Задверье

Объявление

текущее время Виспершира: 24 декабря 1976 года; 06:00 - 23:00


погода: метель, одичавшие снеговики;
-20-25 градусов по Цельсию


уголок погибшего поэта:

снаружи ктото в люк стучится
а я не знаю как открыть
меня такому не учили
на космодроме байконур
квестовые должники и дедлайны:

...

Недельное меню:
ГАМБУРГЕРОВАЯ СРЕДА!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 1.1. место преступления


квест 1.1. место преступления

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Городская больница, 7 часов вечера.
Подозреваемые: Клиффорд Байрон, Делайла Юр, Тревор Муди, Генри Грэхем, Алистер Кэрролл.
Г.Г. и А.К. сидели на трубе...
Улучив минутку, свободную от потрошения смертных тел, Клиффорд Байрон и Делайла Юр выходят на задний двор больницы, где обнаруживают залитую кровью траву и следы, свидетельствующие о том, что по земле тащили что-то тяжёлое, грязное и мёртвое. Спустя несколько минут, полных очень важных для сюжета реплик ("Охренеееть..." - "Здесь кого-то убили?" и т.д.), они видят перемазанного кровью Тревора Муди, который, не обращая на них внимания, подходит к месту преступления и принимается за уборку.
Казалось бы, вот он, Кардиолог - но не всё так просто. Не вынесла душа уборщика того, что на подотчётной ему территории валяется труп - вот он и оттащил его к ближайшему мусорному баку, а теперь продолжает зачистку местности. А может быть, это всё домыслы и оправдания, кто знает.
Г.Г. и А.К. доедают на трубе последний пончик и молчат обо всём, что видели.

Очерёдность написания: Кэрролл, Грэхем, Муди, Юр, Байрон.

0

2

Всё началось с абрикосового пунша и, считавшегося давно утерянным, рецепта венгерских булочек. Хотя нет, началось всё с того, что Кэрролл променял субботнюю развлекательную программу на шестой рабочий день. В конце концов, суббота была обычным днём, а Метатрон не был евреем. Однако у Хаагенти по этому вопросу имелось собственное мнение и, как это часто бывает, оно кардинально не совпадало с планами профессора прикладной истории.
Не имея физической возможности проникнуть на территорию академии (ректор Ллойд пошёл навстречу алистеровской заботе о детях и сдал ему пару печатей, способных не впустить Хаагенти), Генри пробрался в квартиру ангела и устроил тому сюрприз.
Пепел ритуально сожжённых контрольных второго курса на удивление органично вписался в интерьер небольшой, но с любовью захламлённой квартиры. За короткий путь из коридора на кухню Кэрролл успел посчитать, сколько незаслуженных «отлично» ему теперь придётся проставить нерадивым студентам. Собственно, на пороге кухни душевные терзания притихли, сражённые ароматом свежей выпечки и лета. На мгновение Алистер даже забыл, до какой степени не любит это самое лето. Вторая половина сюрприза Хаагенти удалась ничуть не хуже, чем первая.

- Ты же собирался устроить мне очередную экскурсию в бордель, - ангел топтался в сыром тупике и, задрав голову, рассматривал сумеречно-облачное небо. Из достопримечательностей тупика можно было назвать только пожарную лестницу и два мусорных бака.
- Нет, я не против, просто… Что дьявольского может быть на крыше городской больницы?
Взгляд полный непонимания метался от Генри к корзинке с едой, затем к лестнице, бесконечно далёким Небесам и неизменно возвращался обратно к хитрой физиономии демона. Алистер пожал плечами и полез первым, ожидая увидеть как минимум приоткрытую форточку в фирменный крематорий Девятого Круга. Но крыша не оправдала ангельских ожиданий и поразила Кэрролла в самое сердце своей обычностью.
- Тебе как больше нравится, с видом на кладбище или на морг? – вежливо поинтересовался Алистер, скромно вертясь вокруг своей оси и выбирая наиболее стратегически верное положение для пикника.
Пока Метатрон просчитывал скорость и направление ветра, вероятность падения метеорита именно в эту точку, и возможность зарождения урагана именно над их головами, из порученного ему непрозрачного пакета, продавив окно на волю, улизнула одна бутылка краснейшего из вин. О таких говорят – покатилась по наклонной. Путешествие её было бы недолгим и запоминающимся, если бы Кэрролл не прервал его стремительным выпадом загребущей руки.
Зависнув над почти пропастью и совсем не во ржи, ангел невольно всмотрелся с высоты своего положения в творящееся на земле странное.
- Генри, кажется, сегодня кого-то убил уборщик. В этом городе слишком высокие показатели смертности. Кстати, мы взяли сливочное масло?

+3

3

Субботним утром Генри проснулся с твёрдым желанием вкусить венгерских булочек и пробраться в квартиру Кэрролла. То, что субботнее утро на проверку оказалось четырьмя часами пополудни, только укрепило его в намерениях.
Хаагенти был демоном, не рассчитывающим свои ходы на сорок лет вперёд, и предпочитал поступать сообразно с сиюминутными желаниями. Но он всё же наведался к Академии, выцепил парочку богато и лениво выглядящих студентов и сделал им предложение, от которого они не смогли отказаться. Энная сумма перекочевала из кошельков студентов в бездонные лабиринты карманов Грэхема.
Он и так собирался поплясать обнажённым вокруг горящих синим пламенем контрольных, но не мог не получить с этого удовольствия дополнительный доход.

Чужие работы горели, Хаагенти распевал гимн Сатане и чувствовал себя прекрасно. Пока не увидел с балкона, что к подъезду подходит весь такой Алистер. То, что он жил на шестом этаже, позволило Генри: а. одеться; б. допеть; в. изобразить, что главной целью прихода в обитель ангела всё-таки была готовка.
- Привет, крылатый, как насчёт ужина при свете контрольных?

Идея пикника пришла в голову неожиданно. Секунду назад Генри валял Алистера в новой рубашке по кучам пепла, а потом изображал, что ужас как боится гнева и.о. - и вдруг замер с самым одухотворённым видом, перестав даже тягать Кэрролла за галстук в попытке то ли притянуть того к себе и укусить за нос, то ли удушить, то ли просто взбесить по максимуму.
Дело у него никогда не отставало от планов - и вот они уже оказались возле здания, в котором явственно ощущался дух измученных болезнью, страдающих, ни на что не надеющихся... врачей. И прохлаждающихся пациентов.
- Лезь-лезь, не тяни. Ноготь сломать боишься?
По-джентльменски пропустив Кэрролла вперёд, Генри совсем не по-джентльменски щипал его за всё, до чего дотягивался, едва тот начинал медлить.
- Давай, задумчивая задница, там круто и мы сможем одновременно есть, пить и следить за той подозрительной девчонкой. Помнишь её? Интерн-хирург - это раз, была на месте последнего преступления - это два, розовые волосы - это три. Наверное, это для того, чтоб кровь была меньше заметна.
Лестница кончилась, началась крыша. Крутящийся на месте Алистер напоминал ужасно симпатичный флюгер - кривенький, ржавенький, но ярко-голубой в душе. Тут бутылка попыталась сброситься с крыши, а вслед за ней и Кэрролл. Ещё немного - и Генри узнал бы, насколько хорошо летают ангелы без крыльев.
- Знаешь, - с меланхоличной грустью сказал он, цепко удерживая божественного суицидника за запястье, - если б не мой хватательный рефлекс, я бы сейчас просто недеянием заработал бы себе благодарность Ада и всех его обитателей, в числе которых множество потрясающих демониц с незабываемой анатомией. Наша дружба порой очень дорого мне обходится.
Он привёл Кэрролла в вертикальное положение и всё с тем же огорчённым выражением лица принялся жевать булочку. Кто там кого убил, было ему неинтересно.

+3

4

Тревору вот тоже было не интересно, кто кого убил.
Тем не менее, делать что-то с этим приходилось именно ему. Почему-то никто не озаботился мнением уборщика насчет того, стоит ли вообще затевать какие-то убийства. Нет, вообще Муди вовсе не был против убийств как таковых, вы ничего не подумайте. Но во всем, повторяю, во всем должна быть элементарная аккуратность. Почему бы было не убить вот этого, скажем, тихонько и чистенько - удушить, например? Или, раз уж так хочется крови, дома в ванной? Нет, нужно было наспех, тяп-ляп - и дохлый - прямо на улице! Торопился куда-то, что ли, опаздывал? Так дела не делаются, так нельзя убивать. Надо проявить уважение к будущему покойнику, уделить ему внимание, время. От тела избавиться ради приличия-то!
Но нет, сейчас все спешат! Все на бегу делают: и булки жрут, и по телефону болтают, и вот трупов строгают. Эээх, времена...
И ведь правда, хоть бы раз у него, Тревора, спросили, охота ему вечер тратить на отмывание асфальта или нет. Ведь бывают же такие деньки, когда прямо душа просит что-нибудь помыть, мешок на свалку оттащить...Да что уж там, хорошему человеку можно было бы и с расчленением тела да вывозом за город помочь. За вежливым гражданином и крови лужицу подтереть - не проблема, а так, пустячок. Эээх...
Тревор бормотал себе под нос, отрабатывал на голубях злобное зырканье и тащил тело. Зырканье он приготовил для полиции. Те ведь наверняка начнут гундосить про неприкосновенность места преступления да улики свои. А что за преступление-то? Пришили молодчика - ну дык разве ж это впервой? Чего тут расследовать-то, и так, образно выражаясь, все кишки наружу, все ж понятно. Занялись бы лучше каким действительно важным делом - вот у Тревора через забор во двор кто-то банок пустых понакидал, пошли бы да нашли засранцев - да другим бы не мешали.
Ворчливый Тревор отряхнулся, похлопал мертвяка по торчащей из бака руке, запихнул ее внутрь и побрел назад.

Отредактировано Trevor Moody (21.10.11 15:14:43)

+4

5

Девятое октября – дата значимая для мировой общественности. В этот день  султан Египта и Сирии Саладин осадил Иерусалим, что послужило поводом к началу аж третьего крестового похода, Рим стал столицей Италии, состоялась премьера первой мыльной оперы «Я знаю, кто твой отец, Люк», а в 1951 году родилась Делайла Юр. Может быть, для всего мира последние событие было не таким уж и важным, но ведь никто не может сказать, что его день рождения какая-то ненужная ерунда. А тем более Делайла. Она-то видела себя гениальным хирургом, спасителем людских жизней в розовых трусах поверх халата, а значит, девятое октября было очень важным днем.
Сонм эмоций, которые испытывала Делайла перед днем рождения, можно было бы сравнить с ощущениями султана Саладина: предчувствие, что произойдет нечто великое, торжественное и неотвратимое. К сожалению, в случае мисс Юр это было обманом. Год проходил за годом, а грандиозное задерживалось на других датах. И, тем не менее, Делайла как пятилетняя девочка загадывала желания, завивала кудряшки и надевала яркие банты в ожидание чего-то чудесного.
И нынешнее девятое октября начиналось весьма хорошо: с двух тостов с шоколадной пастой и операбельной опухоли. Опухоль была огромным прогрессом в её хирургической практике. Рудиментарные органы вроде аппендикса и миндалин уже начали преследовать Делайлу в кошмарах про зомби и плюшевых медвежат. Возможно, это был такой своеобразный подарок от наставника Делайлы, но она не была в этом так уверена, поэтому по завершении операции, радостно стянув перчатки, Лайла сообщила, показав раскрытую пятерню, что ей исполняется вот столько годиков плюс двадцать. И что она была бы вовсе не прочь в следующий раз вместо дезинфицирования простыней, да пусть уважаемый доктор простит её дерзость, сделать пару надрезов. В общем, Делайла была недовольна. День рождения опять не радовал своей грандиозностью и внезапным изменившимся положением в обществе. До заветной мечты по-прежнему оставалось непреодолимое расстояние в двести тысяч байронов.
Однако предложенный Клиффордом виски подействовал примиряющее. Делайла даже перестала надувать щеки и бубнить себе под нос, что она всенепременно уйдет к другому доктору, сразу же, как только рак на горе перестанет свистеть, нарушая общественный порядок. Конечно, этически пить с начальником было как-то неправильно, но лимончик и тот факт, что начальник тайно позаимствовал виски у ортодантиста, развеяли все сомнения и колебания.

- Я никогда не буду лечить зубы у нашего стоматолога, - стараясь сохранить остатки достоинства, Делайла почти не цеплялась за рукав коллеги. – У него отвратительный вкус на выпивку.
Не то чтобы девушка была пьяна, вовсе нет. Просто этот шотландский виски был настолько дурным на вкус, что после первого же глотка, ей захотелось проведать белокафельное помещение. Однако, в трезвом, но всегда несколько безумном мозгу Делайлы, отказ от этой выпивки означал то же, что и поражение Иерусалима, несвойственным людям в аж целых двадцать пять лет. К сожалению, от столь самоотверженного поступка, виски лучше не стал, поэтому после первой же половины стакана, Делайла, глядя на Байрона глазами обиженного щенка, попросила прогулять её до улицы, сославшись на то, что она хотела бы поговорить о сегодняшней операции и перелетных птицах.
- Скажите, доктор, а мы когда-нибудь будем проводить операции на свежем воздухе или вы слишком консервативны для подобных методик? – Делайла кивнула в сторону реставрации мафиозной разборки из Чикаго на заднем дворе больницы. Для полного завершения картины запланированного убийства не хватало лишь подвитых усиков детектива, ведь присутствовал даже садовник-убийца в лице уборщика.

Отредактировано Delilah Ure (26.10.11 21:45:48)

+3

6

Не то, чтобы Байрон не был уверен в своей юной подопечной, что не доверял девушке что-то серьезное... Да нет, кого мы обманываем. Хирург действительно не совсем был уверен, что Делайла может справиться с чем-то более веселым, чем операция по удалению аппендикса. Поэтому если бы девушка не была простой смертной, Клифф бы заставил ее практиковаться в этом ремесле не одно столетие. Но увы. Иногда Кроцелл вообще не понимал, зачем это розоволосое создание подалось в медицину, поэтому не раз делал зарубку на спинке кровати, дабы не забыть спросить об этом у самой Делайлы. Но непонятно откуда взявшаяся Совесть неизменно шлифовала деревянную спинку - дескать, нечего такими вопросами мучить юную леди.
Сегодня у этой самой леди был юбилей - четверть века в этом интересном мире. А значит можно было сделать некие поблажки. Вообще, Клиффорд привык, что дни рождения - это некие важные события в жизни людей, которые празднуются с большим количеством алкоголя в крови и селедки под шубой на столе. Сам же он своего папу не видел с тех пор, как... как папа покинул пост главы Ада, сполз с кровавого трона, потискал напоследок пышногрудую наложницу и удалился в запой. Не будем углубляться в политику того, "нижнего", но не менее прекрасного мира. В конце концов, Кроцелл никогда не чувствовал себя одиноким. Ну или ему так нравилось думать.
По случаю праздника своей недоколлеги Клиффорд вытащил у своего приятеля Двэйна бутылочку виски. В этом пойле он не очень разбирался, но виски же все пьют, значит и Лайле должно понравиться. Хотя судя по реакции девушки, все-таки бутылочка была не самой хорошей и не зря столько времени простояла в загажнике. Рабочий день уже подошел к концу и оставалось лишь управиться по мелочи. Но перекур был необходим. Сам Байрон в который раз ощутил, что пол литра "не-пойми-чего" на него не действует так, как следовало бы. Надо подышать свежим воздухом.
- Дорогая Делайла, - почему-то решил вступиться демон за своего коллегу. - Мастерство нашего стоматолога ни в коей мере не связано с его вкусовыми пристрастиями. Вот у вас розовые волосы, но это же не значит, что вы лесбиянка.
Бросив эту фразу, Клиффорд подумал, что связи между цветом волос и сексуальной ориентацией быть не может. А по сути, его слова абсурдны. А по факту - девушка вообще может обидеться.
- Я хотел сказать, вот мы с вами были на концерте Дибера, но это же не значит, что мы непрофессиональны! - наверное, все-таки отчасти виски повлиял, раз уж Клифф вспомнил тот случай. - Простите, но где мы на улице будем размещать аппаратуру? Или из самой больницы будут тянуться километровые провода с кучей тройников? А вообще. У нас и так пациенты впечатлительные, а у нас тут и кладбище, и морг. Как-то не соответствует поднятию боевого духа.
Далее демон проследил взгляд Делайлы Юр. Девушка смотрела, как дворник поспешно запихивает чье-то безвольное тело в мусорный бак и как ни в чем не бывало продолжает заниматься своим делом - то есть зачищать территорию.
- Убийство, - наставительно произнес Кроцелл, будто интерн сама не догадалась в чем дело. - Как думаете, увидеть труп на день рождения - это хорошая примета или дурная?

Отредактировано Clifford Byron (27.10.11 20:49:16)

+2

7

- Я спас бутылку вместе с её содержимым, а ты – меня. По-моему, равноценно, - Алистер оправил пальто и глубоко вдохнул. Быть Грэхему обязанным ему совершенно не хотелось. Небольшую роль в этом сыграли те двадцать раз, когда меч Метатрона вступал в прямой физический контакт с телом Хаагенти. Генри вроде бы не злился и не припоминал старые обиды, но Кэрролл предпочитал всегда быть начеку, держать ситуацию под контролем, не убивать демонов почём зря и не занимать у них соль со спичками.
- Сегодня суббота, - задумчиво констатировал Алистер, поглядывая вниз через хлипкие поручни. – Как думаешь, кто нас побьёт на пустой крыше? Голуби? Уборщик поднимется подмести и отходит тебя по лицу совком? А я ведь говорил, надо взять с собой пакеты для мусора.
С этими двумя уже слишком давно не случалось субботы без приключений, подвох был неизбежен.
Тишина больнично-кладбищенского пустыря умиротворяла, как ей и было положено. Почётные члены секты «Предпоследнего Дня» пока не отправились бороздить просторы ровного газона, устилавшего горизонтальное пространство между надгробий, распевая совершенно немузыкальные серенады во имя Владыки Тьмы. Атмосфера расслабляющего спокойствия не могла обойти стороной крышу больничного корпуса.
Кэрролл выудил из целлофановых глубин плед и расстелил его под наиболее благоприятным углом. Почти по Фэн-Шую.
Визг тормозов ворвался в вакуумную самодостаточность этой части Виспершира, надёжно огороженной от остального мира забором и паутиной городских легенд. Алистер вздрогнул спустя семь секунд, когда мозг выдал обдуманный и окончательный вердикт о том, что сей звук был неприятен.
Из автомобиля вышло двое в тёмной одежде и низко надвинутых на глаза гангстерских шляпах. Если бы на месте двух незнакомцев в чёрных плащах, вышедших из цыплячьего цвета такси, оказался Метатрон, он бы тоже заинтересовался трупом. Хотя в нынешнее время трупом никого не удивишь. Если бы они не разлагались так быстро, их бы наверняка уже давно приспособили в качестве декоративных элементов интерьера.
- Увезли добычу дворника, он даже не успел отужинать.
Проводив взглядом гоночное такси, в багажнике которого ныне покоился некто не совсем живой, Алистер принялся хозяйственно разворачивать припасённые бутерброды.
- А если розоволосая – тот самый интерн, с которым работает Кроцелл, это значит, что они сообщники? Порежь пока сыр.

+3

8

Взглянув на разворачивающиеся вокруг трупа события, Грэхем только плечами пожал. Потом подумал, что стоит выказать чуть больше сочувствия к чужой смерти - и пожал плечами ещё раз.
Тенденция к тому, что вокруг Наблюдателей постоянно происходили события, за которыми они и должны были наблюдать, ему не нравилась. Он предпочёл бы напоить Кэрролла, наговорить много романтичных слов о близости к небу, дождаться, пока сомлеет, а потом что-нибудь с ним этакое сделать. Из возможных вариантов - пририсовывание усов и пары эпитетов на лбу, ассиметричная стрижка или насильственное приобщение к дискурсу. Тому самому, о котором говорил ему ещё полторы тысячи лет назад.
- Нет, это вряд ли. Кроцелл, ну, ты знаешь... ясноглазая тряпка. Я за ним приглядываю, пытаюсь иногда разозлить до нужного состояния - но безрезультатно. А ещё сын такого отца... Не удивлюсь, если его подменили в колыбельке. Или даже раньше, когда ещё сперматозоидом был.
Генри поглядел, как разворачиваются бутерброды, как снуют вокруг голуби и как уносится вдаль такси, которое решило изобразить из себя труповозку. И вздохнул. Романтическая атмосфера присутствовала, был даже пледик. Но Алистер планировал мало пить и много закусывать. Очень нехорошо с его стороны.
- Алистер, берегись! - воскликнул Генри, героически спасая ангела от заряженного голубя. Уронил при этом сыр и выбил из рук Кэрролла бутерброды, решив, тем самым, проблему питания самым кардинальным образом. Зато на пальто Алистера не осталось птичьих подарков. Как у самого Алистера не осталось шансов не напиться. - Ай-яй, как я неловок. Ещё и на грязную-грязную черепицу. Теперь всё это непригодно в пищу, ц-ц-ц. Придётся выбросить.
Он быстро запихал обезвреженные бутерброды в пакет с розовым смайлом. Перегнулся над краем крыши и помахал рукой, привлекая внимание дворника.
- Мистер Аскарида! Да-да, вы! Я вам сейчас спущу пакет, вы не могли бы его выбросить? Не хочется мусорить на крыше.
Не дожидаясь ответа, Грэхем достал из кармана растрёпанный моток связанной из разных кусков бечёвки, которая периодически переходила в обычный шнурок от обуви, а иногда в - детскую резинку для прыгания, и привязал к ней пакет. Тот полетел очень энергично, со свистом. Совсем как человек, практикующий банджи-джампинг, или не любящий возвращать долги серьёзным джентльменам, - вниз, вниз, неостановимо, а в метре от земли верёвка вдруг натягивается, дёргает обратно, заставляет подпрыгнуть и снова сорваться, а потом зависнуть, раскачиваясь.
Почти удовлетворившись проделанным фокусом (жаль, не удалось никого пришибить. Было бы весело убить кого-нибудь сыром), Генри вернулся на пледик и ухмыльнулся Алистеру.
- Ну, теперь можно пить.
Вино, спасённое Алистером, булькнуло в его пластиковый стаканчик. Слегка дёрнув бровью, Хаагенти незаметно повысил его крепость. Пристрастие светлого ангела к вину, при способности-то Грэхема, было трогательным до невозможности.
Себе Генри налил текилу - гораздо больше, чем принято.
- Сейчас мне будет очень нужна твоя помощь, - с самым серьёзным видом сказал он. И длинно облизнул Алистеру шею.
- Да не дёргайся ты.
Кристаллики соли отлично пристали к влажной коже, порезанный лимон ждал своего часа.
- Ну, за нас! - слизнув соль с вежливо предоставленной шеи, он опрокинул в себя содержимое стаканчика и быстро зажевал лимоном. - Уххх, хорошооо. Повторим?

+3

9

- Я надеюсь, что это не примета.
Самообладанию Делайлы могла позавидовать любая девушка. Хирурги стойко переносили вид крови и внутренних органов в принципе, а выпившие хирурги могли устроить кровавую бойню, обмотать себя двенадцатиперстной кишкой и преспокойно бегать, размахивая руками над головой. Но хирурги обычно, даже пьяные, такого себе не позволяют. Во-первых, потому что двенадцатиперстная кишка  - это не гигиенично, а во-вторых, хирурги против убийства людей для забавы: их сковывали по рукам и ногам клятва и немного моральные принципы. Поэтому не было ничего удивительного в том, что Делайла с любопытством подошла к кровавому пятну на асфальте и с детской непосредственностью ткнула в него пальцем.
- И это действительно кровь, - в глазах интерна заплясали нездоровые огоньки.
Делайла всегда была живым, интересующимся окружающим миром ребенком. Она пытала жуков лупой и преломлением солнечных лучей, с удовольствием на уроках биологии препарировала лягушек и пыталась отнять конфету у ребенка. Детские черты в ее поведении до конца не стерлись, что без труда угадывалось за розовыми кудряшками.
- Это восхитительно! - Делайла вернулась к начальнику, бесцеремонно схватив его за рукав, попутно заляпав белую ткань кровью неизвестного. - Доктор, это же восхитительно, вы знаете, что это значит? Мы в самой гуще событий, мы можем провести свое собственное расследование! Мы же врачи, мы сможем определить днк, сделать анализы, собрать необходимую информацию... - она потянула Байрона за рукав больничного халата к месту возможного преступления. Или трагичного несчастного случая. Всякое бывает. Идея вызвать полицию даже не пришла девушке в голову.
Бросив доктора рядом с лужей крови, Делайла чуть ли не вприпрыжку подошла к уборщику.
- Что вы тут делаете? Почему здесь кровь? Рассказывайте что вы видели? - девушка грозно нахмурила брови и почему-то пригнулась. Почему именно она поняла лишь через некоторое время - рефлекс. Боковым зрением заметив нечто стремительно падающее с крыши вниз, Лайла рефлекторно подогнула коленки, спасаясь от таинственной опасности. Однако, "опасность" загадочным образом до земли не долетела, заставив девушку сомневаться в своей адекватности. То, что она встала спиной к возможному убийце, высматривая неопознанный объект, только подтверждало теорию о её не совсем разумном поведении.
- Ой. - Делайла резко развернулась лицом к уборщику.

Отредактировано Delilah Ure (25.11.11 20:06:53)

+3

10

Иногда Кроцелл начинал всерьез сомневаться в том, что эта девушка, которая волею судьбы стала его "подчиненной", действительно человек. Потом тут же одергивал себя - своих Клиффорд узнает издалека. Это же неугомонное создание явно было представителем какого-то совершенно нового вида, доселе неизвестного демону. Вполне себе человеческий детеныш с совсем нечеловеческими пристрастиями. Может быть попробовать напоить ее кровушкой вместо вина? Определенно надо взять это на заметку. В остальное же время, когда Клиффорд не удивлялся повадкам и характеру Делайлы Юр, ему хотелось потыкать в нее пальцем, дабы убедиться, что она все-таки вполне материальна. Потыкать хотелось в весьма интересные места, Байрон даже подумывал, как бы обставить все это так, что девочка не смотрела на него огромными глазами и не кричала что-нибудь в стиле "Доктор, что вы делаете?"
Сейчас Байрон наблюдал весьма занимательную картину - Делайла с горящими глазами вертелась вокруг кровавых следов на асфальте. Потом умудрилась заляпать его белоснежный халат кровью. Хирург скривился. Если он ежедневно наблюдает человеческие внутренности, это не значит, что он чудовище, вовсе нет. Клифф педантичен, чистоплотен и любит прямо таки стерильность его кабинета, стерильность операционной. А тут эта девчонка испачкала его халат. Его же теперь можно выбросить! Восхищение мисс Юр становилось практически материальным. Вот... вот... еще немного... Байрон почти видел, как над ее головой материализуется большая лампочка.
- Мы можем провести свое собственное расследование! - вот он, щелчок пальцами. Лампочка над головой Делайлы "зажглась". Эврика!
Клиффорд уже набрал в грудь побольше воздуха, чтобы доходчиво объяснить девушке, что это совершенно не их работа, что скоро сюда прибудет полиция и судмедэксперты. Что ей вообще здесь лучше не быть. Не вышло. Делайла потащила хирурга в сторону уборщика и тот даже не сопротивлялся - а вдруг будет интересно?
Но интересного почему-то было мало - Делайла с самым грозным видом и все также маниакально горящими глазками допрашивала совершенно пофигистичного уборщика, а Байрон пытался оценить ущерб своему медицинскому халату. Какое-то движение сверху привлекло внимание демона. На крыше мелькнул один силуэт, потом еще один, там явно что-то происходило. Присмотревшись, Клифф неожиданно заулыбался и приветливо помахал рукой. Ну, конечно, кто же еще? Если где-то что-то происходит, то Хаагенти и Метатрон поблизости. Или Метатрон и Хаагенти, хотя, конечно, первая комбинация встречается в природе гораздо чаще.
Осознав, что молчит уже некоторое время, Байрон кашлянул и повернулся к Делайле. Девчонка разошлась не на шутку и хирург начинал опасаться за свою репутацию - воспитал же на свою голову.
- Делайла, оставьте, пожалуйста, в покое этого несчастного и давайте вернемся назад. День рождения все-таки, я еще одну бутылочку раздобуду, - вежливо сказал хирург и взял девушку за локоток. - Ваши маниакальные наклонности весьма интересны, быть может вас стоит показать нашему психологу? Или психотерапевту?
Уводя девушку в сторону от дворника, Клиффорд спокойно и рассудительно разговаривал с неразумным интерном. Где-то в голове билась мысль, что, наверное, стоило бы подарить что-то своей недоколлеге. Но на ум ничего не приходило. Театр? Вино? Постель? Когда-то Хаагенти пытался наставлять Байрона, но наш хирург настолько же воспитанный и мрачный, насколько невинный в некоторых вопросах. Вот в оргиях, например, совершенно не разбирался. Да и Грэхэм никогда не упускал возможности, чтобы  не пошутить по поводу "чистых, без единой кровинки рук демона".
- Вам кто-нибудь говорил, что вы совершенно очаровательны, когда пьяны? - то ли пошутил, то ли сделал комплимент Кроцелл, лелея надежду, что мисс Юр не заметит, что они уже достаточно удалились от кровавых пятен на асфальте.

+3

11

- С Кроцеллом я не так долго знаком, зато мисс Юр наблюдаю с детства и, если бы я обладал достаточной степенью азартности, то сделал бы ставку на то, что за год ей удастся то, чего ты не сумел достичь за тысячелетие. И сейчас я говорю не о себе.
В неумолимом следовании канонам заданного Богом имиджа Метатрона можно было сравнить с рок-звездой. Нечёсаных лохм у него, конечно, не было (разве что глубоко в душе), зато ангел был далеко не таким простофилей, каким его воспринимали вот уже которую тысячу лет. Пингвины не те, кем кажутся. В общем, спустя полторы тысячи лет непрекращающихся подкатов, Алистер очень тонко дал понять демону, что в курсе, чего тот от него добивается. Сейчас сырно-хлебная канапешка смогла бы разрядить обстановку, но с этим прекрасно справился и голубь, не зря он, хоть и помойная, но Птица Мира.
- Генри, как ты обращаешься с пищей, - размётанные по черепице бутерброды выглядели грустно. Кэрролл хотел уже завести слёзовышибательное «и это когда столько людей каждую минуту умирает от голода», а потом Божественным Благословение быстренько очистить закуски от уличной грязи, но Грэхем действовал слишком стремительно и непредсказуемо.
Когда мешок с мусором полетел в собравшуюся внизу компанию, Алистер только прикрыл глаза ладонью, тихо пробормотал «извините» и залпом опрокинул в себя содержимое стаканчика. Спиртное как-то подозрительно быстро включило согревательный спецэффект, заставив ангела с подозрением принюхаться к уже пустому «бокалу».
- Хаагенти, - и в этом обращении сосредоточились вселенское разочарование, бесконечная усталость, ворчливое «опять твои шуточки» и фаталистичное «наливай ещё, раз уж так уж».
Внизу в очередной раз попыталось случиться веселье, но вмешавшийся Клиффорд сбил настройки естественного хода событий, в результате чего уборщик не огрел слишком цветастую для этого мира Делайлу чугунным совком, а мисс Юр в свою очередь не занялась уничтожением личного имущества Муди – эдакий обряд знакомства. Небесная канцелярия не раз высылала Кроцеллу грамоты за подписью Метатрона с благодарностью за сохранение мира.
- Нас заметили, - сообщил Алистер Грэхему, облизывающему его шею, и помахал Байрону в ответ. – Сегодня суббота. Сейчас она нас заметит и подумает, что эта засохшая кровь принадлежит очередной нашей жертве, а учитывая, что в этот раз с нами нет Ллойда… - заканчивать предложение Кэрролл не стал, демон и без того прекрасно его понял, но не подал вида, всецело занятый засыпанием солью шеи Метатрона.
- Генри, дабы ты не вводил себя в заблуждение, сейчас мои ощущения далеки от приятных, - влажную кожу холодил ветер, а от соли бонусом шло раздражающее пощипывание. – Ну вот, воротник и плечо испачкал, - придирчиво оглядев себя, Алистер вздохнул, тщательно вытер шею белоснежным носовым платком и стряхнул остатки соли в любопытствующую ноосферу. Экономным движением расстегнув запонку и закатав рукав, Кэрролл высыпал на запястье идеально-прямую дорожку соли и протянул руку Грэхему.
- Байрон, разве вам не интересно узнать, что тут произошло, и чей труп вытащили из мусорного бака и увезли на такси семь минут назад? – громко поинтересовались с крыши. Не то чтобы Метатрон собирался предоставлять кому-либо информацию, ему всего лишь по старой преподавательской привычке нравилось наблюдать метания умозаключений, когда к исходным данным прибавлялось немного новых.

+4

12

Глазам Хаагенти предстало зрелище трогательное и беспощадное - а именно, ухаживание рыцарей скальпеля и ватки. Конечно же, он сразу раскусил план Делайлы по извлечению Байрона из его халата путём его заляпывания кровью. Он сам неоднократно прибегал к подобным методам, в результате чего почти весь гардероб одного милого ангела горел синим пламенем.
Байрон тоже был хорош, снизойдя до комплимента. Грэхем отметил себе провести несколько практических уроков, чтоб поднять Байрону самооценку и убедить его: он может понравиться не только пьяной в зелёные обезьяны девушке. И не только девушке... и не только понравиться.
В общем, в результате такого урока можно было узнать много нового и мало того, что большинству людей хочется знать. Грэхема в больших дозах можно было прописывать как средство от сонливости, но в побочных эффектах значились головная боль, вспышки агрессии, головокружение до полной потери сексуальной и пространственной ориентации.
- Надо же, а врачи, выходит, размножаются? Я был уверен, они собирают в полнолуние выпускной курс медиков и кусают их. А оказывается, всё как у людей. И у пингвинов. Так же забавно.
Грэхем понял, что они обнаружены и помахал Байрону в ответ, не отрываясь от шеи Метатрона. И ухмылялся при этом так, что становилось ясно: если другие во время фотографирования говорят "Сыыыр!", ему достаточно сказать: "Алистер!"
- А тебе не кажется странным, что в этот раз Делайла не бьётся в истерике? Мне даже обидно за наш труп, чем он хуже этого? Лежал себе, никого не трогал, коченел себе.
Грэхем налил Алистеру ещё вина и повысил его крепость до такой степени, что в нём вполне можно было заспиртовать какую-нибудь двухголовую зверушку. А что, отличная закуска получилась бы. Генри облизнул запястье Алистера, слегка куснув вену и опрокинул в себя стопку. Новая порция текилы устремилась вниз по демоническому пищеводу, где в проклятом желудке встретилась с предыдущей. Было хорошо и горячо.
Хотелось нести людям прекрасное. Например, себя.
- Пункт третий этого вечера выполнен, на крыше мы выпили. Сейчас будет четвёртый: я предложу заняться ужасно публичным и ужасно романтичным сексом прямо тут, пункт пятый: ты скажешь, что подумаешь, и пункт шестой: мы слезем вниз. Для экономии времени сразу переходим к спуску, ага?
Поднявшись на ноги, он помог встать (помощь заключалась во вздёргивании вверх) Алистеру и уже направился было к лестнице, как вдруг замер.
- Стой. Он толкнул Кэрролла за дымовую трубу и придирчиво оглядел его. - Никуда не годится!
Цокнул языком, прищурился. Растрепал Алистеру волосы, расстегнул ворот рубашки, сбил в сторону галстук. Секунду-другую подумал - и влепил ему на шею яркий засос.
- Так-то лучше. И никому не говори, что у нас ничего не было, испортишь мне всю репутацию.
Теперь-то можно было спускаться. Внизу их ждали кровавые пятна, розоволосая убийца нервных клеток, уборщик-альбинос и Кроцелл, просто Кроцелл.
- Здрааавствуйте все, - сказал Генри, ухмыляясь, как мог бы ухмыляться загнавший дичь снежный барс, если бы устройство ротовой полости позволяло ему это. Прошёлся по кляксам из крови, будто любуясь больничным двориком.
- Мистер Аскарида, - Байрона можно было доставать сколько угодно в любой другой момент, Делайлу Грэхем уже довёл. Оставался уборщик. - Мистер Аскарида, а кого вы убиваете сегодня вечером и нельзя ли к вам присоединиться?

+3

13

Поводив хороводы вокруг кровавого пятна, совершенно не эстетично въевшегося в асфальт, построив версии и поугрожав тюрьмой подозрительному уборщику, с завидным упорством пытавшемуся вернуть территории былую надраенную серость, группа лиц без предварительного сговора решила всё же выдать полиции новообразовавшуюся достопримечательность. Стоит ли уточнять, что патрульные запомнили, записали и тщательно зарисовали всех присутствующих?

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

0


Вы здесь » Задверье » завершённые квесты; » квест 1.1. место преступления


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC