Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 1.3. труп


квест 1.3. труп

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Паб "Полкоролевства и голова принцессы", 8 часов вечера.
Подозреваемые: Витторио Аббъяти, Миша Мордехай, Лилиан Нортман, Арсений Басманов, Рэнди Аддамс, Конрад Фёрд, Филипп Аддамс, появившиеся позже игроки.
Обычный вечер с обычным разбиванием голов о столешницы и бутылок о головы ничего не предвещал. До тех пор, пока первый же посетитель туалета (это уж кого природа первым позовёт) не обнаружит бездыханное тело Адама Ренделла, получившего во цвете лет удар в сердце острым предметом. Орудия преступления рядом не наблюдается, а тело явно откуда-то не отсюда.
Полчаса на вопли, крики, искусственное дыхание. Полчаса на обвинения друг друга и анализ комочков земли на одежде Ренделла. Полчаса на осознание, что полицию вызывать не надо - иначе Витторио Аббъяти тут всех умордехаит. Проблемы заведению не нужны, поэтому в какой-то момент завсегдатаи паба начинают думать, как избавиться от трупа...

Очерёдность написания: Аббъяти, Конрад, Рэнди, Басманов, Филипп.

0

2

Геннадий был метафоричен,
Когда он говорил п****ц,
То это значило какао
Или сегодня будет дождь. ©

За одним из столиков ближе к входу сидел на удивление одетый Витторио Аббъяти. Справа от него стояла на удивление полная бутылка джина, а вокруг него километры счетов и бухгалтерских сводок. По красноречивым  выражениям лица «юноши» можно было понять, что к нему пришло какао. К десятому числу следовало выплатить зарплату работникам, налоги и свести дебет с кредитом. Джин в этом деле помогал слабо, но зато к концу вечера, забираясь на стол с бумажками и крича, что он любит всех в этом пабе, Витторио не ощущал угрызений совести за недоделанную в который раз бюрократию. Можно было свесить всю эту бумажную волокиту на Мордехая, в конце концов, ему тоже следовало выплатить арендную плату и в очередной раз заявить налоговой, что его предприятие банкрот, но у ангела с этим были еще большие проблемы, чем у Кроули. Мордехай считал деньги злом, порождением мысли Люцифера, что было, кстати, не установленным фактом, но Миша прочитал об этом в одной из своих книг, а им он верил. Демон периодически удивлялся своему чистоплюйству в финансовом вопросе. По-хорошему, он мог просто внушать сборщикам подати или как-там-они-сейчас-называются, что он выплатил государству всё еще в прошлом столетии, но что-то его останавливало. Возможно близкое ангельское соседство, а возможно то, что с этими бумажками он выглядел серьезней, и его привлекательность в глазах юных особ росла в геометрической прогрессии. На зависть будущим поколениям Витторио всегда знал, что именно улучшает его имидж, и это были вовсе не очки от Грэй Бэна за тридцать серебряников.
На редких в три часа дня людей Витторио практически не обращал внимания. Его любимые, бережно сохраненные на фотографиях в рамочках посетители подтягивались ближе к пяти часам. Иногда демон удивлялся, откуда у этих людей столько денег, но потом он с улыбкой встречал Хаагенти и вспоминал, что людей-то в Виспершире тоже не особо много.
- … и ноль.  – Аббъяти улыбнулся счетной машинке. – Обожаю обманывать государство.
Сводить свои доходы к нулю у Кроули получалось лучше всего. Благодаря этому у него была его Итлнеб, маленький полностью стеклянный домик на островах и счетная машинка. А еще он купил Мордехаю новый жилет. Даже два. Один оставил себе. Второй после некоторого раздумья он тоже оставил себе, решив подарить Мишель джин.
Витторио бережно сложил все декларации, заявления и объяснительные в одну кучку и перевязал её толстой бечевкой. Часа через два следовало выложить это все на барную стойку и печально вздыхать над километровыми цифрами привлекая к себе внимание сочувствующих молодых экономисток и преподавательниц математики. А пока оставалось лишь ждать первых посетителей.

Отредактировано Vittorio Abbiatti (14.10.11 21:54:30)

+4

3

Субботний вечер это уже достаточный повод, чтобы пойти в паб и хорошо провести время. Пусть даже и в гордом одиночестве. С другой стороны, оставаться в том самом гордом одиночестве Аддамсам всегда удавалось недолго, особенно учитывая количество народа в пабе и степень симпатичности официанток. Одну такую, обслуживающую Рэнди сегодня, химик и выбрал в качестве благодарного (или не очень) слушателя.
Рэнди отхлебнул еще немного эля из большой кружки и с самым умным выражением лица обратился к девушке:
- Нет-нет-нет, сильные и слабые будут всегда. Этот мир просто не может не делится... Вот мы как-то проводили такой эксперимент - посадили десяток крыс в интересную конструкцию: прозрачная пластиковая коробка, узкий проход, который ведет в поддон, заполненный водой. А в самом конце поддона вытянутый контейнер с сухариками. Крысы очень не любят плавать, очень. Но рано или поздно плыть пришлось, чтобы достать сухарик, - Рэнди эмоционально жестикулировал и внимательно следил за тем, слушает ли его брюнетка. Сегодня он посетил паб без привычного общества брата, а потому настроение его было несколько колючим. Не теряя надежды хорошо провести вечер, Аддамс зацепился поболтать на разные темы с персоналом. Да и вдруг кто-то подойдет из знакомых. Спор о том, что все люди равны, а мир не делится на слабых и сильных продолжался вот уже полчаса. Но упорству химика можно было позавидовать, в его понимании всегда был, есть и будет свой босс. И также будет у него пешка и зачастую - не одна.
- Первую же крысу с сухариком в зубах забили в угол, а еду отобрали. Через десять минут хода эксперимента выявилось несколько "паханов", которые заставляли своих подчиненных плавать за едой. Но! - Рэнди потряс в воздухе указательным пальцем. - Когда мы отобрали всех боссов и посадили их в отдельные контейнеры, через несколько минут первый "пахан", оголодав, таки решил проплыть за сухариком. И вуаля, у нас новые лидеры и новые пешки. То же самое произошло, когда отсадили слабых крыс, у которых отобрали еду.
И совершенно неизвестно, сколько бы еще мог продолжаться этот разговор, если бы последняя кружка эля не потянула молодого человека в места не столь отдаленные. Туалет то есть.

*исправлено

Отредактировано Randy Addams (16.10.11 16:09:26)

+2

4

Арсений отмечал пятницу. Пятница началась давно, а Арсений не любил задерживать торжества, так что в дрободан набрался еще ночью. Уходить с праздника до не последним он тоже не любил, так что с тех пор не сделал ни одной позорной передышки в тяжелой борьбе с врагом рода... ну, чьего-нибудь рода точно, спиртом. И то, что пятница была вчера, Арсения совершенно не интересовало.
Впрочем, окружающие, благоразумно держащиеся от пьяного Сени на расстоянии трезвого Сени, изменений бы в нем не приметили. Ну, улыбается немного по-другому, не так, будто на ваших глазах съел ваших детей, а только изнасиловал. Ну, амплитуда передвижения стала шире в двадцать три с половиной раза. С благоразумного расстояния такие мелочи незаметны. Совсем другое дело открывалось пред очами заседателей паба.
Какими чудесами Басманов таки добирался сюда, он не знал, он, честно говоря, ни разу не был уверен, а где он, собственно, есть. Это его как обычно не беспокоило. Сеня присел за каждый стол, занятый мужиком в количестве одна штука, чье описание уложилось бы в слово "ВОТ" - он был к таким сильно неравнодушен, особенно, точнее преимущественно, точнее только нажравшись. Пьянство превращало Сеню в приятнейшую единицу общества: он заливисто смеялся - как пьяный, а не как серийный убийца - травил байки, рассказывал пошлые анекдоты, танцевал на столе, не всегда одетый, не всегда в мужскую одежду, пел похабные песни, а достойный апофеозом этого, безусловно, приличного отдыха для почтенного прокатывающего-за-историка были случайные связи с тем добропорядочным жителем города, кто согласился переместить туловище Арсения из паба в комнату с любой разновидностью мягкой горизонтальной плоскости. Самыми удивительными превращениями, наступающими по воле напитка крепости от сорока градусов, были способность и, главное, желание разговаривать человеческим языком, современным окружающим. Когда Сеня впервые обнаружил этот необъяснимый выкидыш лингвистики Себя, той самой, что он использовал в оборотах речи, которые наваливались на слушателя подобно гигантской снежной лавине, погребая под своей неподъемностью и заблуждая в дебрях своей неясности без страховки в виде бутылки по голове говорящему, так вот когда он совершил свое открытие, он, спонтанно протрезвев, замолчал и убежал домой. Теперь ему такой расклад был привычней, а собеседником и вообще праздник жизни.
В эти самые восемь вечера Басманов благоразумно пропустил столешные отплясывания, наумилявшись на финансиста-любителя, вопящего со стола о своих чувствах к собравшимся здесь сегодня. Сеня сидел, к своему непередаваемому удивлению до сих пор в одиночестве, пил, к удивлению своего удивления, всего лишь пиво, и мутно озирал пространство и участников пространства вокруг себя, улыбаясь как не просыхающая вторые сутки инфернальная сущность. Где-то с полчаса назад он отметился в уборной, поздоровавшись с ногой из кабинки, но ничего странного не заподозрил. Наверное, потому что пил второй день.

Отредактировано Arseniy Basmanov (16.10.11 11:30:36)

+4

5

- Опять.
Миша сидел на полу за барной стойкой, повязав галстук себе на лоб, как главный герой синематографической картины "Неживой по фамилии Коннери", которую он видел в эти выходные, и пил абсент из горла.
Для полноты антуража не хватало дробовика, примитивного освещения (типа спиртовых горелок, но только не в горелке, а по всей поверхности барной стойки) и, собственно, толпы неживых.
- Знаешь, ты именно поэтому плохо спишь, - с очень большим неодобрением обратился он к ногам Витторио, которые ходили туда-сюда, пока сам Витторио занимался обычными человеческими делами, успешно притворяясь человеком, - обманывал государство. - Совсем не из-за изжоги, нет.
Хотя с толпой неживых прекрасно справлялась толпа нетрезвых - паб был полон людей, по случаю вечера выходного дня - все так и стремились провести его в суе и праздности; нет чтоб в церковь сходить, в грехах покаяться, машину помыть или еще каким-нибудь полезным делом заняться - Михаэлю в такие людные выходные всегда на ум приходили исторические картины катастроф: сожженные в праведном очищающем огне города, фальцет закадрового голоса, черно-белые фотографии усатых диктаторов. Хотя, конечно, до Содома с Гоморрой Виспершир не дотягивал, но Миша был уверен, что Кроули пытается обустроить в своем пабе посольство не то Адмы, не то Севоима, причем весьма небезуспешно.
Да, огня тут действительно не хватало.
- Знаешь, что еще спасает от налогов? Пожары. Имущество не может облагаться налогом, если оно сгорело, - когда Миша напивался, он становился редкостной скотиной. Утром, конечно, ему всегда становилось стыдно, но все раздражение и обида на человечество, которое никогда не слушает, когда ему говорят, разбрызгивалось едкой слюной на каждого ближайшего слушателя вечером.- Если у вас нету бара, налоги ему не страшны.
Миша всплеснул руками. Старческое брюзжание выдавало его возраст с головой, но он ничего не мог (и не хотел) с развязывающим язык опьянением делать. Галстук приятно грел лоб, абсент жег горло, неразличимый сонм бухих голосов за спиной и стук кружек вызывали легкое головокружение. Вечер только начался! Еще немного абсента, и он справится со своей асоциальностью и выйдет из-за стойки.
И даже, может быть, не будет снимать галстук с головы.

Отредактировано Misha Mordechai (17.10.11 23:52:50)

+4

6

Субботка выдалась жарковатой, даже для Лилс, все утро она провела у шеста, самолично показывая новеньким девушкам как нужно обращаться с этим столь важным предметом в этом заведение, выдала всю подноготную, наверное только не разделась до белья, предпочтя остаться в шортах и топе. Днем она разбиралась с налогами и отчетностью, ближе к вечеру вышла в зал посмотреть как обстоят дела, и наткнулась на необычного фрукта, что был готов выложить любые деньги лишь бы трахнуть Нортман. Лилит в свою очередь лишь фыркнула такой наглости, и подозвала охрану взмахом руки, но мужчина оказался неуемным, осознав что его сейчас выпроводят с красным билетом о запрете на вход, а то и разукрасят физию, он решил взят дело в свои руки да побыстрее, схватив хозяйку за задницу, и притянув к себе, он начал лезть к ней под юбку. В этом была его огромная ошибка. Рыжая бестия была в шоке такому хамству, взяв парня за горло, она сдавила до состояния полу отключки, и когда подбежала охрана, дала указания, научить джентльмена манерам в ближайшей подворотне. После подобного прицидента , Нортман оставила свой клуб на старшую мамочку шлюху, что работала там уже не первые годы, и выскользнула в место где ни кто не попытается к ней залезть в трусы. Выбрала она конечно паб "Пол королевства и голова принцессы". Переодевшись в черные брюки, на смену длинной юбки, и красную рубашку, на смену корсету, она распустила волосы, и ушла. Оказавшись в пабе, она оценила что суббота была тяжелой не только для неё, множество людей выглядели помятыми, и сумбурными. Но не заморачиваясь на подобные людские глупости, Лилс прямиком направилась к бару. Усевшись на высокий стул, демоница достала сигареты из заднего кармана, и закурила.
- Двойной бурбон. - Подперев голову рукой, выпалила она бармену. Хотелось посидеть в одиночестве и по размыслить, над проблемами насущими, как это она так погрязла в этих мирских делах, бизнес, сложная штука, она даже на миг жалела что вообще ввязалась в подобную аферу. Но демону разврата без подобных заведений было бы совсем тоскливо. А чем ей ещё заняться? не в школе же преподавать. Что умеем тем и занимаемся, где преуспели, то и толкаем в народ. Чтож поделаешь что у Белиала это была козырная карта, да и никто больше на это не подписался бы добровольно.

Отредактировано Lilian Nortman (19.10.11 01:14:08)

0

7

Кроули любил свою человеческую работу. И разве это можно было назвать работой? Подавать алкоголь столь невинным в пять вечера человеческим душам, которые к десяти выстроились бы пошатывающейся очередью к адским вратам, если бы всех разом настигла внезапная и нелепая смерть в пабе – мечта любого демона. Хотя многие из них любили искусно овладевать человеческой душой шаг за шагом, но Кроули был не из таких. Он очень любил массовое производство, поп-культуру и вовсе считал величайшим достижением человечества. Сновавшие туда-сюда официантки с завязанными под грудью топами, в обтягивающих джинсах и напомаженными губами только усугубляли влияние алкоголя. Кроули блаженно улыбался, слыша в голове звуки оваций и ликования от своей собственной сообразительности. Великая идея – открыть паб.
Развращению душ не мешало даже ангельское соседство. Это ж надо подумать: ангел-социофоб! Миша давно и тесно был знаком с подбарным помещением. Витторио даже когда-то обнаружил там небольшую подушечку и мягкий пледик, чему нисколечко не удивился, и убирать их оттуда не стал. Предназначение, с которым Михаэль был послан на землю, всегда оставалось для Кроули несколько туманным, но если оно было в том, чтобы спасать людские души, то Мордехай провалил свое задание еще в самом начале их сожительства.
- Знаешь, что еще спасает от налогов? Пожары. Имущество не может облагаться налогом, если оно сгорело. Если у вас нету бара, налоги ему не страшны. – раздался голос из-под стойки.
- Девочка моя, - Витторио, что удивительно обратился не к Мише, а к одной из официанточек, которая подошла к стойке, - вот это пиво вот этому небритому и волосатому за счет заведения.
Демонов Кроули по-братски любил. Корпоративный дух Ада жил в нем и цвел буйным цветом. Да и потом, кто знает, когда один из них может понадобиться.
Витторио подмигнул девчонке и резко присел на корточки.
- А ты, девочка моя, лучше заткнись, пока я не начал раздавать рекламу с информацией о скидках в твоем драгоценном книжном, - Витторио протянул Мордехаю новую бутылку, -  или смотри, могу избавить тебя от налогообложения, спасибо за идею!
Михаэлю Кроули тоже подмигнул, и даже подопнул под ангельский зад, вновь появляясь из-за стойки.
- Двойной бурбон.
Про многие питейные заведения говорили, что они являются местом собрания всякого сброда, но только паб Аббъяти был этакой собакой Брёдингера: он вмещал в себя самых отвратительных личностей Виспершира, но одновременно это были и сливки общества. Правда, в Аду.
- О, мисс Нортман! Как всегда, вся в делах, вся в заботах… - Витторио приветственно улыбнулся и поставил перед «девушкой» стакан с напитком.
Белиал, по мнению Кроули, был в этом веке сексуального раскрепощения созданием не особо нужным, но с другой стороны, нельзя было сказать, что это не была его, Белиала, заслуга. Сделал дело – наблюдай за его плодами.
- День не задался с самого утра? – дежурно спросил Витторио на правах хорошего бармена. Благодаря этой участливой фразе Кроули узнавал много ценной и полезной информации, сдобренной парой-тройкой сплетен, а в столь небольшом городе как Виспершир, часто попадалась какая-то забавная интрига. Вряд ли Лилиан вообще что-либо ответит, но привычка – это как проклятье: вроде бы не веришь, но по дереву все равно стучишь.

Отредактировано Vittorio Abbiatti (21.10.11 22:48:09)

+4

8

Но погодите-погодите, главного забыли!
Главный - это, само собой, Конрад Закари Фёрд, обворожительный и скромный юноша, которого вы непременно приметили, войдя в бар - да-да, тот самый рыжий в углу, что вам подмигнул - и позабыли о нем после первого же стакана. И, в общем-то, правильно сделали, никто вас не упрекнет.
А вот Конни о вас не позабыл, о нет, сэр!
Сегодня - особенный день. Хорошо, допустим, уже вечер, но его особенности это нисколько не умаляет.
Сегодня, именно сегодня Конрад сидит в углу в выглаженной рубашечке и брючках со стрелками, пряча в одном рукаве блокнот, а во втором - диктофон, и сквозь пелену полудюжины Голубых лагун любит весь зал.
Вот его взгляд остановился на Арсении Басманове, человеке, достойном самой позорной из существующих смертей уже за одно свое имя. К тому же в блокнотике Конни значилось, что зовут его вообще-то Гленом, но в реальности все часто выходит не так, как на самом деле. А ведь если так посудить, - подумал Конни, без излишних торжеств переступив рубеж в полдюжины Лагун, - Славный ведь, по сути, парень этот Басманов...
Левое ухо почему-то стало тяжелее правого и, не в силах бороться с земным притяжением, Конрад опустил щеку на стол. Во всем есть хорошая сторона, - подбодрил он себя, - Вгляну на мир с нового угла!
С этого угла задница владельца бара выглядела особенно выигрышно, так что смена позиции в пространстве определенно пошла на пользу. Конни хотел зарисовать открывавшиеся ему красоты в блокнотик, но последний почему-то плавал в восьмой лагуне, а когда юноша потянулся за карандашом, который час назад предусмотрительно был засунут за ухо, ему, юноше, кто-то трижды залепил пальцем почти что в глаз. Возмущенно мыча, Закари принял вновь вертикальное положение и замахал рукой на невидимого обидчика. Тот сбежал с позором.
Отметив победу девятой лагуной, Зак снова стал Конни и понял, что глубоко ошибался и недооценивал своего старого приятеля Арсения, назвав по какому-то необъяснимому недоразумению такого выдающегося джентльмена всего лишь славным парнем!
Конни вдруг стало так стыдно!
Он опрокинул десятую лагуну на пол, а одиннадцатую на себя, взял в дрожащие пальцы двенадцатый бокал и, роняя в него горячие соленые слезы, изнасилованными зигзагами двинулся к столику своей самой, как он только что понял, большой и ценной любви, по дороге пытаясь собрать в кучку глазки и губки дабы выглядеть не как пьяный приставун, а как серьезный молодой человек с серьезными намерениями.
Он поставил перед Арсением коктейль, рядом положил особенно красивый гнутый гвоздь, по счастливой случайности оказавшийся в кармане и, глядя на бородатую мечту своими ясными от слез глазами, произнес, не в силах таить в себе это запретное чувство и дальше, роковое:
- Абырхрн джалва...муа!
И грустно-грустно вздохнул.

Отредактировано Conrad Third (26.10.11 00:35:51)

+4

9

Вообще у Рэнди не раз мелькала мысль, что этот известный паб, который они с братом посещали каждые выходные является если не притоном, то точно каким-то рассадником бесов. Но позвольте - наш юный друг Рэнди никогда не верил ни в каких иных сущностей, более того находил тысячи доказательств, что их нет и быть не может. Поэтому его "бесы" были самыми "обычными людьми" с прибабахом. Да, так думал химик-экспериментатор со стажем.
Как назло, сегодня в пабе практически не было знакомых лиц, к кому бы можно было подкатить за столик с большой кружкой эля и задушевно поболтать о химических реакциях, катализах и о смешении и контакте реагентов. Поэтому вот приходилось болтать с симпатичными официантками, которые настолько выдрессированы, что будут еще долго вежливо улыбаться и подливать в большую кружку.
- Сейчас вернусь, сейчас вернусь, хорошая, - на всякий случай предупредил Аддамс, не совсем уверенный, что потом найдет ту, "свою официантку", в одинаковой одежде и одинаково накрашенные они уж как-то совсем мало отличались друг от друга. Это не могло не удручать. Вообще, если беглым взглядом окинуть столики и барную стойку, то Рэнди заметил лишь одну красивую девушку. Мысленно химик отметил целых два плюса: а) она была рыженькой, б) она была не в форме официантки. Взяв даму "на заметку", молодой человек с печальным видом поплелся в уборную. В туалете ничего не изменилось с прошлых выходных. В прочем, и с позапрошлых выходных там тоже ничего не изменилось. Да и вообще, не мешало бы тут прибраться. А так все как обычно - надписи красной помадой (???) на зеркалах, отсутствие туалетной бумаги в кабинках, торчащие конечности из-под этих же самых кабинок. Рэнди вымыл руки, сделал свои дела, снова помыл руки, подошел к двери и... замер. Конечности, торчащие из-под дверей? - мысленно вопросил Аддамс. Конечно, ему никто не ответил. Скорей всего кому-то просто плохо - решил парень и открыл дверцу туалета. Ну... что сказать? Тело неизвестного Рэнди мужчины было скручено едва ли не морским узлом и он был более, чем не жив. Целую минуту химик стоял рядом, облокотившись на стену и думал, с каким же творческим подходом в последнее время поодходят к своему ремеслу убийцы. Это ж как надо было постараться, чтобы так несчастного беднягу... а потом в кабинку туалета. Потом пришло осознание, что он вот стоит в мужском туалете, над трупом, глупенько так улыбается, и в любую секунду сюда может кто-то войти. Срань господня, да он же мертвее не бывает!
Откашлявшись, поправив одежду и волосы, Рэнди глубоко вздохнул и вышел из мужского туалета. Не пройдя и нескольких метров, парень остановился и, набрав в легкие побольше воздуха, негромко выдал:
- Там в туалете мужчина. Судя по выражению лица, он труп, - с каждым словом Рэнди сквозь дымную завесу, которая появилась не без участия эля, начал понимать, что в туалете то несчастный убиенный, а убийца до сих пор может находиться в пабе. Поэтому на последнем и самом значимом во всей фразе слове глаза Рэнди Аддамса комично округлились.

+1

10

Сеня радостно разбрасывал мутные взгляды по углам теперь уже порядочно задымленного помещения и дышал. Басманову очень по душе был такой ароматный способ уничтожения собственного туловища, на изобретение коего было способно ну только человечество. Напиваясь в дрова, он даже начинал проникаться подобием уважения к людишкам: ни в одном учебнике, разгрызенном Сеней в пору школьную, угарную, не было столько способов превратить человеческое существование в какао, сколько есть в среднестатистическом глянцевом журнале.
Счастье залучезарило в прекрасных очах Арсения с новой силой от свежей бесплатной тары с проивотрезвителем. Не то чтобы он обычно брал что-то с минусом для своего кармана, но все равно приятно. Отсалютовав бармену, кажется, коллеге по цеху, а может просто кришнаиту, в тумане плохо видно, Сеня хотел было опрокинуть кружку возможно даже не на стол, как на траектории ее путешествия встал вьюнош.
Трогательные слова, изреченные замечательно рыжим подошедшим, умилили Басманова, вынудив поймать неудержимо направляющегося к полу вьюноша со всей возможной сенькиной нежностью за шиворот. А потрясающий гнутый гвоздь и вовсе растопил сердце опытного опричника, так что тот даже усадил еще более безмерно пьяное, нежели он сам, существо подле себя и запихнул ему в руку, видимо, подарочный стакан с жидкостью цвета инфернальной дальности от естественного. Даже Басманов, опытный делальщик невнятных вещей сомнительной адекватности на спор, ни за что в своей жизни не выпил бы вот это, пред его очами светящееся.
Куда бы ни уползали брови Арсения от его прекрасных ресниц ото всего человечества в целом, они проходили лишь половину тернистого пути до далей, в которые загнал их один рыжий в частности. Точнее, от сенькиной собственной на него реакции. Удивительной пошлости мысли нагонял на Басманова в дровень набратый вьюнош своим умилительным костюмчиком. А ведь из слова ВОТ выпадал тот нещадно. Остановив поток своего сознания на станции "только-идиот-пропустит" и спустив дела на как получится, Арсений перехватил выскальзывающего из стула вьюноша и практически собрал все нужные для изречения слова в одном углу, но был вероломно перебит.
Пьянство пьянством, а иные высказывания вынуждают реагировать в любой ситуации. Таковыми у Сеня были, например, про золото. И на португальском. И, естественно, про труп. Парень из туалета потревожил праздный вечер Басманова своими натуралистическими заметками о местных обитателях, бросив вызов ясности рассудка, чтоб она вернулась. Арсений отчаянно сопротивлялся, отбивался и всячески не хотел, но отвратительная трезвость была в опасной близости от наступления. Так что, пробубнив мало адекватному соседу, что обязательно вернётся, Сеня поплелся к барной стойке за высокоградусной поддержкой. Он ткнул пальцем во что-то, название чего скорее всего прочитал бы неправильно, и тихо обратился с вопросом не то к соседствующему воздуху, не то к кришнаиту. Или коллеге по цеху. Дым, увы, никуда не делся.
- Спасибо за пиво. И как с этим, - Басманов махнул в сторону парня из туалета, - дальше жить?

+3

11

Фил отработал на славу. Поскольку функции его номинального начальства со временем незаметно свелись к озадаченному потиранию начальственных затылков, подбородков и прочих конечностей, Филипп обеспечил поводов для этого самого потирания и с чувством выполненного долга отправился восвояси. Начальство он уважал. В конце концов, как можно не испытывать трепетных чувств к людям, сохраняющим способность удивляться вот уже столько лет?
Дом встретил Аддамса тёмными окнами и пустым холодильником. И если второе было вполне закономерно, то из первого следовало, что брата нет дома. Близнецы были, в сущности, просто устроены: вероятность их пребывания вечером в каком-нибудь кабаке уравновешивалась вероятностью возлияний по-домашнему в соотношении примерно 50 на 50. У Фила при этом периодически проявлялась латентная плебейская тяга к злачным местам, когда его неумолимо несло в заведения формата «у нас тут таких не любят». Зато Рэнди в духе истинного паладинизма упорно пёр в «Полкоролевства». Филипп испытывал гордость по поводу такого постоянства. Близнецы имели маленькую слабость к публичным выступлениям, а в пабе собиралась аудитория уравновешенная, серьёзная и опытная, как раз то, что надо. Иногда Фил думал, что именно там к ним когда-нибудь прийдёт народное признание.
Попервости ему показалось, что оно вполне даже пришло, точнее, внезапно настигло Рэнди без его, Фила, участия. Возмутительно! Правда, брат в данный момент явно тяготился общественным вниманием, да и Филипп давно не видел, чтобы кто-то выходил из сортира с лицом, полным такой затаённой скорби. Скидывая на ходу куртку и шапку, он успел пересечь зал паба как раз к тому моменту, как брат выдал реплику. За те секунды, которые голова обрабатывала поступившую информацию, Аддамс успел заключить, что, во-первых, умеет приходить вовремя, а во-вторых, что он непростительно трезв для таких новостей.
Меж тем, радости на лицах людей, которых Рэнди решил облагодетельствовать своим заявлением, что-то не было видно. Фил пока не замечал наточенных вил, топоров и прочих признаков деликатного народного неодобрения, но напряжение явно нарастало. У него, как и у любого рыжего, очень точно работал индикатор «задницей чую».
- Какой труп? Не было же никакого трупа, - Фил лучезарно улыбнулся, сокращая последние метры между собой и Рэнди, обводя взглядом присутствующих и между делом деликатно взяв брата за шиворот, а то ж мало ли что. – Он не видел никакого трупа. – Вторая библейски кроткая улыбка была адресована в сторону барной стойки, Аббъятти лично, как будто и не было между местным верховенством и близнецами маленьких разногласий по поводу битья окон, взрывания невзрывающегося и поджигания несгораемого. В конце концов, что значат эти сугубо материальные, низменные вещи, когда трое хороших людей хотят договориться?
- Сегодня ты превзошёл самого себя, - Фил, продолжая изображать лыбу уже явно за пределами человеческих возможностей, негромко посетовал Рэнди в затылок. – Конечно, девушкам ты нравишься меньше, но это ж не повод валить людей направо и налево! Если б я знал, что ты дойдёшь до таких глубин отчаяния, я бы познакомился с парой горячих сестёр – пуэртолипинок. Так кто этот несчастный, перешедший дорогу неумолимому Рэнди Аддамсу? – Фил с трудом заставил себя заткнуться: чего доброго, подслушают и всерьёз подумают на брата. Вместо этого он заново принялся изучать встревоженное общество.
- А почему бы кому-то не сходить и не посмотреть! – С театральным вызовом донёсся храбрый голос откуда-то с галёрки. Обладателя бравых интонаций Филипп найти взглядом не смог, но мысль была дельная. Надо думать, такой популярности местная уборная не видела, даже когда здешние повара баловались восточной кухней. На что спорим, одному пойти страшно, и сейчас туда будет паломничество почище, чем в июле к священному параллелепипеду.
- Кажется, нам нужен храбрый мужик. Или отчаянная женщина без предрассудков. - Самому Филу сейчас представлялось более важным вытащить брата из фокуса всеобщего внимания.

Отредактировано Philipp Addams (21.11.11 21:19:12)

+3

12

Вымышленная история семейства Аббъяти уходила своими романтическими корнями в Италию времен тамплиеров. Богатая девушка, бедный юноша, побег на последние сбережения... История обильно сдобренная предательствами, унижением, немножечко Шекспиром и тайным рыцарским заговором. Разве нельзя демону проявить фантазию? Тем более, юные девы любого века от этой слезливой и одновременно захватывающей истории падали перед Витторио штабелями. Но конец у истории во все века был одинаковым: Витторио висперширец с гордостью несущий по жизни родовую фамилию Аббъяти. Языка предков он якобы не знал, но ругался исключительно на итальянском. Плюс десять к обаянию.
- Там в туалете мужчина. Судя по выражению лица, он труп, - Витторио всегда знал, что когда-нибудь праздное времяпрепровождение близнецов в его пабе закончится трупом, но ведь не так незаметно. Он надеялся на феерию, драму, в конце концов, небольшой взрыв. Что и говорить, Кроули был склонен к показухе.
- Ке каццо! - Витторио изумленно приподнял бровь.
Нет,  трупы в пабе да за несколько веков - совсем не редкость. У Витторио даже был набор для экстренного случая. Но одним прекрасным вечером, они с Мордехаем этот набор торжественно распили. Да, любой набор некоей экстренной помощи в пабе ограничивался чем-то горячительным. Витторио искренне верил в целебную силу спиртных напитков.
- Спасибо за пиво. И как с этим дальше жить?
Витторио автоматическим движением поставил перед подсевшим за барную стойку стакан, не заметив, что этим неизвестным был давешний небритый и волосатый, налил первое попавшееся под руку пойло и, сурово сказав
"Секунду", покинул свое рабочее место, подопнув похрапывающего под стойкой ангела.
- Кажется, нам нужен храбрый мужик. Или отчаянная женщина без предрассудков. - а он-то, несчастный, надеялся, что свершилось чудо и близнецы перестали двоиться у него в глазах и слились наконец-то в одного человека.
- Считайте, что этот отважный рыцарь без страха и упрека - я! - Витторио очаровательно улыбнулся и как можно более беззаботно прошествовал в сторону туалета. Эта беззаботная походка навевала мысли о том, что хозяин паба скорее отчаянная женщина без предрассудков, но это было лучше нежели падение на колени и возгласы "Ну почему опять в моем пабе, почему?!".
Да, в кабинке действительно наличествовал самый что ни на есть настоящий труп. Кроули, опираясь на скромные познания человеческой анатомии, пришел к выводу, что труп относительной свежести. Судя по некоторой синюшности конечностей, он распрощался с жизнью больше трех часов назад. Витторио взял бумажное полотенце и сквозь него потыкал в тело. Трупное окоченение подтвердило догадки демона.
Интересно, а лучше сохранять видимое спокойствие или начать бегать кругами и орать? да кого я обманываю, будто кто-то поверит, что Аббъяти может паниковать.
Шум, доносящийся из паба, нарастал. Если он промедлит со своим появлением перед глазами посетителей, то волна любопытствующих, негодующих и ищущих адреналина разнесет ему туалет. Мельком оглядев помещение на наличие брызг крови, валяющихся на полу ножей, колец с ядом или убийственной бутылки технического спирта, Витторио все так же беззаботно улыбаясь вышел из туалета.
- Господа, - Витторио любил пафосно обращаться к публике, - прошу сохранять спокойствие.
Он все той же прекрасной походкой продефилировал к входной двери, закрыв оную на ключ, и преспокойно вернулся на барную стойку. Да, да, именно на нее. Это гарантировало внимание и относительную тишину.
- Я знаю многих из вас уже не первый год, - он подмигнул многоликой толпе, - и надеюсь на ваше понимание. Как вам всем известно, полиция давно грозится прикрыть самый старый паб Виспершира за неподобающее поведение. Хотя некоторые из эксцессов были виной самих сотрудников полиции, память о которых мы храним в своих сердцах и в газетных вырезках вон на той стене. - Витторио снова улыбнулся. - Спасибо отсутствующему сейчас Орсону Мэйнарду. Лишние проблемы пабу, как вы понимаете, не нужны. Поэтому я буду благодарен любой помощи в этом деликатном вопросе по устранению возникшей проблемы. В туалете действительно труп.
Ну вот, теперь оставалось только переждать вопли паники и попытки найти в пабе запасной выход.

Отредактировано Vittorio Abbiatti (26.11.11 18:10:01)

+4

13

Сказать, что Конни был рад - все равно, что сказать, что он находится под углом 47 градусов к полу. Это было настолько очевидно, что даже пресловутый Кэп постеснялся бы упомянуть.
Он не мог ни нормально сфокусироваться на собеседнике, ни различить, говорит он что-то или это такой бонусный комплекс зрительно-слуховых галлюцинаций, подаренный за хорошее поведение двенадцатым коктейлем. Но - а может, и "поэтому" - счастье зашкаливало.
Так что вышедший из туалета товарищ, оповестивший весь честной народ о почившем из кабинки, не смог сильно подкосить эйфорию нашего бравого мальчика. А только разбудил в нем гены двадцать-раз-пра-дедушки, известного драчуна и любителя женщин, в простонародье героя. А тут еще так сложилось, что пока дремавшая веками воинственность продирала глаза и натягивала спросонья трусы, Глен - он же Сеньчик Басманов - подрастерял к нему, Конраду, интерес и отправился в неизвестном направлении.
Секунд на пять Фёрд взгрустнул и подумал о ветренности возлюбленных и такой желанной и такой недостижимой моногамии. Потом его таки торкнуло. Прямо скажем, подтянуло за шиворот, поставило на ноги и послало разбираться.
Пока шли ахи-охи, Конрад, ведомый исключительно силой предков, добрался до туалета на первой космической, открыл дверь, открыл дверь снова и на этот раз вошел, и оценил ситуацию.
Трупа не было.
Ни в одной кабинке, ни в одном унитазе. Мысленно уже набивший морду и трупу, и убийце, и всем посетителям бара, взваливший восторженного Басманова на плечо и отбывший с ним в мотель Конрад огорчился.
Никому нельзя верить, говорила его матушка, и была более чем права.
Справив нужду, наш несостоявшийся герой-любовник вернулся в зал. И сел. Та девушка, на которую он сел, даже не удивилась, так был поглощена происходящим.
Пока Конни ерзал костлявой попой по чужим костлявым ногам, владелец бара почему-то снова стал распускать эти ужасные слухи. Взволнованный такой несправедливстью Конни не мог молчать!
Говорить, к счастью, он тоже не мог, но старался:
- Эт...`се ложь, братцы...Не верьте ни й-й-йеэээдиному этому самому...слову! Там нет трупа! Я там был...я видел! или не видел...его же не было... - начал он с возмущенного крика, потом зевнул, перешел на вкрадчивый баритон и в конце концов драматически замолк.
Переводя растерянный взгляд с одного лица на другое, Конни чуть не плакал от несправедливости. Он взял кого-то за рукав и потянул, потянул в туалет, чтобы доказать, доказать им всем!
- Чувак, это ж женский! А ладно, будешь?
Отвергнув предложенный косяк и стремительно пунцовея, Конни незаметно вывалился из позорной уборной и встал в углу, красный, рыжий и потярянный. И носом шмыгал, плакса.

Отредактировано Conrad Third (29.11.11 21:13:22)

+2

14

Когда затравленный Рэнди со самой скорбной миной на лице, которую только мог изобразить, вышел из туалета, одновременно случилось несколько вещей. Во-первых, он увидел своего потерянного братца, который, судя по всему, только заявился в паб. А во-вторых, он успел перехватить взгляд хозяина заведения. И было в этом взгляде столько всего – от раздражения до искреннего едва ли не детского восторга. И если первое легко можно было объяснить, то второе немного пугало. В прочем, Витторио Аббъятти славился своей выдержкой и радушным отношением ко всем посетителям. Даже к таким, как непутевые химики-близнецы Аддамсы.
Не успел Рэнди распахнуть рот и выдать что-то высокоинтеллектуальное, как его за шкирку, как нашкодившего котенка схватил брат. Младший что-то невразумительно промычал и несчастными глазами посмотрел на брата. В общем-то, несчастье было до такой степени наигранным, что Филипп обязан был сразу оценить степень причастности брата к убийству. Меж тем, Фил улыбался так лучезарно, что казалось, его можно было использовать, как дополнительный источник освещения в пабе. Дабы не отставать от своего второго «я», Рэнди тоже мило заулыбался. Ну, просто так, на всякий случай. Такие улыбки есть в арсенале всех близнецов, которые постоянно во что-то вляпываются, ибо, в конце концов, чем больше улыбаешься, тем большим дураком выглядишь в глазах народа. А значит и спросу с тебя, соответственно, никакого.
- Прости, что не дождался тебя, чтобы совершить свое первое убийство, - продолжая ухмыляться, прошептал Аддамс. – Готов спорить на что угодно, что ты сейчас просто завидуешь мне, братец. Посмотри, Рэнди Аддамс купается в лучах славы, а его брат Филипп лишь стоит рядом.
С внезапным чувством превосходства, которое доселе не испытывал, Рэнди выпрямился и заулыбался еще шире. Однако некоторые посетители питейного заведения не выражали такого восторга, какой был написан на лице Рэнди и тот тут же заметно сник.
- Брат, меня подставили, они знали, когда я пойду  в сортир. Они высчитали время, через сколько часов о себе дадут знать выпитые кружки эля. В конце концов, у тебя просто нет выбора, всю выпивку я попросил записать на счет Филиппа Аддамса.
Тем временем, Витторио Аббъятти взял ситуацию под свой контроль и, не переставая мило улыбаться, сбегал в туалет. Когда хозяин заведения вышел, народ в пабе уже был порядком на взводе и все только и ждали, когда он заговорит. И он не разочаровал никого – в туалете действительно был труп. Судя по улыбке Витторио, это был уже не первый труп, который он находил в туалете в крайне интересной позе, иначе с чего бы ему так обворожительно улыбаться.
Когда до близнецов, как и до всех остальных дошло то, что поступило завуалированное (или не очень) предложение избавиться от трупа, люди тут же загомонили. Кто-то струхнул, кто-то восторженно хлопнул деревянной кружкой по лбу своего соседа, кто-то погрузился в думы. С одной стороны, Рэнди понимал, что кто бы не убил того мужика в сортире, их потом всех затаскают по всевозможным инстанциям, а паб прикроют. Или же, если они все сейчас дружно избавятся от трупа, когда-нибудь на них выйдет полиция, и опять-таки затаскают.
- Рэнди, у тебя не завалялась парочка веселых бутылочек? Ты же должен был что-то прихватить с работы, - по привычке обратился к брату своим именем Аддамс. – Понимаешь, если паб закроют, нам просто некуда будет податься. Кому нужны два несчастных химика?

0

15

Басманов с печалью и легким налетом недоумения уставился в поставленный перед ним стакан. Во-первых, он просил что-то более невнятное, а название ныне в таре болтающегося смог бы сказать даже сейчас. Эти подлые кришнаиты всегда мешали ему делать неожиданные вещи и вносить в мир разнообразие: теперь непроизносимое название было списано в перечень "не судьба" и, возможно, Сеня лишился потенциальной последней радости в жизни. Во-вторых, его проигнорировали. И хотя он уже было решил, что обращался к пустому креслу, убежавший бармен своим убеганием сделал ему обидно. Кришнаиты. В-третьих, да они тут все долбанулись!
Сеня отвратительно медленно возвращающимися сознательностью и косноязычием своими просто не мог понять, какого черта устроили эти люди. Все самодельные свои трупы Басманов прятал именно с целью сделать знающими о них, собственно, их и себя. А не весь хренов бар. Хотя вот в данной конкретной ситуации ген предпринимательства, о котором он знать не знал и всячески отнекивался, заговорщически советовал встать в дверях мужского туалета и продавать билеты страждущим посмотреть на труп.  И пока Сеня, покачивая стаканом, мысленно возводил свою трупопоказательную империю, ворочающую миллиардами, взгляд его, весь в негодующем недоумении, бегал по залу кросс с подмечанием будущих жертв Басмановского таланта бизнесмена и споткнулся о недавнего соседа демонюки.
Рыжий вьюнош в удивительно вертикальном положении так грустно подпирал угол бара, что у Сени рухнула империя. Басманов, к своему счастью, пропустил все нетрезвые излияния молодого человека в атмосферу, посему образ безвинно обиженного ничто не попёрло. И светлое стремление надавать по щам уже хоть кому-нибудь, а особенно по такому спонтанному благородному поводу, подтолкнуло его на героическое распихивание паникующих алкоголиков в непомерно тяжкой борьбе с продвижением в другой конец зала. Отставив залпом приконченный стакан, Басманов занял положение "с высокого стула старт" и отважно начал путешествие.
Первым делом от отдавил чью-то ногу. Так им и надо, сволочам, - злорадно подумал Сенька, становясь на еще одну. Частично запамятовав благородные цели своего пути, Басманов решил, что прыгать по ногам, когда ты туша в 90 килограмм весом, это отличный способ скрасить тяготы дороги. Выбирая посетителей погромче, он медленно продвигался под каким-то странным крючковатым углом к страждущему... наверное, спасения, хотя на месте разберемся, вьюношу. Высокого стула заметно не хватало, сбивался с пути во имя благой цели спереть чужой опрометчиво оставленный пивас Сеня не единожды, даже для рыжего прихватил, но тот самый угол становился с каждой ногой все ближе. Демонстрируя чудеса грациозности, свои прекрасные сапоги Басманов не подставил ни разу, так что предстал перед вьюношем прямо таки орлом, развевая кафтан, который он отказывался называть этим вашим пальтом. Вставать на грязным пол коленом в жесте исключительного благородства Арсений счел излишним, просто протянул рыжему бутылку честно награбленного, оперся на стену рядом и... все. К своему стыду обнаружив, что речь он по дороге не выучил и даже не написал, а с импровизациями не дружил приблизительно никогда, Сеня молча и, по его меркам, невозможно дружественно возложил длань свою свободную на кудри вьюноши, выразительно посмотрел и отхлебнул из своей добычи.

+2

16

С полной уверенностью можно было заявить, что в пабе «Полкоролевства и голова принцессы» аншлаг. В полном значении этого слова из толкового словаря: большой успех, сопровождающий спектакль, зрелищное представление – все это было в наличии. Кто-то метался от двери к окну, по пути проклиная тот день, когда на семейном празднике их впервые угостил домашним вином сердобольный отец, навсегда подарив пристрастие к алкоголю; расхрабренные алкоголем стучали деревянными кружками по столу, требуя хлеба, зрелищ и записи с их именем в списке Вальхаллы; официантки старательно поддерживали панику, столпившись у стеночки, прижав к как на подбор третьего размера груди подносы и визжа в различных тональностях; близнецы умудрились ставить эксперименты даже в паникующей толпе, правда, судя потому что никто не горел, не получил ожогов от серной кислоты и не выкрикивал «почему я?», эксперименты носили больше социальный характер; Арсений вел молчаливый диалог с пьяным, смущенным и рыжим.
Хозяин паба тем временем с высоты барной стойки высматривал будущих жертв своего коварного замысла. Бегающие и паникующие отметались сразу как морально неустойчивый материал. Жаждущие хлеба и зрелищ так же были профнепригодными. Напьются в следующий раз и здравствуйте проблемы с полицией. Эти лишние вопросы. Витторио устало потер переносицу. Как? Как данный конкретный труп оказался в его пабе? Мысленно одев себя в красное платье и прицепив на волосы розу, он так же мысленно произнес «Завтра. Я подумаю об этом завтра», и, сложив руки рупором, обратился к беснующимся:
- Сиськи!!!
Мужчины тут же присмирели, стали затравленно озираться по сторонам и загадочно блестеть глазами. Женщины же моментально замерли в позах различных морских фигур, у которых внезапно порвались блузки, бюстгальтеры и вообще они не уверенны в том, что с утра одевались.
- Спасибо! – Витторио никогда не изменял своим разномастным улыбкам. - А теперь поблагодарим спонсора этого всплеска адреналина в нашей крови – пиво «Гринесс»! – он достал из заднего кармана помятый листок, на котором был список продуктов для паба. – Пиво «Гринесс» и вы ощутите себя мертвецом! И пока я убираю из туалета манекен, всем «Гринесса» за счет нашего спонсора! – Аббъяти еще раз благодушно улыбнулся и спрыгнул со стойки.
Толпа возмущенно зароптала. Шепот о том, что это надувательство, что всех хотят обмануть, доносился отовсюду.
- Девочки, работаем! – Витторио обратился к недоумевающим официанткам. – Меня попросили не раскрывать всех карт даже персоналу. Но вы же у меня профессионалки: улыбайтесь и делайте вид, что все именно так, как и должно быть. Давайте, давайте!
Уладив вопросы с персоналом, хозяин паба подошел к братьям Аддамсам:
- Господа, пройдите на кухню. Для вас особый подарок – поле для экспериментов! – Витторио подмигнул близнецам. - Повара не бойтесь, он добрый малый, а уж какой у него хук слева.
Витторио мечтательно закатил глаза и удалился, оставив близнецов терзаться сомнениями: с одной стороны было бесплатное пиво, с другой некоторое ТАИНСТВЕННОЕ поле для деятельности. И возможно не совсем легальной. И очень таинственной.
- В конце концов, думаю, бесплатное пиво там тоже будет, - оптимистично предположил Рэнди и отправился в сторону кухни.
Тем временем Витторио и Арсений искали ответ на давешний вопрос Басманова: как дальше с этим жить.
- Манекен, говоришь?
- Да ты за ноги бери, как будто в первый раз… Фу, у него вся шея… склизкая.
- Неженка.
- Я эстет!
Фёрд, выбравший своим ориентиром высокого, мохнатого и такого уютного Басманова, следовал за ним по пятам. Не совсем следовал, скорее, пьяно пошатывался за Басмановым. И даже иногда пытался разговаривать, но кроме «мнэмнэмунупфэ», ничего произнести ему так и не удалось.
Переезд совсем мертвого Адама Ренделла на кухню даже не вызвал особых подозрений у посетителей. Витторио настолько беззаботно улыбался, да еще и один из посетителей помогал ему перетаскивать «манекен». А еще было бесплатное пиво. В общем, обслуживание на грани комфорта. И никто даже не обратил особого внимания на то, что дверь в паб до сих пор закрыта.
- …а можно забрать печень на опыты? Она так похожа на решето, - Филипп задумчиво изучал ливер на свету.
- Что угодно, мой друг, что угодно, - Аббъяти уверенным ударом по шее отсек трупу, а точнее, его жалким остаткам, голову. – Вот и все. И я надеюсь, что это останется между нами.
Витторио всегда было очень сложно отказать. Но особенно сложно это было сделать, когда он стоял с окровавленными по локоть руками, поблескивая тесаком.

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 1.3. труп


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC