Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 2.7. дело одетого ангела


квест 2.7. дело одетого ангела

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Окрестности кафе на улице Прощай-подмётки. 25 октября 1976 года, 7 часов вечера.

Подозреваемые: Филипп Аддамс, Рэнди Аддамс, Мисти Джевел, Триша Оз, Тони Майлс.
Всё началось с "Висперширского шёпота". В креативном пылу он обрисовал портрет Кардиолога - показания свидетелей (каких свидетелей? Самых что ни на есть!), особенная, свежевыжатая из полиции информация и буйная фантазия журналистов дали в итоге исчерпывающее описание серийного маньяка. Серый плащ, длинный шарф, странный головной убор (тут мнения свидетелей разделились: кто-то описывал тюбетейку, кто-то шапочку для плаванья, а кто-то - кепку), длинный нож в руке. Виспершир с удовольствием узнал об этом и готов гвоздить по голове каждого, кто подходит под это описание.
Тони Майлс ничего не подозревает и счастлив. Ему удалось обновить гардероб в магазине даже не секонд, а севенс-хэнда. Новая одежда немного залита кровью, но на сером плащике это смотрится даже красиво. Фалет одет, готов к наступлению зимы и является обладателем консервной банки с кошачьей радостью. Что ещё нужно? Разве что консервный нож. Такого нет, есть только мясницкий. Ещё бы суметь открыть им банку.
Аддамсы и Мисти сидят в кафе "Чай на ветру" и обсуждают дела крайней важности. А ещё смотрят в окошко на уличный фонарь со странным украшением наверху. Разве ангел не должен быть каменным?..
Триша Оз сидит на фонаре. Лестница упала, но настроение - нет.
Выйдя из кафе (спасать Тришу? подышать воздухом? выгулять Роджера?) браться Аддамс и Мисти натыкаются на мирно бредущего по улице Майлса, который никак не возьмёт в толк, почему все разбегаются и никто не поможет ему открыть консерву.

Очерёдность: Филипп, Рэнди, Мисти, Триша, Тони

+1

2

- Может, лучше все-таки снять ее с фонаря? - задумчиво спросил Фил. Девушка на фонаре - это, конечно, оригинально, и в некотором смысле, возможно, даже тянет на что-то глубоко философское, но по-хорошему надо бы притащить лестницу. Не век же ей там куковать. Девушка-девушка, сколько мне жить осталось? Зная нравы и чувство юмора местных обывателей, можно не сомневаться, что бедняжка докукуется до смерти. Интересно, а местный маньяк воспользуется такой замечательной возможностью отличиться? Аддамс немного подумал и решил, что лично он не упустил бы шанса соригинальничать. Кардиолог-кукушка.
Погладив прикорнувшего возле чашки Роджера, Фил откинулся на спинку стула. Дело было вечером, делать было нечего, а его так и тянуло на что-нибудь героическое. Менее героическое, чем отделять белые вещи от цветных во время стирки, конечно. Посетители кафе наверняка и не подозревали о его высоких намерениях. Чайная зависимость сильнее героиновой раз в десять, но этих людей такие факты точно не волнует. Около одного дядечки в самом расцвете лет уже громоздилось множество чашек, а он заказал еще одну. Из таких и получаются маньяки.
- Все таки надо ее снять, - решил он наконец, вспоминая встречу в пабе. - Мало ли, сколько лимонада она выпила.
С этими словами он, посадив на плечо Роджера, вышел из кафе и подошел к фонарю.
- Сидишь, значит? Помощь нужна? - и стал поднимать упавшую лестницу.

+5

3

Очень странно, но девушка-на-фонаре как-то мало волновала Рэнди. Молодой химик очень внимательно изучал скудное  до безобразия меню кафе. К слову, он этим занимался каждый раз, когда приходил сюда вместе со своим братом, в надежде отыскать что-то, что ранее упустил из виду. Иногда этим занимался Фил. Просто потому что этим занимался Рэнди. Чтобы ни у кого не вырабаталось привыкание. К несчастью, меню не обновлялось здесь уже лет пятьдесят, а вот цены росли с завидным постоянством.
- Может, лучше все-таки снять ее с фонаря? - несколько отстраненно спросил старший Аддамс.
- Рэнди, притормози. Вот сейчас попьем чаю и пойдем посмотрим, что там да как. Я не уверен, но мы вполне могли отстать от современных течений, закрывшись в лаборатории. А  вдруг теперь у молодых девушек новый способ самовыражения, - не отрываясь от зачуханной книженции с наименованиями, пробормотал Аддамс. Привычка называть брата своим именем появилась у Аддамса с... наверное, с рождения. Или по крайней мере, с тех пор, как близнецы уже достигли сознательного возраста, но еще не поняли, что их все-таки двое. - А то сейчас поговоришь с ней немного, глядишь, и сам залезешь на фонарь. Самовыражаться. А ты что скажешь, Мисти?
Только Рэнди открыл рот, чтобы добавить еще что-то глубокомысленное, как Фил уже поднялся со своего места с явным намерением поучаствовать в судьбе девушки-на-фонаре. Как того требовал Кодекс Близнецов, Рэнди тоже вскочил со стула и направился вслед за братом. Вероятно, Мисти не оставалось ничего другого, как последовать за братьями. Впрочем, зная Джевел, наверняка, она преисполнена еще большим энтузиазмом.
- Дамочка, вы новый синоптик или фонарщик? - заулыбался Рэнди, поглядывая на брюнетку снизу (логично) вверх, пока Филипп поднимал валявшуюся рядом лестницу.
В целом, не считая странного украшения фонаря, все на улице было как обычно - птички, перелетавшие с крыши на крышу и методично гадившие на дорогу, одинокие местные аборигены, перебегавшие из паба в паб, подозрительный человек в сером плаще с пятнами крови...

+5

4

Мисти уже полчаса хмуро глядела в окно на фонарный столб и раздумывала над тем, стоит ли делиться результатами своих наблюдений с окружающими. Хотя окружающие - слово не совсем точное. Народу в кафе было мало и окружить студентку они ни как не могли, всё-таки, семь часов вечера - это время, когда каждый порядочный, да и не очень порядочный висперширец предпочтёт любому кафе паб, а потому в зале "Чая на ветру" находились только сама Мисти, братья Аддамсы, некий толстый господин с двумя не менее тучными собеседницами и мисс Лилианда Бонд - восьмидесятипятилетняя официантка, настоятельно советующая называть её никак не иначе как Пташечка Ли. К слову сказать, Пташечка, изрядно умаявшись за день, уже мирно похрапывала, расположившись на своём любимом месте - за дальним столиком у восточной стены. Храп её, заглушающий и тихое позвякивание чайных ложек, и еле слышимый  говор толстого господина, мирно расходился по всему кафе, навевая сон и спокойствие. И если против сна  (особенно до полудня и в выходные дни) Мисти ничего не имела против, то спокойствие её ну ни как не устраивало. Крайне деятельная натура Джевел требовала ярких событий и интересных происшествий, по возможности, с непосредственным участием в них самой Мисти. Именно по этому девушка и коротала вечер в компании близнецов Аддамсов, известных всему городу как знатных нарушителей всякого спокойствия.
-Да только не сегодня. - студентка вздохнула и снова посмотрела в окно. Пейзаж не изменился: всё та же улица, всё та же Оз не пойми с какого перепугу забравшаяся на всё тот же фонарный столб. - Ночь, улица, фонарь и Триша... - всплыла в памяти строчка когда-то выученного стихотворения известного поэта Шуры Пищеблока.
-Может, она от котов набралась? Возомнила себя кошкой и залезла на столб, убегая от собаки? - мысль казалась правдоподобной и Мисти уже было решила поделиться своими догадками с братьями, как вдруг близнецы сами заговорили на эту тему.
-Рэнди, притормози. Вот сейчас попьем чаю и пойдем посмотрим, что там да как. Я не уверен, но мы вполне могли отстать от современных течений, закрывшись в лаборатории. А  вдруг теперь у молодых девушек новый способ самовыражения. А то сейчас поговоришь с ней немного, глядишь, и сам залезешь на фонарь. Самовыражаться. А ты что скажешь, Мисти?
- На фонарь не лазила и не полезу! - отрезала девушка и насупилась. Последняя её попытка забраться куда-то  была связана с Тришей и последствия этой попытки до сих пор давали о себе знать в дождливую погоду болями в копчике. Впрочем, реакцию Мисти никто не оценил - братья уже вышли из кафе и девушке ничего не оставалось, как последовать их примеру: перспектива  остаться в зале вместе с храпом престарелой официантки нравилось Джевел ещё меньше, чем возможная вероятность осуществления спасательных работ на высоте.
Мисти подошла к фонарному столбу, задрала голову в верх и с надеждой спросила:
- У тебя всё порядке, да? Сама ведь справишься?

Отредактировано Misty Jewell (20.04.12 00:55:30)

+5

5

За всю свою сознательную жизнь Триша чувствовала себя лучше только когда узнала, что станет вовсе не призраком, вынужденным жить в неотапливаемом угрюмом замке с кровавой историей и периодически погромыхивать цепями, дабы обитатели умерли больше от ужаса, нежели от скуки, а ангелом. Милым, чудесным и с парой премиленьких белых крылышек за спиной. Впрочем, чтобы чувствовать себя окрыленной они ей и не нужны были особо.
Ну а как можно не радоваться этому прекрасному во всех отношениях деньку? Тихий вечер, сильного ветра нет, штормового предупреждения не объявляли, она сидит на фонарном столбе и проверяет один из самых старых фонарей Виспершира, можно сказать, реликвию, до которой Триш лет десять не допускали, лестница валяется на земле...стоп. Лестница. На земле. А она, Оз, на фонарном столбе.
- Да это же...это же...отлиииично, - заулыбалась Патриция, с нежностью начинающего маньяка глядя на землю. Значит, им с фонарем ничто не помешает наслаждаться компанией друг друга. Тем более, вон там пятнышко на одном из стекол.
Самозабвенно выполняя свои обязанности, Триша не учла тот момент, что осенними вечерами большинство людей имеют обычай собираться в теплых кафешках. Или барах. Или ресторанах. Да вообще в тех местах, где тепло, много еды и мухи не кусают. Хотя какие в октябре мухи? Разве что какие-нибудь сумасшедшие.
Кроме этого, мисс Оз также не придала значение тому факту, что люди бывают разные. У них может и желание помочь проснуться. Точнее, оно просыпается у них так часто, что хоть за голову хватайся.
Поэтому она чуть не свалилась с фонаря, когда услышала чей-то голос, предлагавший помощь. Чей-то голос был каким-то знакомым, но память отказывалась вспоминать его обладателя, с упреком демонстрируя внутреннему взору ангела три стакана лимонада. И больше ничего. А, нет, потом еще был камин. А дальше она не помнит. Девушка, улыбнувшись, посмотрела вниз, стараясь, во-первых, не заляпать фонарь отпечатками пальцев, а, во-вторых, не свернуть себе шею, упав со столба.
Точно же. Этот, как его...ну этот, ну! Этот, которых двое. Аддамс, точно, - осторожно помахав рукой, Триша заметила, что долго она так не продержится. Еще она заметила, что молодой человек пошел за лестницей. Она только открыла рот, чтобы его отговорить, как из дверей кафе вышел второй Аддамс. Так близко друг от друга Триш их видела впервые, поэтому сначала подумала, что у нее двоится в глазах. Забавно.
- Не равняйте фонарщиков, - гордо выпятила грудь (насколько это было возможно) Патриция, - с синоптиками.
Она не удержалась и ответила на улыбку юноши. Она вообще любила отвечать на улыбки. Даже в такой странный вечер.
Но странный вечер не получился бы таким странным, если бы под конец из кафе не вышла одна из знакомых Триш, в данном случае - Мисти. Ей, видимо, не нравилась идея спасти ангела. Оз и самой эта идея не сказать чтобы нравилась - по крайней мере, пока она видит на фонаре микроскопические пятнышки копоти. Но ничего не поделаешь, помощь надо принимать с благодарностью, как гласит один из Ангельских Принципов, лично составленных Тришей от нечего делать. Следующий же говорил, что на вопрос, в порядке ли все, должен следовать только один ответ. Утвердительный.
- Да все замечательно, - Патриция осторожно сняла цилиндр и помахала им Мисти, чувствуя, что медленно, но верно, начинает падать. Точнее, пока что просто сползать вниз, но падение было не за горами.

Отредактировано Trisha Oz (20.04.12 00:50:05)

+6

6

Всякий, кто видел Фалета нынче вечером, мог закономерно прийти только к одному выводу: «Удача наконец-то повернулась к парнишке приличным местом». Выглядел он и впрямь последним фатом (если Вы ни черта не смыслите в моде и обновляли свой гардероб в последний раз по случаю пожара). Серый плащ на удивление элегантно гармонировал с остальными лохмотьями. Художественно разбросанные по ткани бурые пятна подчеркивали голодный румянец на щеках. Лицо сквозь слой уличной пыли светилось счастьем и умиротворением. Глаза излучали фотоны радости, внушительных размеров нож игриво поблескивал остро отточенным лезвием в руке. И не беда, что все встречные прохожие при малейшей попытке приблизиться к ним начинали вдруг потешно размахивать руками и разбегаться в разные стороны со скоростью, близкой к сверхсветовой, — мало ли чего у них, у людей, на уме? Быть может, это такой особый способ выразить свое расположение: хвататься за сердце с нецензурным выражением лица и поминать всуе Всевышнего. Живя среди смертных, Майлс давно привык к их труднообъяснимым с точки зрения бинарной логики повадкам.

Но всё это мелочи. Ангел был счастлив. Кабы ещё не проклятая банка! То ли у него, то ли у самих производителей кошачьего корма руки росли из не предусмотренного природой и здравым смыслом места, но открыть её Тони не мог, как ни бился. Увлекшись схваткой с заколдованной консервой, он совершенно не смотрел по сторонам. А зря. В один прекрасный момент путь Фалета, усеянный чужими возгласами удивления, испуга и ещё чего-то, смутно похожего на: «Эй, это же он, тот самый!», закончился у фонарного столба, в который он вписался с довольно мелодичным «Бум!».

— Ммм, — протянул ангел, от неожиданности обняв столб обеими руками. Постольку поскольку ругаться он не хотел/не умел/корпоративная этика не позволяла, то иные способы выражения недовольства своей судьбой ему были недоступны. Зато искусством мычания Майлс овладел в совершенстве. Чуткое ухо могло различить в его «ммм» разнообразнейшую палитру оттенков: от лирического «Как же больно, распятье мне в простату!» до пасторального «Ах, какой сегодня неудачный день».
Когда предметы перед глазами перестали множиться с энтузиазмом влюбленных кроликов, Тони потряс головой и по привычке возвел взгляд к небу.
И тут он увидел Её.
О да, это совершенно точно была Она. Та самая, единственная, которой начинался и заканчивался для Фалета каждый день в этом жестоком мире. Проще говоря, задница. Кстати, довольно симпатичная. Исключительно с точки зрения религиозной — как подлинный ангел, Фалет был обязан любить все создания Его, независимо от их форм и размеров.
Задница показалась ангелу знакомой. Ведя преимущественно падший образ жизни (в смысле — перманентно падая и валяясь где попало), хорошей памятью на лица Майлс не обладал. Зато мог с феноменальной точностью определить по нижней части тела её владельца. Любой практикующий проктолог съел бы собственный диплом от зависти к такому мастерству.
— Триша? — конечно, а кто же ещё. Фонарь и Триша — классическое сочетание. Почти, как Майлс и канава. Пораскинув уцелевшим после столкновения серым веществом, ангел решил, что девушка в его помощи не нуждается. Хобби у неё такое — проверять на прочность законы гравитации.

Таки отлипнув от фонаря, с которым  за эти короткие секунды он уже почти сроднился, Тони вдруг обнаружил, что лишился своего потенциального ужина (он же несостоявшиеся завтрак и обед). Консерва выпала и куда-то укатилась.
— Простите, — обвел Фалет всех присутствующих проникновенным взглядом умирающего лемминга, с трогательной заботой прижимая к груди мясницкий нож, — вы случайно не видели мою банку?

Отредактировано Tony Myles (26.04.12 21:05:22)

+8

7

- Ну отлично, что отлично, - согласился с девушкой на фонаре Фил, заканчивая разбираться с лестницей. - Потому что на фонарь я не полезу... Или полезу. Он двоих выдержит? Ну, двух с половиной, - поправил сам себя парень, вспоминая про питомца, который мирно грыз воротник белого халата и, похоже, совсем не знал, что рискует стать первым покорителем фонарей в своем роде. Если уж на то пошло, он и так первый в своем роде (и единственный), но Роджер об этом мало задумывался.
Филипп задумчиво навернул несколько кругов вокруг фонаря. На первый взгляд могло показаться, что он проверяет фонарь на прочность перед тем, как на него вскарабкаться. Но нет. Сколько же всего замечательного можно сделать, если у вас есть фонарь и недюжая фантазия! Например, огромную рогатку. Только этот вариант не практичный, на нее уйдет слишком много резинок от трусов, а Международный День Нудиста еще не скоро.
Эти размышления прервал некто, с шумом вписавшийся своей тушкой в фонарный столб, которому сегодня явно было суждено стать эпицентром событий по крайней мере на этой улице. Забавно, многие только мечтают о такой популярности, а тут простой кусок металла в лампочкой в жизненно важном отверстии - и столько народа собрал.
- Йодид твой фосфат, - Фил отскочил от фонаря, уворачиваясь от вновь упавшей лестницы, но в этот момент нечаянно наступил на что-то круглое и жестяное. Сделав несколько пируэтов в надежде сохранить равновесие, Аддамс все-таки не удержался и начал стремительно падать. Падал же он предусмотрительно на брата, чтобы было мягче.
- Я лечу-у-у-у! - громко и радостно предупредил он за пару секунд до столкновения со своим близнецом. - Зато я кажется обнаружил банку, - добавил он, до сих пор еще даже не удосужившись посмотреть на нарушителя спокойствия и его, Филиппа, равновесия.

Отредактировано Philipp Addams (25.04.12 14:30:36)

+7

8

События начинали разворачиваться слишком быстро и Рэнди не мог это не отметить. Мало того, что персонажей на один квадратный метр становилось как-то подозрительно много... Ну сами подумайте, пять человек (?) перед захудалым висперширским кафе в 7 часов вечера - позавидует любой массовик-затейник. В последнее время улицы городка пустеют достаточно рано, ибо костлявая рука Смертушки с подачи Кардиолога так и зависла над Висперширом.
А тут вот и Триша-наседка, и какая-то подозрительная личность в сером плаще. В то время как Рэнди прикидывал траекторию падения девушки-с-фонаря, а его братец наматывал круги вокруг фонаря, в этот самый фонарь с мелодичным звуком вписался мужчина-с-ножом. Когда раздалась сакраментальная фраза про банку, Аддамс-младший уже летел к фонарю с восторженным воплем:
- Поймаю, поймаю, пойма-а-аю! - что, видимо, относилось к сползающей с фонаря брюнетке. Но и в этот раз планам молодого химика помешали. Не кто иной, как Филипп Аддамс, запутавшись в длинных конечностях, лестнице и еще бог знает в чем, уже стремительно летел на... Рэнди. - Или не пойма-а-а...
Что ни говори, а Фил очень удачно распластался на своем братце. От грохота упавшей лестницы (или Аддамса?) все еще звенело в ушах и Рэнди попытался подползти к фонарю, чтобы все-таки поймать несчастную девицу. С братом на спине уполз он не далеко. По крайней мере, когда Рэнди уткнулся взглядом в полы плаща с пятнами крови, ему уже хотелось не ползать по грязной улице, а бежать куда-нибудь далеко, где есть запасы взрывоопасных веществ.
- А-а-а-а! Это же он, он, - храбро закричал Рэнди, в панике барахтаясь под Филиппом, который, такое ощущение, что не собирался вставать. - Мисти, хватай его!
Тем не менее, Рэнди с трудом, но все же поднялся на ноги, нарочито медленно отряхнул белый халат, который уже не казался таким белым, каким был еще утром. Прокашлялся, пихнул в бок брата для профилактики и остановился взглядом на несколько помятой жестяной банке.
Что это тут у нас? Консервы?

+8

9

Мисти никогда не отличалась повышенной исполнительностью или высокой потребностью выполнять чужие поручения, но было в крике Рэнди что-то такое, что заставило девушку тут же откликнуться на зов.
-Есть! - победно выкрикнула Джевел, со всех силы вцепившись в фонарный столб и покрепче прижимаясь к нему. - Схватила!
Зачем  ползающему по земле химику понадобилась обездвиживать и без того не отличающийся склонностью к непоседливости фонарный столб,  Мисти, пока, не особо интересовало. В конце концов, у каждого свои тараканы, а у Аддамсов, и это общеизвестный факт, в голове обитали не просто маленькие и даже не лишённые некоторой степени обаятельности рыжие домашние прусаки, а целые колонии гигантских мадагаскарских тараканов.
С чувством выполненного долга Джевел выглянула из-за столба и тут же встретилась взглядом с некой доселе незнакомой ей личностью. Личность была крайне живописна, как бывают живописны только личности, мало знакомые с благами современной цивилизации, по крайней мере, с ванными комнатами так точно. В руках у личности задорно и многообещающе отсвечивало красным в лучах заходящего солнца длинное и абсолютно чистое лезвие ножа.
-Что-то тут не так, - девушка ещё раз подозрительно посмотрела на незнакомца, не забывая по-прежнему цепко держать столб. - Кого-то он мне напоминает...
Мисти скосила глаза на округлый предмет, лежащий на дороге и поняла, что владелец ножа ей не нравится. Не нравится совсем и полностью: с бумажной этикетки консервной банки на девушку с ненавистью смотрела большая рыжая кошачья морда.
-Кардиолог! - вспыхнуло в мозгу Мисти и всё сразу встало на свои места: и заляпанный кровью плащ,  и большой нож и, самое главное, кошачьи консервы. - Нормальные люди с собой такую дрянь носить не будут!
Джевел прильнула к столбу, жалея о том, что он слишком тонок для того, чтобы надёжно спрятать её от взгляда маньяка-убийцы.
-Надо было худеть, - подумала Мисти, вжимаясь в своё ненадёжное укрытие и совершенно забыв о том, что опасность была не только на земле. Сверху к ней стремительно приближалась пятая точка одного небезызвестного всем  в городе трубочиста.

Отредактировано Misty Jewell (07.05.12 09:34:59)

+7

10

Судя по звукам, доносившимся снизу, на земле было весело. Гораздо веселее, чем здесь. Как порядочный человек, и - тем более- как порядочный ангел, не принять в этом очаровательном безобразии Оз была не в силах, но все еще колебалась. Оставить эту прекрасную работу старинных мастеров было невозможно...так бы любовалась.
- Триша? - от созерцания прочных чугуниевых загогулин девушку отвлек до боли знакомый голос. Она изогнула шею и посмотрела вниз. Внизу стоял субъект в сером плаще. Субъект, как и голос, тоже показался ей до боли знакомым, из чего она сделал вывод, что говорил именно этот тип. А через секунду в памяти всплыло и имя типа.
- Тони! - радостно крикнула Оз, забыв о какафонии, творившейся вокруг фонарного столба.
И все-таки спускаться.
Бросив на фонарь печальный взгляд, Триша залихватски свистнула и съехала вниз по столбу, рискуя протереть на штанах дырки размером с пол-Виспершира. Этот трюк она подглядела у знакомых пожарников и теперь радовалась, что наконец-то смогла его повторить. Только вот скорость ангел рассчитать не смогла. Ангелы вообще плохо рассчитывают скорость и траекторию падения, вот и врезаются во что ни попадя, хотя с земли это смотрится очень даже симпатично. Самый знаменитый из падучих ангелов по неведомым Триш причинам был особо отмечен человеческими учеными (а откуда еще взяться байкам про Неопознанные Падучие Субъекты? Только от земных ученых!), хотя как ангел себя зарекомендовал весьма посредственно.
Внизу определенно было весело. Лестница валялась поперек улицы, Адамсы валялись поперек лестницы, а вот поперек Адамсов не валялось никого. А жаль, мимоходом подумала Патриция, заключая в дружеские медвежьи объятия Мисти. А близнецов она потискает позже. Старую и всеми признанную игру в кучу-малу Оз любила, но исключительно в качестве стороннего наблюдателя, поэтому развернулась на сто восемьдесят градусов и излила все свое нерастраченное дружелюбие на Майлса. Ему нужнее. Во-первых, она его знает, а, во-вторых, у него побитый вид. Причем, судя по темно-красным пятнам на плаще, в буквальном смысле. К тому же, в чем Триша была уверена, так это в том, что человеку, с такой трогательной беспомощностью сжимающему в руках нож, просто необходима дружеская поддержка.
Следующими на очереди были Филипп? Или не Филипп? и Рэнди? Или как-то по-другому? Адамсы, братья-химики и, судя по всему, акробаты.
- А? Что? Где? - Патриция задрала голову и с грустью взглянула на фонарь. Фонарю на Тришу было до лампочки, поэтому она решила, что не стоит так убиваться и вообще лучше людям помочь. Ну как помочь.
- Воооот она куда упала, - заворковала Оз, ухватившись за один из концов лестницы и потянула на себя. И еще раз. С третьей попытки она сообразила, что надо бы сначала спихнуть с лесенки близнецов.
- Подъем! - голосом счастливого пьяницы пропела Триш, хватая одно из барахтающихся тел за руку (предположительно) и пытаясь хотя бы оттащить парня от лестницы, не говоря уже о том, чтобы поставить его на ноги. Бесполезно. С досады пнув лестницу, Оз отошла в сторонку, дабы подождать, пока конфликт завершится сам собой. Очень уж ей хотелось сегодня всех обнять.
Еще бы, такой прекрасный день!

Отредактировано Trisha Oz (14.05.12 23:32:15)

+5

11

— Да, это я, я, — машинально согласился Майлс, услыхав клич воинствующего берсерка из уст одного из своих новых пока ещё не-знакомых. Смысл сказанного Рэнди потерялся где-то в пути, так и не сумев добраться до того места в теле ангела, где обычно заботливой Природой располагается Центр Обработки Информации, он же мозг. Поэтому ничего для себя ужасного Фалет не заподозрил. В конце концов, он привык соглашаться с людьми, —  желая сделать им приятно, просто в силу своего исключительно смирного нрава и очень редко потому, что был действительно согласен.

Параллельно в голову Тони закрался неутешительный вывод, что он, кажется, слишком сильно приложился лбом о фонарь: в глазах у него явно двоилось. Продолжая сжимать в руке нож, ангел переводил растерянный взгляд с копошащихся на земле близнецов, напоминающих собой неведомого зверя о двух головах и с избыточным числом конечностей, на девушку, играющую в прятки за железным столбом. Неприлично высокий градус странности происходящего смутил Майлса окончательно. Он уже было решил, что наткнулся ненароком на группу религиозных фанатиков. Или каких-нибудь социально-активных энтузиастов, учинивших возле кафе очередную миротворческую акцию, вроде «Рок против наркотиков», «Тараканы против дуста» и тому подобное.

А вот дружеские излияния Триши рефлекторно вызвали у Фалета херотонны умиления. Он даже почти почувствовал себя фонарем. Или деревцем каким, на худой конец. Но пустой желудок вовремя напомнил своему владельцу голодной руладой, что тот пока вполне ещё ангел и вполне ещё живой, а бытие под личиной неодушевленных предметов — это как-нибудь потом, в одной из следующих жизней. Триша же любит его и так. А он любит Тришу.

Но любовь любовью, а ужин по расписанию. Нашарив взглядом злополучную консерву, ангел приметил то своеобразное выражение лица, с которым Мисти гипнотизировала этикетку с кошачьей мордой. Само собой, Майлс истолковал такое поведение по-своему: он тоже вгляделся в нарисованные глаза рыжей бестии и неожиданно прослезился. Большое и полное сострадания ко всему живому сердце подсказало Фалету, что благодаря ему сегодня где-то в Виспершире останется голодным ни в чем не повинное пушистое существо. Или, может статься, целое кошачье семейство, — какое невыносимо гадкое преступление! Теперь понятно, почему эта милая девушка за фонарем смотрела на него с таким укором. Слёзы в три ручья полились из глаз Тони, оставляя светлые дорожки на грязных щеках. Подняв банку, он направился прямиком к Мисти, желая узнать, нет ли среди её знакомых выводка беспризорных котят, чтобы пожертвовать им вкусную консерву.

Пелена влаги застилала ангелу обзор, поэтому шёл он, слегка покачиваясь из стороны в сторону и растопырив руки, словно желал обнять весь мир разом. Или удушить. Смотрелось устрашающе и трогательно одновременно, — вдобавок ко всему, Фалет продолжал глухо рыдать простуженным голосом, и хриплый звук этот напоминал рычанье секача в период гона. Выплыв из-за фонаря прямо перед носом Мисти, Майлс на ощупь попытался уточнить её местоположение в пространстве. Острый конец ножа неуклюже прошёлся в паре сантиметров от лица девушки и со зловещим лязгом врезался в столб.

Отредактировано Tony Myles (15.05.12 13:03:02)

+5

12

Не то, чтобы падать на брата было приятно, но за неимением другой альтернативы приходилось пользоваться тем, что есть. Вообще, этот вопрос в философском плане был очень сложен. Лучше бы, конечно, вместо Рэнди там оказалась какая-нибудь симпатичная молодая особа противоположного пола, тогда и лежать было б приятнее, и вполне объяснимая ситуация для случайных прохожих. С другой стороны, падать на девушек было в некоторой степени некультурно. Правила предписывали сначала сводить особу в кино, театр или, на худой конец, в кондитерскую; торжественно пылая от любви, резко подскочившей температуры и других не менее важных чувств вручить девушке букет. А потом можно и падать сверху, но не на улице, это может не совсем понравиться ей. С братом в такой ситуации было все понятнее. Ему и цветов дарить не нужно. Только жалко наблюдать, как твоя точная копия обрастает синяками и пылью с тротуара, пока вы вдвоем барахтаетесь, запутавшись в собственных конечностях. В целом, вопрос был глубоко философским и неоднозначным даже для пытливых мозгов юного ученого, но в данный момент его меньше всего волновали вопросы этики.
Не успел Филипп всеми своими костяшками рухнуть на брата, как тот начал вопить и барахтаться так, как будто изображал перевернутого на спину майского жука. Театральные потуги Рэнди вылились в море воплей, споров, путаницу в ногах, руках и прочих конечностях , а также несколько ушибов на спине и шишку на лбу, которая болела и делала Аддамса отдаленно похожим на единорога. Рыжего такого единорога. Под конец всего этого действа из-за воротника халата выполз крайне недовольный внезапным филотрясением Роджер. Отчаянно пища, он цапнул старшего Аддамса за нос, но соскользнул и повис, держась за него зубами.
Здесь до Филиппа дошло, что так испугало его брата.
- Кардиолог! - выпалил он, не слишком заботясь о последствиях, и резко вскакивая на ноги и, снова не удержавшись, схватился за фонарь. От прицепившегося за нос Роджера слова получались гнусавыми, как во время насморка.  Дать уйти маньяку - дело непростительное. Мало того, что кто-нибудь, возможно даже сам Фил, рискует умереть, так еще и теряется такой объект для научных изысканий! Аддамс уже давно  вознамерился выпросить  бедного убийцу после его поимки для проведения пары важнейших, на его взгляд, экспериментов, но проект застрял где-то в мэрии. Наверняка стоило потрудиться вспомнить, как зовут этого самого, который мэр, а не подписывать его "Большой начальник всея Виспершир". Хотя, по мнению Филиппа, это прозвучало достаточно уважительно. Увидев, что мужчина с ножом направился к Мисти, парень решил, что надо, наконец, действовать и как-нибудь отвлечь внимание предположительно кардиолога от девушки буквально на пару секунд. Ибо нож был в непосредственной близи с ее лицом, выхватить его просто так было опасно. Пока химик размышлял над способами отвести внимание, нож врезался в столб, и, похоже, застрял. Подскочив к мужику с консервами, Аддамс схватил его за руки, чтобы быть уверенным, что тот не уйдет и не полезет за еще одним ножом.

+3

13

Говорят, что в последние секунды земного существования перед глазами человека проносится вся его жизнь. Теперь на подобные заявления Мисти могла ответить только одно: врут, безбожно врут и даже не краснеют. Всё, что сейчас проносилось перед глазами девушки было никак не связано с её прошлой жизнью, зато, вполне могло быть связано с её будущей смертью. Последнее девушку никак не устраивало, но выхода из сложившейся ситуации не наблюдалось.
Со всё нарастающим ужасом Джевел следила за тем, как ней походкой пьяного пингвина приближался Кардиолог. Приближался он, надо сказать, не так чтобы уж очень стремительно, но делал это настолько устрашающе, что с лихвой компенсировал отсутствие высокой скорости. В чём в чём, а в психических атаках душегуб явно разбирался хорошо: широко раскинутые руки, наверняка готовые к тому, что бы схватить убегающую жертву, затуманенный взор и низкий, утробный рык, который можно было расшифровать как "я тебя, дуру такую, сейчас зарежу" производили неизгладимое впечатление.
- Не жди меня, папа, хорошую дочку, - затянул кто-то в голове Мисти рыдающе-скорбным голосом и в ту же секунду перед глазами девушки мелькнуло острое лезвие ножа. Джевел зажмурилась и мир погрузился во тьму.
- Интересно, а мне памятник поставят или плитой могильной ограничатся?
Студентка приготовилась к вспышке острой боли, но вместо боли пришло чьё-то тяжелое сопение. Мисти решила подождать. Сопение не пропало. Мисти решила подождать ещё. Никаких изменений.
-Какого чёрта? Он меня убивать собирается или пыхтеть, как паровоз? - в душе девушки зародилось праведное возмущение: она всегда недолюбливала дилетантов и тех, кто отказывался выполнять свою работу как полагается, особенно если это касалось её - Мисти. Уж если умирать от руки убийцы, то по всем правилам, а не абы как, но, похоже, Кардиолог с ней не был согласен, по крайней мере сопеть он не прекращал.
Джевел раздражённо приоткрыла один глаз, затем второй и удивлённо выдохнула: прямо возле столба стоял Филипп, то самый Филипп, которого она считала своим другом, и трепетно держал за руки потенциального убийцу.
-Аддамс! Нет, ну это же надо! - не выдержала девушка. - Меня тут убивают, а он ему руки пожимает! Вежливый какой! Времени другого не нашел?

Отредактировано Misty Jewell (29.05.12 22:57:24)

+4

14

Жизнь несправедлива.
Всю свою сознательную (хотя сознательной ее называла только Оз) жизнь Триша упорно отрицала сей прискорбный факт. Она даже организовала партию "Жизнь Прекрасна!", но в нее почему-то вступил только хомяк. И то, потому что Триш за него так решила - он же говорить не может. Остальные почему-то стремились попасть в "Унитарный Виспершир". Ну и ладно. Метатрон с ней, этой партией. Главное - чтобы людям нравилось! В конце концов, от этого ангел не разуверится в справедливости жизни.
От этого не разуверилась. А вот заметив, что поднявшийся на ноги один-из-одинаковых-Аддамсов пошел обниматься не к Трише, которая радостно улыбалась и скромно махала рукой, а к Тони, девушка позволила уверенности в своих убеждениях поколебаться. Как же так? Вот же она, стоит, обнимай - не хочу! Тем более Майлс уже тянет руки к Мисти. Уголки губ резко опустились вниз, а в глазах заблестели слезы. Нет, она не завидовала Тони - во-первых, зависть это нехорошо, а во вторых, нельзя завидовать тем, с кем обнимался пару мгновений тому назад. Просто от нехватки дружеских объятий и умереть можно, а стоять неизвестно сколько лет в очереди на новое тело ей не хотелось. К тому же, она все равно всех впереди себя будет пропускать - им же нужнее.
Зидекиэль бы, наверное, так и разрыдалась, предварительно прижавшись щекой к фонарному столбу, но если день не задался, то не задался капитально.
- Кардиолог!
- Где? - пискнула Триш, пару раз повернувшись вокруг своей оси, ибо голова на 360 градусов не проворачивалась. Досадное упущение, но мириться можно. Еще раз крутанулась. Наклонив голову, посмотрела на Аддамса. На второго Аддамса. На Мисти. Кардиолога она среди них категорически не видела. Разве что он спрятался за Джевел, из чего следовало, что нагоняющий ужас на весь город маньяк, скорее всего, был маленьким ребенком, а это было абсурдно. Маленькие дети вилку держать правильно не могут, что уж говорить о более серьезном оружии. К тому же, считала Триш, они милые. А милые существа не могут быть опасными в принципе. По крайней мере, Патриция прилагала все усилия, чтобы люди в это поверили. Правда, выходившие в прокат фильмы ужасов типа "Чудастиков" упорно мешали ее благим намерениям осуществиться. Задумавшись о роли милого (например, хомячков) в этом мире, Оз отвлеклась от происходящего. И только звонкий голосок Мисти вывел ее из состояния глубокой задумчивости.
-...Меня тут убивают, а он ему руки пожимает!
Зидекиэль ойкнула. Видимо, она что-то упустила из вида. Даже не видимо. Совершенно точно. Она в упор не видела, кто покусился на жизнь ее знакомой. Из чего был сделан вывод, что надо подойти поближе, дабы разглядеть злодея и спасти Мисти. Приближение не дало ничего, разве только пятна на пальто Майлса стали чуть бордовее, а выражение ужаса, смешавшегося с негодованием, на лице Джевел - чуть яснее. Надо было спрашивать. Надо было дергать кого-нибудь, потому как неизвестность была одной из тех немногих вещей, которых Триш терпеть не могла. Второй в списке после комочков в манной каше.
Рассудив, что малознакомым людям вряд ли будут помогать, Патриция подошла к Тони и осторожно дернула его за рукав.
- А зачем убивают-то? И кто? - еще раз оглянувшись в поисках маньяка, Оз вдруг поняла сакральный смысл сказанного Мисти. Убийца пожимал кому-то руки. А Филипп (или Рэнди?) обниматься именно к Майлсу пошел! А если к Мисти? И не обниматься, а убивать?
Ангел с ужасом посмотрела на Аддамса и потянула Майлса за рукав. Рано ему еще умирать. И вообще надо вызвать полицию, а то в итоге не одна она будет стоять в очереди за очередным пропуском в мир людей. Конечно, при условии, что после смерти Мисти и Рэнди (или Филипп) Аддамс станут ангелами, а не наоборот.

+4

15

«А действительно, зачем? И действительно — кого?» — слишком много вопросов. Тони удивленно похлопал глазами, глядя, как в его не самые чистые руки вцепились сразу две весьма чистые личности. Событие, из ряда вон выходящее, — стало быть, ничего хорошего априори сулить не может. Мысли заметались, как вспугнутые светом тараканы, сбивая по дороге все догадки, предположения и мешая сформировать хоть сколько-нибудь внятный ответ. Вопросы «зачем», «кого», «кто виноват и когда всё это кончится» занимали верхние строчки хит-парада самых глупых вопросов с тех самых пор, как на земле зародилась разумная жизнь, — и сколько себя помнил, Фалет всегда впадал от их соседства в одном предложении в непрошибаемый ступор.

На всякий случай, Майлс перестал хлопать глазами и ещё раз оглядел всех собравшихся. Нет, смертью и убийствами здесь даже и не пахло. Разве что этот приятный юноша, так крепко пожимающий ему обе руки разом, подхватит через них какую-нибудь малоопределимую и трудноизлечимую инфекцию и трагически скончается на следующий день. Но пока поводов для паники не наблюдалось.

— Триша, ты знаешь этих м-милых людей? — благодушно улыбаясь, поинтересовался ангел у подруги, слегка запнувшись от слишком усердного дерганья рукава его пальто. Чувство Собственного Достоинства не изменило ему ни на секунду; только кепка немного сползла вбок, символизируя всю глубину офигевания от ситуации.
— Простите, может быть, вам нужна помощь? — вопрос, адресованный уже Аддамсу и Мисти; ибо на первый, второй и все последующие взгляды Майлса, звонить нужно было не в полицию, а в скорую, причем срочно и сейчас. К тому же, Тони успел краем уха услышать, как кто-то истошно звал кардиолога, — просьба о помощи не могла звучать более однозначно.

Консерва и нож были немедленно забыты. Взмахнув полами пальто, ангел повернулся в противоположную  фонарю сторону и поковылял по направлению к кафе, степенной  неторопливой походкой таща за собой на буксире девушку с парнем.
— Я попрошу у хозяев телефон и вызову врача, — как мог, спокойно и доброжелательно пообещал он своим пассажирам, попытавшись плечом толкнуть двери кафе. И, разумеется, тут же упал.

+4

16

- Не надо врача! -запротестовал Фил, как на буксире протащившись вслед за мужчиной, которого продолжал держать обеими руками. Это был уже верх наглости. Мало того, что собрался всех здесь убивать, так ему еще и мало! Решил дополнить картину каким-нибудь эскулапом местного производства. Нашелся любитель ассорти!

Вообще Филипп считал, что любое дело надо доводить до своего логического конца, чтобы не задерживать окружающих. Так как это правило относилось ко всем, кроме него, то и под "окружающими" подразумевался исключительно он. И немного Рэнди, который подходил по внешним параметрам. А этот маньяк все тянул и тянул кота за хвост, даже, вероятно, не задумываясь, что кто-то может спешить по своим делам. Внезапно Аддамсу захотелось закончить собирать пазл, который он начал в возрасте шести лет, долепить из пластилина подарок брату на четырехлетие и проверить, не выросли ли ноги у почти готового киселя, уже неделю жившего на табуретке под лестницей.

- Мисти, не будь эгоистом, тут всех убивают, - буркнул он на замечание о своей вежливости. Юный химик искренне считал, что он самый вежливый в мире. И вообще, мама говорила, что он - солнышко, бывало даже дважды в день (когда путала его с братом), а потому в своих джентльменских навыках парень сомневаться не привык.

Собирались его убивать или нет - с этим надо было разбираться поскорее. 

- А кто-нибудь додумался вызвать полицию? - Филипп задал сакральный вопрос, все еще удерживая Кардиолога от мест массового скопления людей и официантов. Получалось плохо. К тому же выяснилось, что нападавший, судя по всему, был еще и вандалом и латентным любителем целоваться с тротуаром. Он покачнулся и бумкнулся прямо на пороге кафе. Еле-еле удержавшийся на ногах Фил не нашел ничего умнее, как с бодрым видом сообщить посетителям:

- А, мы тут консервами балуемся. Не обращайте внимания, - и с этими словами оттащил мужчину обратно к фонарю. Если с кафе набежит народ - они ввек не разгребут, кто кого убивает.

+4

17

Триша знала всех в этом городе. Особенно хомячков. Особенно милых. Особенно по именам. И не помочь коллеге по перу и нимбу было бы верхом безобразия, первостатейной грубостью и прочими прегрешениями, под которыми в списке подводилась жирная горизонтальная черта, а ниже, красивым, крупным, образцовым почерком пьяного хирурга было написано "Уволю!" Что делают с уволенными, Триш не подозревала и подозревать не хотела. Не ангельское это дело.
- Ну... - на мгновение Патриция задумалась, а знает ли она троих собравшихся здесь людей. Кто его знает, этого Майлса, может он спрашивал, подразумевая какой-то особый, сакральный смысл. Впрочем... - вроде да. Вот это - Мисти, - девушка беспечно махнула рукой в сторону спасительницы котов, - а вот это - Рэнди и Филипп, - за неимением оставшихся свободных рук, кивнула Оз на Аддамсов, - или Филипп и Рэнди...в общем, я их знаю, вот! - радостно закончила Триша, счастливая от того, что смогла ответить на поставленный Тони вопрос.
Врача? Кто-то ранен? Кому-то плохо? Кто-то рожает? - Патриция мгновенно заняла наиболее удобную позицию для обзора, не отпуская при этом рукава Фалета, и ястребиным взором окинула окрестности. Да нет, все тихо. Так зачем врач? Или им кардиолог нужен? может у кого-то кардиосимулятор заело? Или сердечный приступ с минуты на минуту ожидается? Зидекиэль сочувственно взглянула на Мисти.
- А кто-нибудь додумался вызвать полицию?
Приблизительно через две милисекунды после этого вопроса Триша поняла, что кто-то из них четверых явно сошел с ума. Судя по тому, в какой последовательности (точнее ее отсутствии) в голове роились мысли, мисс Оз сделала вполне разумный вывод, что сошла с ума все же она.
- Полицию? - все же переспросила девушка, надеясь, что ослышалась. И тут ее озарило. Осенило. Посетила муза. Называйте как хотите, но цилиндр Триши поймал одну из носящихся в воздухе идей.
- А! Вы хотите, чтобы полицейские устроили драку, а врачи их потом спасали! - щелкнула пальцами Триш, немного ослабив хватку. Серая ткань потихоньку расправлялась, а Патриция - наоборот - хмурилась, - Вам не стыдно? Ради собственного веселья, - девушка укоризненно цокнула языком, - что же вы за люди-то такие.
Глаза ангела с сухого места потихоньку перебирались на мокрое, но пока что Триша держалась. За Майлса держалась. А за кого еще?

Отредактировано Trisha Oz (25.06.12 12:57:24)

+4

18

Все самые прекрасные вещи имеют свойство лопаться. Например, шарики. Может ли быть на свете что-то, прекраснее воздушных шариков? Любой розовощёкий человек лет пяти от роду убедит вас, что это решительно невозможно. Шарики великолепны, нет ничего лучше шариков! Но всё же они лопаются, эти разноцветные каучуковые чудеса. Рано или поздно.

Терпение Майлса походило на большой воздушный шар. Такой большой, что, лопни он, и сдует половину Виспершира. Но пока всё ограничилось лишь скромной дырочкой в боку и тихим «тссс».

— Тссс, — огорчённо прошелестел Фалет, разглядывая разошедшийся на боку шов. — Рэнди-или-Филипп Аддамс. Вы порвали мне плащ.
Ангел укоризненно посмотрел в глаза рыжеволосому юнцу. Полиция здесь так или иначе не помешает. Ведь речь шла о порче чужого имущества. Это серьезно, действительно серьезно. Так бывает всегда: всё начинается с порванных плащей и кончается порванными людьми. Нельзя допустить, чтобы юноша пошёл по наклонной.
— А я только сегодня его купил, — сокрушённо посетовал ангел, снимая с головы кепочку и протягивая её юному вандалу. — Пожалуйста, сэр. Пожертвуйте, сколько сможете.
Фалет жалобно смотрел на кепку. Кепка жалобно смотрела на Филиппа. В воздухе носились ионы милосердия и проникали через поры и кровь в сердца прохожих. Коих было немного. Недостаточно много, чтобы попытаться отбить фонарь у кучки странных незнакомцев. Прохожие просто ужасно быстро проходили мимо, и никто не спешил на помощь бедному маленькому Фонарю, попавшему в неловкую ситуацию.

— Триша, у тебя не найдётся нитки с иголкой? — Тони посмотрел на Оз и испытал внезапный прилив грусти: трубочист вот-вот заплачет! Вы когда-нибудь видели плачущих трубочистов? Это поистине бесчеловечное зрелище, полное печали и сажи.
— Не переживай, — принялся утешать он девушку, заодно пытаясь отыскать причину активности её слёзных желез. Ох уж эти слёзные железы. Вечно они всё портят. Лучше бы вместо них Создатель наградил людей вторым сердцем или запасной ногой. — Я куплю себе другой плащ. И фонарь обязательно починят. Нужно только вытащить из него мой нож.
Мужчина задумчиво посмотрел на торчащую из столба рукоять.
— Как жаль, что я так и не успел открыть им свою банку.

Отредактировано Tony Myles (24.06.12 14:02:14)

+5

19

Даже гениальный мозг гениального химика, жаждущий гениальных поступков в не менее гениальных ситуациях, способен тормозить, когда в него поступает слишком много информации. Фил также не смог избежать этой участи, а потом пару минут судорожно соображал, зачем врачам спасать полицию и почему в этот список развлечений на вечер никто не внес пожарную службу. А служба санитарного надзора? Эти отчаянные бравые ребятки в масках-слониках и белоснежных костюмах, как у снеговиков, наверняка будут не против поразвлечься где-нибудь помимо химической лаборатории на заводе, куда они периодически наведываются дабы узреть всю безнадежность ситуации. Ибо убирать за Аддамсами бесполезно - они небольшим рыжим ураганчиком вновь перевернут все вверх дном в течение ближайших пяти минут, а дезинфицировать  и подавно не стоит. Во время последнего небольшого взрыва, к примеру, большой бутыль этилового спирта так весело разлетелся по всему этажу, что несколько сотрудников, наиболее восприимчивых к алкоголю, немедленно впали в длительный запой. Отсюда следует что? Правильно, Общество Анонимных Спиртоголиков и Нудистов! Они приедут вместе с санитарной службой и обеспечат всех собравшихся замечательным шоу из застольных песен и пьяных плясок вокруг фонаря с фиговым листочком на носу.

- Действительно, - согласился он спустя несколько секунд с Тришей. - Ради собственного - не дело. Надо афиши повесить, пусть другие тоже порадуются.

Довольный тем, что может одновременно и с Кардиологом разбираться, и творить добро для окружающих, Филя приосанился и оглянулся в поисках брата, который был занят тем, что пытался отцепить маленького зеленого Роджера от мимопроходящей кошки. Кошка, не планировавшая ближайшее время становиться обедом для ожившего химического эксперимента, отчаянно сопротивлялась и кусала Рэнди, который есть ее, в отличие от Роджи, не собирался. Словом, у этих троих были свои дела, поважнее, чем поимка особо опасных маньяков с консервами.

- Какой плащ? А я всегда не доверял этим плащам, они странные. Лучше халаты, -  с деловым видом произнес Фил, роясь в карманах вывернутого наизнанку белого халата. Карманы химика по вместительности могли составить здоровую конкуренцию женским сумочкам, в которых, как известно, есть все, кроме порядка. Вытряхнув на мостовую пару скрепок, пробирку с Неведомой Жидкой Хренью оранжевого цвета, шоколадный оладушек (Роджер оторвался от кошки и ринулся на более знакомую еду), кусочек от чека из магазина, пинцет, десяток зубочисток и значок юного бойскаута, Аддамс извлек из него небольшой коробок. Повертев коробочку в руках, он открыл ее, принюхался, закрыл, встряхнул, снова открыл и с самодовольным видом намазал содержимым плащ Кардиолога там, где он был порван. Нитки мгновенно затянулись и в считанные мгновения небольшой кусочек плаща был как новенький. Зачем нужны нитки и иголки, когда можно чинить ткань более веселыми и быстрыми способами?

- А вы всегда консервы выгуливаете, перед тем, как их съесть? - любознательно поинтересовался Фил. Мало ли, вдруг так вкуснее получается. - Только без ножей! Лучше попросим, чтобы штопором открыли, в кафе, - вовремя спохватился он. Доверять маньяку нож ну никак нельзя. А голодным он может не согласиться добровольно сдаваться в полицию - все люди вредные, когда их не кормят.

Отредактировано Philipp Addams (24.06.12 20:05:49)

+3

20

Будь Триша немного покорыстнее и чуть менее зидекиэлистой, она бы могла горы свернуть, лишь пустив слезу. Точнее, сделать так, чтобы ради нее горы свернули. Или ради того, чтобы она плакать перестала. А какая разница? Главное - результат. Но сама мысль о манипулировании людьми вызывала у ангела суеверный ужас, а поплакать можно и без таких масштабных последствий. Правда вот, утешать девушку, когда она расходилась, было бесполезно...
Выслушав утешения Тони, Оз только громко шмыгнула носом в знак благодарности. Не сказать, чтобы это остановило слезы и всхлипывания, но Майлс же пытался! Майлс же посочувствовал! Понял! Все еще всхлипывая и хлюпая носом (надо сказать, ангельского в девушке в эти моменты совсем ничего не оставалось), она полезла в карман костюма за иголкой для Тони.
Надо сказать, сумочек Триша не признавала категорически. Видимо потому, что она и в карманы могла запихнуть приблизительно тот же арсенал, только руки бы свободными остались. Выудив на свет морковку, схему для вышивания крестиком, карманный орфографический словарь, ершик для чистки каминных труб, баночку гуталина и значок с Битлмэном, Патриция поняла, что иголки тут нет. Не оказалось ее и в другом кармане. Из чего девушка пришла к выводу, что вот теперь она мало того, что плакса, так еще и совершенно никчемная плакса. Распихав свой багаж обратно по карманам, Патриция виновато взглянула на Фалета и приготовилась к продолжению банкета. То бишь, перейти к стадии "истерика", что с Зидекиэль случалось крайне редко. Почти никогда.
- Действительно, - раздался голос одного-из-этих-Аддамсов, - Ради собственного - не дело. Надо афиши повесить, пусть другие тоже порадуются.
- Но их же еще рисовать надо, - почесав цилиндр, заметила Триша, - и народ обзванивать. Или приглашения по почте разослать...а вдруг беспорядки? Протест? Голодовка? А вдруг никто не придет? - заволновалась девушка. Впрочем, волнение тут же улетучилось - ангел сосредоточенно наблюдала за действиями юного химика.
- Ой, а как это? - восхищенная явно магического происхождения трюком Аддамса, Патриция воодушевленно потрогала когда-то порванную ткань. Как новенькая. Выглаженная и выстиранная. Триша восторженно взглянула на рыжеволосого чародея.
- Это магия, да? - химию как науку Триш не признавала. Алхимию - пожалуйста, гораздо веселее все подряд в золото превращать, чем эти формулы зубрить. Одни названия чего стоят!
А может она и ошибалась в людях. Может они лучше, чем хотят казаться. Послушав, как воодушевленно Филлип (или Рэнди) предлагает Тони помощь, девушка снова чуть не прослезилась. На этот раз от счастья. Она даже Мисти подмигнула: мол, все прекрасно, солнце светит, птички поют, люди помогают ангелам...одним словом, романтика!

Отредактировано Trisha Oz (27.06.12 19:38:09)

+3

21

Наблюдавшая за всем происходящим Мисти с каждой секундой всё больше убеждалась в том, что самым адекватным из всей компании, сгрудившейся на улице, был всё ещё нежно обнимаемый ею фонарный столб. Он единственный никуда не бежал, не размахивал руками и не кричал. Возможно, это объяснялось отсутствием у бедолаги каких-либо конечностей и артикуляционных аппаратов, но Джевел нравилось думать, что дело здесь было именно в характере самого столба, столь стойком и нордическом, что выдержанности и нордичности его мог позавидовать сам знаменитый разведчик Йозя Штирлеман.
-Хочу себе такого мужа. - совсем не к месту промелькнуло в мозгу у студентки, до той поры никогда даже не помышлявшей о замужестве, но, видимо, пересмотревшей не без помощи небезызвестного бродяги и его ножа свои взгляды на вопросы создания семьи. Девушку даже не пугало то, что фонарный столб явно состоял в родственных связях с обычным бревном, а значит, вел бы себя в постели соответственно. Впрочем, задуматься над этим как следует Мисти не дали.
-Я куплю себе другой плащ. И фонарь обязательно починят. Нужно только вытащить из него мой нож. Как жаль, что я так и не успел открыть им свою банку.
Услышанное заставило девушку наконец-то оторваться от столба.
-Нет! - взвизгнула Мисти в лучших традициях глупенькой блондинки из фильма ужасов. - Не сметь! Не давайте ему нож!
Девушка ещё слишком хорошо помнила, как на неё, неумолимо и необратимо, словно сессия на студента, надвигался этот вот бродяга, размахивая этим вот, сейчас  застрявшим в столбе, ножом. Больше такое видеть Мисти решительно не хотела. И пускай все вокруг, по мнению девушки, сходили с ума, разговаривая с преступником в драном плаще, или, чего хуже, обнимаясь с ним, рыдали у него же на плече (хотя, от такой любительницы кошек, как Триша, трудно было ожидать нормального поведения) уж её-то, Мисти, никому провести не удастся. Не зря же она выпила столько коктейлей с Уйатт - подругой и детективом полиции по совместительству.
-Только без ножей! Лучше попросим, чтобы штопором открыли, в кафе, - вовремя спохватился Филипп и Мисти облегчённо вздохнула. Похоже, не она одна понимала, что этот бродяга - это не совсем бродяга, точнее - совсем не бродяга, а может быть и вовсе не он.
Девушка шмыгнула к химику и, встав на носочки, быстро зашептала ему на ухо:
-Правильно! В кафе есть погреб. Я знаю! Там мы его и запрём. Пока полиция не приедет!
Вообще-то, Джевел немного погорячилась, заявив "мы". Сама она подходить ближе, чем на безопасные пять метров к типу в драном плаще не собирались, но всем остальным знать про это, пожалуй, не следовало.

Отредактировано Misty Jewell (03.07.12 03:05:51)

+3

22

— Плащ? — переспросил ангел, наблюдая, как руки Филиппа творят маленькие научно объяснимые чудеса с его одеждой. Руки. Майлса всегда волновали чужие руки. Особенно, когда эти самые руки пытались (не)навязчиво коснуться его персоны. Причина этой боязни уходила дорожкой из хлебных крошек к кондитерской, где работал Хаагенти. Но в этот раз обошлось, — Фалета не только не подвергли  аморальному физическому контакту и не наделали в его материальной и не очень сущности новых дыр, а даже ликвидировали одну лишнюю. Теперь будет меньше дуть по ночам. Ангел благодарно улыбнулся Аддамсу, попутно послав ему куда-то в район правого предсердия Луч Любви и Вселенской Благодати. Это был один из тех волшебных лучей, которые не способен почувствовать простой смертный и обнаружить ни один исправный дозиметр. Но благодаря этому лучу (а точнее — его мармеладно-розовому спектру) юному химику отныне будет везти чуть больше, колбы с реактивами станут разбиваться чуть реже, а хомяк Филиппа проживет долгую и счастливую хомячью жизнь, умерев от передозировки морковкой после очередного сытного завтрака накануне своего десятилетия.

Но ничего этого Фалет не сказал. А сказал он, как нетрудно догадаться, совершенно другое.
— Ах, этот плащ, — монотонно замурлыкал ангел себе под нос, — чудесная вещь. Мне продали его со скидкой (при слове «скидка» грудь Тони гордо выкатилась вперёд — ещё бы, такое достижение, при его-то финансах). Но, кажется, его прежний владелец очень любил тушёную свёклу. Иди клюквенный ликёр. Или это пятна от варенья? — Тони повертелся вокруг своей оси, разглядывая аляповатый узор на ткани, потом обернулся к Трише:
— Как считаешь?
О, трубочист, несомненно, эксперт в пятнах. Это Фалет знал наверняка. А может, читал в какой-нибудь сомнительной беллетристике, вроде: «Сто и один невероятно глупый факт о цилиндрах и их владельцах».
В это время девушка по имени Мисти щекотала непонятным секретом ухо спасителю дырявых плащиков. Майлс изрек тактичное «Гм!», дав понять, что ровным счётом ничего не слышал, но тем не менее претендует на маленький кусочек внимания:
— Филипп, — обратился он к молодому человеку, решив, что это всё-таки именно Филипп, потому что на Рэнди тот был совсем не похож. В крайнем случае, на какого-нибудь Реджинальда, — а не найдётся ли у Вас хорошего пятновыводителя? Боюсь, химчистка мне не по карману.
Смущённо посмотрев себе под ноги, ангел обнаружил лежащий на асфальте неизвестного происхождения пузырёк. Пузырёк почти наверняка выпал из кармана Филиппа. Возможно, Майлсу повезло, и внутри коварно скрывался тот самый пятновыводитель. В любом случае, находку следует вернуть владельцу. Но сам пузырёк так не считал: он всем своим неорганическим существом стремился на волю и, стоило Фалету взять его в руки, тут же выскользнул, разлетевшись на нечётное количество осколков. Похоже, вторичное столкновение с грубым неотёсанным асфальтом окончательно разбило его хрупкую душевную организацию, — стекло бывает таким чувствительным!
Улицу заволок густой зеленоватый дым.

Отредактировано Tony Myles (04.07.12 17:43:09)

+4

23

- Это химия, - обиженно проворчал Филипп,  подхватывая на руки подбежавшего Роджера. Магии не существует, это все сказки для маленьких детей и больших идиотов. Химия - вот что есть основа основ. Она везде! Дома, на работе, в детском саду, среди удобрений у твоего соседа по дачному участку. Да что там говорить, если березовый сок - это смесь воды, сахара, лимонной кислоты и бензоата натрия! Не верите? Зайдите в магазин и посмотрите на состав, указанный на бутылке. Березами там даже и не пахнет. Ибо химия спасет мир. А магия - удел отсталых стран третьего мира, бабушек у подъезда, желтых печатных изданий и ролевиков. Это такая же выдумка, как ангелы или демоны. Признать великую химию за магию просто непростительно!

Роджер забрался к нему на макушку и свесил свои зеленые лапки, выглядывая любопытными глазищами из-за рыжей шевелюры химика. С возрастом Роджер больше и больше напоминал небезызвестного весьма добродушного на вид монстра Сергея Ивановича, который откусывает головы всем, кто не ложится спать вовремя. Только у Роджера щупальца длиннее и глаза расположены на длинных отростках. А в остальном - как братья.

- Пятновыводитель? - задумался Фил. Это странное изобретение человечества Филиппу было знакомо, но зачем это потребовалось Кардиологу? Смыть следы своих грязных убийств? Постирать давно не стиранные носки? Отравить кошку соседки? Слить пятновыводитель в городскую канализацию с намерением вырастить там таракашек-ниндзя? Зачем?  Тем не менее, Аддамс уже потянулся ко внутреннему карману, намереваясь поделиться прекраснейшим отбеливателем, который любую, даже цветную вещь, доводил до белоснежного состояния за несколько секунд. Это именно им пользовался один известный король поп-музыки, когда хотел изменить цвет кожи. Но только он вложил чудо-сыворотку в руку Кардиолога, как тот раздолбал пробирку с неведомой жидкостью, выпавшую из кармана Аддамся. По улице застелился зеленый туман. Сразу захотелось смеяться. Жидкость была заготовка для фирменного мешочка со смехом, причем настоящим. И девиз игрушки - "Смейся до потери пульса!"

Как бы то ни было, на маньяка было уже глубоко плевать. Ну не убил, ну и ладно. В следующий раз убьет. Смеясь, Аддамс подхватил за ворот халата брата, пожал на прощание руки Девушке С Фонаря, маньяку в плаще, Мисти и фонарю и побрел по направлению к заводу. В голову снова пришла гениальная мысль - фонарная липучка для маньяков, продавцов косметики и прочих подозрительных личностей. А такие гениальные идеи долго ждать не могут

+3

24

- Ну я и говорю: магия, - Триша упрямо гнула свою линию. Она была свято уверена, что химики только скрывают свою волшебную деятельность за громким словом "наука". Недаром же все эти альдегиды, аминокислоты, углеводороды и прочие загадочные соединения, скрывающиеся за, казалось, от балды взятыми буквами, для простых обывателей казались африканской грамотой. А схемы соединений - как минимум пентаграммами. Ну а что, вполне возможно, что химики, сами того не сознавая, практикуют какой-то особый вид магии. Должен же ее в этом Виспершире хоть кто-то практиковать, в самом деле. Тем более, Патриция была уверена, маги носят совсем не котелки и пончо, а белые халаты и растрепанные прически. Переубедить ее в этом было невозможно. Для верности Оз еще и улыбку применила, как последний и неоспоримый аргумент.
А это загадочное слово "пятновыводитель"? Бытовая магия, как ни крути. Правда, Триш все-таки предпочитала с этим загадочным продуктом деятельности висперширских ученых не связываться - совсем недавно ее соседка, воспользовавшись этим средством, не только пятна удалила, но и рубашку мужа. А она, Зидекиэль, потом доказывала, что она влезла в их окно в два часа ночи, чтобы помирить супругов, а не украсть фамильное серебро. Она вообще не знала, что у них есть фамильное серебро. И, слава богу, полицию не вызвали, а то смотрелись бы крайне глупо в ночных колпаках под лучами фонарей служителей закона. Кстати о фонарях. Девушка с тоской задрала голову, печально глядя на фонарь. А ведь там еще одно пятно есть. Совсем кошмарное. Надо идти за лестницей, - впрочем, она не особо торопилась: кто-то из троих людей мог оказаться Кардиологом. А он, может, этого и ждет. Он, может и падение лестницы подстроил! Но выстроить логическую цепочку до конца Трише помешал громкий звон разбитого стекла. И зеленый дым, который выглядел слишком уж подозрительно.
Это он! - подумала Оз, пытаясь запрыгнуть обратно на фонарь. Дальнейшие мысли оборвались в самом начале, ибо девушке эта мысль показалась довольно забавной. Ну не смешно ли?"Это он!" Кто - он? Кардиолог? Битлмэн? Да ладно, не смешите мой цилиндр, ему и без того смешно, - Триш в очередной раз схватилась за плащ Майлса - на этот раз чтобы не упасть. Катающийся по полу ангел - это зрелище не для слабонервных. И даже не для избранных.
- Привет Кардиологу, - крикнула Зидекиэль в спину Филиппу (или Рэнди). Между тем, на улице темнело и пятна на фонаре были видны все хуже и хуже, из чего Оз сделала вывод, что надо бы уже его зажигать. Все равно с утра от копоти чистить.
А маньяк он маньяк и есть. Его от копоти уже не отчистить. В последний раз хихикнув, девушка пошла за лестницей. За нож в спину она переживала, но осветить улицу, чтобы никто не спотыкался и не падал в темноте, было важнее.
К тому же, как она осколки в темноте с асфальта уберет-то?

+3

25

Мисти непонимающе следила за тем, как гениальный, хотя, если верить мнению некоторых жителей Виспершира, и несколько безумный химик, отпустил потенциального Кардиолога, что, по мнению Джевел, было большой ошибкой. Похоже, девушка слишком перестаралась с шёпотом и говорила настолько тихо, что Филипп попросту не расслышал её простой, но всё же не лишенный некоторого изящества план.
Девушка вздохнула, грустно отмахиваясь от уже успевших нарисоваться пред её мысленным взором заманчивых картин сопровождения бродяги в погреб и его возможного допроса (надо же было бы им чем-то заняться в ожидании приезда полиции). Отмахиваться от последнего было особенно жалко и дело тут было не в повышенной кровожадности Мисти, а в её пытливом уме. Девушке уже очень давно не давало покоя желание проверить на практике один занимательный метод ведения допроса, который она когда-то прочитала в книге Бель Капоне - крёстной матери висперширской мафии и хотя краеведы, все как один, заявляли, что висперширская мафия это не более чем плод больного воображения уже давно выжившей из ума старухи Капоне, идея применить для допроса паяльник, утюг, кипятильник совместно с тройником была притягательной и очень интригующей.
- Не судьба... - девушка ещё раз грустно вздохнула и покосилась на бродягу, крутящего в руке стеклянный пузырёк. Впрочем, процесс кручения продолжался недолго и закончился падением несчастной склянки, из осколков которой тут же повалил густой зелёный дым. Размышлять о том, был ли это коварный замысел бродяги, направленный на создание маскирующей дымовой завесы или всё дело было в суицидальных наклонностях самого пузырька Мисти не стала. Ситуация требовала действия и, как настоящая дама, ситуация получила то, что требовала.
Джевел уткнулась носом в рукав, старясь как можно меньше дышать: годы, проведенные в домашней лаборатории не прошли для студентки даром, наградив девушку ценными знаниями, которые можно было бы свести сейчас к одному правилу - "если повалил дым - вали и ты". Мисти уже было собралась последовать этому простому, но действенному плану, как вдруг Филипп, решивший похоже проявить своё хорошее воспитание, ухватил в прощальном пожатии ту самую руку девушки, которая прикрывала её нос. Джевел сделала глубокий вдох и неожиданно для самой себя хихикнула.
-Совсем нервы расшалились. -подумала Мисти и рассмеялась. - Хорошо, что не у меня одной.
Девушка отчётливо слышала громкий хохот, с которым убегал в неизвестном направлении Филипп и звонкий смех Триши. Джевел снова уткнулась носом в руках и продолжая хихикать, побрела вперёд, надеясь, что зелёный дым где-нибудь да закончится. Где-нибудь наступило достаточно быстро. Мисти глубоко вздохнула и оглянулась: сзади всё ещё клубился зелёный дым.
-А не хватит ли с меня на сегодня?
Мысль показалась очень разумной.

Отредактировано Misty Jewell (17.07.12 22:12:17)

+2

26

Туман заволок улицы, а сознание ангела заволок ужас. Опять он что-то натворил! Поискав спиной поддержки у столба (за это время тот стал уже почти родным), Тони прикрыл лицо кепкой, всеобъемлющая функциональность которой позволяла изобразить даже противогаз, — если очень хочется и нужно.

Но это его никоим образом не спасло. Почувствовав, что неожиданно растерял в непроглядной зелёной мути не только остатки самообладания, но ещё и всех своих спутников, Майлс вдруг совершенно непроизвольно хихикнул. Столб мелко вздрогнул и чем-то звякнул в ответ, что тоже можно было принять за нервный смешок или особый подвид фонарной икоты. Ангел тем временем хохотал уже в голос, сползая на асфальт в обнимку с кепкой. Коварный химикат добрался до подкорки мозга, пробудив в Фалете зачатки коллективного бессознательного, и теперь оно вовсю истязало изнутри его базальные ядра набором нелепейших символов и архетипов. Словом, плющило ангела адски.

Туман рассеялся. Теперь Майлс в одиночестве сидел под фонарём и вяло отмахивался от настырных глюков. А те шевелили усами и бегали. В основном — вокруг консервы с кошачьим кормом.

«Эврика!», — подумал Фалет и одновременно понял три вещи. Во-первых, что оксонитрид азота действует на ангелов очень недолго, потому как смеяться больше не хотелось. Во-вторых, приблудившееся незнамо откуда кошачье семейство дико голодно и, судя по всему, начинает потихоньку жевать подол несчастного плаща. Ну и третье — чуть позже непременно стоит выяснить, что за тётка такая эта Эврика. Всё-таки учёные очень подозрительные и загадочные люди: совсем немного подержал их за руку, постоял с ними рядом, а в голову уже лезут всякие непонятные слова и так и тянет разбить пару пробирок с Жутко Опасным Содержимым.

Тони встал, подобрал консерву, попутно посетовав на её имманентную сущность, из-за которой, собственно, начался весь сыр-бор, и, рассовав котят по карманам плаща, со вздохом исчез в надвигающейся ночи.

Отредактировано Tony Myles (02.08.12 10:10:47)

+3


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 2.7. дело одетого ангела


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC