могла ли убить ваш рододендрон соседка-карга из чувства мести?", они в ответ долго и нудно перечисляют справки-объективки на всех соседей слева от своего дома, потом справа, потом на тех, что живут напротив, и заканчивают неизвестно как туда затесавшейся историей о молочном зубе и гнилых яблоках. К концу словесных излияний они не только сами не понимают, что за чушь несут, но и производят изрядное ошеломление в голове полицейского. В случае Триши сюда еще можно было прибавить розовые большущие очки с налетом святой наивности.

Найджел пролистал блокнот. - Нет, шеф, не нашелся. Вот фоторобот передника со слов его владельца. - он сунул начальнику листок. -материал - хлопок, узор- клетка, размер 46-48. Справа имеется карман. Со слов Г.Г. на момент похищения в кармане находились чайное позолоченное ситечко и мумифицированная лягушачья лапка. Два пятна от заварного крема, одно от масла. Приметы разосланы, поиски ведутся. Как только будет замечен хоть один подозрительный субъект с подозрительным передником, нам тут же сообщат.
Вопрос о том, не желает ли мисс Оз снова встретиться с "милым, кхм, человеком", вызвал у Ломмана непроизвольную улыбку. В тонком профессиональном юморе Ричарду трудно было отказать. Впрочем, увидев как улыбается шеф, инспектор понял, что его ехидный оскал вряд ли выглядит лучше, и тут же нахмурился. И то верно, некогда хихикать.

Как известно, желание начальства - закон. Спустя полчаса троица дружно шагала по улице, направляясь в длительную и, как надеялся Найджел, не безрезультатную экскурсию по местам свершенных преступлений.  Впереди сиял цилиндр Триши, сзади недобро сопел Рид. По дороге Ломман меланхолично раздумывал о том, что в общем-то, не в передниках счастье и да и котят стоило вернуть в дом, а не открывать приют для животных при полицейском управлении, но прислушиваться к болтовне свидетельницы это ему не мешало. А вдруг выдаст какую-нибудь важную информацию? Пока что правда, инспектор выслушал только рассказ о Великом офонарении всея Виспершира.

Незаметно подкравшаяся кондитерская оказалось первой на пути следования из списка "Три места, которые вам следует посетить сегодня же". Внутри царили послеобеденное запустение, легкий полумрак вследствие приспущенных штор и клубы сахарной пудры. Пахло бензином и малиной. Призраку хотелось чихать и кашлять, но ни того, ни другого он сделать не мог. Пришлось ограничиться нервным щелчком складной лупы.

+4

12

Триша всегда подозревала, что каждый полицейский в душе - добрый, чудесный, просто-таки замечательный человек. Ровно до тех пор, пока не выключают воду. Словно подтверждая ее подозрения, вода, доселе с громким "плюх-бам-брысьполосатыечерти!" мирно расплескивающаяся по коридору, вдруг перестала литься - ну как, перестала, звуки перебрались на второй этаж и там благополучно утихли, а вместе с ними, тютелька в тютельку, угасла улыбка мистера Рида.
Оз приуныла. Ей нравилось приятно разочаровываться в людях, а когда все как ты думаешь - это уже совсем неинтересно. А счастье было так возможно... - вздохнув, девушка уткнулась носом (предварительно ткнувшись носом сквозь Ломмана) в прекрасный рисунок фартука, прямо-таки образец высокого искусства составления фотороботов, Патриция знает, Патриция в кружок специальный как-то ходила и портрет Дудвина, который весьма гордился своими горностайными корнями, гордо висел в рамочке над клеткой.
- Хм...узнаю почерк Козлевича, - задумчивым тоном истинного ценителя прекрасного произнесла Триша, нарочно растягивая гласные - ей казалось, так ее голос будет звучать как надо, а не как всегда. Продержалась Зидэкиель недолго: спустя пару секунд она обратила грустный, умоляющий взгляд на инспектора, перевела его на начальника, - а можно я его себе оставлю? Пожалуйста. Ну или копию сниму! - непреклонные взгляды оставались непреклонными и Триш, смирившись с тем, что прелестный рисунок передника на веки вечные останется пылиться в полицейском участке, обреченно вздохнула, подняв при этом небольшое облачко пыли с больших папок на столе Рида. Отчеты, - догадалась Оз. Не трогать, - сказали отчеты, бессовестно повышая на ангела шрифт.
- Я...сомневаюсь, что он будет рад встрече со мной, ведь в прошлый раз я съела его торт, - уже на выходе затараторила ангел, суетливо отряхивая цилиндр и поправляя запонки на манжетах, - но, право, было бы чудесно снова увидеть этого милого человека, - на последних словах Патриция повысила голос, - просто милого человека, без кхм, спасибо огромное!
Взяв мистера Ломмана под локоть (точнее, сделав вид, что взяла мистера Ломмана под локоть), Триша, изредка прицокивая языком, резво поскакала навстречу неизвестному.
Неизвестное пустовало, не считая разве что вчерашнего голодающего таракана, которого Оз, обливаясь слезами, накормила остатками своего пирожного и, нагрузив насекомое в дорожку, с миром отпустила к семье и детям. Зидекиэль, радостно обернувшись к гостям собралась было сказать что-нибудь укоризненное, но вместо этого выдала лишь:
- Аааааа...пчхи! - и с удивлением обнаружила на полу следы до боли знакомых ботинок. Следы были белыми и походили на муку. Опустившись на корточки, Триш задумчиво обмакнула палец в белый порошок и, посмотрев на него сквозь лупу Ломмана, объявила:
- Сахарная пудра, вчерашнего помола, Г.Г. явно торопился, засовывая столько сахара в кофемолку, - затем, нахмурившись, и не замечая исказившиеся мукой лица господ полицейских, наступила прямехонько в след. Мало того - имела наглость неопределенно повести плечом, легкомысленно хмыкнуть и, вытерев палец о занавеску (в надежде, что ей от владельца за это не достанется), прочирикать:
- А, впрочем, что это я, мы же за моим знакомым пришли! - и, радостно повернувшись спиной к блюстителям порядка, Триш отправилась на поиски таинственного незнакомца.
Из угла раздался тихий шорох.
- НАШЛА! - счастливо завопила ангел и бросилась навстречу темному углу, не обращая внимания на громкую ругань из того же угла. На громкую ругань за спиной она еще меньше обращала внимания.
Триша была на седьмом небе от того, что смогла вновь обрести таинственного друга, а коржики, фартуки и даже кактус мистера Рида - это все подождет.

Отредактировано Trisha Oz (14.11.12 22:54:38)

+5


Вы здесь » Задверье » чердак; » Я не против полиции; я просто боюсь её. ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC