Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » у штопаного моста; » квартира эванески


квартира эванески

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Съемная двухкомнатная квартира, унылая до зубного скрежета. Скучные обои в мелкий цветочек и пыльную мебель не украшают даже розовые кружавчики и подушечки с вышитыми котятками.

0

2

Начало игры.

Однажды утром Веджвуд проснулся от странного сна: некто вещал, что знание языков - это вещь полезная в быту, а для интеллигентного человека так и вовсе незаменимая. Большого выбора после пробуждения у Томаса не было - "нет знаниям!" на плакате в мозгу не рисовалось, руки чесались полистать справочники, объявления о репетиторах возбуждали аппетит.
Итак, после некоторого количества часов, потраченных на поиск подходящей кандидатуры (первого встречного? Как можно!), Веджвуд остановился на молодом "специалисте", который внушал доверие странным именем, женским полом и недалеко расположенным жильем. Торжественно объявив желающим пригласить на чай, что времени нет-нет и не придвидится, Томас поправил галстук, кивнул отражению в зеркале и пошел на встречу со знаниями со знанием дела.
Последнее знание выражалось в приобретенном учебнике румынского, тетради в абсолютно потрясающую клетку и ручки. Тетрадь в клетку внезапно стала главным атрибутом - она была сродни костюму в ту самую мелкую, который этим днем могли лицезреть обитатели города на Веджвуде.
Только представив себе, как научные теории приобретут свежий вкус в новом звучании, Томас уже мог опасаться за свое слишком радужное настроение. Обычно в такое настроение либо женятся, либо умирают, но "некто" об этом не упоминал, солнце не делалось стыдливо-розовым, а носки были прекрасного рябинового цвета.
Повинуясь многолетней практике, Веджвуд, стоя у дверей того-самого-дома-знаний, тихо откашлялся в кулак и воспитанно постучал.
Нет, ну вы подумайте только, какой виток в жизни, какая полочка заполнится в памяти!

0

3

Ну, знаете ли, она ведь тоже немного боится. Ее собственные студенты, они лишь немногим моложе ее, лет этак на пять-шесть в лучшем случае, а это ведь не такая особенная разница. А уж если учесть, что никаким специальным образованием она не обладает… ну, то есть как, она ведь совсем ничего не знает про то, как надо преподавать, ее этому никто не учил, и то, что девушка просидела несколько пар на чужих занятиях по лингвистике, внимательно наблюдая за преподавателем, и получила учебный план, по которому должна работать, это ей не слишком-то помогло, чесслово. Но тут, мама подкинула отличную идею – так как на первых парах не шибко большая зарплата и не шибко плотный график (она ведь еще совсем неопытная, кто ей чего серьезного  даст-то пока?) вряд ли позволят ей оплачивать аренду и все такое, то, может, ей стоит взять самостоятельные занятия? Ну, то есть, начать репетиторствовать частным образом? Денег подзаработает, с местным населением хоть как-то освоится, что для нее вообще-то представляется сейчас проблемным, ну и опыта наберется.
Результатом суточных измышлений и смерти двух сгрызенных ею карандашей, стало небольшое объявление в изящной виньеточной рамочке, размещенное в местном издании – «Опытный преподаватель таких иностранных языков, как португальский, испанский, ретороманский и латынь, а так же в некоторой степени румынский, даст уроки всем желающим дамам и господам, обладающим любого уровня подготовкой по вышеперечисленным языкам, а так же школьникам, нуждающимся в улучшении отметок и успешной сдаче экзаменов». Естественно, там еще сообщались телефон, имя и адрес, для желающих получить письменные рекомендации посредством обмена письмами для самостоятельного изучения, ну так это разве важно?
Первый ученик появляется всего на третий день; надо же, как необычно! Она весь день каждую тарелочку по пять раз переставляла, а уж все эти учебнички, словари, и все такое прочее, разложенные на столе! А магнитофон с записями песен на румынском! И даже стоившая ей больших трудов по поискам запись с правильным произношением звуков, да. Ничего не жалко! К тому же, магнитофон двукатушечный, и если ему все понравится – можно будет и для него вариант сделать!
-Д… добрый вечер. Доброе утро.
– точно, утро же еще. Или уже послеобеденное время? Кажется, уже фо-о-какао, да, как и принято уже долгие годы. -Добрый день - это на всякий случай, да.
-Мистер Веджвуд? – цепочку она пока не снимает, да, просто приоткрывает створки. Кто их знает…

0

4

Вечер, утро, день... Томас даже завис на какое-то время, переваривая, не находятся ли они с учительницей в разных временных плоскостях. А ведь какой сюжет! Он - твидовый смелый мужчина, желающий получить знания, она - хрупкая (ну или не очень) носительница этих знаний, а между ними - тысячи, миллионы лет! И в конце обязательно кто-нибудь попадет в какую-нибудь межгалактическую ловушку. Еще нужен космический корабль, много звездочек и какой-нибудь скафандр с неограниченным запасом воздуха.
- Доброй н... дня.
Интеллигентность не позволяла заглянуть за створку, чтобы поболее разглядеть собеседницу. Едва не ляпнув про ночь для пущего эффекта потерянности во времени и пространстве (заодно уж), Веджвуд кивнул.
- Веджвуд. Я ведь не ошибся, мы с вами договаривались о репетиторстве?
Нет, он не мог настолько ошибиться, чтобы попасть не на ту улицу, не в тот дом. С ним такого случиться не могло. Томас вытянул губы в трубочку, о чем-то определенно задумавшись. Еще требовалось покачаться на пяточках, услышать музыку для пролога и что-нибудь провещать страческо-нравоучительным голосом.
- А вы, случайно, не находитесь сейчас еще в каком-нибудь времени?
Произнесено это было на пределе вежливости, аля "как пройти до «Кавабунги!»?" Обыкновенный вопрос, уместный за чашечкой восхитительного чая с печеньками и учебником румынского. К слову, в небоьшом пакетике с тетрадкой были и печеньки в плоской пачке, а то неудобно и неприлично к даме приходить с пустыми руками, а с коньяком - не то, не то... Откажется - Альберту отдаст, повышать уровень доброты в желудке.

+1

5

Она закрывает дверь, что бы спокойно снять цепочку – вы думаете, девушка глупая, и распахнет дверь квартиры непонятно кому и непонятно зачем? – но и во второй раз открывает дверь лишь чуточку шире; Эва в первый раз в жизни занимается чем-то таким… будто бы покупает запрещенное что-то. Ну, по-настоящему такое запрещенное, как это в кинотеатре показывают обыкновенно, когда двое встречаются в темном переулке и обмениваются чемоданчиками, а потом один стреляет во второго… а еще, прикрыв дверь полностью, она-таки обернулась, на часы посмотрела. Полшестого уже, да, как они и договаривались.
-Добрый день. – в щель, кою она предоставила посетителю, дабы запустить его в квартиру, едва ли даст протиснуться хотя бы кошке, но она это не сразу соображает… а когда соображает, делает отверстие лишь немного шире. Странно – вроде и не хрупкая совсем, пухленькая, кругленькая, а сообразить, что сама она в такое отверстие едва ли пролезет (вы чего! Туда даже хомячьи щечки едва ли втиснуться) не может! Впрочем, сейчас наша учительница совсем о другом думает – тянет чуть обиженно, сосредоточенно надув нижнюю губу.
-П... п... простите. Я просто немного напутала. – а чего, нельзя что ли? Или он чего – сам никогда ничего не путает? И вообще, он ученик, она учительница! Он должен ее уважать и все такое! Зря она сегодня весь день носилась, готовила все, лишь бы ему понравилось?
Нижняя губа возвращается на место – как раз вовремя, что бы все-таки запустить незнакомца в свою квартиру. Не стоило этого делось, все-таки. И работа эта дурацкая ей совсем не нужна, она ведь и так умная. Может, вон, секретарем пойти. Или переводчиком. Или… или… ну еще много кем. Тем, где людей поменьше будет.
-А… э… ну… вы уже знаете чего? Или в первый раз? Для себя хотите? Как часто заниматься планируете?
– как-то все пока не складывается, да. – Я Эванеска. Преподаватель из академии. Преподаю там, языки.

+1

6

Веджвуд даже подумал, что его уже не пустят внутрь, и занятия предполагается проводить на свежем воздухе, что, разумеется, замечательно и инновационно, но с собой придется тащить целую кучу вещей, половину отдать Томасу, потому что "женщине тяжело", и петлять по улочкам, заговаривая с местными маньяками на румынско-ломаном. Прелесть, романтика, адреналин, черные манжеты рубашки, грязные носки туфель!
- Все отлично. - в тон вопросу отвечает Веджвуд, видимо, до конца не поняв, что это был ответ, а не уход от него (да-да, он бы тоже не стал признаваться первому встречному мужучине, что он сейчас и там, и тут, и еще во-о-он там немногим раньше).
Войдя, Томас предупредительно замер, ожидая, куда его поведут из всех нескольких комнат. Печеньки шелестели оберткой и пакетом, ручка требовала писать непонятные ей и хозяину закорючки, а тетрадь - оказаться наглым образом использованной без разрешения.
- Языки? Ах, точно, языки ведь преподает, академия... вот почему мне все понравилось, академики - что может быть умнее!
Веджвуд, будучи мужчиной в полном расцвете сил и всяких мыслей, не отягощенных кризисом среднего возраста, приподнял брови. "В первый раз" звучало так, словно они собралисьв общемтво анонимных почитателей круга Ралевича, и вот-вот каждый должен сказать, что он видит внутри красной краски, кроме красной краски.
- Для себя, вдруг поеду в путешествие. Может быть, именно туда, где без румынского не выжить. В первый раз, без плана, знаний, но с отличной мотивацией и тетрадкой. Еще у меня есть печенье к чаю, не очень сладкое, но хвалили.

+1

7

Когда он отвечает, девушка тут же начинает чувствовать себя… ну как сказать… глупо очень чувствовать. Глупые какие-то вопросы. Если он бы знал румынский – то зачем бы пошел к незнакомому репетитору, ведь как минимум один источник у него уже был? А если не знает – как вот сейчас, хотя, естественно, в течение следующих пару часов он уже что-то узнает, и сказать, что он ничего не знает, будет уже нельзя – то к чему этот вопрос? Ой, какая она все-таки глупая! Вот какая из нее преподавательница! Плохая из нее преподавательница! Может, ей все-таки уйти из университета? Пойти там продавцом, или еще кем… жаль, конечно, свое образование, оно ведь у нее хорошее, и жалко ведь терять образование, жалко…
-О… ну… - все хорошо. Все хорошо. Все хорошо. – вы тогда… печенье – это мне? – может, печенье поедет с ним в Румынию с Трансильванией (с тамошними вампирами, что коров пасут да англицкого не знают, и в самом деле особо не потолкуешь особо), а не к ней принесено? – Тогда вы идите направо, а я пойду поставлю чайник, сделаю чая, с печеньем. – внимание было приятно очень, у нее прямо щечки покраснели, от удовольствия-то приятного, теплого! Ее ученики ей вручили уже коробку конфет, и это было очень приятно, но печенье еще приятнее, от одного ученика, а не от десятка даже.
-Вы садитесь, садитесь – свисток чайника раздастся еще нескоро, и она торопливо туда-сюда-обратно ходит, подушечки поправляет, за его спиной. - Я сейчас чая принесу, к печенью...

+1

8

Веджвуд, не пытаясь выглядеть, что космического происходит в прочих комнатах, пошел, куда отправили. Мило, как девушки любят (ну нет, воспоминаний о вкусах жены здесь не будет), зато все настраивает на не слишком серьезный лад. И количество цветочков посчитать жутко хочется, так что пока репетитор ходила из комнаты в комнату, он даже начал осуществлять план.
- С радостью буду ждать чая с печеньем. - кивнул Томас, выгружая из пакетика тетрадку с ручкой.
Даже пообедав, не приступи к знаниям с желудком без печенек! На глаза попался магнитофон, и только из своей невообразимой вежливости Томас не ударил по кнопке включения, чтобы услышать, что на кассете кроется. Про себя же отметил, что это хорошо - слушать, читать, писать и все в таком духе, знаете.
- Вы были в Румынии?
Вот этим Веджвуд всерьез заинтересовался! Интересно, как там? Фотокарточки и все прочее - это не камешки под руками, не тот воздух, атмосфера, в конце концов. Да и вообще, вот как, к примеру, звучат румынские легенды на нем самом? Наверное, интереснее, чем на их.
Пара друзей, придирчиво советуя, какой язык учить, пытались затормозить Веджвуда на каком-нибудь привычнее, немецком, например. Или итальянском. Испанском, на крайний случай. В общем, не вняв просьбам, Томас будет выражать свои мысли не только порой просто замудренно, а еще и на замудренно-румынском. Что не так плохо, кстати!
- Я был бы еще рад узнать об обычиях Румынии, интересных фактах и прочем, прочем.

+1

9

Она бывала в Румынии! Целых две недели. В тринадцать лет. Посетив исключительно очаровательный городок, имевший известность в основном благодаря меценату, покровителю искусств, известному дипломату, подарившему мир раздираемой тогда Европе графу Добруле, более известному как Влад Цепеш, Тырговиште. Правда, Эва тогда совсем не знала языков, тем более, румынского, и больше интересовалась украшениями на местном рынке, чем легендами, однако, это не мешает ей горделиво ответить и почти не соврать:
-О да. Давненько, но я жила какое-то время в Тырговиште. Весьма красивый городок!

Она ставит перед ним поднос: два чашки чая и чайничек (ручками повернуты «на шесть часов»), тарелку с печеньем (он принес ассорти, и теперь оно рассортировано – круглые в центре, а прямоугольные и непонятной формы – по бокам), и собственное скромное угощение – несколько яблок и апельсинов, заботливо поделенных на дольки.
-Для тщательного изучения я бы посоветовала вам посетить библиотеку, однако же, я могу вам что-нибудь интересное… дайте-ка подумать…
- когда у нее спрашивают, это оказывается гораздо легче, ей очень нравится так вот отвечать! Может быть, он будет и дальше ее вопрошать, о разном там – о правописании, грамматике, фонетике и всем таком? Было бы просто замечательно. Может, проводить так семинары со студентами? Она, может быть, и неплохо уже представляет себе лекционную часть, но не практическую.
-Ээээм… ну… я…
- она встает и долго копается в своих ящичках, коробочках, баночках… - вот. Я не помню уже точного названия, но их дарят накануне праздника осени – она протягивает ему красно-белую крошечную куклу из ниток. – Марцишора, кажется. И еще замок Добрулы, он такой красивый! Там каждый вечер проходили балы и все такое, когда он был жив, и очень красивый сад…

0

10

Чай для Томаса - это почти носки, только съедобные. На полках десятки пакетиков с заботливо закрепленными скрепками верхушками не толпятся, но если предложат чашечку того-сего хорошего, то не откажется. Взяв в правую руку кружечку, а в левую печеньку с начинкой, дождался, пока преподавательница отвлечется на поиски какого-то предмета, прежде чем откусить и отпить.
Интеллигентно, с едва слышным хрустом, почти без крошек. Крошки боялись Веджвуда, как пыль. И лишний раз старались в поле зрения не появляться, чтобы не схлопотать стыдливый румянец от собственного поведения. Но интереснее печенья и хорошо заваренного чая оказалась миниатюрная куколка. Прежде он таких не видел, да и не сильно утрудилась поиском информации о Румынии до прихода сюда. Куколка почему-то навела на мысли о церкви или о чем-то подобном. Может быть, потому что была и из белых ниток в том числе. Правда, повертев ее в руках, Веджвуд понял, что больше хочется тыкнуть иголочкой и посмотреть, что случится с загаданным человеком. Или на куколке надо имя написать?..
Может быть, тот продавец молока прекратит каждое утро нервировать Томаса слишком ослепительной улыбкой? Или редактор покупаемой газеты уберет несмешные анекдоты? Или! или, если тыкнуть с именем Альберта, тот тоже поверит, что бога нет?
Такие кощунственно-интимно-влекующие мысли посещали голову Веджвуда, попутно ловя волны о Дробуле. Кажется, он очень любил все красивое. Сады, балы и так далее.
Вежливо кивнув, Томас с неким сожалением вернул девушке куколку, так и не проверив в действии гипотезу. Иголки не было, бумажки с именем не было. Ну вот как выходить из дома теперь без таких вещей!
- Очень интересно. Если буду в Румынии, куплю себе такую же куколку. Еще одна причина, по которой стоит изучить румынский, верно?

0

11

Она шмыгает носом, расстроено глядя на кружку, которая теперь глядела ручкой в противоположную сторону. Интересно, это будет совсем невежливо, если она повернет его кружку в правильную сторону? Или у него своя правильная сторона, и он хочет повернуть в нее и ее кружку, и чайник? Что же им тогда делать?
Правильно маман говорила, люди, у которых чашки смотрят ручками в разные стороны, никогда вместе каши не сварят. И приводила, как пример, себя и своего бывшего супруга. Разумеется, между ними были и иные противоречия, которые привели к такому результату, однако ж, показательно, не находите?
-Они не продаются. Они именно дарятся, а потом вешаются на деревья. Это вроде как желание исполняет.
– печенье тоже пришло в полнейший хаос, и этот хаос ей совсем, совсем, совсем не по нраву. Хаос, это плохо. – А теперь… эм… да, пора начать заниматься. А куколку возьмите себе. – какова щедрость, оцените! Но первому ученику – ничего не жалко!
Она притягивает к себе свою собственную тетрадь со всеми записями, и открывает учебник, да. Алфавит в общем-то классическая латиница, так что здесь не должно возникнуть проблем, в написании, а вот произношение…
-Эм… здесь вот есть транскрипция, как какой звук произносится, и конечно, есть особенности, однако, это вам стоит записать, а потом еще нужно будет проговорить каждый звук, поставить…
- вдруг, она начала не с того края? Может, сначала заставить его выучить какие-то простые слова, а потом начать ставить произношение?

0

12

Веджвуд был слишком вежлив, чтобы отказаться от подарка девушки и делового партнера, тем более настолько полезного и внезапно-полезно-нужного. Несомненно, куколка займет свое место в его доме, так что любой зашедший не сможет упрекнуть хозяина, что она не вписывается в интерьер, или что она вообще лишняя и слишком детская для взрослого и умудренного манерами и уравнением Поуля Томаса.
- Спасибо вам за такой ценный подарок. Я буду его беречь.
И, последний раз отпив чая и отставив чудесность в сторону, Веджвуж сосредоточился на траскрипции и прочем. Буквы были знакомы в смысе латиницы. Выглядящий так, будто слушает лекцию по крайней мере профессора мирового уровня, Томас даже не кивал, что понял, а просто смотрел и слушал, слушал и смотрел. С готовностью взял ручку, чтобы сделать первые, весьма важные записи в чистейших клетках. Это всегда так ... удивительно! Какое расширение собственного горизонта и знаний можно почерпнуть, всего лишь замарав листок, прошедший весь ужас бумажной фабрики! Воистину, сравнимо с... с много чем, подставьте свое.
Дождавшись, пока девушка перестанет говорить, Веджвуд поднял на нее глаза.
- Простите, а как по-румынски будет ультрафиолетовая катастрофа?
Не то чтобы он пришел только ради этого. Просто давно в голове крутилось, а вечером как раз должен был рассуждать о нечто подобном с тем, кто о чем-то подобном не имеет понятия. Смеяться грешно, зато полезно для обеих сторон, особенно взаимно-раздражающих друг друга. Так что по теме занятий, только не по теме...

+1

13

Ей иногда задают странные вопросы – ну те, на которые неудобно отвечать, слишком личные, например (почему всех маминых знакомых из Виспершира, например, так настойчиво интересует, есть ли у нее жених, а если нет, то когда он появится, она ведь не хочет уподобиться этим суфражисткам, которые все бегали и искали себе мужей, что бы жить за их счет, едва им только стукнуло двадцать?), и тогда она теряется – бледнеет, краснеет, что-то лопочет едва слышно, стараясь не заплакать от неведомой ранее обид. Но такие вопросы, стоит отметить, ей еще никто не задавал. Она какое-то время сосредоточенно молчит, закусив изнутри губы, а потом тихо всхрюкивает, понимая, что не в силах с собой бороться, и истерично хихикает. Впрочем, скоро этот смех расходиться во всю – она просто начинает хохотать, обняв самое себя за плечи. Как-то даже забывается, что здесь вродь как дяденька чужой, что ему вродь как обидно должно быть…
-Вы… вы простите меня… это крайне неприлично с моей стороны, но я не могла…. Я не смогла сдержаться…. Простите меня, прошу…. Ultraviolete prăbuşi или ultraviolete catastrofă
– она старается прозносить медленно и четко, но все-таки опять начинает хихикать, словно умалишенная.

0

14

Идеальное воспитание, родившееся вперед Веджвуда и стоявшее над его колыбелью в раннем и не очень детстве, сделало свое дело, шикнув на готовые вырваться слова неодобрения. Ну нет, это же девушка! И, может быть, он действительно сказал что-то не так? Ну, слышат то, что хотел вложить сам, и все такое. Томас молча дождался, пока девушка скажет ему, как сие произносится (хотя Томас не сразу понял), и поднял палец вверх, намереваясь спросить еще что-то, но смех не прекратился.
Веджвуд вежливо улыбнулся. О, нет, он не был против смеха, и даже не был против разбавления сложного задания вот такими вот минутами. И даже не так обидно было. Хотя нет, вру, обидно было. Свежи воспоминания о том, как жена так же порой смеялась над какими-то весьма несмешными вещами! Наверное, это была одна из причин, почему они расстались. Хотя, может быть, и нет. Как все запутанно!
- Улитравиолет катастрофа. - повторил он, задумчиво сводя брови на переносице.
Даже проще, чем он думал! Вторая версия фразы была явно проще первой, хотя слово "прабуси" было интересным. Несомненно интересным! Если он правильно его услышал, конечно...
- Прабуси... Прабуси?..

0

15

Она не слышала, что бы хоть кто-то говорил про ультрафиолетовые катастрофы пусть и на английском – пусть и не исключала сам факт возможности существования (мало ли, чего там эти писателя навыдумывали, тот же Бей Редберри) подобного явления; и уж тем более она и предположить не могла, что хоть у кого-то возникнет подобные вопросы на загадочном румынском – тем более у человека, который даже алфавита не знает. И даже смущение за подобную свою невоздержанность, способную по большому счету даже оскорбить особенно обидчивого своего ученика, не послужило причиной сдержать это хихиканье. Ультрафиолетовая катастрофа. Ультрафиолетовая катастрофа.
-Прабуси. Первые две буквы произносите быстро, не проговаривая «р», а проглатывая его, а потом делайте ударение на «у»
- объясняет она, правда, не понимая зачем. Вряд ли у него есть знакомые, с которыми можно было бы это все обсудить… на румынском. Ну, кроме нее, ну та кона знает румынский, но не знает ультрафиолетовых катастроф.
-Если не секрет – зачем вам это?

0

16

Если честно, получалось смешно и нелепо. Но Томас был бы не Томасом, если бы ему пришло хотя бы на минуту, что он выглядит - прости господи - нелепо. Разве способен Веджвуд выглядеть нелепо в своих собственных глазах? Из этого же следовало, что и в других не может. Все учатся, это непреложный закон. Но получалось все равно смешно...
Неужели они все слова говорят так быстро? Томас примерно представил, как будет выглядеть длинная фраза из уст того, кто уже не первый год учит этот язык. За-ни-ма-тель-но! И даже больше этого. Хотя куда уж больше? "Альберт, ты знаешь, я вчера смог найти те самые светло-малиновые носки с небольшими кружками по краям - малиновые вставки тебе тогда не понравились, но..." И так далее и тому подобное. Катастрофа на время откладывалась.
Томас посмотрел на репетитора немного недоуменно. Как это - зачем? Чуть поднял подбородок. Нет, он не замешкался. Он точно знал, зачем это нужно. Просто долго объяснять, вот и все. А еще - перед ним ведь женщина! Как можно задерживать ее ненужными речами о всяких ультрафиолетах? Вот его жена не любила такое. Откуда он знает, любит ли это репетитор? И все же.
- Вечером хочу об этом поговорить. А иностранные языки расширяют кругозор. - Томас кивнул в подтверждении своих слов.
Осторожно взглянув на часы, понял, что пора было идти. Время. Но попрощаться тоже стоило так, чтобы потом не возникло неприязни. Веджвуд вежливо склонил голову, потом поднялся.
- Спасибо вам за первое занятие. Я непременно приду снова. Алфавит на моей совести к следующему уроку. До свидания.
Оплата была положена в идеально-белом конверте на стол.

--> позже укажу.

0


Вы здесь » Задверье » у штопаного моста; » квартира эванески


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC